А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовь – она такая… (сборник)" (страница 12)

   Воспоминания вернули её к жизни


Я тебя никогда не забуду.
Я тебя никогда не увижу.

А. Вознесенский
   Это было в старые добрые времена, когда все верили в светлое будущее, и от этого жизнь казалась прекрасной, как бы трудно ни жилось. Никто ни на что не жаловался. Закончилась война, в 50-ые годы страна восстанавливалась.
   Во дворе, где жила Татьяна, домоуправление для детей устроило спортивную площадку с волейбольной сеткой. Кстати, никто ее на ночь не убирал и никто ее не портил, хотя двор достаточно густо населен. Отдельных квартир почти ни у кого не было, жили в больших коммуналках. И в каждой семье по несколько детей.
   Играть в волейбол стали приходить ребята с соседних дворов. Девочки в Татьянином дворе все красивые, веселые. Татьяна выделялась среди всех своей молчаливостью и наблюдательностью. Она, пожалуй, самая красивая девочка: со стройной фигурой и очень красивыми русыми волосами. Косы толстые и длинные, ниже бедра. Тогда модны были косы. А если бы ей расплести их и освободить, – это такая красота! Домочадцы всегда восхищались ее распущенными волосами после мытья головы. Когда шла по улице, то редко кто не оглянется на нее. И еще такая гордая осанка, что невольно обратишь внимание. Ее маме всегда говорили:
   – Ну, твоя Татьяна слова лишнего не скажет, а выглядит, как гимназистка, гордая такая.
   Вот стал каждый день приходить к ним во двор Иван с соседней улицы. Высокий блондин, красивый, спортивный. Она сразу же обратила на него внимание и уже больше ни о ком не могла думать. Только и ждала, когда же он придет. А он её не замечал, как будто ее нет. Все ее замечали, а он нет. Она для него как – все. Просто приходил поиграть в волейбол, потому что у них во дворе этого не было.
   А она влюбилась, да так, что на всю жизнь. Но гордость не позволяла ей хоть как-то подать знак и попытаться обратить на себя его внимание. Нет. Так шли годы. Она съехала с этого двора. Ее родители получили отдельную квартиру совсем далеко от этого места, но иногда видела его на улице с друзьями, подругами. Он, как и прежде, никогда не обращал на нее внимание. Она всегда хорошо одевалась. Косы уже не носила, делала красивую прическу. Тогда модная прическа была «Бабетта». Ей очень шла эта прическа, туфли на высоких каблуках, фигура очень стройная.
   Но он все равно ее не видел, такое впечатление, что она для него была невидимкой.
   Татьяна вышла замуж за очень хорошего парня, который, увидев ее однажды, сказал:
   – Она будет моей женой. Мне больше никого не надо.
   Предложение сделал на следующий день, но добивался ее согласия целый год. Она никак не могла забыть этого своего Ивана, который даже глазом на нее не повел. А вот этот парень разглядел в ней всё: красоту, ум, привлекательность, порядочность, верность, ну что еще – это он сам знает. Она, действительно, стала ему преданной женой, любящей мамой, бабушкой. Он всегда ощущал ее заботу, доброту и верность. У них никаких разногласий не было. Всё вместе – и трудности, и радости. И он всегда говорил, что у него хороший тыл.
   Как правило, всё в жизни гладко не бывает. С годами стареет наш организм, наступают на нас болезни. И Татьяне не повезло. Как вышла на пенсию, тут и началось. Онкология, операция, облучение. Еле-еле выходили ее, а тут сердце – инфаркт за инфарктом. Катаракта, один глаз полностью ослеп. Другой еле видит, читать очень любила и лишилась самого любимого своего занятия. Она очень хорошо вышивала художественной гладью с самого детства. И этого уже не может.
   Татьяна устала бороться за жизнь. Уже никаких сил, только ждать смерти. «Почему я не умерла после второго инфаркта? Как я устала, я больше не хочу жить. Зачем мне такие муки?» Она уже на улицу не выходила, по дому делать тоже и не могла, и ничего не хотела, только хотела умереть.
   – Оставьте меня в покое, я ничего не хочу, – говорила всем, кто пытался как-то чем-то ей угодить.
   Лежит с закрытыми глазами и перебирает свою жизнь. Что делала не так, почему так всё получилось? И как-то в ее сознании возникли обрывки детства. Вспомнила свой старый двор и всех ребят со двора, и тут Иван возник. Она вдруг зацепилась за это воспоминание.
   «Почему я тогда не попыталась ему понравиться? Может быть, надо было как-то обратить на себя его внимание?» И теперь она просыпалась и засыпала с мыслями о нем, хотя бы голос его услышать. Как сложилась его жизнь? Мысль о смерти отошла далеко. Теперь она думала о том, у кого про него узнать. Позвонила одной из подружек того времени, которая тоже жила в этом дворе.
   – Света, здравствуй, это Таня. Как дела у тебя?
   – Здравствуй, Танюша. Твои как? Как здоровье?
   – Да что о моем здоровье говорить. Как говорят, лучше всех. Ты знаешь, я хочу тебя спросить. Помнишь, к нам во двор приходил играть в волейбол Иван, такой красивый блондин.
   – Ну, конечно, помню. Он с моим мужем работал на заводе, а сейчас директор этого завода.
   Она спросила, как у него фамилия. Потом опять думы о нем. «Я не удивляюсь, что он стал директором. Видно было, что он умный и, наверное человек хороший». Мысль о нем вдохнула в нее жизнь. Она стала всем рассказывать о нем, как была безответно влюблена.
   – Так хочется с ним поговорить! Узнать, как сложилась его жизнь, кто его жена. Я видела его все время с одной девушкой. Она такая беленькая, хорошенькая, маленькая, ничего особенного. Наверное, она стала его женой.
   У Татьяны сын такой человек, который в состоянии понять все, широкая душа. Он и чужую боль чувствует, если может найти выход из создавшегося положения – найдет.
   – Мам, а если найду его номер телефона, ты позвонишь ему?
   – Найди, а там я посмотрю.
   Сын нашел, дал ей этот номер.
   – Звони, – говорит.
   Она долго собиралась с мыслями, что ему скажет, кто она. А если он не вспомнит, кто она?
   Татьяна позвонила своей сестре и все ей рассказала:
   – О, Господи, опять ты за свое! Конечно, он тебя не вспомнит, да он тебя и не знал, и не знал, как зовут. Слышал, но не обращал внимания. Зачем тебе это надо? Успокойся. Что ты ему скажешь? Вот я, Таня, с нашего двора? Он спросит: «А кто это – Таня?» Как только про тот двор услышит – он у тебя спросит про Аллу и про Соню. Прекрати этот бред, оставь все это.
   Но все уговоры были бесполезны. Как-то вечером она набрала номер.
   – Алло, – ответил молодой мужской голос.
   – Можно пригласить Ивана Петровича к телефону?
   – Он в командировке. А кто его спрашивает? Я его сын.
   – Это очень долго объяснять, но я Вам скажу, что когда-то в юности я была влюблена в Вашего отца. Но он об этом никогда не знал и вообще не обращал на меня никакого внимания. Мне от него ничего не надо. Мне просто хотелось узнать, как сложилась у него жизнь и услышать его голос. Жаль, что я его не застала.
   – Меня отец вырастил один. Мама умерла рано, мне было 11 лет. Он больше не женился и всю жизнь посвятил мне и работе. Мне приятен Ваш голос, я дам Вам его рабочий телефон, потому что домой папа приходит поздно. Из командировки он вернется через 5дней. Позвоните ему. Думаю, что ему будет приятно Вас услышать.
   – Да он меня и не знает.
   – Все равно позвоните.
   – Спасибо Вам, что меня выслушали и поняли. До свидания.
   Приехал Иван из командировки, а тут неожиданный звонок.
   – Я Вас, конечно, не помню. Давно дело было, – говорит он Татьяне. – Я помню некоторых девочек. А как Алла, где она?
   – Алла вышла замуж за военного, долго жила в Польше, а сейчас уж я ничего про нее не знаю, – с грустью сказала Татьяна и подумала: «Сейчас спросит про Соньку».
   – А Соня где сейчас?
   – Соня работает и живет в другом городе, преподает в институте. У нее трое детей.
   – А Вы все-таки опишите себя. Какая Вы? Там так много девочек было…
   – Я отличалась своей скромностью, красивая, а примечательно – косы очень длинные и красивые. Но Вы никогда не смотрели в мою сторону. Почему? Почему не замечали?
   – Ну, не знаю. А все-таки, почему Вы мне позвонили? Вам что-то от меня нужно?
   – Вот так просто и позвонила. Сейчас люди думают, что за просто так о тебе и не вспомнят, если ничего не надо. У меня все в порядке в жизни: и муж очень хороший, до сих пор работает, и сын хорошо устроен, и у него все в порядке. Ничего не нужно, голос услышать хотела и опять почувствовать ту свою влюбленность. И это случилось. А можно, я буду иногда звонить. Просто поговорить, а если некогда, то послушать Ваш голос?
   – Звоните, ничего не имею против.
   Он рассказал ей в подробностях всю свою жизнь, о своих трудностях, но о встрече никогда не говорил, а она и не просила. Вот как-то вышла Татьяна на балкон, и ей показалось, что он прошел. Может быть, это был и не он, но ей так хотелось в это верить.
   Она звонила, поздравляла с праздником, с днем рождения. Иногда беседовали, а чаще просто слышала его голос, и ей было этого достаточно. Больше ее плохие мысли не посещали. Воспоминания о самом любимом и неосуществленном вернули ее к жизни.

   Фокстрот Рио-Рита

   Примерно в пятидесятых годах двадцатого века очень популярен был фокстрот Рио-Рита.
   Это не та Рио-Рита, что в фильме «Военно-полевой роман».
   Наш фокстрот Рио-Рита без слов.
   На вечерах в школе и на танцплощадках крутили эту пластинку. И этот фоктрот так запомнился!
   Особенно помню вечера в школе. Часто слышу эту мелодию в своей памяти, и вспоминаю своего одноклассника Эрнста. Был вечер на новый год, мы учились в 10 классе. Встречали 1957 год.
   Он пришёл в красной дедморозовской шапочке с помпоном и приглашал танцевать подряд всех девчонок. Сам был подшафе. Почему-то крутили часто Рио-Риту.
   Танцевал он плохо, переступал ногами в такт музыки и делал движения вместе с партнёршей вправо-влево. Было очень смешно, и напевал «Пам-пам-пампам, пам-пам-пампам».
   Мы его таким никогда прежде не видели. Он был серьёзный, учился очень хорошо, комсорг. Любил девочку Нину из параллельного класса. Она была симпатичная, высокая, рыжеватая, с веснушками, которые очень ей шли, ему взаимностью не отвечала.
   Вот он и пришёл на вечер подшафе для смелости.
   Эрнста уже нет, а я помню этот фокстрот и его. Хороший парень!
   А время было счастливое. Вечера весёлые, незатейливые, как и люди того времени.
   Одевались просто. На уроки ходили в школьной форме: платье коричневое и чёрный фартук, а на вечер – то же платье без фартука, но с поясом.
   Были модницы, которые приходили на вечера в лакированных туфлях и в платьях голубого цвета с широким чёрным лаковым поясом. Но такие нарядные обычно стояли у стеночки, а веселились другие, те, что в школьных платьях.

Прошли года, как отцвели цветы,
А Рио-Рита в памяти звучит.
И нет уже той простоты,
Об этом сердце лишь скорбит.
Былое время не вернуть,
Но и забыть его нельзя
И не перечеркнуть,
Ведь в памяти живут друзья.

   30.04.08
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация