А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обретенная любовь" (страница 5)

   – Мы не ссоримся – мы же приятели, – выдавил Алексей, но слова вышли неубедительными и полными фальши.
   Монтгомери казался ему опасным соперником. Он ни за что не оставил бы Элис наедине с этим американцем. Также он злился на девушку за то, что вообще обратила внимание на этого моряка.
   – На самом деле мы больше чем приятели – я обязан тебе жизнью. Если бы не ты, мой скальп болтался бы сейчас как наружное украшение какой-нибудь хижины в районе озера Гурон.
   Алексей пытался сосредоточиться на данном обстоятельстве, но не мог этого сделать. Перед его мысленным взором стояла картина: Монтгомери страстно обнимает Элис. Боже, а ведь он даже не знает, целовалась ли она когда-нибудь!
   – А ты спас мне жизнь на Ямайке во время восстания рабов, – напомнил Монтгомери.
   – Мой корабль не переплыл бы Китайское море без твоей умелой навигации, – подхватил Алексей.
   – Так к чему нам враждовать? Давай поклянемся, что ни одна женщина никогда не сможет встать между нами, даже столь прекрасная, как мисс О'Нил.
   Монтгомери протянул руку.
   Алексей колебался, лихорадочно обдумывая ситуацию. В сознании его навсегда запечатлелся образ Элис, облаченной в светло-зеленое платье. Он представлял ее то заигрывающей с рулевым, то внимательно вглядывающейся в его собственные глаза. Наконец, стряхнув с себя ее чары, молодой человек пожал руку Монтгомери:
   – Я и не думал о вражде с тобой.
   – Хорошо, – усмехнулся американец.
   Алексей улыбнулся в ответ, но ему пришлось приложить физическое усилие, чтобы уголки губ поднялись вверх.
   Монтгомери покинул столовую. Алексей подумал о том, что впервые за два года между ними произошел конфликт. Что еще хуже, он больше не доверял человеку, спасшему ему жизнь. И виновата в том была Элис О'Нил.

   Элис знала, что с ее стороны является сущим ребячеством стоять у окна в главной гостиной и смотреть на подъездную аллею, высматривая, кто по ней проедет. И ожидала она вовсе не Уильяма Монтгомери, который обещался заехать за ней во второй половине дня. Вчера вечером она услышала, как Алексей просил аудиенции у ее отца, чтобы спросить его совета по какому-то важному делу. Девлин пригласил его в любое время после обеда.
   После того как Алексей предостерег ее держаться подальше от своего рулевого, Элис с ним больше не разговаривала. Ей просто не представилось шанса, потому что в доме было слишком много гостей. Девушка совсем было собралась ответить отказом на предложение Монтгомери поехать с ним покататься на следующий день, но потом вдруг передумала, рассудив, что она уже взрослая женщина, которая вольна делать все, что заблагорассудится. Еще один поклонник ей ничуть не помешает, особенно если он, по всей видимости, так раздражает Алексея. Она конечно же доверяет своему другу детства, но это не дает ему никакого права указывать ей, с кем встречаться, а с кем нет. Прогулка в коляске по окрестностям в любом случае была мероприятием безопасным.
   Как бы то ни было, Элис жаждала оказаться наедине с Алексеем. У нее по-прежнему имелось множество вопросов касательно его плавания, и ей очень хотелось узнать, что же произошло в Канаде. Чем больше она об этом думала, тем больше была благодарна судьбе за то, что Монтгомери спас Алексея. Раз рассказ об этом приключении не подходит для женских ушей, значит, он должен быть совершенно ужасающим. Девушка представить не могла, что бы она стала делать, если бы с Алексеем что-то случилось.
   Услышав за спиной какой-то шорох, Элис обернулась. В комнату вошла ее миниатюрная темноволосая мама.
   – Почему бы тебе не подождать его в библиотеке? – улыбнулась Вирджиния. – Похоже, тебе не очень-то удобно в новых туфлях.
   Элис посмотрела на новенькие ботинки из светлой кожи с модным высоким каблуком. Большие пальцы ног у нее действительно уже болели. Но эти туфли служили идеальным дополнением наряду.
   – Для прибытия Монтгомери еще слишком рано. Возможно, я и в самом деле подожду его в библиотеке.
   Произнеся эти слова, девушка покраснела.
   Вирджиния коснулась руки дочери, внимательно всматриваясь в ее глаза.
   – Элис, я твоя мать. Мы обе знаем, что этот рулевой – милый человек и что ты очень им увлечена.
   – Я едва знаю его, мама, но очень хочу познакомиться поближе. Он рассказывает так много удивительных историй!
   – Неужели? А мне показалось, что это Алекси буквально распирает от желания поведать о своих морских приключениях. К тому же он вырос и превратился в очень достойного молодого человека. Он напоминает мне не только Клиффа, но также и твоего отца, – заметила Вирджиния. – Он ответственен, умен и предприимчив. Я надеялась, что вы двое пересмотрите свои отношения.
   Элис почувствовала, как сердце ее забилось быстрее.
   – Только ты, мама, можешь открыто высказываться о том, как упорно он работает, даже будучи в море.
   Большинство известных девушке леди и джентльменов презирали любой труд ради выгоды, никогда не принимая во внимание, что для того, чтобы вести роскошную жизнь, к которой они привыкли, им требуется солидный доход. Но мать Элис была американкой, которая выросла с идеей о необходимости зарабатывать деньги. Элис ничего не имела против этого, но знала, что в обществе не принято открыто обсуждать подобную тему. Она улыбнулась:
   – Плавание Алекси было очень успешным, не так ли?
   – Он прекрасный молодой человек! И мне известно, что ты тоже так думаешь. Тебе когда-нибудь приходило в голову рассказать ему, как сильно ты по нему скучала? Уверена, ему будет очень приятно это услышать.
   Слова матери поразили Элис. Она никогда не осмелится сказать Алексею подобного!
   – Тогда он сочтет меня еще одной из его многочисленных потаскушек – такой же, как эта Луиза Кокрейн! Хуже того, он просто посмеется надо мной!
   – Почему бы не пригласить Алекси присоединиться к вашей поездке на природу? – с улыбкой предложила женщина. – Никто никогда не назовет тебя потаскушкой, дорогая.
   – Мама! Я никогда этого не сделаю! Истинная леди не станет вешаться на шею джентльмену.
   – Луиза Кокрейн не потрудилась скрывать своего интереса, милая, а она вовсе не потаскушка – она наша соседка и настоящая леди.
   Элис во все глаза смотрела на мать, удаляющуюся из комнаты с самодовольным выражением лица. Девушка никак не могла понять, почему раньше Луиза ей так нравилась. Прошлым вечером Джек снова и снова говорил о том, какая она красивая и что если бы ему уже пришла пора жениться – которой он еще не достиг, – то он сам сделал бы предложение Луизе.
   Вирджиния заметила, что их соседка проявляет особый интерес к Алексею, и долго раздумывала, прежде чем упомянуть об этом в присутствии дочери. Каких действий она ожидала от Элис? Ей не было дела до грязных похождений Алексея, который, будучи убежденным холостяком, очень быстро уставал от своих пассий. И нынешняя его интрижка с Луизой едва ли могла вывести Элис из душевного равновесия.
   Сердце девушки громко стучало, и она никак не могла успокоиться. С каких это пор ее отношения с Алексеем стали такими запутанными и сложными? Он же ее старинный добрый друг, и все на этом. Но прошлой ночью Элис несколько часов не могла заснуть, продолжая размышлять об Алексее и чае, Алексее и Луизе, о том, как он смотрел на нее, будто намеревался поцеловать.
   Возможно, это ей только показалось.
   Она услышала звук подъезжающих к дому лошадей прежде, чем увидела их – цокот копыт по гравиевой дорожке невозможно было ни с чем перепутать. Элис бросилась к окну и увидела Алексея и Монтгомери верхом на двух великолепных чистокровных скакунах. Монтгомери приехал раньше положенного времени, чем несколько раздосадовал девушку.
   Мужчины спешились. Алексей нес большой сверток, завернутый в коричневую бумагу. Элис была почти уверена, что это ее подарок. Она поспешила в библиотеку, где села на диван и тщательно расправила юбки. Щеки ее пылали. Она коснулась своих волос, которые были завиты и уложены в прическу, и убедилась, что каждый локон остался на своем месте.
   Алексей сразу же отправился в библиотеку, явно чувствуя себя у О'Нилов как дома и не нуждаясь в слуге для сопровождения. Сверток он положил на стул.
   – Здравствуй, Элис, – произнес он. – Что случилось? Не могла заснуть прошлой ночью?
   Покраснев еще больше, девушка поднялась с дивана. Алексей не может знать, какие мысли роятся у нее в голове! Она бросила взгляд на сверток, но тут же взяла себя в руки.
   – Здравствуй, Алекси. А сам-то ты хорошо почивал прошлой ночью? – приторным голоском поинтересовалась она.
   – Да, очень хорошо, – удивленно отозвался он.
   Девушка наконец оторвала глаза от пакета:
   – А где же мистер Монтгомери?
   – Развлекает беседой твоего отца, Элис. – Молодой человек приблизился. – Дай-ка угадаю, – чуть слышно произнес он. – Ты не спала всю ночь, потому что грезила о поездке на природу в компании Уильяма?
   По телу ее прошла дрожь. Ну почему он использует этот соблазнительный тон, говоря с ней?
   – А если и так, то что? – с вызовом спросила она, облизывая губы. – Это совсем не твое дело. Ты и сам выглядишь изнуренным. Следовательно, ночью ты тоже бодрствовал.
   – Я же не говорил, что у тебя изнуренный вид. Ты прекрасна, как обычно, и тебе это отлично известно. Что ж, попробую угадать еще раз. Ты не могла заснуть, потому что думала… обо мне?
   Он громко рассмеялся.
   Если бы у Элис имелся при себе ридикюль, она непременно шлепнула бы им по широкой груди Алексея.
   – Моя мама считает, что ты превратился в выдающегося и благородного человека. Я думаю по-иному. Ты груб и невозможен еще больше, чем когда-либо прежде.
   На лице Алексея появилось довольное выражение.
   – Как же легко тебя провести, милая, – заметил он. Затем повернулся и будничным жестом поднял со стула сверток. – Не желаешь ли узнать, что там внутри, а, Элис?
   Девушка изо всех сил старалась не выказывать нетерпения.
   – Это для меня?
   Губы его медленно растянулись в улыбке.
   – Да.
   Он протянул ей пакет.
   Сердце Элис екнуло. Она чувствовала себя как маленькая девочка, которой хочется поскорее разорвать упаковку. Все же она взяла себя в руки и не спеша развязала ленточку. Пальцы ее вдруг стали очень неуклюжими.
   Алексей подошел к ней и встал за ее спиной, обдавая теплом своего тела.
   – Позволь мне помочь тебе, – произнес он, омывая горячим дыханием ее затылок.
   Девушка замерла на месте, не в силах пошевелиться. Он что же – не понимает, что стоит слишком близко? Что практически заключает ее в объятия? Наконец, Алексей сделал шаг вперед, вызвав у Элис одновременно и чувство облегчения, и острого сожаления. Он принялся медленно разворачивать бумагу. Подняв на девушку глаза, он улыбнулся ей.
   – Ты меня дразнишь! – воскликнула она.
   – Верно.
   Наконец Алексей открыл сверток, явив восхищенному взору Элис блестящий темно-коричневый соболий мех. Она ахнула:
   – Алекси! Ты не забыл! И даже заказал для меня шубу!
   – Давай-ка проверим, годится ли она тебе.
   Он накинул шубу ей на плечи, и Элис продела руки в рукава, благоговейно запахнула полы.
   – Она отлично на мне сидит. – Глядя молодому человеку прямо в глаза, она повторила: – Ты не забыл!
   – Я же сказал, что привезу тебе русского соболя, – хриплым голосом отозвался он. – Я всегда делаю то, что говорю, и не забываю данных мной обещаний.
   На глаза Элис навернулись слезы. Она все еще стояла в шубе и тут почувствовала, что руки Алексея легли ей на плечи.
   – Как я могу принять такой подарок? – неуверенно проговорила она, вглядываясь в его глаза.
   Она не смогла бы объяснить, почему этот мех так много для нее значит, не это был самый драгоценный подарок, который она когда-либо получала в жизни.
   – Как ты можешь отказаться? – возразил он. – Назад я его не возьму.
   Алексей наконец опустил глаза и отошел от девушки. Она же продолжала смотреть на него как зачарованная, думая о том, что очень рада оттого, что он приехал домой. Зачем ему вообще куда-то ехать?
   Алексей посмотрел ей в лицо:
   – Мне не нравится, что ты играешь с моим рулевым, Элис.
   Она мгновенно напряглась. Взгляд его оставался предельно серьезным, а ей совсем не хотелось спорить.
   – И вовсе я с ним не играю. Мне просто нравится проводить время в его обществе.
   Элис понимала, что притворяется, потому что в действительности Монтгомери ничего для нее не значил.
   – Ты бессовестно заигрывала с ним, и тебе это отлично известно.
   Элис глубоко вздохнула, оскорбленная его словами.
   – Это несправедливо. Все женщины заигрывают с мужчинами. Почему же ты винишь в этом меня?
   – Я пытаюсь защитить тебя. Флиртуй, сколько душе угодно – я знаю, что в этом занятии ты совершенно ненасытна, – но только не с моим рулевым.
   – Ты сам еще более бесстыдно заигрывал с Луизой.
   Он невесело улыбнулся:
   – Во-первых, я мужчина, а во-вторых, истинный де Уоренн. А она женщина – и к тому же вдова.
   Он только что высказался о своих намерениях вслух. Он станет ухаживать за Луизой, но не ради того, чтобы жениться на ней, далеко не за этим. Почему эта связь ранила Элис еще больше, чем его критика? Тяжело дыша, она сняла шубу:
   – Что ж, приятно повеселиться.
   – Я слышу в твоем голосе нотки раздражения. Или нет, ты просто ревнуешь. Ты же ревнуешь, правда, Элис?
   На глаза ей навернулись слезы.
   – Я леди, мне не пристало ревновать тебя к твоим любовницам.
   Произнеся эти слова, Элис ощутила смятение. Она не могла понять собственных чувств.
   Взгляд Алексея сделался пронизывающим.
   – Уильям мой друг. Я обязан ему жизнью. Поэтому прошу тебя перестать флиртовать с ним и оставить его в покое. Ничего хорошего из ваших отношений не выйдет.
   Элис всецело доверяла Алексею и совсем было собралась согласиться с ним, но тут в голову ей пришел закономерный вопрос: а оставит ли он Луизу, если она попросит его об этом? Ответ был ей и без того известен.
   – Мы просто собираемся покататься в коляске, Алекси! Едва ли Монтгомери можно считать моим поклонником. И кто теперь ревнует?
   Алексей покраснел:
   – Играя его чувствами, ты совершаешь большую ошибку, Элис. Поверь мне, я разбираюсь в этом вопросе гораздо лучше тебя.
   – Я просто стараюсь вести себя приветливо. Этот человек – твой гость, а вчера он был и нашим гостем тоже. Не понимаю, к чему ты стремишься все усложнить?
   Алексей приблизился к Элис. На лице его застыло решительное выражение, но широкие шаги были неторопливы. Элис напряглась. Молодой человек остановился перед ней и, к ее удивлению, провел кончиками пальцев по ее щеке.
   – А что ты станешь делать, если он захочет всерьез ухаживать за тобой?
   Такое просто невозможно было предположить.
   – Если он захочет ухаживать за мной? – Теперь Алексей заправлял ей за ухо выбившуюся прядь волос, отчего пульс ее становился чаще. – Я не знаю… Но выбор все равно за мной!
   Алексей резко опустил руку и произнес ровным голосом:
   – Я не доверяю Монтгомери.
   Элис очень хотелось, чтобы он продолжал касаться ее лица – или плеча, или руки, или любой другой части тела. Тело ее пылало огнем. Она в смущении отступила. Она же знает Алексея всю жизнь – и не имеет значения, насколько он красив и отважен, он же ее друг!
   – Это абсурд! Что он может сделать? Да, он всего лишь рулевой, но в душе настоящий джентльмен.
   – Никакой он не джентльмен, Элис. И мне это давно известно. Предупреждаю тебя: завоевывая женщину, Монтгомери забывает о жалости.
   – Зачем ты мне это говоришь? – раздраженно вскричала она.
   – Я пытаюсь защитить тебя, – просто ответил Алексей.
   Элис вздрогнула. Впервые за долгие годы она вспомнила об обещании, данном им ей в Ирландии, когда они были детьми.
   – Я польщена и благодарна тебе, Алекси, но в защите твоей не нуждаюсь.
   Взгляды их встретились. Казалось, время остановилось, уступив место вечности. Наконец, молодой человек нарушил молчание:
   – Монтгомери настолько ослеплен твоей красотой, что забывает о здравом смысле.
   – Глупости, – запротестовала она.
   – Не задумывалась ли ты о том, что любой мужчина, пробудь он в твоем обществе хоть мгновение, забудет о правилах хорошего тона? – очень тихо поинтересовался Алексей.
   – Нет, – прошептала девушка, – я не думала об этом.
   – Лгунья, – тут же обвинил он, глядя ей прямо в глаза.
   Содрогнувшись всем телом, Элис коснулась его руки. Глаза его расширились от удивления, когда она провела ладонью по его мощным бицепсам. Элис же чувствовала себя так, будто кожа ее пылает огнем. Ей было очень трудно размышлять трезво. Она в действительности не понимала, что делает, но это казалось ей совершенно правильным, даже несмотря на то, что сердце ее грозило в любую минуту выпрыгнуть из груди.
   К ее разочарованию, Алексей отпрянул от нее. Щеки его раскраснелись, голубые глаза блестели. Он окинул ее шокирующе откровенным взглядом, но тут же отвернулся.
   Элис же попятилась, обхватив себя руками. Тело ее испытывало небывалое томление, и у девушки больше не оставалось сомнений касательно того, что же с ней происходит. Она желала Алексея, желала, как никогда и никого прежде.
   – Ты могла бы влюбиться в него? – резким тоном произнес он. – В мужчину без титула, повелителя морей? В простого отважного моряка, стремящегося к своей цели? – Он прочистил горло и медленно повернулся к девушке. – Нам обоим известно, что Девлин сделает все, что ты пожелаешь. Если бы ты захотела выйти замуж за рулевого – он одобрил бы твое решение, в случае если это будет брак по любви.
   О чем это он толкует? – не понимала Элис.
   – Ты говоришь о мистере Монтгомери?
   Он кивнул:
   – О ком же еще? Кто еще прибыл в твой дом сегодня на встречу с тобой?
   Комната вдруг закрутилась перед ее глазами. Никогда еще Элис не чувствовала себя настолько лишенной душевного спокойствия.
   – Этот мужчина нравится мне, но я не влюблена в него и сомневаюсь, что полюблю в будущем.
   Почему они обсуждают какого-то рулевого? Почему Алексей просто не заключит ее в свои объятия? Неужели он не испытывает в этом такой же сильной потребности, что и она сама?
   Взгляд его оставался тяжелым и твердым. Прошло много времени, прежде чем он снова заговорил:
   – Тогда, возможно, тебе следует столь же откровенно сообщить ему об этом, вот как мне сейчас. – Молодой человек развернулся, чтобы уйти, и бросил через плечо: – Вместо того чтобы с радостью вводить его в заблуждение.
   Элис поспешила вслед за ним:
   – Мы едем кататься в коляске! И я никого не ввожу в заблуждение!
   – Мне кажется, Монтгомери увлечен тобой, и тебе отлично об этом известно. Возможно, он даже обдумывает вероятность официального ухаживания за тобой, Элис. А ты намеренно обманываешь его.
   – Ничего подобного. С тех пор как ты вернулся, только и делаешь, что стараешься меня очернить!
   – А ты всегда остаешься той леди, вокруг которой полным-полно поклонников.
   – Мне уже двадцать лет, и я не замужем! Так стоит ли мне отваживать потенциальных кавалеров?
   – Отваживала ли ты в действительности хоть кого-нибудь? – рявкнул он.
   Элис сжалась в комок:
   – Ты говоришь так, будто я падшая женщина!
   – Но флиртуешь ты именно как продажная девка.
   Своими словами он больно ранил ее.
   – Это неправда.
   – Поступай, как считаешь нужным, – мрачно произнес Алексей. – Что ты, впрочем, всегда и делаешь.
   – А ты нет? – раздраженно воскликнула она.
   Молодой человек поспешил прочь из библиотеки.
   Элис побежала за ним, но остановилась на пороге. Что же она такое делает? Многие годы наблюдала она за тем, как его преследуют высокородные дамы. Негоже ей самой уподобляться им! Она вцепилась в дверь, ошеломленная и смущенная.
   Алексей обернулся и произнес:
   – Я рад, что тебе понравилась шуба. Уильям ожидает тебя в соседней комнате.
   Элис ничего на это не ответила – слова застряли у нее в горле.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация