А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовь – она такая… (сборник)" (страница 2)

   Время


Как медленно идут года,
Как быстро пробегает время!
На календарь смотрю всегда
И думаю: ужели здесь я?


Так было всё давно…
А кажется – недавно.


Никак со временем в согласье не приду.
Как будто в каждый день зайду и тут же выйду.


А время бесконечно
И очень быстротечно.


Часы идут, и время быстро пролетает,
И, кажется, оно не знает,
Что жизнь одна, и вспять не повернуть,
Но стоит в календарик заглянуть —
И сразу всё на место встанет.

05.02.08

   Как знать…

   Чтобы понять и почувствовать талант, не нужны ни багаж знаний, ни жизненный опыт. Его достаточно увидеть, услышать, прочитать. Талант светится неземной красотой. Он ярок, как солнце, он слепит глаза, он воздушен и притягателен, как волшебство. Если вдруг посчастливилось повстречаться с талантом, то уже не забыть, не уйти, не выпутаться из этих сетей воздушного волшебства и пленительного счастья.
   Ей было девять или меньше лет, но примерно в этом возрасте она его увидела впервые. В Доме офицеров было много всяких творческих кружков для детей. Праздники устраивали с большим концертом не только силами своего кружка, а также приглашали детей для выступления из других творческих домов: Дома пионеров, Дома учителя.
   Всегда все очень ждали эти концерты, где выступали талантливые дети, можно сказать, со всего города. Её сестра занималась в хореографическом кружке при Доме офицеров, поэтому у неё была возможность сидеть в первых рядах зрительного зала. Вот слышит она, как по залу прошёл лёгкой волной шепоток:
   – Рудька сейчас будет выступать. Рудька сейчас будет выступать…
   На сцену вышел танцевальный ансамбль из Дома учителя, солировал мальчик лет десяти. Опять шёпот:
   – Вон Рудька, смотри, смотри…
   На нём был украинский костюм: широкие красные шаровары, вышитая рубаха, подвязанная ярким кушаком. Таким она его запомнила навсегда. Обратила внимание, как высоко он прыгает, делает в воздухе почти полный шпагат в прыжках. Поскольку она сидела очень близко, то сумела разглядеть его лицо и обратила внимание на его удивительный нос: чувственные ноздри тонкие и раздуваются при каждом сложном движении.
   У неё защемило под ложечкой, и впервые в жизни испытала тайный восторг, восхищение и полное пленение. С тех пор, как только детский утренник в Доме офицеров, она приходила пораньше, чтобы занять место поближе и опять насладиться этим волшебством. И каждый раз в зале тот же шёпот: «Рудька, Рудька…», затаив дыхание все были поглощены его танцем.
   А потом он куда-то исчез, пропал из её поля зрения. Но почему-то она никому не говорила про свой восторг, не спрашивала ни у кого, куда исчез Рудька и почему не выступает. Мысленно часто о нем вспоминала.
   Шло время. Прошло очень много лет. Она на кухне готовила обед, и был включен телевизор. Между делом поглядывала. Слышит, передача про артиста балета Рудольфа Нуриева, это уже после его смерти. Рассказывают о его детстве и показывают детские фотографии. И вот фотография его в том возрасте и костюме, как она его запомнила.
   Как стояла, так и села, обхватив лицо руками. Так вот Он, Рудька, тот самый, который так восхитил её в далёком детстве! Сердце готово выпрыгнуть из клетки от частых ударов счастья. Ей было суждено увидеть его в самом начале его творчества, когда ещё никто не знал, что он станет знаменитым Рудольфом Нуриевым!
   Слёзы застилали глаза… «Какое счастье! Я видела его, запомнила и навсегда восхитилась».

   Талисман в кармане гимнастёрки



   На фотографии отец, 1943 год и Нонна, три года, 1940 год.

   Кусочек фронтовой биографии.
   Мой отец через всю войну прошёл с фотографией своей старшей дочери Нонны в нагрудном кармане гимнастёрки, называл её своим талисманом, ангелом-хранителем. Эта фотография хранится до сих пор, правда, вся пожелтела (ещё на фронте). Он так и называл Нонну – Мой талисман.
   В марте 1941 года военкомат направил моего отца на курсы подготовки офицеров запаса в город Владимир. 21 июня началась Великая Отечественная война, которая закончилась в мае 1945 года.
   В июне 1941 года курсантов отправили на формирование 248-й стрелковой дивизии в город Вязьму. Эта дивизия входила в состав Западного фронта.
   4 октября в Смоленской области отец получил в бою сразу четыре ранения: два осколочных и два пулевых и лечился в госпитале города Уральска Казахской ССР. Это ранение было бы смертельным, если бы не каска на голове. От каски пуля отскочила в плечо. Жив остался. Может быть, действительно, талисман хранил его?
   После выздоровления с запасного полка его послали на курсы «Выстрел» в город Ульяновск, а после их окончания был направлен на формирование укрепрайона (Юго-Восточный фронт).
   С августа 1942 года воевал на Сталинградском фронте, участвовал в полном разгроме группировки армии Паулса. За бои под Сталинградом награждён медалями «За Отвагу» и «За оборону Сталинграда».
   Оставшихся в живых офицеров направили в Москву на пополнение укрепрайона и затем – под Курск (Орловско-Курская дуга).
   После окончания боёв под Курском отца направили в Гомель (1-й Белорусский фронт). До окончания войны был в составе 1-го Белорусского фронта. За освобождение Варшавы награждён Орденом Отечественной войны 2-ой степени и медалью «За освобождение Варшавы».
   В боях в городе Рейца (Германия) награждён Орденом Красной Звезды: вызывал огонь на себя, нужно было определить место нахождения врага. Был участником выхода войск к реке Эльба и встречи с союзниками.
   Боевой путь моего отца: 902 стрелковый полк, 248 стрелковая дивизия, Западный фронт, 76 и 115 укрепрайон, Юго-Восточный, Сталинградский и Донской, Центральный и 1-ый Белорусский фронт.
   Записи про фронтовую биографию взяты из сочинения его внука (сына Нонны), которое он писал под диктовку деда про его участие в Великой Отечественной войне. Про войну не любил рассказывать.
   Это Володька, внук его, упросил рассказать о своём боевом пути для школьного сочинения и просил рассказать какая награда за что давалась. Гордился дедом.
   Ранение, которое отец получил в 1941 году, сказалось на правой руке, из спины за плечом возле лопатки справа была извлечена пуля. Очень глубокое ранение, и, видимо, был задет какой-то нерв: не мог писать и с годами болезнь прогрессировала. Инвалидность не оформлял. Не хотел молодым иметь статус инвалида.
   И ещё мне сказал: «Столько людей погибло, а я жив остался, и это мне самая большая награда».
   Научился писать левой рукой и очень хорошо и ловко писал.
   В мирное время получил ещё много всяких медалей, и уже незадолго до смерти ему вручили ещё один орден Отечественной войны 1-ой степени.
   Я впервые увидела отца в октябре 1945 года, когда он приехал на побывку. До этого видела его только на фотографии, которую он прислал с фронта. С марта 1941 года и до октября 1945 года он не имел возможности побывать дома.
   Но он вернулся, живой и здоровый. Я очень его ждала. Я же не видела его никогда.
   Талисман в кармане гимнастёрки, а дома ждут жена и дети, и он не мог не вернуться!
   Отец прошёл войну от Москвы до Берлина, он пол Европы прошагал, пехотинец. Капитан, командир, начальник штаба батальона. Выправка, стать, умный и чистый взгляд. Таким он был всегда! И добрейшей души Человек.

   День рождения…


   На фотографии Вилен – Володя. Ему 16 лет. Сам себя сфотографировал в 1940 году.

   Сегодня,17 декабря 2009 года, ему исполнилось бы восемьдесят пять лет. А он прожил только восемнадцать лет. Ещё ничего не успел сделать, только успел закончить пехотное училище, выйти в бой и пролить свою кровь за Родину, за Сталина. В бой, в атаку шли с такими словами.
   Можно я немного расскажу про него? про маленького и школьника?
   В детстве, мама часто рассказывала, что он был капризным мальчиком, но очень забавным. Утром, когда мама ему готовила на завтрак какао, он стучал в окно и говорил:
   – Киска, иди домой, коки пить.
   Говорить начал рано.
   Вот мама пришла с рынка. Ему года три, он её спрашивает, показывая пальчиком на продукты:
   – А это кока тоит?
   – Две копейки, – отвечает мама.
   – А это кока тоит?
   – Одну копейку.
   Ходит по комнате туда-сюда, заложив руки за спину:
   – Так, две копеки, одна копека. Три копеки.
   Как-то ехали они с мамой в поезде. Ему четыре года. С ними в вагоне были красноармейцы, очень весёлые и с ним беседовали.
   – Володька, а ты за кого? За царя или за народ?
   Он лежал на нижней полке, отвернувшись к стенке.
   – Когда народ пришёл к царю хлеба просить, что он им дал? Пулю он им дал. Вот что дал, – отвечает он.
   Родилась Лара, ему четыре года. Всё внимание уделялось маленькой девочке. Он ревновал. И потом, когда уже пошёл в школу, всё время маме говорил:
   – Я с четырёх лет лишился твоей ласки!
   Очень любил стихи Пушкина. Читал самозабвенно. На уроке в школе за эти декламации ребята над ним смеялись. А он им кулак показывал и читал с большим чувством, гордо держа голову:

Во глубине сибирских руд
Храните гордое терпенье,
Не пропадёт Ваш скорбный труд
И дум высокое стремленье.

   Когда я родилась, ему было уже пятнадцать лет. Мне никак не могли подобрать имя. Он сидел и учил историю и вдруг:
   – Мама, а давай назовём её Клеопатра. У неё такой же носик, вздёрнутый.
   Меня назвали Ольгой, а он звал меня Оглей.
   – Пусть Огля не болеет, – писал он из училища. Скажи ей, вот я приеду и буду её на плечах носить.
   Вообще-то по документам его звали Вилен. Имя образовалось в год смерти Владимира Ильича Ленина и в год рождения Володи. Он гордился своим именем. Но дома его звали Вова, Володя.
   В письмах подписывался маме: твой сын Вилен.
   Любимая песня у него «Раскинулось море широко». У Володи был плохой музыкальный слух, но он любил петь и с таким чувством выводил эту песню, сводя мотив, что мама смеялась, когда он пел.
   А потом, когда погиб, и она слышала эту песню, то беззвучно плакала, опустив плечи.

Напрасно старушка ждёт сына домой,
Ей скажут, она зарыдает…
А волны бегут от винта за кормой,
И след их вдали пропадает.

   Работая на заводе с начала войны, он был стахановцем. Кто не знает. Было на производстве такое движение, названное в честь передовика производства Стаханова. Стахановец – это ударник труда, перевыполняющий установленные нормы.
   За самовольный уход с военного завода, чтобы потерять бронь и пойти воевать, его отдали под трибунал. И маме пришлось писать Калинину, объяснять, почему он так сделал.
   Люди многие мечтали иметь бронь, а он от неё отказался. И ушёл добровольцем. Он был патриотом своей Родины.
   За такое короткое время, сколько он прожил, пережить ему пришлось много.
   Мы помним о тебе, дорогой Вилен – Володя!
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация