А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Воруют! Чиновничий беспредел, или Власть низшей расы" (страница 11)

   Богатые евреи во время той «чистки» вообще ухом не повели: в Москве их с миллионными состояниями уже хватало. Их вообще не трогали. Помимо Полякова или Гинзбурга жили в Москве миллионщики Фондаминские, сказочно богатый чаеторговец Высоцкий и т. д. И зачастую из этих же богатых семей выходили самые что ни на есть детки-революционеры, с яростной энергией занимавшиеся разрушением России, террором и подготовкой гражданской бойни.
   А потом, уж много лет спустя, случилась поучительная история. Настолько поучительная, что одна, сама по себе, высвечивает неимоверную гнусность той, царской, «православной» России. Итак, в октябре 1905 года, когда в стране уже бушевали террор эсеров (СР – социалистов-революционеров, по большей части – евреев) и Первая русская революция (1905–1907 гг.), московский вице-губернатор Владимир Джунковский освободил всех политических заключенных Таганской тюрьмы. Среди отпущенных на свободу была и эсерка-террористка Амалия Фондаминская, то есть дочь и невестка еврейских миллионеров, внучка чаеторговца Высоцкого. Сидела в тюряге эта еврейская штучка роскошно. К ней приезжала ее матушка-мамеле, распоряжалась в тюрьме, как у себя дома. Чтобы доченьку не мучили клопы и тараканы, стены ее камеры оклеили лучшими обоями. Их опрыскивали французскими духами. У заключенной был личный повар, что готовил дражайшей Амалии вегетарианскую пищу. А конфет, шоколада и прочих сластей заключенной террористке передавали столько, что она делилась ими со всей тюрягой.
   «Таганка – я твой навеки арестант… Погибли юность и талант…»
   Как видите, некоторые сидели здесь весьма даже ничего. Со всеми мыслимыми удобствами. И вот в октябре вице-губернатор Москвы Джунковский отпустил Фондаминскую на волю. Как раз по царской амнистии. Вместе с ее подругой Коноплянниковой, каковую в свое время «повязали», поймав за работой в мастерской для изготовления ручных бомб. (Владимир Брюханов. «Заговор против мира. Кто развязал Первую мировую войну?». Москва, ACT, 2005 г., С. 367.)
   Но вот какая загвоздка получается: оказывается, чиновник Джунковский (как бы мы сегодня сказали, вице-мэр Москвы) не имел права выпускать эту еврейку на волю. Она сидела по статье, не обозначенной в царской амнистии. Потом Владимир Джунковский в своих мемуарах (изданы в РФ в 1997 г.) оправдывался: мол, та статья стоит рядом с той, по которой шла амнистия, она, мол, почти однородна с «амнистийной», а потому логично было Фондаминскую отпустить. Мол, я звонил главе правительства графу Витте, и тот дал «добро»…
   Но злые языки говорят: Джунковский просто-напросто взял хорошую взятку от богатой родни Фондаминской. Почти наверняка евреи дали ему «на лапу».
   А вы, читатель, знаете, кто такой этот Джунковский? Некогда молодой и красивый адъютант великого князя Сергея Александровича, приближенный одного из династии Романовых. Джунковский был интимным другом того самого великого князя Сергея, коего разорвал бомбой храбрый террорист-эсер Каляев в феврале 1905-го. И все тогда прекрасно знали, что Сергей Александрович любит не только женщин, но и красивых молодых людей и что великий князь, его жена Елизавета Федоровна (крещеная немецкая княжна дармштадтская Элла) и Джунковский живут дружной троицей. Мало того, после гибели мужа Елизавета Федоровна (до своего пострижения в монахини в 1910 г.) сделала Джунковского своим другом, официальным сожителем. А потом Русская православная церковь причислит великую княгиню Елизавету к лику святых.
   Ну, сексуальные вкусы бывают разные, в самом деле, и мы не ханжи. Нравится кому-то втроем жить – да и живите себе. Ну, нравится кому-то жену на пару с любовником миловать, а после жены еще и любовника приголубить – кого этим нынче удивишь? А знатные люди уж в те времена сексуально раскрепостились. Даже последний царь Николай-два групповой секс по молодости лет уважал. А он тоже, между прочим, нынче, в бело-сине-красной Расее, в православные святые произведен. Православные святые – тоже народ подчас интересный.
   Да только тут все сложнее. Есть сильное подозрение, что Джунковский брал взятки за возможность решить кое-какие дела властью своего любовника, великого князя Сергея Александровича Романова, с 1891 года – московского генерал-губернатора. Это, почитай, как сегодня многие бизнесмены не поскупились бы на то, чтобы найти прямой ход к московскому мэру Лужкову. А судя по всему, Джунковский просто собирал деньги для своего патрона. Ибо не станет же сам великий князь из династии Романовых напрямую встречаться с какими-то застройщиками или виноторговцами!
   Сначала эти русско-православные «элитарии» деньги брали у виноторговцев из черты оседлости. Потом – у еврейских дельцов за освобождение из тюрьмы их чад – революционеров и террористов. Вот так эти православные аристократы свою Россию и продали. Довели до революции и распада. И самих себя – до расстрельных подвалов. Ибо евреи, видя все это, русских взяточников презирали и за людей не считали.
   Сегодня на автора этих строк нападают: «Ты русофоб, ты евреев защищаешь! А знаешь ли ты, какой процент евреи занимали в репрессивном аппарате НКВД и в управлении ГУЛАГом, сколько миллионов русских они загубили?» А я в ответ спрошу: а кто виноват в том, что так получилось? Кто выпускал за деньги из тюрем тех, кто потом и сделает революцию, кто потом и сядет командовать ГУЛАГом? Кто, собственно говоря, был алчен настолько, что продал всяким фондаминским веревку, на которой этих «продавцов» потом и повесили? Да сама «православная русская элита» и довела страну до кошмара 1917 года и последующей эпохи!
   Русская православная «элита» – вот кого первого надо было под нож пускать ради спасения страны и нации.
   Обратите внимание: революционерка Амалия Фондаминская, дочь и внучка еврейских богачей, сидит в тюрьме в полном комфорте. А попади за то же дело на ту же Таганку нищий русский – были б ему и баланда, и клопы с тараканами, и вонючая параша. Да плевать царская «элита» хотела на русское национальное единство! Всем заправлял чисто классовый интерес. Ты богат, у тебя есть миллионы – ты наш, ты относишься к касте настоящих людей, к классу полноправных и привилегированных. Ты наш, даже если ты еврей, даже если официально ты считаешься пораженным в правах перед православными. Богатство искупает все, ты можешь делать практически все – и даже дети твои не пострадают, будь они хоть трижды террористами.
   Гляди, читатель, как «любили» русский народ царские православные вельможи! Итак, дети миллионеров могли заниматься революцией – и не попадать на виселицу. По отношению к ним царский режим страдал гуманностью и мягкостью необычайными. Зато если на борьбу за свои права поднимались русские крестьяне или рабочие, тот же режим открывал по ним огонь на поражение. Безо всяких колебаний. Силой оружия ежегодно в начале XX века подавлялись сотни местных крестьянских волнений. По забастовке русских рабочих в Златоусте в 1903 году палили из винтовок – шестьдесят убитых было! Забастовку на приисках «Лена Голдфилдс» в 1912 году тоже расстреляли, бросив войска на защиту «иностранных инвесторов». А там счет на сотни погибших шел. Эх, вы бы так тех же еврейских революционеров и их спонсоров давили бы…
   В чем разгадка этой странной двойственности «русской православной элиты»? Да в том, что на русский народ ей нас…ть было. Она вела себя как колонизаторы-эксплуататоры в далекой туземной колонии. А поскольку те же дельцы давали православному «цвету нации» хорошие взятки-откаты, первых не трогали. Не трогали и их деточек.
   Более того, православные русские дворяне составляли с еврейскими дельцами настоящий дуэт. Знаменитый граф Игнатьев в своих увлекательных записках «Пятьдесят лет в строю» описывает прелюбопытнейший, знаете ли, эпизод, который лучше всего характеризует трогательное слияние высшего света Петербурга с еврейским лобби.
   Дело было еще до Русско-японской войны – в 1896 году. В кавалергардском (конногвардейском) полку скончался сверхсрочник, фельдфебель-печник. Из кантонистов-евреев. Александр Иваныч Ошанский. Скромный был человечек – на взгляд внешний, непосвященный. По нынешним меркам – вроде как прапорщик. Да и сыновья у скромного старичка были ему под стать: писарь и трубач в полку, портной…
   Но оказалось, что скромный печник… глава еврейской общины Санкт-Петербурга. И на похороны его слетелся весь высший свет.
   «Я никак не мог предполагать того, что произошло в ближайшие часы. К полковым воротам подъезжали роскошные сани и кареты, из которых выходили нарядные элегантные дамы в мехах и солидные господа в цилиндрах; все они пробирались к подвалу, где лежало тело Александра Ивановича…
   …Кроме всего еврейского Петербурга сюда съехались не только все наличные офицеры полка, но и многие старые кавалергарды во главе со всеми бывшими командирами полка. В числе последних был и мой отец, состоявший тогда уже членом Государственного совета.
   Воинский устав требовал, чтобы на похоронах всякого военнослужащего, независимо от чина и звания, военные присутствовали в полной парадной форме, и поэтому всем пришлось надеть белые колеты, ленты, ордена и каски с орлами. У гроба Александра Ивановича аристократический военный мир перемешался с еврейским торговым и финансовым, а гвардейские солдаты, – со скромными ремесленниками – евреями.
   После речи раввина гроб старого кантониста подняли шесть бывших командиров полка, а на улице отдавал воинские почести почетный взвод под командованием вахмистра – как равного по званию с покойным – при хоре полковых трубачей…» (Граф Алексей Игнатьев. «50 лет в строю». Москва, «Захаров», 2002 г. С. 71–72.)
   Как видите, скромного печника-сверхсрочника хоронили почти так же, как крупного военачальника. И русские аристократы – бывшие командиры конногвардейского полка – поднимали гроб с телом фельдфебеля. Понятное дело: так хоронили не фельдфебеля, а главу петербуржгской еврейской общины. И это именно ему кланялись нарядные русские дамы и русские кавалергарды – знатные, родовитые дворяне, все из себя такие православные. Уж слишком сильно они оказались повязанными с еврейскими дельцами.
Почему низшая раса проигрывает волевым и бескорыстным революционерам?
   В 1881 году русские были близки к ошеломительной инновации, способной изменить ход истории как минимум на полвека вперед.
   1 марта 1881 года бомбы храбрых террористов-народовольцев группы Желябова – Перовской уничтожили кортеж царя Александра Второго. Сам император погиб. Страна бурлила. Кажется, революционеры-террористы были на каждом шагу. Изобретательные, скрытные, маневренные – настоящие городские партизаны. Казалось, большие, пирамидально-иерархические структуры государства в борьбе с отчаянно храбрыми революционерами почти бессильны. Они слишком громоздки и неповоротливы. Они походят на паровой молот, коим решили бить клопов.
   И потому в мозгах изобретательных русских контрреволюционеров родился гениальный план – бороться с террором как террористы, с партизанами – партизанскими же методами! Молодой Сергей Витте, тогда еще будущий министр финансов, написал своему дяде письмо, где предложил бороться с анархистами их же оружием:
   «…Нужно составить такое общество людей безусловно порядочных, которые всякий раз, когда со стороны анархистов делается какое-нибудь покушение и подготовка к покушению на государя, отвечали бы в отношении анархистов тем же самым, т. е. так же предательски и так же изменнически их убивали бы. Я писал, что это есть единственное средство для борьбы с ними, и думал, что это отвадило бы многих от постоянной охоты на наших государей…
   …Я получил от моего дяди Фадеева ответ, в котором он мне сообщал, что мое письмо… в настоящее время находится на столе у императора Александра III, и «ты, я думаю, будешь вызван», – писал мне дядя. И действительно, через некоторое время я получил телеграмму от нового министра двора Воронцова – Дашкова…»
   Так пишет Сергей Витте в своих воспоминаниях о начале предприятия, известного как «Священная дружина». Тайной структуры, предназначенной для борьбы с революционерами-террористами террористическими же методами. У истоков этой смелой инновации стояли граф П.П. Шувалов и министр императорского двора И.И. Воронцов-Дашков. В самое короткое время «Священная дружина» получила субсидии из государственного бюджета и обзавелась сетью агентов, в ряды коих принимались чиновники и офицеры гвардейских полков. По структуре своей «СД» напоминала масонские ложи.
   Это была действительно прорывная инновация! Русские умные головы на сорок с лишним лет опередили ГПУ – НКВД СССР. Ведь именно красные чекисты занимались физическим уничтожением главарей антисоветского подполья за рубежом и внутри страны, применяя те же подпольно-террористические методы. Они пускали в ход убийства и похищения ключевых фигур в станах белогвардейцев, буржуазных националистов и национал-сепаратистов, троцкистов. НКВД похитил и убил генерала Кутепова, смог уничтожить Троцкого. Создатели «Священной дружины» намного опередили израильский «Моссад» с его спецподразделением «Кидон», также уничтожавший командный состав противников-террористов. Впрочем, «Моссад» учился у НКВД – это общепризнано. Опередили создатели русской «СД» и ЦРУ, применявшее охоту на людей еще в 1960–1970-е годы. То есть то, что предлагали авторы идеи «СД», было очень разумным и на тот момент – и оглушительно инновационным.
   Но, увы, все предприятие позорно провалилось. Ведь попробовали осуществить такую инновацию в среде, уже изрядно проеденной продажностью, коррупцией и безверием. Социум Российской империи уже к 1881 году успел изрядно прогнить. Оказались утраченными и воля, и самоотверженность, и вера в перспективы империи. Как мы уже знаем, господство алчной и своекорыстной низшей расы (в каковую успешно превратилась наша русско-православная аристократия) несовместимо с инновационной моделью развития страны. Воры инстинктивно ненавидят инноваторов. Они – если не могут затоптать инновацию – извращают и опошляют ее до неузнаваемости. Зато бескорыстные, идейные революционеры охотно изобретают и придумывают разные новшества. Так получилось и в данном случае.
   Итак, ни одного из намеченных к истреблению революционеров «СД», несмотря на все государственные субсидии, уничтожить так и не смог. Более того, намеченные к казни жертвы-революционеры каким-то образом всегда узнавали об этом и загодя давали иностранной прессе интервью о коварстве и жестокости новых царских опричников.
   Стал агентом «СД» и Сергей Витте. И вскоре получил приказ ехать в Париж, чтобы на месте получить указания, где и что делать. И вот тут рассказ Витте начинает смахивать на откровенную комедию: «Приехав в Париж, я действительно получил указание; я получил письмо на свое имя, в котором говорилось, что в Париж теперь приехал один господин, принадлежащий к нашему сообществу, фамилия которого Полянский и который находится в том же самом Гранд-отеле, где остановился и я, что этот Полянский имеет миссию убить Гартмана, того самого Гартмана, который два года тому назад хотел взорвать поезд, на котором ехал император Александр II из Крыма в Петербург.
   …Гартман, о котором идет речь, нанял домик в самой Москве, где дорога подходит к вокзалу (Московско-Курская железная дорога); из этого домика Гартман провел мину к железной дороге как раз под насыпь; туда он поставил взрывчатую машину и из своего дома посредством электричества хотел взорвать императорский поезд, когда он будет проходить мимо. По его сведениям, императорский поезд должен был идти за свитским поездом, но случилось так, что как раз недалеко перед Москвой переменили, и поезд императорский пошел впереди свитского. Поэтому Гартман взорвал мину, но не тогда, когда проходил императорский поезд, а когда проходил свитский поезд, причем мина взорвалась довольно поздно, так что хотя поезд и потерпел крушение, но сравнительно меньшее, чем если бы мина была взорвана посредине поезда. Несмотря на эту неудачу; все-таки держался слух, что Гартман хочет снова совершить покушение на нового императора, поэтому Полянскому и дана была миссия убить Гартмана…»
   И вот против этого хитрого, волевого и храброго еврея-террориста послали воевать отставного офицера-улана Полянского, молодого любителя актрис. И что же? Дальнейшие строки воспоминаний Витте, право, отдают чем-то водевильно-гоголевским.
   «В Париже Полянский увидел меня в первый раз, когда мы сидели вместе с ним на закрытой террасе Гранд-отеля. Он завтракал; я тоже пришел завтракать. Он спросил меня: для чего я приехал? Я, конечно, дал ему очень уклончивый ответ. Потом мы встречались с ним на следующий день; на третий день он сделал мне знак, такой знак, который в нашем обществе „Святой дружины“ давался, чтобы узнавать друг друга. Я ему, в свою очередь, ответил знаком; тогда он подошел ко мне и спросил: „Вы, вероятно, приехали меня убить в том случае, если я не убью Гартмана? Я должен вас предупредить, что если я до сих пор не убил Гартмана, то только потому, что я был задержан. Вот завтра встанем в 5 часов утра и пойдем вместе; я вам докажу, что вполне от меня зависит убить Гартмана; я могу убить его каждый день, но только из Петербурга мне дан приказ, чтобы я не делал этого впредь до распоряжения; вероятно, это произошло вследствие того, что ожидали вашего приезда“. Я сказал, что я ничего не знаю.
   Утром мы с ним пошли. Я видел… как Гартман вышел, а два апаша, или хулигана, стояли около тех ворот, из которых он вышел; они последовали за ним, затем эти хулиганы подошли к Полянскому и устроили ему сцену, что вот третий день они готовы завести с Гартманом драку (их план был таков: завести с ними драку и во время драки его убить) и что они этого не делают только потому, что Полянский не разрешает. Затем они заявили, что хотя Полянский всякий раз платит им, когда он им этого не разрешает, по сто франков, но им все это надоело, и если он им завтра не разрешит убить Гартмана, то «мы, – говорят, – это дело бросим».
   «Вот видите, – сказал мне Полянский, – у меня все уже несколько дней готово, чтобы убить Гартмана, но я ожидаю, так как мне было дано распоряжение из Петербурга этого не делать». Я спросил: «Кто же дал вам это распоряжение?» Он ответил, что распоряжение это передано через Зографо.
   Этот Зографо был сыном бывшего когда-то посланника в Греции; он был другом детства Воронцова – Дашкова, и эти дружеские отношения сохранились между ними до настоящего времени. Зографо был отцом графини Орловой – Давыдовой (той самой Орловой – Давыдовой, муж которой – один из самых богатых людей в России).
   – Поедемте, – говорит Полянский, – в ресторан «Вуазен», там будет Зографо; я, – говорит, – езжу туда каждый день. Мне Зографо сказал, что он ожидает что-то из Петербурга.
   Я поехал в ресторан «Voisin». Там действительно был Зографо, я показал ему знак, он мне сейчас же ответил, и мы сели втроем за столик. Полянский говорит: «Вот я сегодня ездил с Сергеем Юльевичем, он убедился… Ведь я знаю, для чего он приехал. Он приехал, чтобы меня убить, если я не убью Гартмана. Я возил Сергея Юльевича, чтобы доказать ему, что тут недоразумение, что я ни при чем, потому что ведь вы задерживаете?»
   Зографо говорит: «Да, это действительно так; из Петербурга послан сюда генерал-адъютант Витгенштейн, чтобы все это дело ликвидировать».
   Я ответил, что ждать Витгенштейна не буду, а сегодня же уезжаю обратно в Киев. И уехал…»
   Великолепный отрывок! В общем, собрались какие-то барчуки и господа-сибариты, катаются в Париж, просаживают кучу денег в шикарных ресторанах, ни хрена не делая, и вот эта «дружина» должна убивать революционеров. Идейных, фанатичных, решительных, согласных на то, чтобы ютиться в грязных углах и обедать в самых дешевых харчевнях, но делать при этом дело. Понятное дело, что ни черта из такой «Святой дружины», несмотря на красоту замысла, так и не вышло. И выйти не могло. Противник оказался заведомо смелее и решительнее. Он-то, коль ему требовалось кого-то убрать, действовал без колебаний и без ресторанов «Вуазен». Революционеры показали это и до, и после 1917 года.
   Кроме того, в «СД» косяком повалили какие-то скользкие личности и откровенные проходимцы, стремящиеся сделать карьеру. «Дружина» принялась играть в какие-то темные игры, и ее в конце концов распустили. Реально она не смогла уничтожить ни одного революционера. Не получилось у русского дворянства опередить НКВД с «Моссадом» на десятки лет. Не получилось остановить революцию.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация