А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Воруют! Чиновничий беспредел, или Власть низшей расы" (страница 21)

   Глава 7
   ПСОВЫЕ ХРОНИКИ

   Итак, читатель, как ни крути, а Россия начала XX века представляла из себя пороховую бочку. Или, точнее, готовый рвануть паровой котел. В аграрном вопросе все внутренние напряжения видны весьма четко. Но изучение сего вопроса наводит нас на еще одну тему, каковой мы и посвятим оную главу. Вы, читатель, никогда не задумывались над тем, что представляла собой «историческая Россия» к 1914 году? Думаете, вы ее знаете? Скорее всего, нет. Под внешней позолотой этого феномена крылись такие гниль и гной, что плохо становится. Дворянская «элита» ставила такие социальные эксперименты и вела такую селекцию, что любые антиутопии на этом фоне бледнеют.
   Общество старой России, как и социум РФ, четко разделился на народ и на «элиту», смотревшую на русских, как на бесправное быдло, каковое можно безнаказанно грабить. В сущности, можно вспомнить «Скотный двор» антисоветчика Оруэлла. В том романе свиньи, захватив власть на ферме, превращаются в «элиту», властвующую над остальными животными под коммунистическими лозунгами. Однако вскоре они начинают держать всех в страхе, вытренировав себе карательные части – псов. И даже не части – нет, целый пес-субэтнос. Особый «карательный народ», отличавшийся таким садизмом, который заставил бы побледнеть самого маркиза де Сада. Надо сказать, что картина сия подходит скорее не для СССР, а для нынешней РФ. И для царской России.
   К черту! Автор – выходец из цивилизации Красной звезды, из той ее части, где были университеты, лаборатории и чертежи космических кораблей. Мир помещиков, фабрикантов и попов – не моя реальность. Равно как и мир официозно-триколорного «расеянства» с его гламурной уголовщиной, балаганной показухой и всеобщей коррупцией. Мне ясно, что во главе поздней Российской империи оказалась, по сути, низшая раса грабителей, ощущавшая себя «избранным народом», коему позволено безнаказанно грабить Россию и русский народ. По сути – те же свиньи. Знаю, что то же самое произошло и при создании РФ. Но если это – свиньи, а народ – овцы, то кто выступал в роли псов?
   Ответ на этот вопрос крайне важен, ибо в нем – также ключ к пониманию истории нашей страны после 1917 года.
Свиньи, псы и овцы: вполне по Оруэллу
   В 1959 году президент США Дуайт Эйзенхауэр подписал подлый документ – «Декларацию угнетенных народов», посвященный порабощенным СССР нациям, дескать. Там были все – кроме русских. Намек был непрозрачен: русские – угнетатели, они – создатели коммунизма. Но вот что интересно: русских в декларации не имелось, а вот казаки были. С признанием их права создать независимую Казакию. Вместе с прочими татарстанами, украинами, идель-уралами. Когда я узнал об этом впервые, то смеялся. Ишь, совсем янкесы с ума сошли! Ведь казачество – это славная часть великого русского народа. Но теперь мне не до смеха.
   Отсчитаем век назад от Первой мировой. Идет Отечественная война с Наполеоном Бонапартом. В 1812 году, когда французы ушли из Москвы, в нее вступили части под командованием Волконского, Бенкендорфа и казачьего генерала Иловайского-четвертого. В городе они увидели оскверненные, разграбленные храмы, например Успенский собор в Кремле, святыню православия. Золота из церквей оккупанты награбили очень много. И тут начались странные вещи…
   «…Формально старший в отряде казачий генерал Иловайский-четвертый «с попечительным вниманием рассматривал отбиваемые у французов обозы». «Все выносилось на его личное обозрение, – вспоминал Волконский, – и как церковная утварь и образа в ризах были главною добычею, увозимой французами, то на них более всего обращал внимание Иловайский и делил все это на два отдела: что побогаче – в один, что победнее – в другой. Удивленные Бенкендорф и Волконский недоумевали: «Зачем этот дележ? Ведь все равно все следует отдать духовному начальству, как вещи, ограбленные из церквей московских и следующие обратно в оные»…» Ответ казачьего генерала был бесхитростен: «Нельзя, батюшка, дал я обет, что все, что побогаче, если Бог сподобит меня к занятию от вражьих рук Москвы, все ценное, доставшееся моим казакам, отправить в храм Божий на Дон, а данный завет надо свято исполнить, чтобы не разгневать Бога». Сколько ни пытались Бенкендорф и Волконский убедить своего начальника отказаться от такого «обета», их увещевания не подействовали…» (Д. Олейников. «Бенкендорф». Москва, «Молодая гвардия», 2009 г. С. 139–140)
   То есть казаки грабили то, что награбили французские завоеватели в Москве, и ничего законным хозяевам возвращать не собирались. Москва, таким образом, была для них уже как бы и не совсем своей. Н-да, своеобразное понятие у казаков было о русском национальном единстве!
   Для контраста представим себе картину: 1944 год. Из Парижа уходят гитлеровские оккупанты, увозят ценности. Предположим, картины из Лувра. Увозят в коллекцию Германа Геринга. Но по пути на автоколонну с картинами нападают, к примеру, гасконские части спецназа. Обнаружив картины, гасконцы отправляют их к себе – в Гасконь, в местный музей. А на недоуменные вопросы прочих французов («Это же из Лувра!») отвечают бесхитростно: а мы, месье, обет давали – все ценное при освобождении Парижа к себе отправить…
   Представить подобное в Европе невозможно. А вот в исполнении казаков в России это в порядке вещей.
   А теперь вспомним 1918–1919 годы. Итак, кровавые маньяки-большевики, понимаешь, захватили Питер и Москву. Но армии у красных в 1918-м толком все еще нет. Вот бы славным казакам двинуться с Дона на Москву да очистить страну от красной заразы-то! Спасти Святую Русь от жидов да большевиков…
   Но Всевеликое войско Донское провозглашает себя независимым государством, которое претендует на Воронеж, Царицын (Сталинград), Камышин. Атаман Краснов предлагает немцам скот, зерно и коней в обмен на оружие. Вынашиваются планы создания самостийной Доно-Кавказской державы, куда вошли бы Кубань, Ставрополье, Калмыкия, Астраханское казачье войско, Севкавказ. Хотя в этот момент советская власть слаба до крайности, ее армия – одна видимость, никакого красного террора еще не развернулось. В этот момент полсотни тысяч казаков могли взять Москву. Но нет – они предпочли отпилиться. Садист, атаман Анненков, формально подчиняясь Колчаку, сам вынашивал планы создания независимого государства в Семиречье.
   «Славные казаки» потом соизволили принять участие в войне с красными, но сопровождали свою борьбу за Россию чудовищными грабежами и маниакальным садизмом. И когда сегодня казаки начинают стенать о том, как их потом красные шерстили, я злорадно ухмыляюсь. Быдло вы тупое – за Россию надо было воевать, а не грабить и не играть в самостийность. Быдло сельское, кулацкое.
   Люблю приводить один пример. Летом 1919 года белый вождь Деникин, поведя наступление на Москву, не взял ее. По банальной причине: шедшая на острие удара казачья конница Мамонтова грабила местное население, аки половцы или печенеги при набеге. Казаки так нагрузились награбленным, что повернули назад, в свои станицы на Северном Кавказе и Дону. Их обоз растянулся на 60 верст. Назад, в строй, вернулась едва ли треть казаков. Шанс на то, чтобы изгнать красных из Москвы и создать Белую Россию, оказался упущенным. Не верите? Почитайте мемуары Деникина. Они сейчас в книжных магазинах продаются.
   Момент для сокрушения красных был самый что ни на есть удобный. Деникин жал на красных с юга, на востоке был Колчак. В этот момент 15–20 тысяч казаков с юга могли стать соломинкой, что сломала бы хребет красному «верблюду». До Москвы оставалось 300 верст. Взятие города передавало в руки белых важнейший узел железных дорог. Советская республика дальше просто разваливалась, ее остатки погибали от голода. Но этой «соломинки» не случилось. Не пришли казачьи полки.
   Грабежами мирного населения страдали, бывало, и красные конники. В 1920 году, во время боев на Украине, Первая Конная армия красных, нанося удары по польским интервентам и украинским националистам, тоже занялась мародерством. Особенно отличилась в погромах и грабежах б-я дивизия. Однако красная власть этого конармейцам не спустила. Виновная дивизия была окружена особой бригадой Степанова-Спинжарского (30 % коммунистов в личном составе, вооружена орудиями и пулеметами). Взяв разложившуюся дивизию в кольцо, особая бригада потребовала выдать зачинщиков мародерства. Их выдали сразу. В Елизаветграде быстро устроили публичный суд над 387 виновными в ограблениях, убийствах и изнасилованиях. Приговорили к смерти 197 человек и показательно их расстреляли. Командный состав дивизии разжаловали в рядовые и послали на фронт воевать с Врангелем и кровью смывать вину за то, что не сумели удержать дисциплину во вверенных подразделениях. Первая Конная таким образом была «приведена в чувство» и вновь превратилась в боевую силу. (Олег Будницкий. «Конармия». «Знание – сила», № 9, 2007 г.)
   Так вот: красные свою конницу от мародерства не побоялись отучить показательными казнями, а вот белые наказать казачков Мамонтова побоялись. В итоге проиграли красным. И я думаю, хорошо, что проиграли. Иначе устроили бы такую казачню, что хоть всех святых выноси. Нарезали бы они Россию на ломти. Правда, ненадолго, пока не вторглись сюда японцы и немцы.
   Даже финал Донской «державы» был быдлячим. Красные воспользовались крестьянской тупостью и жадностью казаков. В декабре 1918 года большевики послали агитаторов в передовые казачьи части. Те стали говорить казакам, что в Советской России – жизнь богатая, обильная, а атаман Краснов немцу продался. А потом в станице Вешенской появились новые красные агитаторы – в роскошных шубах а-ля Шаляпин, в золотых перстнях, с пачками особо ценившихся тогда царских рублей. Они покупали на них ведра водки и поили казаков: вот, мол, как хорошо живется при советской власти! Фронт тогда и рухнул: побежали казачки по домам…
   Сегодня антисоветчики, размазывая сопли, рыдают: «У-а-а! Красные расправились с казаками… Они Семиречье чуркам отдали… А-а-а!»
   Нечего рыдать. За Россию надо было драться и на Москву идти, а не в свои хаты тащить награбленное, не замыкаться в своих опереточных «державах». В поведении казаков во всей красе сквозит тупая куркулья ограниченность (моя хата – с краю, весь мир кончается за моей околицей). Натащить, пока можно, поживиться. И как крестьяне всегда проигрывали из-за своей ограниченности – так и эти. Успех в борьбе всегда сопутствует сильным, умным и активным. У казаков была сила, но они оказались глупыми и пассивными. А еще – садистами и мародерами. И нечего нынче слезы лить. Много написано о том, что белым армиям помогли проиграть коварные западники, на самом деле подыгрывавшие большевикам. Но не менее весом вклад в поражение белых того самого «славного казачества». Его подлости, тупости и шкурности.
   В сущности, как боевая сила собственно казаки мало чего стоили уже в середине XIX столетия. В Крымскую войну казаки-кавалеристы (но не казаки-пластуны!) опозорились по полной программе. Под огнем английской и французской пехоты или под натиском британской конницы казаки, как правило, бежали с поля боя. Например, в бою под Балаклавой 13 (25) октября 1854 года с бригадами английской кавалерии дрались русские гусары и пехотинцы. Уральские казаки – почитайте описание той битвы – так и не решились врубиться в ряды англичан, только гарцуя вдоль их строя. А под огнем шотландцев они просто обратились в бегство. Более того, в решительный момент боя удирающие казаки врезались в ряды русской регулярной кавалерии, увлекая гусар за собой. Англичане просто гнали перед собой паническую толпу. И слава богу, что британцы попали в огневую засаду, устроенную нашими…
   Казаки весьма бледно смотрелись и в последующих войнах: Русско-турецкой и Русско-японской.
   Их назначение было в другом: служить полицейской силой, карательными отрядами в поздней Российской империи. (К тому времени и пограничные функции казачества сошли на нет.) Нет, казаки прежде всего выступали псами-карателями при свиньях – «элите» романовской России. Для этого правящая низшая раса хапуг и грабителей успешно культивировала в казаках жестокость и презрение к прочему русскому народу.
   Именно станичники выступали карателями при подавлении постоянно вспыхивающих в России локальных крестьянских бунтов, при разгоне рабочих демонстраций. (1913 год – это 22 тысячи местных крестьянских бунтов!) Столыпин, будучи саратовским губернатором в 1903–1906 годах, делился с царем опытом применения конных карательных отрядов, набранных из казаков Астраханского войска. Они подвижны (мобильнее пехотных частей), хорошо разгоняют крестьян нагайками.
   Именно поэтому дворянская низшая раса, грабя Россию, всячески культивировала в казаках идею их «обособленности» от русского народа, наделяла их особыми привилегиями, а на русских крестьян, живших и работавших по соседству с теми же казаками на территории Войска Донского, например, приучала смотреть как на неполноправных «иногородних». И казачки на своем «псином уровне» воспроизвели то же отношение к России, что и дворянские свиньи. Мол, мы – отдельный привилегированный народ, и уже Москва – не наш город. Нет, этому не учили в школах, но исподволь такое настроение прививалось.
   Вот вам причина того, что в Гражданскую войну казаки отметились не только оголтелыми грабежами, но чудовищным, бессмысленным садизмом. Если почитать воспоминания об их расправах над целыми селами, кровь в жилах стынет. Они убивали русских изощренно, как маньяки. Вот вам причина того, что в 1919-м донцы не дошли до Москвы, потому что грабили все по пути, а потом повернули с обозом награбленного на Дон. Становится ясным, почему в 1918-м казаки стали объявлять свои сепаратистские государства, а в Великую Отечественную их изрядная часть пошла на службу Гитлеру. В 1966 году были изданы воспоминания белого эмигранта Д. Мейснера («Миражи и действительность»), где он пишет о своих впечатлениях о казаках-эмигрантах в 1941–1942 годах: «Некоторые из них отрицали самую принадлежность казачества к русскому народу и извергали на Россию ушаты грязи. Некоторые поповы, стариковы, быкодоровы, Колосовы и носители других подобных фамилий вдруг, к всеобщему недоумению и изумлению, оказывались совсем не русскими… Они на чистейшем русском языке, да другого они отродясь не знали, объясняли, что «Дон и Кубань совсем не Россия и что только большевистское насилие держит эти области в ее составе»…» (Цитирую по М.К. Касвинову. «23 ступеньки вниз». Москва, «Мысль», 1982 г. С. 71.) Кстати, в начале 90-х многие «возрожденные казаки» добивались признания казачества в Миннаце РФ именно как отдельной нации.
   С точки зрения человека цивилизации Красной звезды, это – лютые звери. Система деления общества по-оруэлловски – на свиней, псов и овец – вполне сложилась в России 1910-х годов. А сегодня она вполне успешно воспроизведена, только место дворянской низшей расы (свиней) заняли свиньи бело-сине-красные – высшие чиновники-воры и олигархи. Роль казаков теперь играют спецназ МВД и частные армии.
   В начале XX столетия такое оруэлловское членение общества, подходящее скорее к феодальному или даже рабовладельческому строю, наложилось на бурное развитие сырьевого капитализма, нацеленного на вывоз из страны зерна. При этом главный экспортный район находился как раз на казачьих землях. Именно это грозило их отрывом от остальной России при первой же серьезной встряске. Ну, коли мы не русские, а казаки, то имеем полное право отложиться от остальной России и жить хорошо, и не кормить при этом бедное Нечерноземье, где живет это русско-мужицкое быдло. В реальной истории такое почти случилось. Но если бы царская Россия смогла подавить революцию и даже войти в число победителей Первой мировой, то же самое могло случиться под ударами Великой депрессии тридцатых годов. Сепаратизм-то южной части Российской империи рос объективно, имея сильную экономическую «подложку»!
   Так что, немилосердно взгрев казаков, советская власть поступила абсолютно справедливо. Я бы на ее месте также покарал этих псов. Казаки Сталину памятник должны поставить: он их не только не вырезал под корень, но и дал возможность реабилитироваться, послужить России на поле битвы, вернуть себе доброе имя. И здесь создатели СССР спасли страну и единство русской нации. Ибо при «естественно-органичном» развитии России, якобы прерванном в 1917-м, казачки бы показали себя по всей красе. Войну Севера и Юга в русском варианте мы огребли бы по полной программе.
   А теперь, поставив наши выводы впереди главы, проиллюстрируем их наглядными примерами.
Чубатые садисты
   Пример атамана Бориса Анненкова особенно красноречив. Вот это был садист из садистов! Воюя на стороне Колчака, он подавлял сопротивление чернодольских и славгородских крестьян в Сибири, кроваво царствовал в Семиречье.
   Из показаний на суде по делу атамана Анненкова, июль 1927 года, Семипалатинск. Свидетельствует крестьянка Ольга Коленкова. Анненковцы, убив двух ее старших сыновей, ее, прижимавшую к груди двоих малышей, привязали к конскому хвосту и погнали животное в камыши. Ободрали спину до костей. Потом отвязали. Но почему-то не застрелили. Только одному ее ребенку, двух лет от роду, руку отсекли шашкой – ребенок истек кровью. Второму, четырехлетнему мальцу, перебили позвоночник…
   В 1920-м крестьяне сел Черный дол и Славгород взбунтовались против белых, имея всего двадцать винтовок. На подавление двинулся атаман Анненков. Тот, кто успел убежать в Волчихинский бор, смогли уцелеть. Но не все: казаки нещадно убивали бегущих. Погибло 1700 человек из пятнадцатитысячного населения уезда.
   Сегодня все пеняют большевикам, дескать, они покорили Россию, используя части нерусских: латышских стрелков, китайцев, мадьяр. Но и у Анненкова были части афганцев, китайцев, сербов. В случае чего их можно было бросить на русских. Или против друг друга, ежели бунт в собственных войсках поднимется.
   Из последнего слова Анненкова на суде:
   «…Нас разбили, как я понимаю сейчас, потому что у красноармейцев, рабочих и крестьян была вера в то, за что они боролись. В нашей армии этой веры не было…»
   Уходя от красных в Китай, Анненков лицемерно заявил: те из его бойцов, что хотят остаться – могут уйти к красным. Когда набралось 3800 человек, а их оружие уложили на повозки, Анненков приказал выкосить их пулеметами. В том же Семиречье (так и не ставшем державой Анненкова), уходя в Китай (март 1920-го), Анненков у перевала Сельке приказал перебить всех шедших с ним белых офицеров вместе с семьями. Женщин сначала насиловали скопом, а потом или рубили шашками, или зверски мучили. Потом будут найдены женские тела с отрубленными руками, вспоротыми животами, с раскромсанными половыми органами.
   А.Г. Купцов в «Мифе о красном терроре» приводит воспоминания своего отца, в Гражданскую – «сына полка» у красных. Казаки захватили его в плен, напав на две обозных повозки.
   «…По станице уже вылавливали и сгоняли на площадь перед церковью и школой пленных. Кто-то перевязал отца, и он шел в толпе таких же, как он, неудачников.
   Они все стояли, ожидая чего-то, когда с боковой улицы на легких рысях вылетела с матом группа всадников, гоня кого-то меж коней нагайками. Один из всадников вылетел вперед, кто-то из группки командиров крикнул: «Видал эту сволочь? Он Семена подстрелил!» Какие-то крики и команда: «В капусту его!..» Человек, видно, знал, что к чему, и с утробным воплем он кинулся на кого-то в надежде на быструю смерть, но не дали…
   «А чем поддержать-то?» Вопрос… «Тащи оглоблю!»
   А тем временем человека связали по стойке «смирно». Когда притащили оглоблю, ее использовали как удочку: задний держал конец, середину положили на плечо крепкого казака, а на конце уже была привязана петля. Но за шею нельзя – человек, повиснув на шее, потеряет сознание – весь цимес насмарку. «Тащи штык!» – И штык вогнали в щеку с одной стороны, проткнув ее насквозь, и за него вокруг головы зацепили петлю «удочки».
   Тот, кому кричали о каком-то Семене, выхватил шашку и подал знак рукой кому-то, кто стал уже слева сзади, и начали четко и резко-легко пластать живого человека «в капусту». После уже на паперть вышел с попом какой-то старик-казак и двинул речугу, в конце которой, как после рассказали отцу, всех приговорили к «суду народа». В переводе на русский, намечалось изуверское шоу вроде оргии садистов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация