А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лев Троцкий. Революционер. 1879–1917" (страница 26)

   Это было время, когда российская социал-демократия все более дробилась на мелкие и мельчайшие группы. Из рядов большевиков выделились сначала ультиматисты, затем отзовисты, которые принципиально отказывались работать в легальных организациях и требовали полного ухода в глубокое подполье. Большинство меньшевиков, в свою очередь, настаивало на сосредоточении деятельности в Государственной думе, муниципалитетах, земствах, профсоюзах, медицинских страховых кассах, кооперативах и других легальных организациях, беря пример с западной социал-демократии. Ленин продолжал презрительно называть эту тенденцию «ликвидаторством», причем такое сосредоточение на легальной работе пришлось не по вкусу и некоторым меньшевикам, которые во главе с Плехановым объявили себя «меньшевиками-партийцами».
   Конгресс открылся в обстановке резко враждебного отношения обеих фракций российской социал-демократии по отношению к Троцкому, что проявилось очень скоро. Это был один из очень немногих случаев, когда среди большевиков и меньшевиков воцарилось почти полное согласие. Линия Троцкого, стремившегося вскрыть и обсудить эту пагубную ситуацию, не нравилась ни одной из группировок. В результате в российской делегации под давлением Ленина, а затем и не выносившего Троцкого Плеханова сложилось почти единодушное враждебное отношение к автору злосчастной статьи в немецкой газете. Ему припомнили и прежние неудачные выступления. «Какая возмутительная статья его в «Neue Z[eit]», – писал Аксельрод Мартову в октябре 1911 г. – Пожалуй, более возмутительная, чем в «Vorw[ätrs]»[597].
   А.В. Луначарский, который вновь встретился с Троцким на Копенгагенском конгрессе, позже высказывал далеко не вполне обоснованное мнение, что Троцкий высмеивал, унижал всю российскую делегацию. Тем не менее негодовали действительно представители всех фракций. «Плеханов, жгучей ненавистью ненавидевший Троцкого, воспользовался таким обстоятельством и устроил нечто вроде суда над Троцким. Мне казалось это несправедливым, я довольно энергично высказался за Троцкого и вообще способствовал (вместе с Рязановым) тому, что план Плеханова совершенно расстроился»[598].
   Судя же по рассказу самого Троцкого, дело обстояло несколько иначе. Происходила обычная история, когда о каком-то документе знали только понаслышке, но тем не менее осуждали его. Троцкий поэтому потребовал оглашения своей статьи на собрании российской делегации. Верный оруженосец Ленина Зиновьев[599] возражал, утверждая, что для того, чтобы осудить статью, не обязательно ее читать. С ним, однако, не согласились. Статью читал и переводил симпатизировавший Троцкому Рязанов, который придал ей такие интонации, тем более в его русском переводе, что она многим «показалась невинной». Большинством голосов делегация отклонила прямое осуждение, что, однако, не привело к улучшению взаимоотношений Троцкого с социал-демократическими группками. «Это не мешает мне сейчас самому осудить эту статью, как неправильную в оценке фракции большевиков», – писал Л.Д. Троцкий через двадцать лет[600] вряд ли в полной мере откровенно (меньшевики уже были достоянием истории, а большевики владели существенной частью суши земного шара).
   Конгресс приветствовал национально-освободительную борьбу народов Азии. Были по существу подтверждены марксистские решения прежних конгрессов о решительной борьбе против милитаризма, о необходимости единства профессионального движения. Правда, по этому последнему вопросу произошло острое столкновение левых, включая Ленина, с основной массой делегатов, так как Ленин требовал осудить «нейтральность» профсоюзов, а также кооперативных организаций. Троцкий в эти споры не вмешивался. Требование Ленина было отвергнуто подавляющим большинством делегатов. По вопросу о единстве социалистических партий подавляющее большинство участников конгресса приняли центристскую резолюцию, требовавшую объединения всех течений социалистов в национальном масштабе, что, однако, не привело к каким-либо сдвигам в этом больном вопросе.
   В сентябре 1911 г. Троцкий участвовал в съезде германских социал-демократов в Йене. Карл Либкнехт предложил ему выступить по поводу «насилий царского правительства над Финляндией», где власти империи начинали энергично проводить русификаторскую политику. В это время, однако, поступило известие об убийстве в Киеве премьер-министра России Столыпина, и лидер партии Август Бебель осторожно попросил Троцкого воздержаться от выступления, чтобы не создавать затруднений для его партии. Пожелание было выполнено, однако то обаяние, которым была окутана в глазах Троцкого СДПГ, рассеялось[601].
   Первые годы второй эмиграции Троцкого в известном смысле знаменовали своего рода остановку в его политическом развитии. Бурный взлет в предыдущее пятилетие существенно затормозился. Троцкий стал известным в международных кругах деятелем российской социал-демократии. Он стоял на центристских позициях, тяготея к левому крылу международного объединения, но не пользовался полным доверием ни в Интернационале, ни в своей собственной партии. И большевики и меньшевики относились к нему с нескрываемой опаской. Особенным недоверием пользовался он в кругу Ленина и его близких соратников, к которым принадлежали прежде всего Зиновьев и Каменев. Последний, правда, к этому времени вступил в родственные отношения с Троцким, став супругом его младшей сестры Ольги, однако политически между ним и Троцким продолжались сугубо официальные и взаимоподозрительные отношения. Ольга же, дама весьма привлекательная и самоуверенная, погрузившаяся во внутрипартийные интриги, хотя и не забывавшая о жизненных женских радостях, большая любительница дорогих украшений, политически была ближе к своему супругу и, следовательно, к Ленину, нежели к собственному брату. Она была уже матерью одного сына, Александра, которого родила в 1908 г., в 1914 г. появился второй сын – Юрий.
   Потенции Троцкого как политика, организатора, публичного оратора, столь ярко проявившиеся в последней четверти 1905 г., теперь не находили возможностей для столь же блестящего выражения. Ему пришлось примириться на несколько лет с ролью плодотворного журналиста и активного организатора прессы, то есть возвратиться к той деятельности, которой он занимался в самом начале своей бурной карьеры. Эта деятельность, однако, развивалась теперь на новом, значительно более высоком содержательном уровне, чем первые публицистические выступления в восточносибирской газете, а затем в «Искре».

   Глава 8
   «Правда» и августовский блок

   1. Газета Троцкого

   Постепенно Троцкий склонялся к мысли, что случайные публикации статей в большевистской и меньшевистской прессе, органы которой крайне осторожно относились к нему в качестве автора, статьи в германских, австрийских и польских изданиях не могут удовлетворить его притязаний на широкую социал-демократическую аудиторию и более обширный круг читателей. Он предпринял издание собственной газеты, в которой мог формулировать свои стратегические планы, общественно-политические установки, собственную оценку текущих событий и общих явлений в мировой экономике, международной политике, внутренней политике отдельных стран, не оглядываясь на мнение других издателей, не приспосабливаясь к вкусам читательской публики.
   В октябре 1908 г. на занятые средства Троцкий приступил к изданию в Вене своей газеты «Правда», которая была предназначена, как он пишет, «для широких рабочих кругов»[602], но все же скорее для социал-демократической и другой оппозиционной интеллигенции, а также наиболее продвинутой части промышленных и ремесленных рабочих. Первый номер газеты появился на свет 3(16 октября).
   Через нелегально действовавший союз черноморских моряков и другие конспиративные и полулегальные организации, а также нелегальные связи социал-демократов часть тиража отправлялась в Россию контрабандным путем по Черному морю и через границу между Россией и Австро-Венгрией в Галиции. Троцкому удалось установить настолько эффективные контрабандные связи, что он смог оказывать помощь в нелегальных перебросках через границу партийных работников, отправлявшихся, например, в организованную социал-демократическими деятелями школу в Болонье (Италия).
   В течение некоторого времени газету получала в сравнительно большом количестве влиятельная нелегальная киевская социал-демократическая организация. Ее секретарь Н.Ю. Капелинский с Троцким регулярно переписывался, правда только до провала этой организации в 1911 г., после чего новое руководство, созданное группой, оказалось в руках большевиков.
   А.А. Богданов, в то время один из ведущих руководителей течения так называемых большевиков-примиренцев (вскоре их стали называть большевиками-партийцами, а затем и в их среде произошел раскол и выделилась группа «Вперед»), писал М. Горькому 12 (25) мая 1909 г. о своей встрече с Троцким, который сказал ему, что «Правда» «охотно дает для переправки учеников свои пограничные связи. А они очень хороши». Учитывая это, летом 1909 г. Горький послал Троцкому 650 итальянских лир «для рабочих, которые поедут сюда», то есть в партийную школу[603].
   К текущей работе в редакции были привлечены несколько человек, которые позже сыграли ту или иную роль в российской и советской истории. Главным помощником Троцкого был Иоффе. Помощь Иоффе была важной не только потому, что он отдавал газете все свои силы, но и потому, что, получив значительное наследство, он бо́льшую его часть предоставил на издание «Правды», что, собственно, позволило выпускать ее, пусть с перерывами, в течение трех с половиной лет. «Он отдавал «Правде» и свои силы, и свои средства», – вспоминал Троцкий[604].
   Некоторое время секретарем редакции «Правды» работал нефракционный социалист Виктор Леонтьевич Копп[605]. Постоянным сотрудником газеты был студент-меньшевик Матвей Иванович Скобелев[606], проявивший яркие журналистские способности и организаторскую хватку. Между прочим, именно в крохотной комнатушке Скобелева Троцкий в 1913 г. впервые близко увидел того человека, который на протяжении более чем двух десятилетий после Октябрьского переворота 1917 г. станет его главным личным и политическим врагом: к Скобелеву зашел находившийся в это время в Вене и снимавший угол у проживавшего по соседству меньшевика А.А. Трояновского Иосиф Джугашвили, который по поручению Ленина пытался собрать материал с целью написания популярной марксистской брошюры по национальному вопросу. Собственно говоря, знакомство тогда так и не произошло, ибо Сталин, лишь слегка кивнув, налил себе стакан чаю и молча удалился. В памяти Троцкого сохранился лишь смутный, но весьма неприятный образ (или, возможно, это было наслоение позднейших впечатлений на мимолетное воспоминание)[607]. Сталин же не оставил никаких свидетельств о своей первой встрече с Троцким[608].
   Подробно рассказывая в своих мемуарах о сотрудничестве Иоффе и едва упоминая имя Коппа, Троцкий ни слова не говорит о Скобелеве, с которым разошелся политически. Троцкий не упоминает имя еще одного человека, который сыграл важную роль в выпуске «Правды»: Семена Юльевича Семковского[609], считавшегося одним из редакторов газеты и публиковавшего в ней много материалов[610]. И Скобелев и Семковский были очень «неудобны» для рассказа о сотрудничестве с ними, имея в виду попытки Троцкого максимально «приблизить» свои позиции к ленинским в двадцатилетней ретроспективе.
   Но, опираясь именно на этих людей, Троцкий смог наладить более или менее регулярный выпуск газеты, хотя периодичность ее лишь изредка составляла две недели, а иногда газета выходила значительно реже, подчас с перерывами в несколько месяцев.
   Ранее «Правда» издавалась в качестве органа украинской социал-демократической организации «Спiлка» («Союз»), примыкавшей к меньшевикам[611], но после ослабления, а затем фактического распада этой организации в результате арестов в 1907 г. перестала выходить. Затем публикации продолжились под руководством Мариана Меленевского[612], выступавшего под псевдонимом Басок, но подписывавшегося также Иван Гылька, который как раз и выпускал «Правду» до передачи ее Троцкому. «Спiлка» была объявлена восстановленной, но активной деятельности не возобновила. Троцкий договорился с бывшими деятелями «Спiлки», которые передали ему права на выпуск газеты, однако издание было начато как бы заново. Вслед за этим Троцкому удалось добиться официального признания «Правды» общепартийным предприятием, хотя это признание осталось только формальным. Фактически газета оставалась его личным печатным органом.
   Ленин отнесся к предприятию Троцкого весьма подозрительно, хотя не исключал все еще возможности прибрать к рукам и «Правду», и ее редактора. Эти расчеты были в значительной степени связаны с тем, что «Правда» крайне нуждалась в денежных средствах. Троцкий совершил несколько поездок по русским социал-демократическим колониям в Западной Европе, пытаясь заручиться их поддержкой. В конце мая – начале июня 1909 г. он поехал в Париж в связи с тем, что 16 мая ЦК в какой-то степени легализовал газету, объявив редакцию «Правды» партийной группой, издающей рабочую газету «Правда»[613]. Немедленно после этого Троцкий обратился в ЦК с просьбой о материальной и организационной поддержке. Большевики-примиренцы склонны были к соглашению. Ленин занял значительно более осторожную позицию.
   На переговоры с Троцким был послан Каменев. О том, какой позиции придерживался Ленин в это время, видно из его письма от 18 августа 1909 г. члену Заграничного бюро ЦК А.И. Любимову (Марку), тогда умеренному большевику, но колебавшемуся между большевизмом и меньшевизмом: «Насчет Троцкого должен сказать, что я буду самым решительным образом против помощи ему, если он отвергнет (а он уже отверг!) равенство в редакции, предложенное ему членом ЦК [Каменевым]. Без решения этого вопроса Исполнительной комиссией БЦ[614] никакие шаги помощи Троцкому не допустимы. Поэтому на печатание «Правды» в типографии «Пролетария» Хозяйственная комиссия имеет право согласиться только в том случае, если это не будет помощью новой фракции (ибо Троцкий основывает новую фракцию, а член ЦК б[ольш]е[ви]к предлагал ему вместо этого идти в партию… как всякому иному)… Самым решительным образом настаиваю на том, что вопрос об отношении к «Правде» еще будет решаться Исполнительной комиссией БЦ и что ни одного шага помощи до этого решения делать нельзя, ничем себя связывать нельзя»[615].
   Из этого письма отчетливо видно, что Ленин соглашался на финансирование «Правды» Троцкого только на условиях его полной капитуляции и присоединения к большевикам, что было нереальным. Таких намерений Троцкий действительно не проявлял. И Ленин сменил весьма условное согласие поддержать «Правду» в материальном отношении негодованием. В конце августа он писал Зиновьеву, что «Троцкий повел себя как подлейший карьерист и фракционер… Болтает о партии, а ведет себя хуже всех прочих фракционеров». Примерно в тех же словах он описывал ситуацию в письме М.П. Томскому[616] через месяц[617].
   2 – 23 января (15 января – 5 февраля) 1910 г. в Париже состоялся пленум ЦК РСДРП, который прозвали «долгим пленумом». Он был еще одной оказавшейся безуспешной попыткой урегулировать внутрипартийные разногласия. На пленуме доминировали умеренные большевики А.И. Рыков[618], Г.Я. Сокольников[619], Каменев. Их позиции были близки к позиции Троцкого, который «получил признание как удачливый миротворец»[620]. Участвуя в пленуме, он ловко маневрировал, используя противоречия между большевиками и меньшевиками, явно сблизился через своего шурина Каменева с большевиками-примиренцами. Оставшись в меньшинстве, меньшевики согласились изгнать из своих организаций «ликвидаторов», но большевики, в среде которых все больше усиливались разногласия, пошли по требованию как Ленина, так и меньшевиков на разрыв с бойкотистами, призывавшими к игнорированию Государственной думы. Пленум постановил создать Коллегию членов ЦК в России с правами ЦК (позже этот орган стали называть Русское бюро ЦК), установив равное представительство большевиков и меньшевиков. Было решено приостановить фракционные публикации и вложить средства в единый партийный печатный орган. Пленум решил передать крупные денежные средства, которые были получены большевиками путем мошеннической операции с наследством фабриканта Н.П. Шмита, в распоряжение тройки доверенных лиц из числа германских социал-демократов: Карла Каутского, Франца Меринга и Клары Цеткин. Передачу предполагалось провести в два этапа: половину немедленно, а вторую часть – через год. Сдав часть суммы, Ленин перед наступлением срока сдачи второй части подал заявление в ЦК о расторжении соглашения. Оставшиеся деньги (как минимум 33 тысячи франков) были положены в банк на личный счет Ленина, и контроль со стороны других лиц над их использованием был невозможен[621].
   Изначально от роли «держателя» денежного фонда по болезни отказался Меринг. Затем точно так же поступил Каутский – не желая пачкать свое имя грязными делами. В декабре 1911 г. Троцкий направил К. Цеткин письмо от имени редакции своей газеты с резким осуждением действий Ленина[622]. Пленум принял специальную резолюцию о газете «Правда». В ее первоначальном варианте был пункт о праве вето, которое предоставлялось ЦК в редакции газеты. Однако по настоянию умеренных этот пункт был заменен другим, предусматривавшим, что изменения в составе редколлегии газеты производятся путем «соглашения между редакцией и ЦК». Решив предоставить Троцкому небольшую дотацию в сумме 150 рублей (400 франков), ЦК фактически признал его газету «Правда» в качестве своего органа[623], хотя официально этот статус зафиксирован не был.
   Ленин голосовал на «долгом пленуме» против содействия «Правде». Он все четче видел в Троцком серьезного конкурента в борьбе за лидерство. Троцкий же приветствовал решения этого пленума, полагая, что он может стать поворотным пунктом в его судьбе и развитии партии[624]. Он активно участвовал в решении всех стоявших на пленуме вопросов, внеся, в частности, компромиссное предложение об изъятии термина «ликвидаторство» из основной резолюции «О положении дел в партии». Поддержанный польскими и латышскими социал-демократами и бундовцами, он добился исключения из резолюции этого одиозного термина.
   По настоянию Ленина и с согласия Троцкого пленум решил ввести в редакцию газеты «Правда» своего представителя в расчете на полное овладение газетой. По тактическим соображениям, имея в виду и родственные связи, и сравнительную умеренность позиции, в качестве такового был определен Каменев[625]. Последний приехал в Вену с предложением сосредоточить газету целиком на партийных делах (как это трактовали большевики и лично Ленин). Взамен Ленин предлагал на очередной партийной конференции объявить газету органом ЦК РСДРП с выделением на ее издание соответствующих более крупных сумм из партийной кассы[626]. М.Ф. Назарьев – сотрудник эмигрантского меньшевистского «Голоса социал-демократа», несколько идеализируя ситуацию, сообщал по окончании пленума, что «Правда» из частного издания кружка литераторов становится изданием при ЦК, субсидируемым последним. Б[ольшеви]ки хотели взять ее под свое руководство, м[еньшеви]кам удалось отстоять ее независимость». Именно «независимость» «Правды» не устраивала Ленина.
   Троцкий вначале колебался. Перспектива выпуска общепартийной газеты под его редакцией казалась весьма заманчивой. «Правда» заняла явно примирительную позицию в отношении большевиков, что, между прочим, позже не укрылось от внимательного взгляда бывшего жандармского генерала А.И. Спиридовича, изучавшего в эмиграции историю большевизма[627]. Однако вскоре стало ясно, что Ленин не собирался предоставлять редакции ни малейшей степени автономии. Хотя Каменев в какой-то мере пытался сгладить углы, в редакции начались трения.
   Вслед за этим оказалось, что меньшевики не намерены исключать из своих организаций тех, кого Ленин именовал ликвидаторами, имея в виду крайнюю расплывчатость этого термина и возможность приклеить соответствующий ярлык почти любому члену меньшевистской организации. Троцкий решил не торопиться с осуждением линии меньшевиков и лишь осторожно сообщил в «Правде», что не одобряет их поведения. Ленин настаивал на значительно более жесткой линии. Троцкий же отказался следовать императивным директивам Ленина. Последовали пререкания и интриги. В какой-то момент Каменев оказался даже круче Ленина, сочтя необходимым разрыв с Троцким. Ильич был вынужден его остановить: «Необходим ли нам выход из «Правды»? – писал он 6 апреля. – Вы решаете почти что да – опять же «поторопившись» написать после первого конфликта с Троцким»[628].
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация