А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Воруют! Чиновничий беспредел, или Власть низшей расы" (страница 20)

   Умные люди призывали Николая Второго срочно провести земельную реформу, чтобы стравить социальный пар в деревне. Еще до Столыпина главноуправляющий (министр) земледелием и землеустройством Кутлер вместе с экономистом Кауфманом и директором департамента государственных имуществ Риттихом (все – обрусевшие немцы) предложили план: за выкупные платежи отдать крестьянам 25 миллионов десятин государственных и помещичьих пахотных земель (из неиспользуемых или тех, что помещики сами не обрабатывают, а сдают в аренду). Но Николай Второй заявил: частная собственность неприкосновенна. И отклонил план. Даже государственными неиспользуемыми землями не захотел поступиться, козел!
   К концу царской России стало чувствоваться колоссальное обнищание деревни. В самом деле, к началу Первой мировой более 52 % крестьянских хозяйств не имели плугов, обрабатывая землю сохами и косулями. В 1913 году в России работало лишь 165 тракторов. А вот в США, Германии, Франции, Бельгии, Голландии, Дании счет тракторам шел на тысячи и десятки тысяч. 80 % сельскохозяйственных работ производилось вручную (хотя в 1908–1913 гг. парк сельхозмашин значительно вырос).
   При этом росла доля самых нищих – безлошадных – крестьян. Перед войной в безлошадных числилось 31,6 % дворов. Напомним, что в 1910 году в стране насчитывалось 25 миллионов крестьянских дворов. Официальная статистика тех лет относила 5 миллионов хозяйств к зажиточным, 7,5 миллиона – к середнякам, а все остальные – к беднякам. В 12,5 миллиона дворов жило 66,3 миллиона нищих. (А. Купцов. «Миф о красном терроре». Москва, «Крафт +», 2008 г. С. 390.) То есть громадная масса в 66 миллионов как бы не существовала для рынка: эти люди были слишком бедны, чтобы что-то покупать. Кстати, поголовье скота в «России, которую мы потеряли», тоже падало. Купцов приводит данные царской статистики: если на 100 жителей империи в 1905 году приходилось 23 тягловых коня, то в 1910-м – уже 18. Поголовье крупного рогатого скота на сотню душ упало с 36 до 26 голов. Оно и понятно: зерна на корм скоту уже не хватало – все на вывоз шло, пастбищ было мало.
   Для сравнения: в США 1914 года – 66 голов КРС на сто душ, в Дании – 88. В 26-миллионной Франции в конце XVIII века, перед 1789 годом – три миллиона быков и четыре миллиона коров – на 100 душ населения приходилось примерно 26,9 головы КРС.
   Можно, конечно, посчитать не только крупную скотину, но и свинок. Однако и здесь шел регресс. На 100 человек населения в царской России количество скота (крупного рогатого и свиней) сократилось с 67 голов в 1896–1898 годах до 65 голов в 1899–1901 годах и до 55 голов в 1911–1913 годах. Парадокс: в огромной России… не хватало пастбищ и лугов для выпаса скота. Луга занимали 1,6 % сельскохозяйственных земель страны, 1,5 % – пастбища. Всего – 3,1 %. А даже в маленькой Дании эта цифра составляла 7 %. Франция в 1928 году имела под пастбищами-лугами аж 10 %. Оно и понятно: производительность растениеводства на Западе была намного выше – они могли себе позволить большие выпасы. А русский крестьянин бился прежде всего за хлеб, имел низкую урожайность, а потому распахивал все, что только можно было.
   Тракторов в Российской империи на 1 января 1913 года насчитывалось всего-навсего 165 штук. Из них с нефтяными движками – 93, все остальные – паровые. Естественно, все – импортные. Своего тракторостроения у той России до Первой мировой не имелось. А вот в США в 1909–1912 годах промышленность выпустила 24 тысячи тракторов. В 1915–1918 годах американцы выкатили с заводов уже 240 тысяч машин. (Первые предприятия по выпуску тракторов-грузовиков «Аллис Чамберс» и полугусеничных «Ломбард» при царе успели развернуть в Брянске, во время войны.)
   Безземелье и безлошадность выталкивали 2 миллиона человек в батраки. Они из центральной России шли на Юг. Наниматься к кулакам и помещикам. Деревня нищала: доходы большинства крестьянских семей составляли от силы несколько десятков рублей в год, особенно в нищей коренной Руси. Купцов приводит данные имущественного ценза за 1911 год по семидесяти трем губерниям империи. Оказывается, число тех, кто имел годовые доходы от 1 до 2 тысяч рублей в год, исчислялось в 220 485 человек, от 2 до 5 тысяч рублей – около 13 тысяч. То есть к среднему классу относилась примерно четверть миллиона мужчин. Если считать с семьями, то это не более 2 миллионов из 160 миллионов жителей тогдашней империи. Воистину, то была империя нищих!
   Наступал некий пассионарный перегрев. Деревня переполнялась множеством малоимущих молодых людей. Доля детей и юношей в деревнях европейской России к 1913 году составляла почти 40 %! К тому же они скоро прошли бы Первую мировую, привыкнув к оружию, научившись лить кровь. Земли для них не хватало. И потому в России назревал взрыв. Некая Суперпугачевщина. Аналог разрушительных крестьянских войн в Китае. Это вдобавок к угрозе отделения благополучного Юга страны от нищего, малоземельного и «аграрно-перенаселенного» Центра.
   Это была огромная проблема, угрожавшая существованию старой России. В Европе ее не существовало. В Европе в крестьянских семьях царил принцип майората и не наблюдалось никаких переделов земли в общине. Надел был частной собственностью, которую наследовал только один человек: старший сын. Ну, как в сказке про кота в сапогах, где первенец получает все (мельницу), средний – чего-то там (осла), а младший – кота. Миллионы людей ежегодно выдавливались в Европе из села: они шли в рабочие и солдаты, уезжали в колонии или в другие страны. Те же немцы, скажем, расселились по всему свету. Поэтому Запад мог обойтись без коллективизации – у него никакой проблемы перенаселения деревни не существовало. В США правительство могло объявить гомстед, и любой желающий мог в фургоне двинуть на Дикий Запад, столбить себе участок прерии. В России удобных прерий не было. И потому русское село в начале XX века набухало чудовищным взрывом.
   Только не надо мне про «этих русских, вечных рабов», что, мол, терпели произвол помещиков и царского государства над собой. В дореволюционной России ежегодно происходили тысячи локальных крестьянских бунтов, на подавление коих бросали войска. Восставали наши предки, да еще как! А к началу Первой мировой в недрах России заворочался эмбрион большой Крестьянской войны.
   Решить эту проблему можно было несколькими путями. Первый – переселить излишек людей в Сибирь. Но это требовало огромных затрат государства. В царской казне денег не хватало. А отбирать доходы от экспорта у «элиты» цари не хотели.
   Второй способ – провести коллективизацию, укрупнить хозяйства, покончить с микроскопичностью наделов и их переделами, применить механизацию, минеральные удобрения, высокопродуктивные сорта растений. А параллельно – развивать промышленность, то есть то, что сделали в СССР. Но совершить такое можно было только социалистическими (национал-социалистическими) методами, железной рукой, да еще и отбирая все те же хлеботорговые доходы у помещичьей и купеческой сволочи. Естественно, на такое царизм также не решался. Не было ни воли, ни ума, ни понимания того, что можно сделать.
   И тогда царизм решил выжечь лишний человеческий материал, бросив его в горнило Первой мировой. Что привело к революции. Масса вчерашних крестьян, повоевав пару лет, дальше взбунтовалась. Старая Россия рухнула. Таковы были плоды господства жадной и грабительской низшей расы в ее дворянско-купеческом варианте.
Возможный поворот истории «без 1917 года»
   Теперь мы можем представить себе, что ждало старую Россию, даже если бы в ней не случилось двух революций 1917 года. Итак, страна выходит из Первой мировой, изнемогая от инфляции и огромного государственного долга. У власти остается все та же вороватая низшая раса. Земельный вопрос не решен, в селе – миллионы злых фронтовиков. Снова – нищета и безземелье. Россия, получив Босфор и Дарданеллы, пребывает в кризисе. И одновременно обнаруживает, что против нее складывается новый враждебный фронт: ни Англии, ни США, ни Франции, ни Японии не нравится, что русские получили в руки выход в Средиземное море.
   Верховная власть сталкивается с необходимостью одновременно решать сразу несколько проблем:
   – быстро развивать промышленность;
   – как-то укрупнять для этого сельские хозяйства, обеспечивая индустрии и рынок сбыта, и приток рабочих рук;
   – искать для всего этого огромные деньги, каким-то образом еще и расплачиваясь по огромным государственным долгам.
   Царская (или февральско-демократическая) Россия решить эти проблемы сразу не могла. Для этого нужно было полностью покончить с жированием и сверхпотреблением «элиты», мобилизовав для развития страны все ресурсы и капиталы. И если надо – отнимая деньги у богатых паразитов, вводя полную монополию на внешнюю торговлю. А потому предсказать дальнейшую судьбу такой альтернативной «России без 1917 года» достаточно легко. Для начала разразилась бы парочка голодовок по образцу 1911 года. В селе начались бы вооруженные выступления с требованиями отобрать землю у помещиков. Бунты поддержали бы и горожане: ведь государство давило бы их налогами для возврата военных долгов частным инвесторам, финансистам Англии, Франции и США.
   И все это – на фоне промышленного послевоенного спада. Напомним, что Англия, где не было никаких революций и Гражданской войны, смогла восстановить довоенный уровень экономики лишь к концу 1920-х годов. В России было бы то же самое. Только на фоне бунтующих крестьян и рабочих. На фоне периодических голодовок. Даже если бы правительству такой России и удалось бы подавить недовольные массы, установив диктатуру типа франкистской, в 1929 году страну – как часть тогдашнего капиталистического мира – настигал страшный кризис 1929 года. Он накрывал Россию так же, как накрыл весь Запад. С миллионами безработных и голодных, с остановкой предприятий, с крахом фондового рынка и банков. И вот тогда могла разразиться революция – «отложенный 1917-й». В ходе острейшего кризиса от пошедшей вразнос России мог отделиться хлебный и промышленный Юг. А в довершение ко всему Запад в конце 1930-х начал бы очередную мировую войну. На захват и дележ расколотой России.
   В Россию вторгаются враги – на танках и бронетранспортерах, с авиацией и автоматическим оружием. Что может противопоставить им расколотая и все еще крестьянская страна? Пехоту и кавалерию? Жалкую авиацию и горстку бронетехники? Запад прет с запада, Япония нападает на Прибайкалье и Приморье. Падает под ударами интервентов Югороссия. За казаками охотятся с самолетов. Их травят зарином, зоманом, ипритом. Англичане и французы высаживаются в Закавказье, отрезая русских от нефти. Голод, пули завоевателей, междоусобицы и концлагеря уносят все те же миллионы жизней…
   Вот почему мы приходим к тому же выводу: как бы ни были жестоки красные и Сталин, они все же спасли страну от такого финала. Они попробовали дать другое будущее, построив общество труда, справедливости и силы. Да, они заставили русских напрягать все силы и терпеть лишения. Они тоже выжимали из деревни хлеб и отправляли его на экспорт. Но не для того, чтобы их верхушка купалась в роскоши и набивала карманы миллиардами, а для того, чтобы построить промышленность и мощную армию, школы и вузы, пионерские лагеря отдыха и клиники. Да, попытка красных не удалась, но по этому поводу надо рыдать, а не злорадно смеяться. Потому что нынешняя Россия вернулась к реалиям царской, а потому стала на дорогу гибели. Нами снова правит низшая раса.
   Вся капиталистическая реальность начала XX века обрекала Россию на исчезновение в случае ее «органического развития». Красные, вздыбив страну и пойдя на рискованный социальный эксперимент, почти смогли обмануть нашу смерть. И то, почему они выродились в низшую расу, – отдельная тема. И тот, кто поносит эту советскую попытку, – явный идиот. Болваны и представители нынешней низшей расы проклинают красных за то, что они нарушили «естественное развитие России», якобы «отбросили Россию на век назад». Вот чурки! Естественный ход вещей вел к нашему развалу – к стиранию России и русских с карты мира благодаря деятельности проклятой низшей расы. К взрыву России изнутри и к вторжению в нее извне. И коллективизация, равно как индустриализация в десять лет, были железной необходимостью. Без них было не выжить: ибо мир первой половины XX века был эпохой войн огромных, промышленно развитых империй. Те лоскутья, на которые могла распасться Россия, становились легкой добычей бронированных монстров доядерной эпохи.
Железная необходимость
   Я слышу хор недоумков и существ низшей расы: «Да эти красные уничтожали русский народ! Да это был сброд проходимцев да инородцев, обещавших сомнительное «светлое будущее»! Да они истребили самых благородных! Да самых работящих на селе! Да Сталин-Джугашвили – душитель русских!»
   Я же спрашиваю: «Хорошо, а какой была альтернатива красным и их проекту?» Что? Не слышу! Все эти «благородные господа», насквозь родовитые, культурные да православные, запутали Россию начала XX века в клубке гибельных проблем. И как можно было вырвать страну оттуда без крови, сверхнапряжений, а подчас и жестокости? Стеная и плача по поводу того, что красные сделали с Россией, вы, болваны, не хотите понять одного: они творили это в стране, которой уже не должно было существовать! В стране, насквозь проворовавшейся. Да, все это напоминало срочную операцию в медсанбате, когда раненого иной раз резали без наркоза, привязывая к столу, а от недостатка лекарств – прижигая раны тлеющей головней. Да, больно, страшно, но в конечном итоге спасительно. Не имелось альтернативы коллективизации: она все равно произошла бы, пусть даже и под другой вывеской: монастыризации ли, латифундизации, «укрупнизации» – неважно.
   Совершая коллективизацию (создавая крупные интенсивные хозяйства и выталкивая часть крестьян в города, в промышленность), красные всего лишь совершали то, что в той или иной форме творили все на Западе. Да, Запад тоже прошел через свои «коллективизации», о вы, антисоветские придурки! Везде строительство индустриального капитализма потребовало частичного раскрестьянивания, отделения крестьян от земли, сгона селян в города. Читайте «Капитал» Маркса, 24 главу, а также изучайте историю. Англичане жестокими огораживаниями и превращениями земель в пастбища для овец выгнали из деревни десятки процентов крестьян в XVI–XVII веках! Они превратили их в пауперов. Тех из них, кто не хотел гнуть спину на мануфактурах или превращаться в раба – матроса парусного флота, загоняли в работные дома, в этот ад, в этот аналог ГУЛАГа. А десятки тысяч людей – на 4,5-миллионное население Англии – просто повесили. В правление Генриха Восьмого – 72 тысячи человек, при Елизавете – и того больше. Вешали они простонародье и потом еще добрых два века. Английские власти тех времен разгоняли монастыри и отбирали у церкви ее земли. Но что-то я не вижу того, чтобы британцы сейчас мазохистски рвали на себе волосы, каясь в тех деяниях.
   В Германии миллионы лишних людей из села выдавливались в города и эмиграцию с помощью системы майората. Во Франции, впрочем, тоже. Но недостаточно: строительство капитализма потребовало от французов массовой бойни – Великой французской революции. С миллионами обезглавленных, расстрелянных, заморенных голодом. Тогда французы на треть вырезали крестьянскую Вандею, массами топили противников революции в баржах и расстреливали картечью из пушек. Они разрушали «контрреволюционные города» – Лион, например. Они творили то, чего даже в нашу революцию не было. Но что-то я не вижу того, чтобы французы сегодня самоуничижались по сему поводу и отказывались бы от государственного гимна – «Марсельезы». И день взятия Бастилии 14 июля – аналог нашего 7 ноября – они и не думают отменять.
   Жестокое укрупнение сельских хозяйств и выдавливание «раскрестьяненных» людей в города проходило и в иных странах. А реформа по Столыпину? Ее суть в передаче елико возможного количества земли в руки эффективных собственников (кулаков) и то же изгнание из деревни лишних людей в города, на фабрики. В этом смысле сталинская коллективизация – прямое продолжение столыпинской реформы, причем гораздо более системное и последовательное. При Сталине политика переобучения вчерашних крестьян в рабочих была государственной суперпрограммой! И, как видите, коллективизацией красные не только спасли Россию, они еще и провели в жизнь меру, необходимую для строительства городского индустриального общества. А без этого строительства в самые сжатые сроки нам было просто не выжить в столкновении с машинными, агрессивными цивилизациями Запада.
   И никакой внятной альтернативы действиям красных, спасших страну от распада и завоевания на 70 лет, вы, низшая раса дураков, предложить не в силах. И если нынешней России суждено спастись – то снова через совершение невозможного, через сверхнапряжения и через уничтожение низшей расы!
   Имею полное право говорить так. Дед моей мамы, кулак Григорий Самойленко из Бутурлиновки под Воронежем, в 1930-м был раскулачен, лишившись и частной пекарни, и брички с лошадьми, и крепкого дома. Мама моей мамы, Василиса Григорьевна, рассказывала мне, как им удалось выжить, питаясь мясом павшей лошади в голодную зиму. Но все сыновья и дочери кулака Самойленко в СССР сделали отличные карьеры. А сам прадед Григорий дошел до Берлина и до своей смерти поднимал тосты за Сталина.
   Дед моего отца, Максим из Березовки под Одессой, в 1917-м жег имение помещика, а потом сам вышел в кулаки. Да, и его раскулачили, отобрали двухэтажный дом. Но старший сын кулака – и мой дед Василий – в тридцатые окончил военное училище и стал сталинским пехотным майором. Такую карьеру крестьянскому сыну в царские времена сделать «не светило». И за это предки мои простили советскую власть.
   Так что не надо мне трендеть про «жидобольшевиков-убивцев». Они делали свое дело в силу железной исторической необходимости.
   Они смогли укрупнить хозяйства – и построить интенсивную агроэкономику. Они смогли построить новые промышленные базы и мощную индустрию не только на Юге и в Центре, не только на Северо-Западе, но и на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке.
   А те, кто этого не понимает, – прочь с дороги! Зашибем…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация