А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Воруют! Чиновничий беспредел, или Власть низшей расы" (страница 19)

   Пользуясь обильным статистическим материалом, оставшимся от старой России, Сергей Александрович (а он – доктор исторических и кандидат физико-математических наук, научный сотрудник Института истории и археологии Уральского отделения АН) пришел к интересным выводам. Он определил минимальное среднедушевое потребление хлеба, обеспечивающее социальную стабильность в царской России в 24–25 пудов ежегодно. А голодный минимум на начало XX века – в 19,2 пуда. Ученый взял 50 губерний европейской России с 1851 до 1910 года. При этом сложил зерно с картофелем, «вторым хлебом».
   Итак, в 1851–1860 годах потребление хлеба в еврочасти империи было 16,6 пуда на человека. Голодновато. В 1861–1870 годах – 16,3. В 1871–1880 годах потребление вообще упало до 16 пудов. Падение продолжилось в 1881–1890 годах – до 15,9 пуда. Период 1891–1900, несмотря на голод 1891 года, дает наконец рост до 18,3. В 1901–1910 годах цифра достигает 19 пудов. При этом урожайность зерновых (в «саамах») растет с 3,4 в 1851–1860 годах до 5,4 в 1901–1910 годах. Как видите, прогресс крайне медленен. Урожайность в полусотне европейских губерний России выросла за шестьдесят лет только на 58 %, тогда как население выросло почти вдвое – с 58,4 до 108,1 миллиона человек.
   Таким образом, внутреннее потребление в России до 1910 года не дотягивало даже до голодного минимума в 19,2 пуда. Зато вывоз хлеба в Европу (он учитывается отдельно и в потребление не входит) рос рекордными темпами. В 1851–1860 годах за рубеж вывозили в среднем 57 миллионов пудов ежегодно. В 1861–1870 годах – уже 102 миллиона пудов. В 1871–1880 годах Российская империя экспортирует 234 миллиона пудов. В 1881–1890 годах вывоз зерна увеличивается до 385 миллионов, в 1891–1900 годах – до 441 миллиона пудов. Наконец, в 1901–1910 годах экспорт составляет в среднем 610 миллионов пудов.
   Чтобы вы, друзья, не путались, пуд равен 16,380496 кг. То есть вывоз хлеба из царской России в 1901–1910 годах дошел до 9,9 миллиона тонн. Как видите, таким количеством хлеба старая Россия всю Европу прокормить никак не могла. А 19,2 пуда голодной нормы потребления – это 314,5 кг. Но поглядите: с 1851 года и по 1910-й вывоз хлеба из европейской России вырос в 10,7 раза! А сбор зерновых в тех же пятидесяти губерниях вырос с 1,557 миллиарда пудов до 3,209 миллиарда. То бишь только в 2,06 раза.
   Таким образом, читатель, перед вами – обвинительное заключение. Русская дворянско-чиновная и буржуазная «элита» действительно жила по принципу: «Пусть Россия недоедает, но мы будем вывозить на экспорт все больше и больше зерна». Вместо того чтобы кормить народ и производить, скажем, то же мясо, эти сволочи гнали хлеб за рубеж. Естественно, хлеб в основном вывозили с богатого Юга, гораздо меньше – из Поволжья. (Здесь не учтен сибирский хлеб, но его было не очень много, да и везти его даже по железной дороге накладно.) То есть на душу населения в старой России оставалось не более 350 килограммов зерна в год. Страна все время балансировала на грани голода, каковой в царское время периодически поражал массивы губерний. С. Нефедов доказывает, что ограничение вывоза зерна из страны и доведение среднедушевого потребления до 24–25 пудов могло бы обеспечить стабильность России и не допустить революции. Но верхи Российской империи, окончательно превратившиеся в низшую расу, в алчных и коррумпированных приматов, на такое не пошли. Им хотелось денег. Любой ценой.
   Такое наращивание вывоза обостряло продовольственную проблему в стране, создавая все большие предпосылки для отделения Юга России от прочей страны.
   Кстати, а как тогдашняя российская элита тратила полученную от вывоза зерна валюту? Ну ладно: при Сталине тоже хлеб вывозили, заставляя народ голодать, но все-таки на вырученные деньги закупали новейшие технологии, современное оборудование, строили передовые промышленные предприятия, специалистов высокого класса готовили. А что при царе-то?
   Нефедов приводит статистику за 1907 год. Вывоз хлеба тогда принес доход в 431 миллион тех, полновесных рублей. Золотых, надо сказать. Из этой суммы на дорогие потребительские товары для аристократии и помещиков истрачено было 180 миллионов. Еще 140 миллионов русские дворяне (торговцы хлебом) оставили за границей – в казино, в Париже, на курортах, в ресторанах и гостиницах, недвижимость покупали. На оборудование же и машины для реального сектора истратили только 58 миллионов рубликов (40 – на промышленное оборудование, 18 – на сельхозмашины).
   Как отмечает С. Нефедов, хотя душевое потребление хлеба в ядре Российской империи и выросло с 15,9 пуда в 1881–1890 годах до 19 пудов в 1901–1910 годах (+ 20 %), все равно оно едва достигало минимальной нормы. При этом из-за примитивной агротехники и погодных факторов урожайность в стране сильно колебалась. Если брать десятилетие 1901–1910 годов, то отношение максимального урожая к наименьшему в тогдашней России составляло 1,67, во Франции – 1,28, а в Германии – 1,18. Конечно, Европа по сравнению с Россией имеет и больший уровень осадков, и куда более длительный период тепла и солнца, но все же…
   Нефедов отмечает: к сожалению, нельзя построить графики для 1911–1920 годов: все ломают Первая мировая, революция и Гражданская война. Ибо данные в силу колебания урожаев нужно брать лишь по десятилетиям. В 1909–1913 годах внутреннее потребление достигает, наконец, 20 пудов на душу населения, но потом все резко катится вниз – масса крестьян уходит в армию.
   А если сравнить тогдашнюю Россию с европейскими странами? По потреблению? Любопытная получается картина.
   Итак, французы в начале XX века, производя по 30,2 пуда на человека, при этом потребляли 33,6 пуда, добирая объем за счет импорта зерна. Отсталая страна, Австро-Венгрия, хлеба не закупала, а торговала им, так же как и царская Россия. Однако кушал гражданин Австро-Венгрии куда сытнее русского: потребление на душу населения в Дунайской монархии достигало 23,8 пуда при производстве (на человека) в 27,4 пуда. Как видите, самая деспотичная страна тогдашнего Запада тем не менее заботилась о своих людях намного лучше, чем династия так называемых Романовых.
   Бельгийцы того же периода обеспечивали среднее потребление в 27,2 пуда, также восполняя нехватку своего хлеба его ввозом (среднедушевая доля – 3,5 пуда привозного хлеба). Англичане, выращивая ежегодно по 12,5 пуда на одного живущего, за счет закупок доводили потребление до 26,4 пуда «на рыло». А у дореволюционных русских получалось только 20 пудов в самые лучшие годы!
   «…Даже по сравнению с густонаселенными европейскими странами душевое производство хлеба в России было сравнительно невелико, примерно как в Германии и Бельгии. Но в то время, как Германия, Бельгия и другие страны ввозили зерно, Россия его вывозила, и в результате уровень потребления в России намного отставал от стабильных западных государств и был близок к минимальной норме потребления. Нужно учесть, однако, что при среднем потреблении, близком к минимальной норме, в силу статистического разброса потребление половины населения оказывается меньше среднего и меньше нормы. И хотя по объемам производства страна была более-менее обеспечена хлебом, политика форсирования вывоза приводила к тому, что среднее потребление балансировало на уровне голодного минимума и примерно половина населения жила в условиях постоянного недоедания…» (С.А. Нефедов. «О причинах Русской революции». Сборник «Проблемы математической истории», URSS, 2009 г.)
Они Россию не только морили недоеданием, но и грабили
   Романовское государство должно было всячески ограничивать вывоз зерна, заставляя тогдашнюю верхушку искать другие статьи доходов. Дескать, хотите хорошо жить – не спускайте денежки в Париже, а ставьте перерабатывающие производства, занимайтесь металлургией, производством машин, часов, оптики. И не смейте рассчитывать только на экспорт сырья! Работайте, как работает французская, английская, немецкая элита!
   Но власть Романовых была властью жадной и ленивой низшей расы, жаждавшей грести миллионы немедленно, без труда, на вывозе зерна. Чем она и занималась, львиную долю вырученных денег оставляя за рубежом.
   «…Почему это происходило? Почему был возможен вывоз, доводящий крестьян до голода? Очевидно, существовал слой землевладельцев, имевших для продажи большие количества хлеба, и этот хлеб при поощрении властей уходил за границу…
   Кто были эти землевладельцы? Ответ, лежащий на поверхности, – это помещики. Действительно, помещики были кровно заинтересованы в том, чтобы продавать свой хлеб на мировом рынке, где цены были много выше, чем в России. В 1896 году совещание губернских предводителей дворянства напрямую потребовало от правительства еще более понизить тарифы на вывозных железных дорогах – сделать их ниже себестоимости перевозок… При 686 миллионах пудов среднего вывоза в 1909–1913 годах помещики непосредственно поставляли на рынок 275 миллионов пудов. Эта, казалось бы, небольшая цифра объясняется тем, что крупные землевладельцы вели собственное хозяйство лишь на меньшей части своих земель; другую часть они сдавали в аренду, получая за это около 340 миллионов рублей арендной платы. Чтобы оплатить аренду, арендаторы должны были продать (если использовать среднюю экспортную цену) не менее 360 миллионов пудов хлеба. В целом с помещичьей земли на рынок поступало примерно 635 миллионов пудов – эта цифра вполне сопоставима с размерами вывоза.
   Конечно, часть поступавшего на рынок зерна поступала с крестьянских земель, крестьяне были вынуждены продавать некоторое количество хлеба, чтобы оплатить налоги и купить необходимые промтовары; но это количество (около 700 млн пудов) примерно соответствовало потреблению городского населения. Можно условно представить, что зерно с помещичьих полей шло на экспорт, а зерно с крестьянских – на внутренний рынок, и тогда получится, что основная часть помещичьих земель как бы и не принадлежала России, население страны не получало продовольствия от этих земель, они не входили в состав экологической ниши русского этноса…» – пишет Сергей Нефедов.
   Таким образом, низшая раса, заставляя русских все время балансировать на грани голода и все время поститься, не только проворовывала, но и прожирала Россию. Спускала деньги от зернового экспорта на свое сверхпотребление и превращало страну в зерновую (сырьевую) колонию тогдашнего Запада. Как видите, реалии той «России, которую мы потеряли», до боли напоминают реалии нынешней РФ. Сегодня правящая Росфедерацией низшая раса тоже спускает миллиарды долларов, полученных от вывоза сырья (хотя уже углеводородов, а не только зерна), на лондонскую недвижимость, особняки во Флориде, на флотилии роскошных яхт и на футбольные заграничные команды. В этом отношении русские православные купцы и дворяне ничем не отличаются от нынешних чинуш и олигархов еврейского происхождения. Впрочем, львиная доля дельцов РФ – отнюдь не евреи. Так что можно смело сказать, что нынешняя бело-сине-красная «элита» успешно восстановила традиции России царской. И тогда, и сейчас страну грабят и прожирают за рубежом. И русские миллиарды утекают, таким образом, в экономики США, Европы, Китая. Так же как и при последних царях.
   И вы отметьте, читатель: те, кто занимался колониальным, по сути, грабежом царской России, были на 90 % русскими. Они в церковь ходили, лоб крестили, никогда в комсомоле и компартии не состояли. Что совсем не мешало им вести себя абсолютно хамски.
Тайна «голодного острова»
   Кстати, Нефедов, ссылаясь на «Сборник статистико-экономических сведений по сельскому хозяйству России и иностранных государств» (выпуски 1915 и 1916 гг., ЦСК МВД Российской империи, Петроград), показывает: беднее и голоднее всего был русский Центр, те самые земли Святой Руси. Зато на Юге и на окраинах жили и питались намного лучше. Он еще раз подтверждает наш тезис о том, что экспортно-ориентированный, зерновой капитализм России тогдашних дней был чреват развалом страны.
   Так, в 1900–1913 годах лидерами по производству зерна на душу населения выступали губернии: Харьковская (32,5 пуда), Полтавская (33,6), Тамбовская (32,8), Воронежская (29,9), Оренбургская (25,2), Саратовская (31,3), Симбирская (28,2).
   А знаете, какие регионы отличались самыми низкими сборами? Московская губерния (3,9), Архангельская (4,9), Новгородская (11,7), Псковская (14,6), Витебская (12,6), Тверская (10,7), Смоленская (14,5), Калужская (11), Владимирская (11,5), Ярославская (12,4), Костромская (15,1), Нижегородская (17), Рязанская (19,7). Здесь сказывались и малоземелье крестьян (перенаселение деревни), и худшие природно-климатические условия. Потребление в Вологодской и Архангельской губерниях даже с учетом ввоза зерна извне в 1909–1913 годах оставалось ниже минимальной нормы. А ведь нам говорят, будто до коммунистов то были процветающие земли с поморскими, дескать, богатыми-пребогатыми селами! А всего в те годы потребление ниже голодного минимума наблюдалось в 11 губерниях из тридцати двух. Это как раз после столыпинской реформы, после которой, как нам врут сегодня антисоветчики, Россия оказалась заваленной зерном. Ага, как же!
   На грани голода существовали тогда Новгородская, Витебская, Могилевская, Минская, Смоленская губернии. В центре кое-как кормились Тверская, Калужская и Ярославская губернии. В Черноземье плохи дела были в Рязанской и Тульской губерниях, на Черниговщине. Нефедов пишет:
   «…Если обратиться к данным 1908–1911 годов, то мы увидим, что регион бедности представлял собой связную область, охватывавшую основную часть Центра, смежные с Центром черноземные и западные губернии, Север и некоторые губернии Поволжья. Если исключить белорусские губернии, то этот регион примерно соответствовал Московскому царству времен Ивана Грозного – это были перенаселенные коренные области России, с которых в дальнейшем шло расселение на окраины. Д. Байрау отмечает, что эти испытывавшие недостаток хлеба области не случайно стали «крепостями большевизма» в Гражданскую войну, в то время как зернопроизводящие регионы поддерживали белых (Байрау Д. «Янус в лаптях: крестьяне в русской революции, 1905–1917 гг.». «Вопросы истории», 1, 1992 г.)…»


   Дополним исследователя: выделенный им «остров голода», область крестьянской нищеты, – это не только примерно территория старой, Московской Руси, не только территория Советской республики в кольце фронтов осенью 1918 года, но и территория (уже не исключая белорусских губерний), где гитлеровские захватчики столкнулись с самым упорным и яростным сопротивлением.
   С точки зрения математическо-экономической истории понятно, почему население бедного и перенаселенного (с точки зрения экстенсивного крестьянского хозяйства) Центра страны пошло за большевиками. А оно и так жило бедно да голодно, экономический подъем Российской империи коренным великорусским землям мало что принес. А красные обещали лучшую жизнь.
   Мне нравятся злопыхательские потуги некоторых современных «историков» типа Валерия Шамбарова. Он то и дело из кожи вон лезет, чтобы показать: мол, под властью красных монстров везде был голод, а там, где властвовали белые, – везде никаких карточек, все было на рынках и в магазинах. И как только приходили красные – приходила и голодуха. Те же аргументы бездумно повторяет целая рать антисоветских ослов. Вот уж прав Юрий Мухин: нет более тупого и алогичного животного, нежели наши интеллигенты. Посмотрите на карты и цифры, олухи! Под властью большевиков оказались самые городские и самые малохлебные губернии, которые и в мирное-то время себя прокормить не могли – зерно извне завозили. Санкт-Петербургская губерния в 1909–1913 годах давала только по 3,3 пуда хлеба на душу населения, Московская – по 3,9 пуда. Да, и в распоряжении большевиков оказалось относительно много заводов, городов и арсеналов, но зерна – мизер. Немудрено, что на территории Советской республики вспыхнул голод, пришлось вводить карточки. А заодно и холод наступил: больше не поступал в Центр уголь Донбасса, прекратился ввоз в Питер английского угля (при царе уголек в столицу из Британии возили).
   И понятно, почему у белых с продовольствием было хорошо – они-то укрепились в самых хлебных регионах. А также и то, отчего все ухудшалось с приходом красных: ведь они сразу же начинали вывозить зерно из степных губерний в голодающий Центр – кормить рабочих. А что, они должны были поступать иначе? И мы с вами, окажись на месте красных, поступали бы точно так же. А белые – они хлебушек в Англию вывозили до последнего. Даже в 1920-м отправляли его пароходами из Крыма и Тавриды в Англию и Францию. И если бы красные ввели рыночную экономику, то получили бы голод в коренной Руси и формированный вывоз пшеницы из черноморских портов. Тем паче, что избитая отечественная промышленность не могла дать селу товаров в обмен на хлеб. Вот почему красные, действуя жестоко, тем не менее спасли страну от развала. От такого развала, где отделились бы не только среднеазиаты, татары или малороссы, но и казаки, и некоторые великорусские земли!
   Наличие «голодного острова» в пределах старой Московской Руси и Белоруссии (уже в составе царской России!) несло в себе опасность развала нашей страны при первом же серьезном кризисе, при первой же серьезной войне. Низшая раса – тогдашняя «российская элита» – сей проблемы не решила в силу собственной шкурности. Хотя нам сегодня рассказывают о том, какой она была благородной, культурной и патриотичной. И слава богу, что создатели СССР не побоялись сделать эту работу! Слава богу, что уже в 1937-м одна Тимирязевская сельхозакадемия в Москве выпускала в год агрономов в полтора раза больше, чем все аграрные учебные заведения царской России в 1913 году. Слава богу, что Сталин изменил положение, когда попов в год выпускалось больше, чем врачей и инженеров.
   А если бы красные не решили этой проблемы? Сепаратизм хлебных регионов и Юга в целом начался уже в 1918-м.
   Для начала припомним то, как казаки тогда наперегонки кинулись объявлять о своей самостийности, обогнав даже украинских националистов. Более того, казачий сепаратизм в тот момент оказался сильнее украинского!
   И на плечах такого быдла хитрые вожди действительно могли отколоть от России какую-нибудь Югороссию. И необязательно в Гражданскую войну. Откол мог случиться и в том случае, когда Российская империя, даже выиграв Первую мировую, влетала вместе со всем капиталистическим миром в жуткую Великую депрессию, начавшуюся в 1929-м.
Пороховой погреб под Россией
   Деревня в стране, управлявшейся низшей расой из бюрократов, помещиков-феодалов и всяких дельцов, в начале XX века превратилась в пороховой погреб, в громадную мину под государством.
   В царской России нарастало опаснейшее явление: перенаселение деревни при уменьшении площади пахотной земли на одного крестьянина. Так, в 1877 году на один средний двор бывших помещичьих крестьян приходилось 8,9 десятины земли, а на двор бывших государственных крестьян – 15,1 десятины. К 1905 году из-за демографического взрыва эти цифры уменьшились до 6,7 и 12,5 десятины. Подчеркнем, читатель: это в расчете на одно хозяйство, на одну семью, где было по 10–12 едоков.
   Крестьянские наделы – особенно в центральной России и в Поволжье – все время дробились и мельчали. Ведь русские крестьяне жили общиной, земля им лично не принадлежала. Раз в несколько лет производился передел земли по числу мужчин в семье. Поэтому, чтобы тебе больше нарезали, нужно было родить как можно больше детей. И крестьяне плодились в ускоренном темпе. Да и пенсионной системы, как вы понимаете, не было. Поэтому, для того чтобы о тебе заботились в старости, нужно было оставить побольше потомства. И все это вело к постоянному уменьшению крестьянских наделов: новой-то земли не было!
   Деревня оказалась перенаселенной. В европейской части империи наращивать пахотные земли было уже некуда с начала XIX века, а сельское население неудержимо росло: с 54,9 миллиона в 1858-м до почти 116 миллионов к 1914 году. Население городов за то же время увеличилось с 5,6 миллиона до 18,5 миллиона. То есть города не могли вобрать в себя растущую массу народа. Для этого нужно было формированными темпами развивать промышленность, массой переучивая селян в рабочих. Но низшая раса «русской элиты» на такое не была способна. Переселять крестьян в Сибирь и на Дальний Восток? Не получалось: не все хотели ехать в страшную даль, в незнакомый климат. Да и куда сбывать выращенное зерно в такой глуши? В общем, и переселение не спасало деревню от «перегруза» новыми людьми. Число лишних людей в деревне к началу Первой мировой исчислялось примерно тремя десятками миллионов. Даже с учетом того, что сельское хозяйство России по определению более малопроизводительно, нежели американское или европейское.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация