А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обретенная любовь" (страница 36)

   В памяти его тут же блеснуло воспоминание о ночи в Уиндхэвене много лет назад, той самой, когда он подрался с Монтгомери.
   – Мы находимся не в Британии, а в стране, где нет законов.
   – Мой дорогой, неужели мы оба недостаточно страдали?
   Он взирал на нее, понимая, что она тоже думает об Уильяме Монтгомери. Но нынешняя ситуация не имела ничего схожего с тем, что случилось тогда. Янссен поставил Элис в очень опасное положение. Он намеревался убить ее.
   – Наш брак начался со смерти человека, – чуть слышно прошептала девушка.
   Алексей понимал, что она имеет в виду – они готовы были перешагнуть порог, направляясь в будущее вместе, и если он исполнит свое намерение, то будет повинен в убийстве. Но датчанин это заслужил.
   Побледнев, Элис напряглась всем телом.
   Обернувшись, Алексей проследил направление ее взгляда и заметил Баарда Янссена на пыльной улице в отдалении. Тот замер на месте, не ожидая увидеть их здесь. Алексей также с трудом верил своим глазам. В следующее мгновение сердце его забилось быстрее от охватившего его почти животного ликования. Это слишком хорошо, чтобы оказаться правдой.
   Янссен повернулся и бросился бежать.
   Алексей выхватил свой пистолет и прицелился, намереваясь убить негодяя, невзирая на то что призрак Монтгомери до сих пор преследовал его, хотя он вовсе не был убийцей, а также и на то, что Элис была права – не следует им начинать новую жизнь с кровопролития.
   – Ты не убийца! – вскричала Элис. – Не делай этого, Алекси. Позволь властям повесить его!
   Еще мгновение Алексей продолжал держать датчанина на прицеле, борясь с искушением нажать на спуск. Перед его мысленным взором проносились события его жизни за последние шесть лет, а также образ Элис, какой он видел ее в Лондоне в минувшие несколько месяцев: грациозной, элегантной женщиной, преисполненной чувства собственной значимости. Она отчаянно боролась, чтобы сберечь свою гордость и не уронить достоинство. Она сумела выжить, невзирая на разбитое сердце и всеобщее унижение. О ее похищении наверняка будут ходить сплетни, и незачем, чтобы они подогревались еще и сообщением о том, что он убил Янссена. Элис совсем ни к чему выступать на судебном процессе, к которому его могут привлечь. Алексей опустил пистолет.
   – Ты права, – произнес он, – ты заслуживаешь большего. И я намерен дать тебе это. – Он одарил ее улыбкой, и она улыбнулась в ответ, испытывая облегчение. – Но Янссена повесят за пиратство.
   Похищение людей с целью получения выкупа не каралось смертной казнью, а вот морской разбой – да. Алексей пустился в погоню за датчанином.
   Янссен обернулся через плечо и понял, что его преследуют. Он побежал еще быстрее и исчез за углом. Алексей мчался что было сил, и сердце его в груди отчаянно колотилось. Он завернул за тот же угол и увидел, что датчанин идет на него с ножом в руке.
   Алексей среагировал с быстротой молнии, поэтому, когда Баард сделал выпад вперед, он отскочил в сторону и уклонился от удара, нацеленного ему в спину. Нож вонзился ему в плечо. Рыча от боли, Алексей схватил противника в охапку и повалил на землю. Придавив его весом собственного тела, он стал душить его.
   – Ты хотел надругаться над моей женой, чертов ублюдок! – Алексей не был убийцей, но этот подонок заслуживал смерти, и он очень хотел отправить его к праотцам.
   – Не делай этого! – вскричала Элис, подбегая к ним. – Пожалуйста, Алекси, ради меня, ради нас!
   Глаза Янссена вылезли из орбит. Но тут Алексей одумался, решив, что не стоит начинать будущее с убийства. Ему и так многое придется компенсировать.
   В эту минуту появился Готье с ружьем, и Алексей выпустил Янссена, постанывая от боли, огнем прожигающей его плечо. Элис помогла ему подняться, а француз удерживал Янссена под прицелом.
   Элис обняла мужа:
   – Ты ранен. Он ударил тебя ножом!
   Подоспевшая к ним Лорейн протянула свой носовой платок, который Элис прижала к плечу Алексея.
   – Всего лишь треклятая царапина на коже, – сказал он и посмотрел на Готье. – Свяжите его. Он отправляется в Кейп-Кост, где будет осужден за пиратство в открытом море, а также за похищение моей жены. Мое слово против его – а вас я защищу от любых обвинений.
   Готье облегченно вздохнул:
   – Благодарю вас, монсеньор.
   Элис обняла мужа:
   – Спасибо.
   Алексей крепко обнял жену в ответ, чувствуя, что поступает правильно.

   Находясь в личной каюте Алексея, Элис наблюдала за тем, как он благодарит хирурга и провожает его до двери. Никогда прежде ей не доводилось бывать на борту «Кокетки», и уж тем более в каюте капитана, и теперь она дивилась ее практичной обстановке. Она сидела на краю постели, представлявшей собой простую койку, застеленную дорогим покрывалом. Над ней имелся вмонтированный в стену книжный шкаф. На полу лежал красивый восточный ковер, а посередине небольшой комнаты стоял обеденный стол с четырьмя стульями, явно изготовленными в Испании. У иллюминатора разместился массивный письменный стол с искусной резьбой, заваленный морскими картами.
   Закрыв дверь каюты, Алексей повернулся к Элис. Он был обнажен по пояс. Доктор обработал его рану йодом, зашил ее и наложил повязку. Пока длилась эта процедура, Алексей лежал весь зеленый, и Элис считала, что никакое количество бренди не сможет приглушить испытываемую им боль, когда игла хирурга протыкала его кожу. Элис с радостью подержала бы его за руку, но он, будто догадавшись о ее намерениях, бросил на нее взгляд, запрещающий это делать. Тогда Элис обхватила руками саму себя.
   Она свободна. Кошмар последних нескольких месяцев закончился, и муж любит ее – похоже, он любил ее всегда.
   Алексей медленно улыбнулся ей:
   – Поверить не могу, что ты здесь.
   Дрожа всем телом, она принялась рассматривать его в открытую. Грудь его при дыхании поднималась и опускалась, под кожей перекатывались мышцы. Собственное тело Элис не могло не реагировать на столь открытое проявление мужественности. Она находится на его корабле с ним, и она больше не пленница. И они любят друг друга…
   – Я никогда не теряла веры в то, что ты отыщешь меня. – На глаза ее навернулись слезы. – Мы наконец-то вместе.
   Перехватив взгляд мужа, Элис думала не столько о своем похищении, сколько об их шестилетней разлуке.
   Он смотрел на нее не мигая.
   – Да, мы вместе. – Алексей замолчал и замер на месте. Лишь грудь его ритмично вздымалась и опускалась. – Я был напуган. Нет, не так. Я пребывал в ужасе, да, в ужасе оттого, что не сумею найти тебя – и что тебе причинят боль.
   – Я очень удачлива.
   – Только ты можешь такое сказать.
   Он сделал шаг вперед, сократив расстояние между ними. Сердце Элис на мгновение замерло в груди. Внезапно все ее желания свелись к одному – оказаться в объятиях мужа и раствориться в страсти, которой и была их любовь. Но преодолели ли они страшную вражду шести последних лет? Алексей признался ей в любви и простил, но он еще не знает всей правды.
   Он сел подле нее и взял ее за руку. Выражение лица его оставалось очень серьезным.
   – Ты уверена, что самое страшное, что случилось вчера, – это когда Янссен ударил тебя? Ты можешь во всем мне признаться, Элис.
   Элис кивнула:
   – Со мной обходились очень уважительно, Алекси, все время. Было ужасно оказаться запертой в крошечной обшарпанной комнатушке, но каждый вечер я ужинала в компании Лорана, а еще мне давали книги для чтения и разрешали писать письма. А в конце Готье защитил меня от Янссена. Мы правильно поступили, что предали датчанина правосудию, а Лорана отпустили восвояси, достойно наградив.
   Янссена передали в руки британских властей, маленький эсминец которых бросил якорь в бухте во второй половине дня. Готье уже покинул город, обогатившись гораздо больше, чем рассчитывал. «Кокетка» же отправится в обратный путь завтра на рассвете, и Элис со своей горничной будут занимать капитанскую каюту. Нынешнюю ночь Лорейн проведет в лучшем отеле в Видэ под охраной одного из молодых офицеров Алексея.
   Он крепче сжал ее руку:
   – Поверить не могу, что тебе пришлось столько выстрадать. У меня в голове не укладывается, что я сам позволил тебе оказаться в подобном положении. – Он обнял ее. – Какая же ты сильная – и храбрая! Ты сидишь здесь сейчас совершенно спокойная, вспоминая выпавшие на твою долю суровые испытания, в то время как другие женщины бились бы в истерике.
   – Я не похожа на других, Алекси, – мягко возразила она и замолчала. Бесстрашию она научилась давным-давно. Ей хотелось заняться с мужем любовью, но прежде они должны прояснить все имеющиеся между ними недоразумения. – Ты снова винишь себя, хотя вина должна пасть на окружение. Я позволила тебе верить, что мы с Блэром любовники, хотя и понимала в душе, что тебя это сильно огорчит. В случившемся нет твоей вины.
   Он уронил руки и некоторое время молча смотрел на жену. Затем, будто прочтя ее мысли, произнес:
   – Тебе ужасно трудно пришлось, не так ли? Я бросил тебя, и ты была вынуждена притворяться, что брак твой счастливый. Да еще эти постоянные сплетни за спиной. Но ты никогда не сдавалась.
   Элис схватила его руку и прижала к своей груди:
   – Да, мне было очень нелегко. Я жила в постоянной лжи, и мне приходилось делать вид, что жизнь моя именно такая, о какой я мечтала. Это было так унизительно, Алекси! Все, что у меня осталось, – это гордость и чувство собственного достоинства.
   Он скривился, не отводя от нее взгляда.
   – У меня было лишь одно желание – всеми силами избежать еще большего оскорбления. Но сплетники не унимались ни на секунду, и я постоянно слышала их злонамеренные слова, причем не всегда они были лживы. – Она отпустила руку Алексея.
   – Боже, мне не выразить словами, как я сожалею! – вскричал он.
   – Но теперь это в прошлом? – серьезно спросила девушка.
   Он с опаской посмотрел на нее:
   – Я причинил тебе боль, Элис.
   – Да. Понимаю я и то, что тоже больно ранила тебя… – Она запнулась, но тут же продолжила: – Своими предполагаемыми любовными связями.
   – Блэр признался мне, что ты никогда не спала с ним, – ровным тоном ответил он.
   Элис содрогнулась:
   – Как я могла спать с Блэром, когда любила тебя?
   – Но ты очень убедительно поддерживала видимость, – грубо произнес Алексей.
   – Все верно, я намеренно вела себя как легкомысленная и лишенная моральных принципов светская львица – именно такой я хотела чтобы меня видели люди. – Взгляды их встретились. – Я боялась, что если ты узнаешь правду, то станешь смеяться надо мной.
   Некоторое время, показавшееся Элис вечностью, Алексей не говорил ни слова.
   – Я вел себя жестоко – причем делал это намеренно. И мне очень жаль. – Понизив голос, Алексей спросил: – Если ты не могла спать с Блэром, как насчет прочих?
   – Не было никаких прочих, Алекси, – мягко ответила она. – Я поддерживала эту величайшую иллюзию ради защиты собственной гордости.
   – Так ты хранила мне верность? – вскричал он.
   – Иначе и быть не могло, – просто ответила она.
   Он взирал на нее широко раскрытыми глазами, постепенно осознавая, что Элис никогда не предавала ни его, ни их любовь. Затем он заключил ее в объятия и крепко прижал к себе. Она почувствовала, как сильно бьется его сердце, и тут же поняла, что это означает. Собственный пульс ее также участился.
   – Я так боялась, что никогда тебя больше не увижу, – прошептала она. – Я люблю тебя, Алекси. Как же сильно я тебя люблю.
   Он потерся губами о ее щеку, а когда снова заговорил, голос его охрип от желания:
   – Как же я сожалею, что бросил тебя у алтаря шесть лет назад… Я был таким дураком! Я никогда не переставал любить тебя, Элис, с тех самых пор, как впервые увидел тебя в детстве. Но на пути нашего счастья всегда стояла моя гордость.
   Элис несколько отстранилась, чтобы посмотреть в его голубые глаза, потемневшие от отчаяния и страсти.
   – Мы оба были очень молоды, тщеславны и безрассудны, – сказала она. – Я ужасно ревновала тебя к твоим пассиям! И именно поэтому ввела Монтгомери в заблуждение. Мне очень жаль.
   – Я знаю. Но теперь это не имеет значения – прошлое больше не властно над нами, потому что оно закончилось, – с трудом произнес Алексей. Поймав ее за подбородок, он с жадностью впился в ее губы, а потом хрипло произнес: – Я намерен показать тебе, как сильно люблю тебя, Элис. – Он снова поцеловал ее.
   Тело ее вспыхнуло огнем, и она с жаром стала целовать его в ответ.
   Алексей снова отстранился:
   – Ты женщина, которую я люблю с детства и которую никогда не переставал любить. Наше будущее начинается сегодня. – Он припал к ее губам в страстном поцелуе.
   Элис знала, всегда знала, что он ее единственный мужчина, как и она – его единственная женщина. Слезы заструились по ее щекам, но это были слезы радости. В прошлом на ее долю выпало много испытаний, теперь же перед ней ярко сверкало обещание будущего.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36] 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация