А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Порочный намек" (страница 1)

   Кимберли Лэнг
   Порочный намек

   Глава 1

   Гусь закинул голову и зашатался из стороны в сторону, вернув Лили из мира грез на землю как раз в тот самый момент, когда она чуть не ударилась о низко висящую ветвь. В последнюю секунду она успела наклониться и вернула жеребца на тропу.
   – Веди себя прилично, ты, избалованный конь.
   Гусь фыркнул в ответ.
   Если бы Гусь сбросил Лили с седла, это была бы только ее собственная вина. Она слишком хорошо его знала, чтобы терять бдительность, – он просто любил испытывать наездника, – но спокойствие и красоты поместья семейства Маршалл способны были загипнотизировать. И, наслаждаясь размерен ным ходом утихомирившегося жеребца, она не могла удержаться от мечтаний.
   Всем этим людям, которые тратили деньги на столь модные занятия йогой или консультации психолога, следовало всего лишь проводить полчаса точно так же, как и Лили, – в седле. Они могли наконец оставить эти медитации в позе кренделя и самокопания в надежде обрести гармонию.
   Эта терапия не стоила ей ни гроша.
   Нет, даже лучше – Маршаллы сами ей платили. Верилось в это с трудом, но такова была правда, и Лили каждый божий день благодарила судьбу за то, что поселилась здесь. Все оказалось безупречным.
   Гусь перешел на рысь, когда они приблизились к реке, – деревьев на их пути стало меньше. Лили видела блеск воды в утренних лучах солнца. Она подняла голову, подставляя лицо солнечному теплу. Гусь, сделав еще несколько шагов, зашел в воду. Лили едва не промочила единственную пару ботинок.
   – Не сейчас, Гусь. Я знаю, что ты задумал, – сказала она.
   Словно поняв ее слова, жеребец издал звук, означавший обиду, и склонился, чтобы попить воды. Вытащив бутылку минералки, Лили осмотрелась вокруг, наслаждаясь солнцем, освещавшим величественные горы.
   Поместье семейства Маршалл – Хилл-Чейз – пред ставляло собой маленький рай на земле. Поскольку оно находилось достаточно близко к зданию окружного суда, члены семьи, занимавшие государственные посты, могли отдыхать у себя дома. Здесь же они занимались и собственным бизнесом, и Лили старалась изо всех сил, чтобы влиться в ряды работников.
   Она глубоко вдохнула свежий, чистый воздух и подумала, что, возможно, была чересчур осмотрительна.
   Соцработник говорил Лили, что этот день наступит. Тогда она ему не верила, а теперь…
   Лили действительно могла начать все заново. И она уже начала. Та прошлая Лили постепенно исчеза ла, позволяя настоящей Лили занять наконец свое место. Казалось, раньше она была заключена в футляре, не двигалась и не дышала.
   Лили встряхнула головой, отбросив странные мысли. Она была бы совершенно счастлива, если бы могла провести здесь весь день, но осталось еще слишком много лошадей, нуждавшихся в прогулке, и, кро ме того, длинный список других рутинных дел в конюшне.
   – Давай, Гусь, пошли.
   – Уже? Но вы же только пришли?
   Лили от неожиданности чуть не выпрыгнула из се дла. Бутылка воды выпала из ее руки и приземлилась рядом с копытом жеребца. Лили покрутилась в седле, пытаясь увидеть, кому принадлежал голос. Мужчина плавал в нескольких ярдах от нее. Над водой были видны только его голова и плечи.
   – Извините. Я не хотел вас напугать, – сказал он с усмешкой.
   – Я просто удивилась.
   Это было правдой. Никто из посторонних не знал о присутствии Лили на территории поместья, поэтому у нее не было причин пугаться. К тому же Гусь взмахнул головой и заржал, словно узнал голос. Мгновение спустя конь вошел глубже в воду и приблизился к мужчине, совершенно игнорируя ругань Лили и ее попытки натянуть поводья.
   К счастью, мужчина быстро подплыл к ним, и ей удалось подогнуть ноги под седло, чтобы удержать их над водой. Большая голова Гуся застыла, когда мужчина стал тереть ему нос. На миг они оба словно забыли о существовании Лили.
   И ей нужен был этот миг. Теперь мужчина находился достаточно близко, чтобы Лили могла его узнать – Итан Маршалл, один из многочисленных внуков сенатора Маршалла. Она слышала, что он недавно вернулся из продолжительной поездки за границу, – черт возьми, все поместье так и гудело от этой новости. Лили видела кучу его фотографий, но они не имели ничего общего с действительностью.
   Маршаллам повезло с внешностью – все они были медовыми блондинами с зелеными глазами, волевым подбородком и высокими скулами, – но Итан выиграл соревнование, объединив все эти черты в нечто… большое… Просто большое. С густых волос, слегка завивавшихся вокруг ушей, стекала вода на широкие загорелые плечи. Здесь капли сливались в небольшие ручейки и струились по груди и животу…
   Лили быстро отвела взгляд. «Боже мой!» Этот мужчина был достаточно великолепен, чтобы у любой девушки от волнения выпрыгнуло сердце. Итан посмотрел на Лили, понимая, что она оценивает его. Взволнованная, Лили слегка пошатнулась в седле.
   – Я Итан Маршалл.
   – Я знаю, – сказала Лили, стараясь не таращиться на него.
   Она потянула Гуся назад, желая выпрямить ноги, которые все еще боялась промочить. Итан продолжал выжидательно смотреть на нее, не двигаясь.
   – С возвращением, – осторожно произнесла Лили, не найдя другой темы для разговора.
   – Спасибо. А вы?..
   Она покраснела:
   – Лили. Лили Блэк.
   – Приятно познакомиться, Лили. И сколько уже раз Гусю удалось намочить ваши ботинки, прежде чем вы раскусили его?
   – Три. – Лили вздрогнула, а Итан ухмыльнулся. – Думаю, я непонятливая ученица. Тинкер может сделать то же самое, если вы не знали. – Так звали коня Итана – здоровенного белого жеребца, намного более непослушного, чем Гусь. – Тинкер скинул меня в реку на второй же день. Он ускакал, и мне пришлось идти пешком до самой конюшни.
   Итан рассмеялся – теплый мужской смех, от которого у Лили внутри потеплело.
   – Мне рассказывали об этом случае, но я не знал, что это случилось с вами. Может, я должен извиниться… – с улыбкой произнес он.
   – Почему? Вы его научили этому?
   – Эта история удерживала моих братьев и кузенов подальше от моей лошади, когда меня не было рядом.
   Не сходившая с лица Итана улыбка была заразительной. Вскоре напряжение отпустило Лили. Как же давно она вот так просто не болтала о всякой чепухе. Она испытывала очень приятные ощущения, хоть и странные.
   – У вашей лошади прескверный характер. Удача, что она красивая, – лукаво заметила она.
   Итан подмигнул, снова застав Лили врасплох:
   – Я слышал то же самое и о себе.
   Эти слова могли бы охарактеризовать Итана как самодовольного человека, помешанного на своей внешности, если бы не прозвучали так самокритично.
   Гусь вырывался из узды, пытаясь поглубже зайти в воду и приблизиться к Итану. К счастью, Лили наконец смогла на чем-то сконцентрироваться, впервые с того момента, как потеряла нить разговора при виде великолепного Итана. Гусь фыркнул и встряхнул головой, но Лили не собиралась сдаваться. Только не перед Итаном Маршаллом. Она не хотела, чтобы он подумал, будто ей не под силу управлять конем.
   – Я думаю, он просто счастлив видеть вас, мистер Маршалл. Обычно он лучше ведет себя со мной.
   – Итан, – поправил он. – Просто Итан. Здесь вокруг слишком много Маршаллов. И давай будем на «ты».
   Лили почувствовала, как покраснела, но на этот раз не от смущения.
   – Хорошо. Тогда Итан, – ответила она.
   Он снова улыбнулся, вызвав в теле Лили дрожь.
   – Хм, возможно, мне пора вернуться в конюшню. Было приятно познакомиться с тобой.
   Итан кивнул:
   – Взаимно, Лили.
   Она направила Гуся к берегу и заметила, что на отмели лежит ее бутылка.
   – Мистер Марш… Я хотела сказать, Итан, не мог бы ты подать мою бутылку?
   – Не-а.
   Лили повернулась в седле, чтобы посмотреть на него. Его самодовольная улыбка заставила ее засомневаться в правильности мнения о нем. Просьба казалась достаточно простой. Было ли настолько велико его самолюбие? Надменный представитель Маршаллов был слишком хорош, чтобы помочь кому-то из персонала поднять бутылку с водой.
   – Я бы вас не стала просить, но, если спущусь, мои ботинки промокнут.
   Итан пожал широкими плечами:
   – Извини, но ничем не могу помочь.
   Может, он действительно был настолько самодоволен.
   Улыбка Итана стала шире, когда он сложил руки на груди.
   – Я уверен, ты не заметила – на мне только вода, – просто произнес он.
   Лили почувствовала, как от этих слов у нее вспыхнуло лицо. Она разговаривала с ним на расстоянии не больше чем шесть футов – и все это время он был го лый? Ее глаза – Лили не могла себя остановить – опустились от его груди к животу и еще ниже – к гра нице с водой, которая, как она знала, прикрывала…
   Довольный смешок Итана заставил ее резко поднять голову и развернуться в седле так быстро, что у нее заболела шея. Гусь запротестовал.
   – Если я пойду и подниму ее, кому-то из нас может стать очень неловко… – Итан умолк, дав Лили понять, кому именно из них будет неловко.
   Лили уже была и так достаточно смущена. Бросив взгляд на берег, она увидела одежду на одном из камней. «Черт возьми!» Почему она не могла заметить ее немного раньше? Лили пялилась на грудь и живот мужчины, а всего парой дюймов ниже, в воде, был… Ее щеки горели.
   – Все еще хочешь, чтобы я достал бутылку?
   Этот вопрос прозвучал насмешливо и вызывающе, и тут Лили услышала всплеск, словно Итан пошел к берегу.
   – Нет! – Она замялась и откашлялась. – То есть не беспокойся. Я сама достану.
   Отведя взгляд, она слезла с лошади, взяла бутылку и забралась обратно в седло всего за пару секунд. Лили пришпорила Гуся, почувствовав, как в ее ботинках хлюпает вода, и погнала коня рысью. Ей было уже наплевать, что это выглядело неуклюжим бегством; Лили должна была выбраться отсюда, до того как умрет от стыда.
   Ее преследовал смех Итана, и она изо всех сил пыталась не заставить Гуся нестись галопом.
   «Голый. Он был голым все это время!» – в панике думала Лили.
   Отъехав от реки, она немного успокоилась, но вскоре снова ощутила тревогу. Сейчас Итану было смешно, но найдет ли он происшедшее забавным позже? Что, если он расскажет об этом остальным – например, его бабушке? Миссис Маршалл точно не посчитает историю ни капельки смешной.
   Могут ли ее за это уволить? От этой мысли у Лили пробежали мурашки. Больше, чем в любимой работе, она нуждалась в защите Хилл-Чейз. Здесь Лили обрела дом и душевное спокойствие. Боязнь потерять все это ослепила ее, и она не заметила, что Итан плавал нагишом…
   «Он был голым все это время. Как я смогу снова посмотреть ему в глаза? Голый. Откуда я могла знать? Так получилось случайно».
   Лили подняла подбородок. «Точно. Случайность», – убеждала она себя. Таким образом, шансы потерять работу были очень и очень малы. Лили всегда пугала себя наихудшим вариантом развития событий. В следующий раз, когда она увидит Итана, ей следует притвориться, словно ничего не случилось. Она поступит как взрослый, здравомыслящий человек. Конечно же Итан тоже предпочтет забыть происшедшее.
   Но сможет ли Лили забыть, ведь каждый раз, закрывая глаза, она видела…
   Конечно нет. Она не сможет забыть. Образ Итана Маршалла, абсолютно голого, по пояс в воде, навсегда останется в ее памяти.

   – Не хочешь рассказать мне, что вообще произошло? – спросил позднее Брэди, старший брат Итана, запрыгнув на спину Паука.
   Итан, взбираясь на Тинкера, лукаво улыбнулся.
   – Ты о чем? – невинным тоном поинтересовался он.
   – Лили буквально влетела в конюшню вся красная. – Брэди покровительственно посмотрел на брата. – Что ты ей сделал?
   – Я был здесь меньше двенадцати часов. Почему ты думаешь, что я мог успеть что-то ей сделать?
   Брэди хмыкнул:
   – Сейчас мы говорим о тебе.
   Реакция Лили, когда они зашли в конюшню, была довольно комичной. Только взглянув на Итана, она зарделась и чуть было не выронила из рук веревку.
   – Может, она всегда такая? – уточнил Итан.
   – Я предполагаю, что нет, иначе бы она попросту боялась лошадей.
   – Ты предполагаешь? Я думал, ты всегда настаиваешь на том, что знаешь все и обо всем.
   – Я обменялся с ней только парой слов с того времени, как она начала работать здесь.
   Итан надел солнечные очки.
   Тинкер и Паук медленно вышли на солнечный свет из широких ворот конюшни.
* * *
   – Слишком в хорошем настроении, чтобы разговаривать с наемными рабочими? – насмешливо спросил Итан.
   – Отвали… Знаешь, у меня тоже есть работа.
   Итан расслышал в голосе Брэди нотки разочарования и усталости. Он играл важную роль в политике, которой их семья занималась уже более сорока лет. Очевидно, это стало его раздражать.
   – Она и трех слов мне не сказала. Лили не из разговорчивых. Очень стеснительная, – заметил Брэди.
   Вспомнив происшедшее на реке, Итан поверил, что Лили была довольно незаметной, но он и не догадывался, насколько она стеснительна.
   Пауку и Тинкеру не хватало терпения, и они были готовы броситься в галоп, но им пришлось держаться медленного шага, пока Итан рассказывал Брэди о своей встрече с Лили на реке.
   – И она не догадывалась?
   – Нет, пока я не сказал ей.
   – Ну ты даешь! – воскликнул Брэди сквозь смех. – Ты должен был предупредить ее раньше. Неудивительно, что она теперь настолько смущена.
   – Она справится, – уверенно заметил Итан.
   Когда Брэди в ответ не согласился с ним, Итан остановил Тинкера.
   – Что?
   – Может, тебе следует извиниться перед ней?
   – За что? Что я сделал?
   – Кроме того, что не сказал ей сразу, что плавал нагишом?
   – Мы взрослые люди…
   – Это не важно. Ты останешься здесь на несколько недель. Так, – он посмотрел в сторону конюшни, – не может продолжаться. Сделай ей поблажку. Иначе, каждый раз наведываясь в конюшню, ты станешь вести себя как садист.
   Возможно, Брэди был прав. Ремонтные работы дол жны были закончиться еще неделю назад, но вышла заминка, и рабочие еще не приступили к ремонту его дома. Пока Итан решил пожить в Хилл-Чейз, поэтому часто будет ходить в конюшню. Если Лили действительно чувствовала себя настолько смущенной, то с его стороны будет жестоко оставить все как есть.
   Зазвонил телефон Брэди, и он вытащил его из кармана. Он удивленно посмотрел на номер:
   – Я должен ответить.
   Итан кивнул. Вот-вот начнется предвыборная кампания – их отец, Дуглас Маршалл, изо всех сил боролся за место в сенате. Самого Итана не волновало, останется ли действующий сенатор на посту, но дедушка, чье наследие стало основой для карьеры Дугласа и, возможно, единственной причиной его победы на выборах, очень сильно переживал. У Брэди чувство долга вытеснило истинные чувства к отцу, но с Итаном этого не произошло. Он не мог заставить себя помогать Дугласу, но из-за уважения к дедушке решил не мешать.
   Скоро Брэди, как один из старших сотрудников, будет занят еще больше, чем обычно. Итан был искренне удивлен, что старший брат сумел выбраться сегодня.
   Брэди ослабил вожжи. Паук сошел с тропинки пощипать травку, пока хозяин решал проблему по телефону. Тинкер рвался вперед, но Итан крепко держал его, ожидая брата. Наконец-то он вернулся домой и чувствовал себя счастливым. Сейчас ему не надо было никуда спешить.
   В загоне неподалеку Итан заметил Лили, медленно ведущую Бисквита. Белая повязка на передней ноге лошади свидетельствовала о недавнем ранении. Скорее всего, в данный момент Бисквит проходит курс лечения.
   Лили выглядела такой маленькой на фоне жеребца – Итан наконец увидел ее в полный рост. На ней была свободная зеленая кофта с надписью «Конюшня Маршаллов». Под тканью угадывались аппетитные формы. Рукава были завернуты, открывая красивые загорелые руки. Кофта была заправлена в облегающие джинсы, подчеркивавшие ее крепкие бедра и накачанные икры, которые Итан оценил еще раньше.
   Казалось, Лили беседовала с Бисквитом, а тот приветливо вилял черным длинным хвостом и качал головой, будто соглашаясь со всем сказанным. Она почувствовала на себе взгляд и внезапно повернулась, посмотрев через плечо. Увидев Итана, Лили резко отвела глаза.
   Брэди все продолжал давать указания по телефону, разговор грозил затянуться еще на несколько минут, поэтому Итан развернул Тинкера и направился к Лили. Ему представился шанс взять ситуацию в свои руки и извиниться перед ней.
   Лили встретила его у забора. Она смотрела на Итана, прикрывая от солнца глаза. Хотя щеки ее покрылись румянцем, от прошлого волнения не осталось и следа. Возможно, она покраснела от жары.
   – Что-то не так? – произнесла она, затем вопросительно посмотрела на Брэди. – Я думала, вы все собирались поехать кататься.
   Итан слез с лошади.
   – Да, мы собираемся. Пока Брэди решает что-то насчет работы, я пришел извиниться.
   – Извиниться? За что? – Лили выглядела искренне озадаченной.
   – За это утро…
   Лили встряхнула головой:
   – Это я должна извиниться. Я ужасно стеснительная…
   – Я так и понял.
   – Я думала, как извиниться, и тут появился ты. Это застало меня врасплох. – Теперь Лили старалась не смотреть Итану в глаза.
   – Хорошо… – Он внезапно замолчал, когда Тинкер толкнул его и понюхал плечо Лили. – Эй! – окликнул он коня.
   Лили улыбнулась и почесала Тинкеру переносицу – его любимое место. Она действительно отлично знала коня Итана.
   – Все хорошо, дурачок, – прошептала она нежно, откинув волосы на спину, подальше от Тин кера.
   Брэди ошибся насчет Лили. Она была не стеснительной, а тихой, как Итан и предполагал. Брэди ненавидел ошибаться, и Итан не мог дождаться утереть брату нос. Он продолжил спокойно:
   – Я думал, ты считаешь, что у него прескверный характер.
   – Ох да, это правда.
   Тинкер так старался привлечь внимание, что даже оттолкнул в сторону Бисквита, который тоже стал ласкаться к Лили.
   – Похоже, ты ему нравишься, хотя Тинкер особо не любит людей, – заметил Итан.
   – Он знает, что я обожаю его. В тот день у реки я не могла с ним справиться, но он покорил меня, и теперь мы отлично ладим, не так ли, парень? – спросила Лили у жеребца.
   – Тогда и для меня остается надежда, – подловил ее Итан.
   Лили замерла, а затем взглянула на него широко распахнутыми глазами. Она улыбнулась:
   – Ты сравниваешь себя с конем?
   «Нет, Лили вовсе не стеснительна», – подумал Итан. Он хитро посмотрел на нее:
   – Во многом.
   Лили открыла рот, осознав тонкий намек, но быстро собралась:
   – Значит, слухи правдивы.
   Итан откашлялся, немного разволновавшись.
   – Слухи?
   – Что ты очаровательный парень с прескверным характером.
   Итан улыбнулся:
   – Виновен во всем вышеперечисленном.
   – По крайней мере, ты честно признаешь это.
   – Честность крайне важна, не так ли?
   Лили выдержала короткую паузу, затем ответила:
   – Обычно – да.
   – Только обычно? Не всегда?
   По ее лицу пробежала тень. Итан не заметил бы, если бы не был так поглощен изучением лица Лили.
   – Жизнь слишком сложна, чтобы рассуждать о ней так прямолинейно. Порой маленькая, незначительная ложь лучше правды, – продолжила она.
   – Вынужден не согласиться с тобой, Лили.
   – Правда? – Она покачала головой. – Ты за постоянную стопроцентную честность?
   – Ага.
   Лили усмехнулась:
   – Такого я от тебя не ожидала.
   От этих слов Итан напрягся, но заинтересованно продолжил:
   – И почему же?
   – Твоя семья занимается политикой, так ведь?
   От громкого и раскатистого смеха Итана Лили и даже обе лошади посмотрели на него в изумлении.
   – Честность я люблю больше всего, – проговорил он.
   Лили тоже рассмеялась:
   – Тогда я запомню это.
   Тут подошли Брэди с Пауком:
   – Я вижу явный прогресс по сравнению с утром.
   Итан услышал издевку в тоне Брэди, а Лили и вовсе покраснела до корней волос.
   – Извините, мистер Маршалл, – пробормотала она.
   «Неудивительно, что брат считал ее ужасно стеснительной», – подумал Итан.
   – Не беспокойся, Лили. – Брэди подмигнул ей, отчего Итан, к собственному удивлению, сильно разозлился. – Я уверен, это была вина Итана.
   – Ничего себе. Ну спасибо! – воскликнул Итан.
   Брэди пожал плечами:
   – Эй, правда иногда глаза режет.
   Теперь Итан с Лили рассмеялись, озадачив Брэди, который, встряхнув головой, спросил:
   – Ты готов, а?
   – Ага. – Итан залез на Тинкера и натянул поводья. – Увидимся, Лили.
   – Хорошо вам провести время. – Она помахала им на прощание.
   Брэди выглядел растерянным, когда пустил Паука рысью. Тинкер сразу же ринулся вперед, чтобы не отставать.
   – Все в порядке? – спросил Итан брата.
   – Да как обычно, неразбериха. Мне нужно будет уехать сегодня вечером.
   – Бабушка расстроится.
   – Но не настолько, как если бы я не позаботился о кампании и мы проиграли выборы.
   – Может, ему стоит проиграть, – спокойно заметил Итан.
   Брэди вздохнул:
   – Может, он и никудышный отец и как человек не очень, черт возьми, но он отличный законодатель. Он научился этому у дедушки.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация