А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Воруют! Чиновничий беспредел, или Власть низшей расы" (страница 26)

   …Сравните тоннаж нашего и иностранного флотов, и вы увидите, что собственно боевых судов – если считать боевыми судами такие древние калоши, которые развалятся от одного залпа немецкого дредноута, всякие «Славы», «Цесаревичи», «Александры», которым в ту же субботу сто лет стукнет, и крейсера, которым в ту же субботу двести лет стукнет, – так боевых судов у нас 260 тысяч тонн. А небоевых – учебных судов, яхт – императорских, министерских, адмиральских, транспортов, портовых судов и прочих кораблей, никогда не имевших на борту пушки, – таких наберется… 310 тысяч тонн. Вот часть разгадки! У Германии это соотношение выражается в цифрах – 610 тысяч тонн боевых судов и 90 небоевых. А у Англии… в списке флота состоит всего 19 тысяч тонн небоевых судов, то есть в пятнадцать раз меньше, чем у нас! И всю эту ораву надо комплектовать командой, тратить деньги на топливо, на ремонт, на краску…
   …Штабы и адмиралы – вот ваша вторая бочка Данаид. Опять сравните цифры, все время помня, что собственно флота, то есть кораблей, могущих вести бой, у нас вдвое меньше, чем у немцев. Но у них адмиралов – двенадцать, а у нас – двадцать пять! Но у них капитанов первого ранга восемьдесят, а у нас – полтораста!.. Иначе говоря, у них один высший начальник делает то, что у нас четыре. Посчитайте теперь, чего стоят народу три бездельника на каждом командном месте!
   …Вы опять, как до Цусимы, за счет флота содержите береговое ведомство, штаты, порты, адмиралтейство и дачи ваших адмиралов… Позор! Честное слово, мы задыхаемся в атмосфере бездарностей, взяток, преступлений! У нас связаны руки, заткнуты рты, мы не можем протестовать против засилья бюрократического генералитета…»
   Такую гневную речь произносит адвокат в июле 1914-го, накануне войны. Правда, он и сам не без греха: фирма «Н.К. Гейслер и К», где он состоит в правлении, за взятку поставила флоту свои телефоны – втрое дороже японских и всемеро хуже.
   Впечатляет? Ведь это совсем не вымысел. Действительно, с 1907 года Россия, как и весь мир, столкнулась со страшной проблемой: англичане начали строительство кораблей-дредноутов, разом превратив прежние броненосные флоты в бесполезный хлам. Если старые броненосцы – это плавучие крепости с четырьмя 305-мм орудиями в двух главных башнях и скоростью полного хода в 18 узлов, то дредноуты и линейные крейсера – это по двенадцать 305-мм (или более крупных) пушек в четырех башнях и скоростью в 21–27 узлов. Дредноут мог в одиночку расправиться с целой эскадрой старых броненосцев. Пользуясь преимуществом в скорости и превосходством в дальнобойности своих пушек, линкор или линкрейсер нового типа мог издали расстреливать броненосцы-додредноуты с безопасной для себя дистанции. Недаром всего один немецкий линкрейсер «Гебен», который англичане пропустили в Черное море летом 1914 года, вынудил весь Черноморский флот России прятаться в базах.
   Так вот, нам нужно было срочно строить свои дредноуты. Англичане, сделав ход в гонке вооружений, пошли на решительный шаг – еще до начала дредноутной эпопеи адмирал Фишер, став первым лордом Адмиралтейства в 1905 года, выдвинул план снятия с вооружения и переплавки 154 старых броненосцев и крейсеров. Отныне – только дредноуты, ибо «миллион муравьев не сможет справиться с одним муравьедом». Ибо полторы сотни старых единиц только без толку пожирают бюджетные средства. А высвобожденные средства надо кидать на совершенно новые корабли.
   С 1909 года началась лихорадочная гонка. К лету 1914 года Германия имела в строю 15 дредноутов (и 5 линейных крейсеров), Италия – два, Австро-Венгрия – три. Англия (осень 1914-го) – 17 дредноутов и 5 линкрейсеров. В Российской империи строилось и достраивалось 7 кораблей этого типа, ни один к войне закончить не удалось. На стапелях остались и четыре русских линейных крейсера. Лишь в ходе войны удалось достроить четыре балтийских и три черноморских линкора.
   Почему это случилось? Потому что в России начальство воровало. Потому что ради воровства нужно было раздувать затраты на военный флот, и начальство сохраняло в строю громадное число небоевых судов плюс старые, бесполезные броненосцы. Например, «Петр Великий», корабль 1870-х годов, который давно нужно было сделать музеем, продолжал служить учебным судном в составе Балтфлота. Оставались в его составе и другие додредноуты. Оно и понятно: огромная масса нестроевых судов и старых кораблей позволяла чиновникам «пилить и откусывать» от сумм, идущих на содержание всего этого бесполезного хлама. (Это в дополнение к общей промышленной отсталости царской России и к тому, что выручка от экспорта хлеба из нее в основном оседала за границей.) Коррупция к тому времени полностью овладела Российской империей.
   А вот вам и результат: флот в Первую мировую ничем особым не блистал, достроенные дредноуты прятались в базах. Их команды потом и поднимут революционную бузу. А почему они стояли в гаванях? Да потому, что выйти в море им было почти невозможно. Они оказались закупоренными в тесном Финском заливе. Базу для действий в открытом океане – в нынешнем Мурманске – из-за коррупции в верхах не построили.
   Таково истинное положение дел, а не та слащавая картинка, что рисует нынешний фильм «Адмиралъ».
   К началу Первой мировой дредноуты продолжали строиться – вроде на отечественных Балтийском и Адмиралтейском заводах. Но с таким воровством и так медленно, что флотские офицеры говорили: «Уж лучше бы их в Англии «Виккерсу» заказали!»
Академик Крылов вспоминает
   Конечно, в той России были и прекрасные люди, специалисты мирового уровня и пламенные патриоты. Один из них – крупный ученый-кораблестроитель, создатель науки о живучести судов Алексей Николаевич Крылов (1863–1945 гг.). При царе он – председатель Морского технического комитета и действительный член Академии наук, при Сталине – Герой Социалистического Труда и лауреат Сталинской премии, светило кораблестроения, автор множества научных работ в самых разных областях естествознания.
   В царские годы Крылов выступал ярым поборником создания сверхсовременного русского флота. Но он столкнулся с атмосферой воровства и некомпетентности.
   Именно Крылов разрабатывал проект дредноута русского типа. Он же предложил оригинальный ход: из-за технической отсталости России (она не могла делать паротурбинные установки для больших кораблей) объявить международный конкурс. Если победит иностранец, то поставить ему условие: деньги-то мы платим, но ты строишь линкоры в России, экспортируя сюда нужные технологии. В 1908 году первое место заняли немцы (фирма «Блом унд Фосс») и наш Балтийский завод. Но сделка с немцами (и получение от них передовых технологий) была сорвана: Франция, будучи кредитором царской России, подняла скандал. Дескать, не хочу, чтобы мои деньги доставались немцам. Премьер Столыпин потребовал от Морского министерства заплатить немцам отступного (они удовлетворились четвертью миллиона рублей) и передать строительство Балтийскому заводу в Петербурге. Благо, там всей инженерией заведовал гениальный профессор Иван Бубнов. Турбины пришлось брать у английской компании «Парсонс».
   Но сразу же началось всякое дерьмо. Сначала пришлось отбивать попытку Морского министерства поставить на корабли устаревшие котлы Бельвиля, аналогичные тем, что были на броненосцах Цусимы. Отбили. Затем началась эпопея с закупкой необходимых сталей. Всего нужно было 20 тыс. тонн трех сортов. Синдикат «Продамет» (монополия, объединявшая частно-акционерные металлургические заводы страны) заломил цены на 25 % выше, чем у казенных (государственных) заводов. Крылову потребовалось множество сил положить на то, чтобы сорвать грабеж. Он пригрозил применить против «Продамета» статью «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных», карающую тюрьмой за «стачку на торгах при поставках и подрядах для казны». То есть за ценовой сговор. Слава богу, получилось, 2 миллиона казенных рублей были спасены. Но счастье, что «Продамет» нарвался на неподкупного Крылова. А ведь могло быть и иначе: взял бы высокий чин взятку – и закупили бы сталь у этих хищников.
   Потом оказалось, что секретные документы – журналы заседаний Морского технического комитета – свободно утекают из министерства в прессу и всякому, кто хорошо заплатит. Основные тактико-технические задания на русские дредноуты оказались опубликованными в «Новом времени». Потом выяснится, что чиновник Морского министерства, заведовавший типографией, имея скромную зарплату в 900 рублей в год, попросту организовал тайную подписку на журналы технического комитета, сбывая эти сверхсекретные документы по 300 рублей за комплект. На этом он зарабатывал впятеро больше, чем морской министр империи. А комплекты секретных данных и совещаний были у всех владельцев крупных заводов, работавших по оборонному заказу. Как вы понимаете, немецкая и всякая прочая разведка наверняка тоже подписывалась на архисекретные журналы.
   Постройка кораблей шла ни шатко ни валко.
   Как в той Расее все тонуло в коррупции низшей расы, показывает практика того же Крылова. В то время намечается постройка гигантских линейных крейсеров (быстроходных дредноутов) – «Измаила», «Кинбурна», «Бородино» и «Наварина». Но вот вопрос: надо ли оснащать их специальными цистернами Фрама, которые за счет перекачки воды с борта на борт уменьшают качку судна? Решение проблемы поручается Крылову. Тот предлагает: давайте зафрахтуем немецкий пароход с такими цистернами (в России таких судов еще не имелось) и выйдем в Атлантику, прихватив с собой измеритель качки и теодолит для определения высоты волн. Но вот беда: аппаратура – это 45 пудов. Чтобы не иметь проблем с иностранными таможнями, нужно выправить Крылову дипломатический паспорт, а на багаж с аппаратурой поставить печати Министерства иностранных дел России. Как на диппочту.
   Казалось бы, дело – раз плюнуть. Тем более что речь идет о деле государственной важности. Но Крылова в канцелярии МИДа футболят в Первый департамент. Мол, выдача дипломатических паспортов производится лишь по высочайшему соизволению! Крылов направляет стопы в Первый департамент, и его направляют во Второй департамент. А там его снова отправляют в канцелярию. Круг замыкается. Плюнув на все, будущий сталинский академик находит в коридоре министерства курьера с красным носом, сует ему пять рублей и говорит: надо, милейший, мне получить командировочный паспорт и пропуска на 15 мест багажа, чтобы на таможне не досматривали. Курьер улыбается: это вам к делопроизводителю Ивану Петровичу Васильеву нужно. И проводил Крылова в мелкому чиновнику.
   Еще пятнадцать рублей, и кораблестроителю мигом выписывают паспорт (который – «только по высочайшему соизволению»), а курьера отправляют на завод – опечатывать багаж пятнадцатью дипломатическими ярлыками.
   Как видите, даже дела государственной важности – и те за взятки приходилось делать. (Кстати, как в нынешней РФ – для поставок оружия в Венесуэлу в 2005 г. тоже пришлось «заносить».) Но важно и другое: из Российской империи можно было вывезти дипломатической почтой все что угодно всего за 20 рублей. И на месте инженера Крылова вполне можно представить агента иностранной разведки, вывозящего за границу кипы чертежей, а то и некоторые образцы техники. Скорее всего, такое тоже происходило. Мне вот невдомек: и чего сейчас плачутся по «России, которую мы потеряли»? Ведь все вернулось!
Бизнес на исподнем
   В мае 1913 года царь Николай II получил итоги ревизии сенатора Николая Гарина, проверявшего работу интендантских учреждений военного ведомства. Шла она аж с 1908 года. Вскрылась самая неприглядная правда о воровстве интендантов. Особенно – в Русско-японскую войну.
   Собственно говоря, все началось с того, что бывший служащий одного из армейских поставщиков, фирмы «Тиль и Ко», дал показания о махинациях в интендантских подрядах. Оказалось, что, поставляя обмундирование, компания подменяла добротные казенные материалы своими – гораздо худшего качества. При этом и кройку ткани делали так, чтобы получить изрядный «прикрой». Иной раз – до миллиона аршин бязи доходило. При этом клейма приемной комиссии похищались и подделывались. При этом, собственно, армейские интенданты об этом прекрасно знали, но продолжали перекачивать бюджетные денежки ушлым дельцам из «Тиль и Ко». Доходило до смешного: контракт на поставку солдатского белья подписали 25 января 1906 года, первая партия ткани на его выполнение (по документам) пошла на фирму… 10 января, а первую партию из заказа фирма успела сдать военному министерству 2 января. То есть время как бы вспять текло. На недоуменный вопрос проверяющих «А из какого материала фирма шила исподнее?» интендантское управление с детской непосредственностью ответило: а из сэкономленных на прошлых заказах материалов. В общем, из того, что раньше «прикроями» своровали. Выяснилось, что фирма гнала армии черт знает как скроенные, короткие, с расходящимися полами шинели. Или мундиры и шаровары – узкие, безобразно скроенные, из низкокачественной ткани. И сапоги поставляли такие, что рвались очень быстро: солдаты на свои деньги предпочитали их делать у сапожников.
   На местах интенданты тоже творили художества. Например, Двинская обмундировальная мастерская с 1903 года закупала материалы у одного-единственного поставщика: еврея Рафаловича. Причем по ценам, что в среднем вдвое превосходили действующие. Да еще и в объемах по самым предельным нормам расхода.
   «Ах, еврейская поганая морда!» – воскликнут некоторые. А мы спросим: а почему рядом с этой мордой к позорному столбу не поставить ту русско-православную офицерскую морду, что покупала у еврея материалы по взвинченным вдвое ценам? Причем проверка показала, что заведующий мастерской и Рафалович «счесали» с бюджета миллионы рублей.
   Извлекли на свет божий и деятельность Технического комитета при Главном интендантском управлении. Там делали свой бизнес: чтобы представить новые предметы обмундирования и снаряжения самому царю на утверждение, работа заказывалась лучшим частным мастерским – тогдашним Юдашкиным. Венценосец все утверждал – и начиналось «серийное производство». Естественно, из худших материалов. С образцами их сличали каждый раз так, «как нужно». Чаще всего смотрели на внешний вид, куда реже – на качество исходного материала. Проверка же массовой продукции показала: вырабатывавшийся комитетом покрой обмундирования и белья оказался далек от минимальных требований удобства и выгоды. Предпринимавшиеся по этому поводу изменения направлялись главным образом к получению с обмундировальных мастерских вознаграждения за то, чтобы их не беспокоили и все оставили по-старому. Исподние брюки, например, в 1907 году разрывались по швам, когда солдат в них приседал. Шинели были найдены неуклюжими, новые мундиры – тесными в спине. В частях выданное солдатам обмундирование приходилось пригонять. А попросту говоря – переделывать. Приходилось перешивать и фуражки. Естественно, за казенный счет. Зато поставщики наживались на «прикроенных» тканях.
   Ну а интенданты за все это брали взятки. Председатель Двинской приемной комиссии действительный статский советник Домнин, например, с ходу потребовал увеличить полагающийся ему процент «отката», а строптивых карал бракованием поставок. В Киевской приемной комиссии сидел душка-офицер – полковник Камсаракан. Его поставщики нежно любили: он даже не возмущался, когда «откат» запаздывал. Главный смотритель Тамбовского, а потом и Московского вещевого складов, полковник Ясинский, тоже был еще тот добряк. Ему платили положенные полпроцента от стоимости принимаемых вещей, и он не пересчитывал бабки. Да так, что поставщики его иной раз и нагревали маленько. Да, по меркам нынешней РФ, Ясинский – просто белый голубь. Ему всего полупроцента хватало, а нынешние-то гребут десятками процентов. Впрочем, на жизнь хватало: получая с каждого аршина закупаемого у частников сукна по копейке, глава Московского вещевого склада имел 30 тысяч рублей в год. Во время Русско-японской войны этим складом командовал полковник Гире. На отправке обмундирования на фронт он нажил себе сотни тысяч тех рублей (напоминаем: за 5 млн тогда можно было построить океанский пароход).
...
   Ревизии сенатора Гарина и ее документам радио «Свобода» посвятило одну из своих передач в мае 2007 г. Из ее записи мы и берем эти факты…
   Любопытные детали в «Москве и москвичах» сообщает Владимир Гиляровский. Русские интенданты и армейские поставщики во время войны с Японией спускали громадные деньги и в магазине Елисеева, и в самом крутом ресторане Москвы тех лет – в «Эрмитаже». Извозчики льстиво называли их «вась-сиясь» – «вашим сиятельством».
   «Каждому приятно быть „вас-сиясем“!
   Особенно много их появилось в Москве после японской войны. Это были поставщики на армию и их благодетели – интенданты. Их постепенный рост наблюдали приказчики магазина Елисеева, а в «Эрмитаж» они явились уже «вас-сиясями».
   Был такой перед японской войной толстый штабс-капитан, произведенный лихачами от «Эрмитажа» в «вась-сиясь», хотя на погонах имелись все те же штабс-капитанские четыре звездочки и одна полоска. А до этого штабс-капитан ходил только пешком или таскался с ипподрома за пятак на конке. Потом он попал в какую-то комиссию и стал освобождать богатых людей от дальних путешествий на войну, а то и совсем от солдатской шинели, а его писарь, полуграмотный солдат, снимал дачу под Москвой для своей любовницы…
   Худенькие офицерики в немодных шинельках бегали на скачки и на бега, играли в складчину, понтировали пешедралом с ипподромов, проиграв последнюю красненькую, торговались в Охотном при покупке фруктов, колбасы, и вдруг…
   Японская война!
   Ожили!
   Стали сперва заходить к Елисееву, покупать вареную колбасу, яблоки… Потом икру… Мармелад и портвейн № 137. В магазине Елисеева наблюдательные приказчики примечали, как полнели, добрели и росли их интендантские покупатели. На извозчиках подъезжать стали. Потом на лихачах, а потом и в своих экипажах.
   – Э… Э… А?.. Пришлите по этой записке мне… и добавьте, что найдете нужным… И счет. Знаете?.. – гудел начальственным «низким басом и запускал в небеса ананасом».
   А потом ехал в «Эрмитаж», где уже сделался завсегдатаем вместе с десятками таких же, как он, «вась-сиясей», и мундирных, и штатских…
   «Природное» барство проелось в «Эрмитаже», и выскочкам такую марку удержать было трудно, да и доходы с войной прекратились, а барские замашки остались. Чтоб прокатиться на лихаче от «Эрмитажа» до «Яра» да там, после эрмитажных деликатесов, поужинать с цыганками, венгерками и хористками Анны Захаровны – ежели кто по рубашечной части, – надо тысячи три солдат полураздеты нитки гнилые, бухарка, рубаха-недомерок…
   А ежели кто по шапочной части – тысячи две папах на вершок поменьше да на старой пакле вместо ватной подкладки надо построить.
   А ежели кто по сапожной, так за одну поездку на лихаче десятки солдат в походе ноги потрут да ревматизм навечно приобретут.
   И ходили солдаты полураздетые, в протухлых, плешивых полушубках, в то время как интендантские «вась-сияси» «на шепоте дутом» с крашеными дульцинеями по «Ярам» ездили… За счет полушубков ротонды собольи покупали им и котиковые манто.
   И кушали господа интендантские «вась-сияси» деликатесы заграничные, а в армию шла мука с червями…»
   Таким образом, крали не только на постройке дредноутов и на содержании ВМФ, но и на солдатском обмундировании гешефты творили. И тут евреи хорошо сотрудничали и с русскими купчинами, и с православными дворянами-офицерами. Ничем не брезговали. А мы еще потом удивляться будем: и откуда это у немцев в войну оказались, например, подробнейшие планы русских крепостей в Польше? Да они их просто купили у распрекрасных царских офицеров.
   А ведь это было только начало! В ходе Крымской, Русско-турецкой и Русско-японской войн воровские банды интендантов и поставщиков наживались на тыловом обеспечении армии. А дальше количество перешло в качество: в Первую мировую пошла нажива на артиллерийских боеприпасах. Эту историю мы поведаем в дальнейшем. А пока скажем: в отличие от сапог с бумажными подметками и тесных мундиров нехватка снарядов психологически сломает русскую армию.
   Дело, по большому счету, не в солдатском белье. От воровства на исподних штанах страна сама по себе не разваливается. Дело – в принципе, в самом воровстве, в привычке жить не честным трудом, а за счет грабежа страны и нации. Начинается-то с малого, но большим завершается. Ибо сегодня воруют на пошиве солдатских кальсон, а завтра делают грязный бизнес на снарядах и человеческих жизнях. А еще полшажка – и продают страну иностранным покупателям, и неважно, кто это: еврейские финансисты, американцы, англичане, французы или масоны ложи «Великий Восток». Что, в общем, и произошло. Да и не только на подштанниках к 1913 году воровали, читатель, и на поставках стали для линейных кораблей пытались наживаться, наплевав на национальные интересы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация