А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обретенная любовь" (страница 11)

   – Конечно же я выйду замуж за Алекси, – с улыбкой сказала она.

   – С тобой все в порядке? – осведомился Девлин, крепче сжимая руку дочери.
   Элис с трудом услышала, что он сказал. Она едва могла дышать, потому что косточки ее белого кружевного корсета нещадно давили ей на грудь. Она подняла глаза на отца, такого красивого и элегантного во фраке, и с силой вцепилась в букет невесты.
   – Все невесты испытывают волнение, – успокоил ее Девлин, поглаживая ее затянутую белой перчаткой руку.
   Элис глубоко вдохнула и кивнула. Сегодня день ее свадьбы, которого, как ей казалось, она ждала всю свою жизнь. Трагедия, которая привела ее к этому торжественному моменту, наконец-то была забыта – впервые за последние две недели. Элис обвела взглядом внутреннее убранство церкви и сидящих на скамьях членов семей ее и Алексея. Сердце ее неистово колотилось в груди.
   Алексей стоял у алтаря со своим шафером Стивеном Маубреем, герцогом Клервудом. Рядом с ними также стояли священник графа Адара, брат Элис Джек и старший сын и наследник графа Нед. Напротив мужчин находились Вирджиния и Ариэлла. Первая лучезарно улыбалась, а вторая ожидающе смотрела в проход между рядами. Заиграла музыка, и взгляды всех присутствующих устремились к дверям церкви, где стояла Элис со своим отцом.
   Алексей также воззрился на нее.
   Он был ошеломляюще красив во фраке, но все же что-то в нем было не так. Лицо его было напряженным и замкнутым, как у решившегося на отчаянный шаг человека.
   Элис подумала, что он совсем не выглядит счастливым в день своей свадьбы.
   Девушка не видела Алексея со дня бала в доме де Уореннов. Она послала ему письмо с просьбой встретиться и поговорить до свадебной церемонии, но он прислал ей краткую записку, гласившую, что до дня торжества его не будет в Ирландии. Через два дня после бала Алексей уехал в Лондон, чтобы отдать распоряжения, касающиеся вопросов бизнеса. Элис решила, что ему нужно многое урегулировать, потому что медовый месяц они, несомненно, проведут на континенте. Но они так ничего и не обсудили. Девушка надеялась, что он пришлет хотя бы записку или письмо, но не дождалась ни строчки.
   Когда раздались первые аккорды свадебного марша, Девлин шепнул:
   – Готова?
   Элис не могла вымолвить ни слова, не в силах отвести взгляда от Алексея, и позволила отцу вести себя вдоль прохода. По мере приближения к жениху беспокойство ее усиливалось. Она слишком хорошо его знала и поэтому сразу поняла, что он сердится.
   Девушка запаниковала. Это же неправильно – он должен испытывать сейчас совсем иные эмоции! А он связывает себя узами брака с ней лишь затем, чтобы оградить от злых языков. Не потому ли он так беснуется – оттого что женится, хотя в действительности делать ему этого совершенно не хочется?
   Неужели он передумал, но, будучи настоящим джентльменом, не мог бросить ее прямо у алтаря?
   Не являлась ли смерть невинного человека единственной причиной их брака?
   Внезапно Элис остановилась в испуге и не могла сдвинуться с места.
   Отец с тревогой посмотрел на нее.
   Что, если он не хочет на мне жениться? – с ужасом думала Элис. Он делает это лишь для того, чтобы в очередной раз спасти меня…
   – Это ошибка, – прошептала она.
   Взгляд ее устремился на жениха, и она уже открыла рот, чтобы сказать отцу, что не станет выходить замуж при подобных обстоятельствах. Но слова застряли у нее в горле.
   – Элис, – низким командным голосом произнес Алексей.
   Как в тумане, она подошла к алтарю и встала рядом с женихом, всматриваясь в его холодные голубые глаза. Священник начал произносить соответствующие случаю слова. Колени у Элис подкосились, но Алексей тут же подхватил ее, не давая упасть.
   Элис испытывала потрясение, ей казалось, что она покинула свое тело и теперь наблюдает за происходящим со стороны, будто смотрит сон. Алексей пронзал ее взглядом, без слов предостерегая не двигаться. Священник продолжал говорить, но Элис не понимала значения слов. Она видела лишь жесткий взгляд Алексея. Затем она услышала, как он произносит:
   – Да.
   Ее сковал ужас, она едва могла смотреть на священника, который продолжал свою речь:
   – Элис О'Нил, берешь ли ты этого мужчину в мужья, чтобы жить с ним в болезни и здравии, в горе и в радости, пока смерть не разлучит вас?
   С замиранием сердца она снова посмотрела на Алексея. Он, несомненно, злится – но ведь она любит его. Боже всемогущий, теперь она поняла это совершенно отчетливо. Она всегда его любила, с той самой первой встречи, когда они были еще детьми.
   Простит ли он ее когда-либо за то, что она совершила?
   – Элис, – произнес Алексей, крепче сжимая ее руку повыше локтя.
   – Да, – произнесла она чуть слышно и ощутила себя полностью опустошенной.
   Опустив голову, она наблюдала за тем, как Алексей надевает ей на палец тяжелое золотое кольцо. Зрение ее затуманилось. Пожалуйста, не сердись на меня.
   Он снова крепко взял ее за руку. Взгляды их на мгновение встретились, и Алексей тут же снова надел маску угрюмости.
   – Властью, данной мне англиканской церковью и государством, объявляю вас мужем и женой. Можете поцеловать невесту.
   Элис сжалась от ужаса. Ей вдруг показалось, что он откажется поцеловать ее.
   Алексей склонился к ней и на мгновение коснулся плотно сжатыми губами ее губ.
   Сердце девушки екнуло. Странное чувство, будто она покинула собственное тело, прошло. Алексей колебался, все еще не отрывая губ. Он сильнее сжал Элис в объятиях, не давая ей упасть. Дыхание его стало прерывистым, рот приоткрылся. Ошеломленная, Элис в точности повторила движение его губ, надеясь, что он действительно поцелует ее.
   Хватка Алексея сделалась болезненной, и он отступил на шаг назад.
   – Мне очень жаль. – Он резко убрал руки.
   Элис ахнула, не в силах отвести от него глаз. Дело было сделано. К лучшему или к худшему, теперь они муж и жена.
   Когда члены их семей столпились вокруг, чтобы поздравить молодоженов, Алексей отвернулся от Элис. Его двоюродные братья и дяди стали похлопывать его по плечу, отец крепко обнял. К глазам Элис тут же подступили слезы. Алексей был таким отстраненным и разгневанным! Она внушала себе, что не станет больше плакать, ни теперь, ни в дальнейшем.
   – Как же я за тебя рада! – раздался за ее спиной голос Ариэллы.
   Изобразив на лице улыбку, Элис повернулась к своим тетям, дядям и кузенам. Она принялась кивать родственникам, которые беспрестанно целовали и обнимали ее. То и дело она бросала взгляды на Алексея, чтобы узнать, где он и что делает. Он оставался с мужчинами, улыбался и вел себя легко и непринужденно, попивая шампанское из бокала. На жену он так ни разу и не взглянул, стоя к ней вполоборота. Эта поза была гораздо красноречивее слов.
   Алексей не просто злится, он пребывает в бешенстве.

   Позднее тем вечером Элис не сумела вспомнить ни единого разговора, кроме того, что произошел между нею и Алексеем.
   Он случился через некоторое время после церемонии венчания – точнее она сказать не могла. Элис наконец оказалась в объятиях своего мужа, они танцевали в Аскетоне. Ее все еще переполняли тревога и боль.
   Алексей всегда был равнодушным, но от природы грациозным танцором. Он держал ее некрепко и на некотором расстоянии. Впервые он смотрел на Элис с тех пор, как они обменялись брачными обетами.
   – Алекси, – хрипло произнесла девушка.
   – Все на нас смотрят. – Он выдавил из себя холодную улыбку. – Сейчас не время.
   Она проигнорировала его слова, чувствуя вновь подступившие к глазам слезы.
   – Я так сожалею… обо всем.
   – Не намерен это обсуждать! – кратко ответил он.
   Дрожа всем телом, Элис набрала в легкие побольше воздуха.
   – Значит, в смерти Уильяма Монтгомери ты все же решил обвинить меня.
   Алексей резко остановился и воззрился на нее сверху вниз:
   – Я пришел к выводу, что ты хотела, чтобы я вышел на террасу и застал вас там вместе. Ты хотела вызвать во мне ревность, Элис. И добилась желаемого – как и всегда.
   – Да, я действительно хотела заставить тебя ревновать, признаю и раскаиваюсь в этом!
   – Он был моим другом – пока не появилась ты. Он спас мне жизнь. А я в ответ убил его. – Молодой человек крепче прижал ее к себе. – Не знаю, сумею ли я когда-либо простить тебя, Элис, за то, что ты сделала. Одно мне совершенно очевидно – я никогда не смогу забыть той ночи и того, что я натворил.
   В глазах его сверкал плохо сдерживаемый гнев, когда он снова закружил жену под звуки вальса.
   – То был несчастный случай! – вскричала она.
   – Все верно. Но ничего бы не было, веди ты себя по-иному.
   Алексей был прав. Глаза Элис наполнились слезами.
   – Мы не можем ругаться в такой день, – с трудом произнесла она. – Тогда всем станет ясно, что ты меня ненавидишь. – Это был вопрос.
   Молодой человек ничего не ответил, но его молчание само по себе и было ответом. Элис изо всех сил старалась не расплакаться от горя, отчаяния и боли разбитого сердца. Какой же дурой она была, думая, что вместе они смогут начать новую жизнь, преодолев трагические и ужасающие события того вечера.
   – Ты передумал, не так ли? – спросила она, останавливаясь. Она не станет танцевать с ним, пусть даже это и первый их танец в качестве мужа и жены. – Ты просил моей руки, чтобы спасти мою репутацию, но сделал это лишь потому, что, будучи слишком джентльменом, не мог бросить меня у алтаря.
   Губы Алексея были плотно сжаты. Помолчав некоторое время, он все же ответил:
   – Ты права, Элис, я не хотел на тебе жениться.
   Она громко вскрикнула, не представляя, что теперь делать.
   – Но нас все-таки обвенчали, – начала она. – Я хочу стать тебе хорошей женой, Алекси!
   Он безразлично пожал плечами:
   – Поступай как знаешь. Можешь быть хорошей женой или плохой – мне нет до этого дела, Элис. Это не имеет значения.
   – Что ты такое говоришь? – удивленно спросила девушка.
   – Я говорю – поступай как знаешь. Ты всегда именно так и делаешь. Но избавь меня от своих дальнейших заигрываний.
   – Ты мой муж! Никаких заигрываний больше не будет!
   – В самом деле? Сильно в этом сомневаюсь, – с издевкой произнес Алексей. – Я действительно имею в виду то, что сказал, Элис. Можешь делать что тебе заблагорассудится. Я дал тебе свое имя. Я стану тебе опорой, дам тебе крышу над головой, буду наряжать тебя в красивые платья и одарю драгоценностями. Но дальше этого наши отношения не зайдут. – Он жестом указал на стол. – Почему бы нам не присесть и не сделать вид, что мы отлично ладим, пока весь этот фарс не закончится?
   Элис не могла поверить, что Алексей действительно так думает. Он же говорил в сердцах, стараясь ранить ее! Осознавал ли он, сколько боли причиняет ей? Элис открыла было рот, чтобы рассказать мужу о своих чувствах к нему, сказать, что любит его, что хочет, чтобы брак их был счастливым. Но не успела она молвить и слова, как Алексей произнес:
   – Тебе, вероятно, небезынтересно будет узнать, что мой корабль отходит сегодня ночью. Как только гости наши разъедутся, я также откланяюсь.
   Элис это известие точно громом поразило.
   – Не знаю, как долго я буду отсутствовать, – не без удовольствия добавил молодой человек, пристально глядя на Элис.
   Покачнувшись, она произнесла:
   – Но ты же не собирался в Китай раньше начала июня.
   – Я и не говорил, что отплываю в Китай, – резко отозвался он.
   Девушка покачала головой. Надежда ее угасала.
   – Но как же наша брачная ночь?
   Алексей изумленно воззрился на нее.
   Оставаться и воспринимать всерьез их союз он явно не намеревался. Элис задрожала. Говорить ей было трудно.
   – Куда ты направляешься, Алекси?
   – В Сингапур, – ответил он.
   В этот момент Элис поняла, что ее брак фиктивен.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация