А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лев Троцкий. Революционер. 1879–1917" (страница 29)

   Вначале Троцкий с Семковским деятельно приступили к работе. Ими был намечен план издания «Вестника Организационного комитета»[688] и другие публикации. Однако уже через несколько недель оказалось, что, по существу дела, ничего в социал-демократических группках и движениях не изменилось. Как было все разрозненно, так и осталось.
   Попытка Троцкого создать Августовский блок стала первой и последней его практической инициативой по восстановлению единства российского социал-демократического движения. Раскол этого движения, крайняя слабость входивших в него групп и течений, их фактическая замкнутость, несмотря на то что каждая из них провозглашала свои связи с пролетариатом и низшими слоями крестьянства, упорное нежелание поступиться собственными догмами предопределили, по существу дела, предрешенную с самого начала неудачу Троцкого. Эта неудача была тем более предопределена, что Троцкий пытался добиться единства только изначально и формально, путем нахождения точек соприкосновения между группами. По существу же он видел себя единоличным лидером Августовского блока, единственным носителем «правильных» теоретических взглядов и политического курса. Свойственный Троцкому авторитаристский характер мышления и поведения был в Августовском блоке невозможен. Более того, провал затеи Троцкого предопределил постепенное возрастание влияния большевистской фракции, которая после Пражской конференции, объявившей об «исключении» из партии ликвидаторов, все более формировалась в самостоятельную социал-демократическую партию.
   Много лет спустя Троцкий пытался подвести политическую базу под провал Августовского блока: «Политической базы у этого блока не было, по всем основным вопросам я расходился с меньшевиками. Борьба с ними возобновилась на второй же день после конференции. Острые конфликты вырастали повседневно из глубокой противоположности двух тенденций: социально-революционной и демократически-реформистской», Мартову и Аксельроду была свойственна «совершенно неподдельная ненависть ко мне»[689]. Последнее, впрочем, уж точно не соответствовало действительности, по крайней мере в том контексте и формате, который существовал в то время. Скорее был прав Луначарский, писавший, что «Троцкому очень плохо удавалась организация не только партии, но хотя бы небольшой группы. Никаких прямых сторонников у него никогда не было, если он импонировал в партии, то исключительно своей личностью… Огромная властность и какое-то неумение или нежелание быть сколько-нибудь ласковым и внимательным к людям» обрекали Троцкого на одиночество[690].
   В результате в 1912 – 1913 гг. существовал своеобразный, крайне неустойчивый блок Троцкого с меньшевиками, в котором обе стороны смотрели друг на друга с величайшим подозрением и недоверием. Мартов писал: «Сила вещей заставила Троцкого идти меньшевистским путем вопреки его надуманным планам о каком-то «синтезе» между историческим меньшевизмом и историческим большевизмом. Благодаря этому… он не только пошел в лагерь «ликвидаторского блока», но и вынужден [был] занимать в нем самую «драчливую» позицию по отношению к Ленину»[691]. Сам же Троцкий отлично сознавал неизбежную временность своего блока с меньшевиками, к которым относился свысока, и не скрывал этого. Он писал Мартынову в 1912 г.: «Меньшевики – вообще самая ужасная раса»[692].
   В конце февраля 1913 г. Департамент полиции России на основе поступавших ему донесений агентов крайне неточно с фактической точки зрения и путая характер внутрипартийной борьбы и расстановку сил, в целом верно подметил тенденцию: «Троцкисты[693] окончательно примкнули к ликвидаторам, своей литературы более не издают и издававшуюся в Вене газету «Правда» – орган Троцкого – закрыли. Но, ссылаясь на то, что из группы «троцкистов» наиболее жизненные элементы начали также принимать участие в петербургской газете «Правда», ленинцы указывают, что наиболее действенным средством к сплочению троцкистов с ленинцами могла бы стать последовательная защита ленинцами своей партийной линии, каковая в конечном результате могла бы дать уже фактическое сплочение обеих групп»[694].
   Троцкий продолжал выдвигать лозунг единства социал-демократического движения в России, но никаких новых реальных усилий в этом направлении не предпринимал. Своеобразный итог его деятельности был подведен Департаментом полиции в 1909 г. в справке о Троцком: «В настоящее время Бронштейн состоит редактором газеты «Правда» – органа Украинского союза «Спiлка» РСДРП, проживает в Вене»[695]. Про Августовский блок Департамент полиции даже не упоминал.
   Подлинным финалом Августовского блока было решение состоявшегося в феврале 1914 г. съезда СДЛК, обладавшей в рамках РСДРП правом самостоятельной деятельности в пределах своего края, об отзыве из блока своих представителей по той причине, что блок не отмежевался от ликвидаторов. Это решение стало результатом того, что на съезде СДЛК возобладали большевистски ориентированные делегаты[696]. Ленин по этому поводу выражал злобное удовлетворение, оценивая выход латышей как «смертельный удар» по блоку, добавляя, что и сам Троцкий фактически «откололся» от Августовского блока[697].

   3. Ленин и Троцкий: взлет враждебности

   В 1911 – 1914 гг. против венской «Правды» и ее редактора развернулась бурная враждебная кампания со стороны большевиков-ленинцев, связанная с тем, что окончилась неудачей их попытка взять газету в свои руки. Собственно говоря, Ленин отрицательно относился к Троцкому еще с 1903 г., с того времени, как они вначале разошлись, а затем и крупно поссорились и открыто разругались по вопросу о партийном организационном уставе. Правда, в 1905 – 1907 гг. его отношение несколько смягчилось в связи с ролью Троцкого в революции и его смелым поведением в Петербургском Совете рабочих депутатов. Ленин позволял себе отдельные сдержанно положительные оценки Троцкого и даже цитировал его[698]. Ленин, однако, затаил против Троцкого глухое раздражение, которое могло прорваться наружу в любой благоприятный для этого момент и вылиться в неприкрытую ненависть. Н. Валентинов (Вольский)[699], которому довелось побывать и в рядах большевиков, и в меньшевистской организации, вспоминал, что Ленин сравнивал Троцкого с крайне отрицательными литературными персонажами – с щедринским Балалайкиным (из сатирической повести «Современная идиллия» – это сравнение проскальзывало и в печати), с тургеневским Ворошиловым (из повести «Дым»). На слова Валентинова, что Троцкий – хороший оратор, Ленин ответил, что, мол, все Ворошиловы и Балалайкины ораторы. «В эту категорию входят недоучившиеся краснобаи-семинаристы, болтающие о марксизме приват-доценты и паскудничающие адвокаты. У Троцкого есть частица от всех этих категорий»[700]. Оценка эта относила Троцкого к тем интеллигентам, к которым Ленин испытывал чувство крайней недоброжелательности. Позже в ряде писем Ленина со всевозможными злобными и презрительными эпитетами вспоминалась «драка» с Троцким 1904 г.
   Теперь, однако, положение было качественно иным. Ленин готовил, а затем организовал в январе 1912 г. в Праге «партийную» конференцию, конференцию большевистской фракции, которая на самом деле явилась важным шагом на пути будущего превращения большевиков в совершенно самостоятельную политическую партию.
   Неудивительно, что он увидел в это время в деятельности Троцкого, направленной на восстановление единства, главного своего врага. Это было время, когда недоброжелательность, раздраженность Ленина по отношению к Троцкому приобрела характер открытой, неприкрытой ненависти, что подтверждается многочисленными документами. Из них видно, что обычно любивший употреблять в своих публикациях и выступлениях вульгаризмы, ругательства, явные непристойности, ставившие целью втоптать в грязь своих оппонентов[701], Ленин в полемике с Троцким в этом смысле просто превзошел себя.
   С весны 1909 г. атаки Ленина на Троцкого возобновились и в следующие месяцы и годы становились все более исполненными подлинной, нескрываемой ненависти. Атаки начались с теории, если догматические рассуждения можно причислить к таковой. В статье «Цель борьбы пролетариата в нашей революции» (март – апрель 1909 г., газета «Социал-демократ») Ленин нападал на концепцию перманентной революции. Он утверждал, что основная ошибка Троцкого состоит в игнорировании буржуазного характера революции, «отсутствии ясной мысли по вопросу о переходе от этой революции к революции социалистической». Далее Ленин упрекал Троцкого в том, чего тот и в помине не имел в виду. Троцкий будто бы предполагал, что одна из существующих буржуазных партий овладевает крестьянством либо крестьянство создает собственную «могучую» партию. Из этой нелепой предпосылки, ибо никак иначе фиктивное утверждение Ленина назвать невозможно, большевистский лидер делал вывод, что у Троцкого имеет место смешение вопроса о классах с вопросом о партиях. Неверным считалось и заявление Троцкого о том, кто даст содержание правительственной политике, кто сплотит революционное правительственное большинство. Не замечая, что у Троцкого таковым был назван пролетариат (для Ленина это было очень невыгодно), в статье поучительно проповедовалась тривиальная истина, что вопрос о диктатуре революционных классов не сводится к борьбе в революционном правительстве[702].
   Несколько позже в том же году конфликт распространился на отношение к партийной школе, которую в Болонье организовали большевики-примиренцы, а также меньшевики, причисляемые Лениным к «ликвидаторам». Ленин называл эту школу «мнимопартийной» и ехидничал: «Кстати, пусть Троцкий теперь… решит – не пора ли ему вспомнить свое обещание поехать преподавать в NN-скую «школу»… Пожалуй, сейчас самая пора явиться на «поле брани» с пальмовой ветвью мира и сосудом «нефракционного» елея в руках»[703].
   «Пальмовую ветвь мира» стремился держать в своих руках не только Троцкий. Сходную миссию пытался взять на себя М. Горький, мечтавший организовать на своей вилле на острове Капри «примирительную» встречу Ленина, Богданова и Троцкого, которого он также собирался вместе с Лениным, Луначарским и Богдановым привлечь к участию в планируемых им сборниках по литературной критике, социальной философии и т. п. «Троцкий может дать ряд памфлетов», – писал Горький директору-распорядителю издательства «Знание» К.П. Пятницкому в январе 1908 г. Горький полагал, в частности, что Троцкий может написать памфлет о Милюкове по тому типу, как он в свое время написал памфлет о Струве. Мысль о созыве «маленького литературного съезда», в котором участвовали бы Богданов, Базаров и Луначарский, Горького не оставляла в течение сравнительно длительного времени. «Думаем о Троцком», – писал он вскоре издателю И.П. Ладыжникову. И еще через несколько дней тому же Ладыжникову ставился вопрос: «Не известен ли Вам адрес Троцкого?»[704] На «примирительный съезд» на Капри Троцкий, однако, так и не приехал, считая эту затею непродуктивной. В результате горьковская попытка примирения успеха не имела.
   Тем не менее Троцкий всячески пытался наладить добрые отношения с Горьким. Он посылал ему вышедшие номера своей «Правды». Он поддержал инициативу Богданова о подготовке статьи о партийной школе для «Правды» самим Горьким и в письме от 9 июня 1909 г. в не очень свойственном ему уважительном тоне спрашивал писателя: «Можно ли на это надеяться?» Впрочем, автор письма тут же сбивался на несколько поучительный тон: «Такая статья была бы столько же в интересах «Правды», сколько и в интересах школы, – ибо «Правда» весьма читается рабочими, несравненно более, чем все другие партийные газеты… Партийная жизнь наша вообще передвигается из интеллигентского бельэтажа в пролетарский подвал. Это теперь все констатируют, а выводов отсюда не делают, не хотят или не умеют. Сейчас рабочая газета, как и рабочая школа, выдвигаются на первый план… Между тем официальные партийные сферы под гримасой официального сочувствия прячут добрую долю своего недоброжелательства или, в лучшем случае, безучастия по отношению к «Правде».
   Открывая свои мысли Горькому, Троцкий как бы отделял весьма авторитетного писателя от официальной партийности и пытался приблизить его к себе: «Думается, что «Правда» – сейчас дело необходимое и что поэтому она вправе требовать к себе внимания и сочувствия. Поручаю ее и Вашей благосклонности, Алексей Максимович!»[705]
   Что же касается школы в Болонье, то на приглашение поехать туда Троцкий откликнулся положительно. Правда, в первой партшколе, организованной Горьким на острове Капри, где тот проживал, Троцкий не участвовал. Школа была создана писателем в 1909 г. совместно с Богдановым и Луначарским. Деятельность ее резко и грубо критиковал Ленин. Серьезной ошибкой не только Горького, но и всей «каприйской школы», по мнению большевистского лидера, стали идеи «богостроительства», в котором социализм превращался в новую религию. Народ в такой концепции становился и новым божеством, и богостроителем. В июне 1909 г. совещание расширенной редакции газеты «Пролетарий» по настоянию Ленина приняло решение о партийной школе на Капри, подчеркивая, что она отражает «групповые идейно-политические цели», и исключило Богданова из партии. В этом конфликте проявились скорее не идейные, а личностные противоречия между Лениным и Богдановым. Если бы Троцкий поехал на Капри, ленинский гнев умножился бы в еще большей мере.
   К этому времени ситуация в социал-демократических верхах была такова, что требовалась изрядная дипломатичность даже в характере и тексте приглашения. Связано это было, в частности, с тем, что Троцкий серьезно отнесся к слухам, распространявшимся в эмигрантской среде, что социал-демократические школы организуются на средства, полученные от грабительских «эксов», по поводу чего Богданов писал позже, в октябре 1910 г.: «Мы полагаем, что Троцкий говорит глупости. Ну, какое нам дело до событий, которые имели место до возникновения нашей группы [«Вперед»], и тогда, когда уже была школа, с публичным, можно сказать, курсом лекций и всем известной программой?»[706] Богданов был в этом вопросе явно менее щепетилен, чем Троцкий[707].
   Проект письма Троцкому составил Горький, но предварительно послал его на консультацию Богданову. В своем ответе в апреле 1909 г. Богданов писал: «Опасен был бы приезд Троцкого раньше других лекторов, а в Вашем письме есть место, к[оторо]е может дать ему повод для этого; и он может нарочно им воспользоваться, чтобы приехать, разведать… Поэтому возвращаю пока и Ваше письмо к Тр[оцкому], чтобы немного изменить соответствующее место в конце; в остальном письмо подходит, ибо полемическую переписку с Тр[оцким] заводить незачем».
   Умеренные большевики явно опасались и напора Троцкого, и реакции на него Ленина. От Ленина за «приезд» Троцкого могло очень даже влететь. В конце концов решили, что Троцкого пригласит в школу на Капри Богданов. Но ответ Троцкого Богданова не удовлетворил, ибо Троцкий смотрел на школу как на «кружок высшего типа», а не как на творческую лабораторию. В то же время Троцкий считал целесообразным объединить усилия своей газеты и Каприйской школы[708].
   В обширном письме Алексинскому, который был одним из инициаторов создания партшколы, Троцкий 20 июня 1909 г. более подробно высказывал свои сомнения. Касаясь педагогических задач, он полагал, что краеугольным вопросом является следующее: «Что хочет она дать ученикам-рабочим: известную сумму фактических и теоретических познаний или метод?» Следуя своей непререкаемо резкой и в то же время аргументированной манере полемики, он утверждал: «Фатальной ошибкой было бы задаться целью напитать учеников как можно большей суммой социалистических знаний. За три – за четыре месяца какие-то особенные познания можно преподать или усвоить? Самое же опасное в таких случаях – содействовать образованию самодовольных полузнаек. Отвратительная фигура – все равно: интеллигент или рабочий!.. Дайте рабочему метод – знание он найдет на полке».
   Троцкий настаивал на том, чтобы школа содействовала преодолению раскола социал-демократического движения в России. В письмах Инициативной группе, а затем Исполнительной комиссии Каприйской школы Троцкий вновь и вновь подчеркивал необходимость «сбросить с себя раз и навсегда ветхого Адама «истинно-большевистского» и всякого иного интеллигентского сектантства». Он не возражал против приезда на Капри для выступлений в школе, но лишь в том случае, если будет учтена его критика[709].
   Ко времени создания второй партшколы в Болонье взаимоотношения между Горьким и Богдановым испортились (это было одной из причин образования Болонской школы без участия Горького). В документации Алексинского сохранилась следующая выписка из письма Горького Богданову: «Я очень ценю Ваши теоретические работы и считаю себя сторонником Ваших взглядов, но не могу хорошо относиться к Вам, как к человеку, ибо Вы сначала к своей сестре относились отрицательно, а потом, когда произошел инцидент между Вашей сестрою и моей женою, Вы встали на сторону своей сестры, изменив на нее свой первоначальный взгляд»[710].
   Так что на писателя, который вроде должен был стоять выше примитивных земных дел, решительным образом повлияла дамская склока – ссора между сестрой Богданова, являвшейся женой Луначарского, Анной Александровной Луначарской, и гражданской женой Горького Марией Федоровной Андреевой.
   Невзирая на ленинские выпады и весьма осторожное поведение организаторов Болонской школы, Троцкий действительно поехал летом 1911 г. в Болонью, где при благосклонном содействии Горького, подыгрывавшего и нашим и вашим, прочитал несколько лекций[711]. Правда, скорее это была прогулочная поездка, позволившая Троцкому в какой-то степени отвлечься от текущих дел, развеяться, познакомиться с прекрасным итальянским средневековым городом, художественными памятниками этого центра провинции Эмилия-Романья, где он провел около месяца.
   Вторая, переведенная с Капри социал-демократическая рабочая школа открылась в Болонье 8 (21) ноября 1910 г. К этому времени из России приехали 17 слушателей, которым начали преподавать 4 лектора (А.А. Богданов, А.В. Луначарский, М.Н. Лядов и М.А. Савельев), затем к ним присоединились Г.А. Алексинский и М.Н. Покровский. Позже других появился Троцкий. Несколько его лекций были посвящены истории рабочего движения и социализма на Западе[712]. Луначарский вспоминал, что Троцкий блестяще читал лекции и оставил самое лучшее впечатление у слушателей, которые тепло к нему отнеслись[713]. Луначарский рассказывал, что Троцкий внес большое оживление в работу школы, что он был «необыкновенно весел, блестящ, чрезвычайно лоялен по отношению к нам и оставил по себе самые лучшие впечатления», что он был одним из самых «сильных работников этой нашей второй школы»[714].
   Ленин на приглашение ответил отказом[715], вполне естественным, имея в виду его отношение к пропагандистским начинаниям, на которые он не оказывал решающего воздействия.
   Может быть, именно из-за этого успешного выступления Троцкого в школе, в которую в результате не приехал Ленин, в январе 1911 г. он в предельно возбужденном состоянии начал писать, но так и не завершил статью, которую собирался назвать «О краске стыда у Иудушки Троцкого». Этот текст был настолько грубым, беспочвенным, написанным в состоянии аффекта, почти явной истерии, часто свойственной психически неустойчивым политическим деятелям, что, слегка поостыв, Ильич забросил свой черновик, который в то время так и не был опубликован. Он сохранился, однако, в архиве и был в 1932 г. предан гласности услужливыми холопами Сталина как раз в годовщину смерти Ленина[716], хотя текст этот скорее компрометировал Ленина, а не Троцкого[717]. Приведем его полностью: «Иудушка Троцкий распинался на пленуме против ликвидаторства и отзовизма. Клялся и божился, что он партиен. Получал субсидию. После пленума ослабел ЦК, усилились впередовцы – обзавелись деньгами. Укрепились ликвидаторы, плевавшие в „Нашей заре“ перед Столыпиным в лицо нелегальной партии. Иудушка удалил из „Правды“ представителя ЦК и стал писать в „Vorwärts“ ликвидаторские статьи. Вопреки комиссии, которая постановила, что ни один партийный лектор не должен ехать во фракционную школу впередовцев[718], Иудушка Троцкий туда поехал и обсуждал план конференции с впередовцами. План этот определен теперь группой «Вперед» в листке. И сей Иудушка бьет себя в грудь и кричит о своей партийности, уверяя, что он отнюдь перед впередовцами и ликвидаторами не пресмыкался. Такова краска стыда у Иудушки Троцкого»[719].
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация