А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Порочный намек" (страница 5)

   Поцелуй Итана не мог сравниться ни с чем – жадный, но все же терпеливый; поддразнивающий, но полный опасных, порочных намеков.
   И эти намеки заинтриговали ее.
   Итан усадил ее к себе на колени. Одной рукой он обхватил ее за талию, и Лили почувствовала, как его пальцы сжали ее ремень – следующий шаг в процессе искусного соблазнения. Другой рукой Итан прижал ее ближе к себе.
   Все было просто идеально: и время, и место. Казалось, происходящее не могло быть правдой. Подобное могло случиться с кем угодно, только не с Лили. Ощущение губ Итана на ее шее, сильное тело под ее бедрами… лунный свет, шум воды… Она попала в сказку и не хотела возвращаться в реальный мир.
   У Лили задрожали ладони, когда она прикоснулась к мягкому хлопку, мешавшему ей почувствовать кожу Итана. Его крепкое тело восторгало ее, и она ласкала его, наслаждаясь движением мускулов Итана и стуком его сердца.
   Итан выдернул ее рубашку из джинсов. Лили почувствовала, как его горячие руки стали подниматься от ее спины к ребрам и остановились на груди. Лили ахнула от силы пронзившего ее желания.
   Итан, услышав ее судорожный вздох, опомнился. Он не шутил, предупреждая, что собирается поцеловать Лили, но в его планы не входило лапать ее. Вкус, реакция Лили… Она была наркотиком, из-за которого Итан потерял голову.
   Еще немного – и она оказалась бы на земле в его объятиях.
   Лили распахнула глаза, услышав вздох Итана. Это был вздох разочарования – разочарования оттого, что он не был подготовлен к выпавшему шансу.
   Она тут же слезла с его колен и встала. Заправила рубашку, пригладила волосы и таким образом быстро пресекла любую возможность дальнейшего развития этой смущающей ситуации.
   Она резко и громко свистнула, и Тинкер, к большому удивлению Итана, тут же примчался. Лили взялась за уздечку:
   – Мне пора. Можешь завести меня до того, как закончишь прогулку?
   Эти слова прозвучали сухо, демонстрируя, насколько ей было неуютно в присутствии Итана. Она не могла вести себя как ни в чем не бывало. В лунном свете он заметил, что ее шея и щеки покраснели.
   Итан помог Лили забраться на жеребца, затем залез сам. Интересно, всегда ли присутствие Лили станет влиять на него таким образом?
   Он почувствовал ее колебания, перед тем как обнять его за талию. На этот раз Лили пыталась сохранить расстояние между ними. Она держалась за его талию, и Итан всем существом чувствовал ее смущение.
   Он хотел, чтобы Тинкер летел как можно быстрее, но тогда Лили пришлось крепко прижаться к нему, иначе она свалилась бы на землю. Поразмыслив, он предпочел предоставить жеребцу самому задавать ритм.
   Попытки завести разговор ни о чем были встречены рассеянными односложными ответами, которые и вовсе прекратились по мере приближения к поместью.
   – Лили, послушай…
   Но Лили уже неуклюже слезала с лошади.
   – Спасибо за поездку, – тихо произнесла она, подходя к лестнице. – Спокойной ночи. – Она развернулась и поднялась по лестнице, прыгая через две ступеньки, словно напрашиваясь на очередное падение.
   Лили ни разу не обернулась, не остановилась. Она открыла дверь и исчезла внутри.
   Итан задумчиво смотрел ей вслед, пытаясь понять, что же между ними произошло.

   Глава 4

   Следующим утром Лили почувствовала себя самым настоящим зомби после тревожной и практически бессонной ночи. Но не только нехватка сна омрачала ее мысли; в очередной раз за это состояние она должна была поблагодарить Итана.
   Он ворвался в ее жизнь, внес полный сумбур, от которого Лили пришла в замешательство. Его поступки явно показывали, что Итан был в ней заинтересован, но Лили не могла поверить в подобное. Однако чувствовала себя польщенной и взволнованной. Она прекрасно понимала, что ей не следует связывать ся с Итаном, но это не помешало ей прошлой ночью бесстыже рассиживаться у него на коленях!
   У Лили настолько смешались все мысли, и момент, когда… Она глубоко вздохнула и попыталась отвлечься от воспоминаний, впечатавшихся в ее сознание и кожу. Лили просто повезло, что Итан вовремя опомнился и отпустил ее.
   Он зашел слишком далеко, и это уже не было игрой. Она могла наслаждаться легким флиртом, но знала: она не имела права на Итана – прошлое еще не отпустило ее.
   – Лили, дорогая, я думаю, сейчас уже достаточно чисто. – Из задумчивости ее вывел голос Рэя. – Я ценю твое внимание к деталям.
   Лили посмотрела на уздечку, которую чистила бог знает сколько времени, и робко улыбнулась управляющему конюшни:
   – Извините, я сегодня немного рассеянная.
   – У тебя не болит голова?
   В ее голове был полнейший переполох, но Рэй, наверное, спрашивал вовсе не об этом. Лили кивнула:
   – У меня небольшой синяк, и все. И немного болит нога. – На самом деле у нее болели обе ноги и бедра изнывали после поездки без седла прошлой ночью, но Лили не собиралась делиться этими пикантными подробностями.
   – Может, тебе лучше сегодня не перенапрягаться?
   – Нет, я в порядке, – заверила его Лили. – Просто от перемены погоды я немного витаю в облаках. Обожаю осень.
   Рэй кивнул, и Лили вернулась к уборке, стараясь сконцентрироваться на работе.
   Это не особо помогло.

   Бывали дни, когда даже не имело смысла вставать с кровати. Прошло только четыре ничтожных часа, но Итану уже все успело осточертеть. Сытый по горло работой, он резко закрыл ноутбук, даже не отправив ни одного письма. Итан глубоко вздохнул, пытаясь остановить растущую волну гнева. Телефон тоже следовало отключить.
   Хоть он и унаследовал горячий темперамент отца, Итан знал, как контролировать его. Или хотя бы как не допустить, чтобы темперамент контролировал его. Для Итана это был вопрос гордости.
   Сейчас он мог позволить себе сделать паузу, так как Джойс спокойно управлялась со всеми делами без чьего-либо участия. Джойс была настоящим финансовым волшебником. Она словно жонглировала мячами из купюр в миллионы долларов, ни разу не обронила ни цента и отлично обошлась бы без помощи Итана. Но дедушка настаивал на том, чтобы члены семьи лично руководили семейным бизнесом. И лишь единицы среди Маршаллов хотели или были в состоянии работать.
   Еще один повод, чтобы у дедушки Итана поднялось давление. Медленно он отодвинул кресло от рабочего стола, оставив расстояние между собой и компьютером.
   Конечно, такое мрачное настроение стало результатом того, что Итан уже проснулся ворчливым и раздраженным. Он винил себя в произошедшем с Лили. Ведь она, очевидно, не могла себя контролировать.
   Итану нужно было разобраться в сложившейся ситуации, и быстро. От этой мысли у него вскипела кровь. Затем началась мигрень.
   Голос Глории, возвестивший, что обед уже готов, приятно отвлек от ужасного настроения, вызванного работой и мыслями о Лили. Когда он спустился, бабушка с дедушкой уже сидели за столом в небольшой семейной столовой.
   – А вот и ты, дорогой. Где ты пропадал все утро?
   Итан поцеловал бабушку в щеку:
   – К сожалению, у меня было много работы.
   – Сидеть весь день запертым в офисе вредно для здоровья, – отчитывала его бабушка. – Я надеялась, ты будешь проводить больше времени на свежем воздухе и солнце. Там такая чудесная погода.
   Казалось, бабушка свято верила в то, что Итану все еще четырнадцать лет. Иногда это было мило, особенно когда она трепала его щеку, как сейчас.
   – Поверь мне, есть много вещей, которыми я бы предпочел заняться вместо работы. – Это была отговорка. – Но работа не ждет.
   Дедушка отложил вилку:
   – Кстати, мне сегодня звонила Сильвия.
   При этих словах Итан вздрогнул:
   – Мне тоже, дедушка.
   – Приятно слышать. Она сказала, что уже несколько дней пытается с тобой связаться.
   – Тетя Сильвия думает обо всем как о крайней необходимости. И, честно говоря, я отказываюсь выслушивать нотации о бизнесе и рабочих обязанностях от женщины, которая и дня в своей жизни не проработала.
   Итан заметил легкую улыбку бабушки. Отношения между ней и тетей были довольно сложны и полны взаимного раздражения.
   – Ох, я уже это слышал, – проворчал дедушка.
   – Правда иногда причиняет боль. – Итан пожал плечами.
   Бабушка посмотрела на внука так, что он снова почувствовал себя ребенком.
   – Но ведь можно вести себя и честно и тактично одновременно, – наставительно заметила она.
   – У меня нет времени заботиться о чувствах тети Сильвии. Если бы она была немного терпеливее…
   – Не всем нравится твоя прямота, дорогой.
   – Тогда им надо найти кого-то другого для общения.
   – Итан… – Бабушка приготовилась прочесть очередную длинную и нудную нотацию.
   – Как бы то ни было, – включился в разговор дедушка, – Сильвия приедет на благотворительную акцию в субботу, и тебе придется вести себя прилично. Мне стоило немалых усилий успокоить ее после разговора с тобой, так что будь любезен, не выводи ее больше из себя.
   Вот еще одна причина, из-за которой Итан предпочитал избегать подобных мероприятий: слишком много фальшивых улыбок, кивков и мелкого притворства. По крайней мере, если он приедет в субботу, то вправе будет отказаться от следующего приема. Итан согласно кивнул, приняв приказ дедушки. Они с бабушкой выглядели довольными.
   – А кстати, – добавила мимоходом бабушка, стараясь не вызвать подозрений у Итана, – дочь сенатора Кингстона уже вернулась из Европы, и она будет на субботнем вечере. Она такая милая девушка. Знаешь, ее бабушка и я говорили…
   Итан был уверен, что это заявление было сделано не без задней мысли. Бабушка уже вошла в преклонный возраст, но отнюдь не утратила хитрости. Она, как никто в их семье, хотела внуков.
   Итан посмотрел на гору еды в своей тарелке. К сожалению, обед еще не скоро подойдет к концу.

   Душ. Ужин. Сон. Так Лили провела день, но ей пришлось очень трудно. Она не сомневалась, что уснет сегодня, – ей просто надо было еще немного продержаться на ногах, смыть с себя запах лошадей и перекусить.
   Пока Лили поднималась по лестнице в свою квартиру, она так сильно зевнула, что у нее хрустнула челюсть. Возможно, сегодня она воздержится от ужина. Ей не впервые приходилось ложиться спать на голодный желудок, она привыкла.
   Лили помылась – прикосновение горячей воды было чудесным. Затем надела чистую пижаму. Чувствуя себя немного бодрее, Лили, устав от урчания в животе, быстро сделала бутерброд и включила новости.
   Транслировали интервью сенатора Маршалла – отца Итана. Они с ним были так похожи, что у Лили замерло сердце. Несмотря на преклонный возраст, Дуглас Маршалл был невероятно привлекателен, а кроме того, обладал даром красноречия.
   Сын Дугласа унаследовал яркую внешность отца, но характером Итан пошел в дедушку, которого Лили просто обожала. Он всегда легко шел на контакт, был добр и весел. Лили надеялась, что другие члены семьи тоже похожи на Портера Маршалла.
   Дуглас же был чересчур лощеным, и его привлекательность казалась преувеличенной и искусственной. Лили понимала, он очень хорошо подходил на роль сенатора, но личного общения с таким человеком вовсе не жаждала. Она и сама не знала почему, но интуиция подсказывала ей держаться подальше от Дугласа. Он напоминал Лили ее отца – но только с деньгами и властью. По коже побежали мурашки, ей стало немного жалко Итана и его братьев.
   Смутно Лили припоминала рассказ Рэя о том, как Итан и его братья жили в поместье после смерти матери. Это объясняло, почему Итан был так близок с бабушкой и дедушкой и почему он был больше похож на Портера, чем на Дугласа. Лили невольно задалась вопросом, почему братья не остались на попечении отца. Для этого всегда была причина.
   «А может, и нет», – внезапно подумала Лили. Она снова видела все в мрачном свете. У богатых и влиятельных жизнь течет совсем по-другому, не так, как у простого народа. Но в данной ситуации Лили готова была побиться об заклад, что причина заключалась именно в Дугласе Маршалле.
   И вообще, это не ее дело. Лили не следовало ничего домысливать или придумывать. Она выключила телевизор и открыла книгу.
   Прочитав три страницы, Лили вспомнила, что забыла составить расписание кормления лошадей на следующий день. На часах было без десяти восемь, и, значит, оставалось еще десять минут. Этого вполне достаточно.
   Лили надела ботинки прямо на голые ноги и сняла с крючка за дверью толстовку с капюшоном. Она выглядела нелепо, но ее это не волновало – она собиралась не на показ мод.
   Лили в нетерпении барабанила пальцами по столу, поглядывая на часы и ожидая, пока компьютер наконец загрузится.
   Составить расписание было несложно, она уже делала это кучу раз. Нажав на кнопку «Отправить», Лили проверила время – оставалось еще две минуты.
   – Да! – вскрикнула Лили. – Я успела.
   – Забыла о расписании?
   Лили чуть не подпрыгнула от неожиданности; она узнала голос и, обернувшись, увидела Итана, стоявшего в древном проеме.
   – Не совсем, поскольку я успела. И даже осталось время в запасе.
   Ей снова показалось, что Итан заполнил собой всю комнату, и Лили не хватало кислорода, чтобы дышать. Его тело загородило единственный выход, из-за чего Лили сильно занервничала. Их разделял только рабочий стол, и тут Лили вспомнила, как мало на ней было одежды. На ней не было даже нижнего белья.
   – Ты собираешься опять прокатиться сегодня ночью? – неуверенно спросила она.
   – Не думал об этом. Ты хотела бы?
   – А, нет, спасибо, – пробормотала она. Итан про должал стоять без движения. – Тебе что-то здесь нужно?
   – Нет.
   Лили сейчас была не в настроении играть в «вопрос-ответ».
   – Тогда ты здесь потому что?..
   – Тебя не было наверху, а здесь горел свет.
   Наступила небольшая пауза.
   – Ты искал меня? – слабеющим голосом осведомилась она.
   Итан кивнул:
   – Да.
   Лили обрадовалась, что он нашел ее здесь, а не в ее комнате, – там был беспорядок.
   – Я бы спросила почему, но не уверена, что хочу услышать ответ, – пробормотала Лили.
   Итан весело улыбнулся:
   – Я пришел поговорить.
   Лили боялась этого больше всего.
   – О том, что произошло вчера?
   – Да, давай поговорим.
   Лили сделала глубокий вдох:
   – Мы можем просто забыть об этом. Без проблем.
   Итан удивленно приподнял брови:
   – Это не так-то просто.
   – Я не хочу потерять работу.
   Он зашел в комнату и закрыл за собой дверь.
   – А я не хочу, чтобы меня обвинили в сексуальном домогательстве.
   – А я не хочу все усложнять.
   – И я.
   Наконец-то они согласились хоть в чем-то. Но почему Итан продолжал так странно на нее смотреть?
   – Тогда почему мы не можем просто забыть о случившемся? – снова спросила Лили.
   – Потому что я не хочу. Возможно, я должен, но я редко делаю то, что должен.
   Лили было знакомо это чувство – жажды свободы. Обычно оно приводило к неверным решениям. А иногда и в тюрьму. Было чрезвычайно сложно избавиться от этой страсти.
   – Значит, ты всегда делаешь то, что хочешь?
   – Обычно. До тех пор, пока это возможно.
   – И что ты хочешь от меня?
   Итан был удивлен.
   – От тебя? Ничего. – Он пожал плечами.
   У Лили замерло сердце. От такой откровенности Итана она почувствовала настоящую боль.
   Он пересек кабинет и обошел стол. Оперевшись на ручки кресла, Итан поймал Лили в ловушку и немного наклонился, так что между их лицами не осталось и пары дюймов.
   – Я просто хочу тебя, – прошептал он.
   Пожалуй, подобная откровенность была не такой плохой. Эти простые слова зажгли огонь в теле Лили. Комната наполнилась теплом, а отсутствие нижнего белья уже не казалось серьезной проблемой. Она сглот нула.
   Ей было над чем подумать. Она попалась в западню, и в будущем наверняка не раз пожалеет об этом.
   «А может, и нет», – подумала Лили, ощутив прикосновение губ Итана. Она обняла его за шею и позволила поднять себя с кресла. Он положил Лили спиной на стол и оказался у нее между ног.
   Поцелуи стали более чувственными, дикими и жадными. Итан снял с Лили толстовку и запустил руки под пижаму, прикоснувшись к ее обнаженной спине. Он придвинул ее еще ближе к себе.
   Лили тоже хотела дотронуться до его кожи, но ей мешала рубашка. Она нетерпеливо расстегнула ее, и Итан помог снять. Затем и ее пижама оказалась на полу.
   Итан нежно провел пальцем от ее ключицы до груди, он словно любовался Лили. Она ужасно застеснялась его внимательного взгляда, но, кажется, Итан был доволен тем, что видел.
   Рэй хранил в офисе кучу старых попон. Итан вытащил одну из них, другой рукой обнял Лили за талию и поднял со стола.
   Расстелив попону на полу, он положил на нее Лили. Она почувствовала панику. Осознала действительность. Продолжать или остановиться… Ей было так хорошо, все мысли мгновенно исчезли, как только она почувствовала горячие губы Итана на своей груди.
   Ее тело еще не остыло после прошлой ночи, а ее снова бросило в жар. Губы Итана спускались все ниже. Его пальцы оказались под каймой ее пижамных шорт. Он обхватил ее за ягодицы и провел языком по внутренней стороне бедра.
   Лили уже не знала, куда деться от невероятных ощущений – его руки на ее теле, губы на шее, прикосновение к его горячей коже. Она чувствовала, как у Итана горели ладони, как сильно бьется сердце.
   Поцелуи Итана были ненасытными, прикосновения требовательными, но он не торопился. Он медленно снял с Лили шорты, лаская все ее тело, стараясь не задеть повязку на голени.
   Лили была голой. Итан – нет. Она хотела исправить ситуацию. Сейчас же. Ее руки дрожали от едва сдерживаемого желания, когда она потянулась к застежке его джинсов и увидела, что он на грани от возбуждения. Лили провела рукой по выпуклости, и Итан простонал от наслаждения, еще сильнее прижавшись к ней.
   Лили словно пронзил электрический ток, вызвав в ее теле приятное покалывание, которое она никогда прежде не испытывала. Пытаясь справиться с его молнией, она чувстовала себя невероятно неуклюжей, и в итоге Итану пришлось помочь ей. Он с легкостью снял с себя оставшуюся одежду, ни на секунду не прекращая ласкать Лили.
   Она положила руку на его грудь и прервала поцелуй:
   – Я… Я должна тебе кое-что сказать…
   Спустя пару мгновений слова Лили дошли до затуманенного страстью сознания Итана. Ее лицо покраснело, голос дрожал, она не могла смотреть ему в глаза.
   Он коснулся ее подбородка, приподняв его, чтобы лучше видеть ее лицо.
   – Что? – охрипшим голосом спросил он.
   – Я… Я нечасто этим занимаюсь.
   Итану пришлось еще раз повторить про себя эту фразу, пытаясь осмыслить ее значение, но все усиливающийся румянец Лили подсказал ему правильный ответ.
   – Нечасто? Или – никогда?
   – Нечасто. – Она нервно засмеялась, и Итан постарался не выдать своего облегчения. – Я просто не хотела… не хотела обмануть твоих ожиданий.
   Он не думал, что Лили настолько уязвима, а тем более удивился, что она так легко в этом призналась. Ее слова вызвали в Итане сомнения, а Лили упорно продолжала ласкать его.
   – У меня не было особых ожиданий, но ты уже превзошла их все. – Он постарался как можно лучше подобрать слова, чтобы выразить свои мысли.
   Лили улыбнулась и запустила руки ему в воло сы, снова приблизив его лицо к себе. Ее поцелуй был опьяняющим. Итан мог бы наслаждаться им днями напролет, но без прикосновений умер бы.
   Тело Лили казалось наполненным противоречиями: шелковистая кожа, полная различных оттенков – от яркой красноты щек до почти белого живота, – скрывала упругие мышцы – результат тяжелой работы. Итан чувствовал, как крепкие короткие ногти ее нежных пальцев рук вонзаются ему в плечи.
   В Лили все было настоящим – именно этого Итану не хватало в жизни. Лили оживляла и пробуждала его.
   Ее нерешительное признание не выходило у Итана из головы, напоминая, что он должен быть осторожен с Лили. Но то, как она реагировала на его прикосновения, заставляло его пылать и лишало возможности думать. Желание погрузиться в нее – почувствовать вокруг себя всего ее разгоряченную шелковую кожу – одержало победу.
   Итан протянул руку к джинсам и достал презерватив, ранее припрятанный им в кармане. Лили беспокойно задвигалась, побуждая его поторопиться, и застонала, когда он вновь оказался над ней.
   Лили не могла сконцентрироваться на одной мысли дольше, чем секунду. Ее тело одновременно пылало и болело, и она не знала, хватит ли у нее сил выдержать жар страстного огня. Лили не хотела, чтобы Итан переставал прикасаться к ней. Никогда.
   Ощущение его тела между ее бедер казалось блаженством; медленное скольжение внутри ее тела было пыткой. Лили находилась на краю, желание сжигало ее, она еще теснее прижалась к Итану, чувствуя напряжение его мускулов – силу и страсть.
   Лили испугалась, что сойдет с ума, если Итан не начнет двигаться быстрее, ей уже было плевать на доводы рассудка и благоразумие. С каждым толчком она поднималась все выше, пока наслаждение не стало слишком сильным, чтобы терпеть его, и ее тело пронзила судорога. Лили прижалась к Итану. Откуда-то издалека она услышала его стон, и затем все вокруг вспыхнуло и потонуло во мраке.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация