А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мой лучший роман" (страница 5)

   Девушки уходили, а Белка глядела им вслед, и у нее в душе боролись два противоположных чувства. Она ненавидела Ларису за ее счастье, за то, что ее так любят и что она любит в ответ. И ей было очень жалко эту несуразную девушку, потому что Фролин наверняка ее обманывал.
   Хорошо, что афера с браслетом провалилась. Зачем обижать эту трогательную дурочку? Но с другой стороны, было обидно, ведь если бы все удалось, Лариса узнала бы правду о своем ненаглядном. А правда всегда лучше обмана.
   Таня с Ларисой уходили, и надо было что-то сделать, что-то сказать, чтобы все встало на свои места.
   – А вы на речку пойдете? – крикнула им вслед Огурцова.
   – Может, и пойдем, – отозвалась Лягушка и демонстративно взяла Ларису под руку.
   Этот жест решил все. Нельзя было все оставлять так, как оно есть. И если раньше Белке хотелось отомстить, то теперь она просто обязана была открыть Ларисе глаза на ее разлюбезного Стасика.
   Жара стояла такая, что от одной мысли о реке становилось хорошо. Белка сбежала с пригорка и остановилась на холмике, откуда открывался вид на весь пляж. Она знала, что сейчас ее худенькая фигурка очень выгодно смотрится на фоне бирюзового неба. Огурцова машинально поискала глазами Максима. Его снова не было. Странно. Неужели он и правда уехал, не попрощавшись? В такое коварство ухажера верилось с трудом. Хотя обиженный влюбленный может и не такое совершить. Господи, мальчишки такие глупые!
   С довольным гиканьем Пашка взлетел на тарзанке в воздух. Ага, значит, и Фролин где-то здесь.
   Около берега барахталась не умеющая плавать Катюша.
   Пашка с плеском свалился в воду.
   На противоположный высокий берег вскарабкался Стас. Одной рукой он поймал тарзанку, а вторую… он подал кому-то, выбирающемуся из реки.
   Так, так, длинные светлые волосы и купальник. Угу…
   Огурцова не спеша спустилась к пляжу, бросила полотенце и подошла к воде.
   – Белка! – обрадовалась Катюша и, взбивая вокруг себя тучу брызг, заспешила на берег. – Ты ж никогда!..
   – У меня сегодня день исключений, – загадочно улыбнулась Огурцова, имея в виду утренний поход в лес. – Что нового?
   – Пашка, как всегда, к тарзанке не подпускает, – пожаловалась Жданова.
   – Это не новость. – Белка потрогала ногой воду. Ничего, теплая, но в душе теплее. – С кем это там Стас прыгает?
   – Понятия не имею. – Катюша даже не повернулась посмотреть, что творится на противоположном берегу. Фролин ей был неинтересен. – Ты слышала, Макс уехал?
   – Тим с утра все уши прожужжал. – Белка, не отрываясь, смотрела на дальний берег.
   – Так он действительно уехал? – затараторила Жданова. – Он с тобой попрощался?
   – Не знаю я, где Макс, – отмахнулась Белка. – Не до него сейчас.
   И она пошла в воду.
   – А если он заболел или что случилось? – не унималась Катюша.
   Но подруга ее уже не слушала. Ее сейчас интересовал только противоположный берег, где под крики и улюлюканье прыгала с тарзанки неутомимая троица.
   – А можно мне? – Белка подобралась поближе.
   – Огурцова, отдыхай, – крикнул Пашка, взмывая в воздух. Дерево, к которому крепилась тарзанка, жалобно заскрипело.
   – А вот и наша красавица! – мимо проплыл Стас. – Как грибы?
   – Растут, – сухо ответила Белка. – А ты, я смотрю, не скучаешь.
   – Я вообще человек веселый.
   – Стась! – позвала девушка. Она подплыла к берегу, но выбраться самостоятельно у нее не получалось. Фролин вскарабкался, за руку вытащил девушку за собой. Солнце блеснуло на голубых камешках. Белка перестала работать руками, и ее тут же потащило по течению. Плеснувшая волна накрыла с головой. Поняв, что сейчас утонет, Огурцова стала выбираться со стремнины на спокойную воду.
   Может, показалось?
   Она обернулась. На руке девушки, стоящей рядом со Стасом, висел браслет.
   Бирюза. Символ любви.
   Сверху обрушился Пашка.
   – Плыла бы ты отсюда! – заорал он. – Не видишь, тут прыгают!
   И Белка поплыла. В каком-то беспамятстве она добралась до берега и упала на песок.
   – Прогнали? – с пониманием спросила Катюша.
   – Нужны они мне! – отозвалась Огурцова.
   Сейчас ей очень хотелось пойти в поселок, взять за руку эту дурочку Ларису и привести на речку. Пускай она полюбуется на то, как ее ненаглядный развлекается.
   Нет, нет, не так! Пока она будет бегать туда-сюда, пока уломает Ларису, Стас может уйти. Да и выглядеть она будет полной идиоткой. Здесь нужно действовать хитрее.
   Ух, как она сейчас ненавидела Фролина со всеми его ужимочками и анекдотами. Любимец публики! Великий актер! Прав был Максим, Стас обыкновенный позер и задавала.
   Что же делать?
   Сверху на Белку упало несколько капель, и она открыла глаза.
   – О, хорошо! – Пашка повалился на живот и стал подгребать под себя песок. – Отменно.
   – Да, река у нас что надо! – Стас тряхнул волосами, снова окатив Огурцову водой. – Садись, Ленка, погреемся.
   – Пойду я уже. – Девушка провела рукой по мокрой голове Стаса.
   – Эй, подожди! – перехватил ее за запястье Фролин. – А вечером ты что делаешь?
   – Книжки читаю, – хихикнула жеманная Лена.
   – Давай вместе читать. – Стас вскочил на колени. – Обожаю читать книжки, особенно на закате. Я к тебе зайду?
   Огурцова забыла, как дышать.
   – Даже не знаю, – хитро прищурила глаза девушка. – Попробуй. Книжку с собой принести не забудь, а то мы одну читать не сможем.
   – Я лучше журнальчик, – понимающе кивнул Стас. – Во сколько? В девять?
   – А мама тебя отпустит? – продолжала шутить Лена.
   – Я у папы спрошу, – не отставал от нее Фролин.
   – Ну-ну, – хмыкнула девушка, уходя.
   Белка поскорее зажмурилась, чтобы ее взгляд не выдал сильной заинтересованности в происходящем. Она даже ноги поджала, потому что они уже собирались бежать за Леной.
   Спокойствие! Только спокойствие! Не стоит делать резких движений и необдуманных поступков. Надо быть осторожной, очень осторожной, только тогда что-нибудь получится. А где живет эта загадочная Лена, можно будет узнать и по-другому. Для этого не обязательно сейчас отправляться за ней следом.
   – М-да… – Стас растянулся на песке.
   – Как ты можешь? – грозно спросила Катюша, и Огурцова трижды мысленно прокляла несдержанность подруги.
   – Тебя, мелюзгу, не спросили! – фыркнул Фролин.
   – А как же Лариса? – не сдавалась Жданова.
   – Отключите второй микрофон. – Стас сделал в сторону Катюши движение рукой, словно убирает звук в приемнике.
   – Ты же ее предаешь! – Катюшин взгляд пылал праведным гневом.
   – Слушай, ты, символ нравственности, – не выдержал Пашка. – Заткнись, тебе сказали!
   – Так нельзя… – начала Жданова и не договорила.
   Брат бесцеремонно сгреб ее в охапку и легко понес к реке. Через секунду Катюша уже бултыхалась на глубине – ведь плавать она не умела. Пашка вернулся, снова лег на песок.
   – Хорошо, – блаженно потянулся он.
   – Ты – гад! – Катюша вылила на брата маленькое ведрышко воды и еще бы сверху им пристукнула, но Пашка ловко увернулся от удара. – Я с тобой больше не разговариваю!
   Она подхватила свои вещи и сердитым шагом потопала на пригорок.
   – Катюша, подожди! – Это был хороший предлог, чтобы уйти, и Белка побежала следом. – Что это за Лена? – догнала она подругу.
   – Я же говорю, не знаю, – раздраженно отозвалась Жданова. – Стас вокруг нее второй день увивается. Браслет ей подарил. Вот сволочь! Надо все Ларисе рассказать!
   – Не надо. – Огурцова положила руку Кате на плечо, и та остановилась. – Фролин болтун, он что-нибудь придумает, чтобы отмазаться, а нас выставит круглыми идиотками.
   – Ну и пусть! Я все равно скажу, потому что все они гады! – Катюша и не собиралась слушать доводы более осторожной подруги.
   Белка снова дернула Катюшу на себя.
   – Что ты прешь, как баран, напрямую? – громко заговорила она, глядя прямо в глаза Ждановой, чтобы до нее лучше доходило. – Надо быть хитрее. Зачем говорить? Пускай Лариса сама все увидит. Он с этой Леной договорился встретиться в девять. Надо сделать так, чтобы Лариса их застукала вместе. Вот и все.
   – Как же ты это сделаешь? – начала потихоньку остывать Катюша.
   – Очень просто. – Белка включила все свое обаяние. – Нужно узнать, где живет эта Лена…
   Появившиеся на горизонте облачка быстро превратились в тяжелые грозовые тучи, обещавшие вот-вот пролиться на землю хорошим дождем. Из-за этого вечер наступил стремительно. Вроде только что было светло, а вот уже наступили внезапные сумерки.
   Однако погода не могла помешать исполниться хорошо продуманному плану.
   Для его осуществления подругам понадобился Васька. У него единственного был телевизор с видеомагнитофоном. Им нужен был какой-нибудь предлог, чтобы вытащить Ларису из дома. Новые кассеты, привезенные Брыкову матерью, стали хорошим поводом пригласить в дом к Ваське гостей. Боялись только одного – Стас увяжется за Ларисой. Но все получилось как нельзя лучше.
   Фролин с пляжа пришел весь разбитый, постоянно жаловался на головную боль, утверждал, что схватил солнечный удар, так что ни о каких гостях речи быть и не могло. Ларисе же он щедро разрешил сходить развеяться.
   – Какие еще развлечения в этой глуши? – вяло улыбался он, прикладывая к голове намоченное в холодной воде полотенце.
   – Никуда фильмы не денутся, схожу завтра. – Лариса и сама могла принести себя в жертву, но сейчас ее жертва была Стасу не нужна.
   – Долго не задерживайся, – слабым голосом произнес он, закатывая глаза.
   Все это было в красках рассказано верным Васькой, лучащимся от счастья, что смог быть чем-то полезным для Катюши.
   Чтобы Лариса не заблудилась, Брыков обещал сам зайти за ней и довести до своего дома.
   Продумано было все до мелочей. По дороге Брыков должен предложить Ларисе зайти за Лягушкой. Пускай, мол, выйдет своеобразный девичник – Танька с Ларисой, Катюша с Белкой и он, как верный рыцарь, всегда готовый услужить дамам. С теткой все было согласовано заранее.
   По дороге к Жабиной они должны были пройти мимо дома загадочной Лены как раз в девять часов, чтобы застать коварного изменщика на месте преступления. Регулировать их движение будет лично Белка. Она проследит за Фролиным и через Катюшу сделает это столкновение неминуемым.
   План был гениален и необычайно прост. Огурцова горела жаждой мщения и деятельности. К тому же на горизонте маячила горячая благодарность Ларисы.
   – Да она нам еще спасибо скажет, – заверила она Ваську с Катюшей.
   И вот теперь Белка пряталась за кустами сирени, ожидая, когда Брыков вместе с Ларисой выйдут из дома. От нетерпения она переступала с ноги на ногу и бормотала себе под нос песенку Винни-Пуха «Куда идем мы с Пятачком…». Ей хотелось, чтобы все поскорее закончилось так, как они запланировали. Белка готова была руками толкать вперед колесо времени, чтобы сейчас уже было хотя бы часов одиннадцать вечера.
   По дорожке зашуршали шаги.
   Стас?
   Нет, это какая-то старушка семенит с авоськой.
   Что-то Брыков задерживается. Неужели Лариса решила не покидать больного Фролина?
   Снова шаги. От нетерпения Белка чуть не выскочила из своего укрытия.
   – Максим?
   Это действительно был Максим. Только выглядел он необычно. Бледный, осунувшийся, всегда аккуратная одежда растрепана. Или это вечерний сумрак до неузнаваемости изменил все краски?
   Увидев Белку, Лаврентьев поступил странно. Он шарахнулся в сторону, почему-то схватился за голову и побежал обратно.
   – Максим! – Огурцова машинально сделала несколько шагов следом и налетела на выходящих из калитки Брыкова, Ларису и Стаса.
   – А вот и наша красавица, – вяло улыбнулся Фролин и изможденно облокотился на забор.
   – Дурак! – в сердцах выпалила Белка и помчалась прочь.
   – Изабелла, а как же?.. – начала Лариса, но Огурцова даже не повернулась.
   Она пробежала всю просеку и вынуждена была свернуть за угол.
   Черт, черт, черт! Васька с Ларисой шли в ее сторону, а Стас должен был пойти в другую. И ей, Белке, нужно было идти за ним, а не сидеть здесь.
   Перед глазами Огурцовой всплыло бледное лицо Максима. Чего это с ним? Два дня не было, говорили, что уехал, и вдруг такое… Уж не из-за их ли ссоры?
   Ладно, не сейчас.
   Белка помчалась к параллельной просеке. Давно она так не бегала. Привыкшие к медлительности мышцы яростно сопротивлялись каждому движению. Но она должна была это сделать!
   Фролина у калитки не было.
   Как узнать, ушел он или нет?
   Белка перемахнула через забор и приникла к оконному стеклу.
   – Что потеряла? – Стас появился из темноты неожиданно. Он уже переоделся в другую одежду, на лице не было и следа былого страдания. – Или что нужно?
   Он сделал шаг вперед, и Огурцова попятилась. Она перепугалась, что Фролин накинется на нее и начнет душить.
   – Максим не у тебя? – выпалила она, продолжая отступать.
   – Кто такой Максим? – Фролин нехорошо улыбнулся. – Послушай, красавица, что-то ты здесь много крутишься. У тебя какие-то проблемы? Так давай их решим. – Молниеносным движением он притянул Огурцову к себе. – Не стоит маленьким хорошеньким девочкам соваться в дела взрослых. Это понятно? Или тебе по слогам повторить? – Белка испуганно замотала головой. – А если понятно, то уноси отсюда ноги, пока я тебя не затоптал!
   Огурцова вырвалась раньше, чем Стас успел ее оттолкнуть.
   – Дурак! – выкрикнула она с безопасного расстояния и, не удержавшись, выпалила: – Я тебе еще все припомню!
   – Я предупредил. – Фролин дошел до калитки и остановился. – Только попадись мне еще раз сегодня!
   Черт возьми! Она сама все испортила! Зачем она полезла к фролинскому дому? Он ведь теперь глаз с нее не спустит!
   Белка задержалась у куста сирени, но Стас все еще стоял около калитки и буравил ее глазами. Пришлось идти дальше. Этот внимательный взгляд гнал ее до конца просеки, а когда Огурцова в очередной раз повернулась, Фролина около калитки не было.
   Ушел! Он ушел!
   Белка бросилась обратно. В душе она себя чувствовала партизаном, забравшимся в деревню, где бесчинствуют фашисты. Вот сейчас она повернет за угол, а там… А потом пытка и расстрел.
   От страха неслась Огурцова с бешеной скоростью, но нигде никого не было. Вернее, люди-то по улице ходили, бабушки сидели около калиток. А вот Стаса что-то было не видать.
   В небе недовольно заворчал гром.
   Ну вот, ей еще грозы не хватает, тогда у них точно все сорвется.
   «Сорвется, сорвется», – в такт бегу стучало в голове.
   И тут Белка остановилась. Перед ней был дом Лаврентьева. Темный старый двухэтажный дом. Здесь несколько лет никто не жил. Про него даже успели несколько легенд сложить. Появление новых хозяев слухи вокруг дома не развеяло.
   Вот и сейчас этот дом был темен, совершенно темен, словно в нем никого нет. Вдруг на верхнем этаже загорелся свет. И погас. Снова загорелся и снова погас. В глубине участка промелькнула тень.
   – Максим? – позвала Белка. В душе у нее родились нехорошие предчувствия. Она тронула рукой калитку, попыталась ее открыть, но калитка вырвалась из рук и захлопнулась, словно кто-то с той стороны с силой дернул ее на себя.
   Сзади раздалось шуршание. Огурцова помчалась вдоль забора, но звук шагов настиг ее.
   – Ну, что? – Катюша еле переводила дыхание. – Я тебя жду, жду… Что делать-то?
   – Смотри! – Белка схватила Жданову за руку и повернула к дому. На втором этаже снова стал вспыхивать и гаснуть свет.
   – Что это? – ахнула Катюша.
   – Там кто-то есть. – Белка пошла обратно к калитке.
   – Куда ты? – забеспокоилась Жданова. – А Фролин?
   – Он меня застукал около своего дома, – зашептала Огурцова, продолжая идти к калитке. – А потом куда-то исчез. Я даже не успела заметить, в какую сторону он пошел.
   – Так бежим к Лягушке! – В Катюше через край бурлила жажда деятельности. – Сейчас уже все там!
   В темном доме шарахнула дверь, но на пороге никого видно не было. От испуга девчонки присели.
   – Я видела Максима, – прошептала Белка. – Он был какой-то странный.
   – Значит, Лаврентьевы не уехали? – обрадовалась Жданова. – А Тим…
   Хлопнуло окно, раздался сдавленный крик, и снова все затихло.
   – Что это?
   Подруги тревожно переглянулись. Про Стаса больше никто не вспоминал.
   – А если это привидение? – зашептала впечатлительная Катюша. – Тим говорил, что после того, как тут кого-то убили, каждого следующего жильца тоже находили мертвыми.
   – Какого следующего? – Белка села на землю около калитки. – Сюда дед какой-то на лето приезжал. Говорили, что он свихнулся. Лет пять назад он помер, и родственники решили продать дом, только никак не могли найти покупателей. Кто кого здесь убивал?
   – А Тим…
   – Ты бы еще Борюсика приплела бы. Нашла кого слушать!
   В доме снова послышался крик.
   – Может, там кого режут? – не унималась Жданова. – Может, это призрак деда буянит.
   – Максим! – позвала Огурцова, приподнимаясь. – Это Изабелла. Ты там?
   Заворчало небо, порыв ветра принес капельки дождя.
   – Пошли отсюда, – потянула подругу за рукав Катюша. – Давай завтра придем. Чего мы будем в темноте лазить? Там Васька ждет. Посидим, фильм посмотрим. А утром все выясним. Сейчас уже поздно, никуда они ночью не уедут. А мы часов в шесть придем. Давай?
   Белка молча отвела руку Ждановой и коснулась калитки. Это была ее игра. Она ее начала месяц назад, когда Лаврентьев только-только приехал в их поселок. Красивый, интересный парень, он должен был обратить на Белку внимание, и она сделала все, чтобы он ее заметил. Размолвка входила в условия игры. Ссоры укрепляют отношения – так было написано во всех книжках.
   Последние два дня правила игры диктовала не она. И это Огурцовой очень не нравилось. Она должна была восстановить нормальный ход событий. Если бы Максим уехал, Огурцова поняла бы, что проиграла. Но он здесь! Значит, есть шанс все исправить.
   Ее лишь смущало вмешательство потусторонней силы. Катюша так убежденно рассказывала про привидение, что в него невольно верилось.
   Калитку больше никто не держал. Белка ступила на дорожку. В голову некстати лезли воспоминания обо всех виденных фильмах ужасов и в первую очередь почему-то «Дом тысячи трупов».
   На втором этаже снова началась иллюминация с включением и выключением света.
   Сзади шуршала травой Катюша.
   На крыше заскрипел флюгер. Огурцова задрала голову, и прямо ей в глаза сверкнула молния. От неожиданности она схватилась за лицо руками и упала на дорожку.
   Ахнул гром.
   – Идем отсюда, идем! – пыталась перекричать грохот Жданова, хватая подругу за руки.
   – Что-то я ничего не вижу, – озадаченно пробормотала Белка, усиленно моргая, но перед глазами стоял только ослепительный разряд электричества.
   Сзади хлопнула калитка.
   – Мама! – завопила Катюша, бросаясь к дому.
   От страха к Белке сразу вернулось зрение, и она побежала следом за подругой.
   – Свет зажигай! Свет! – вопила она, врываясь на террасу.
   – Мамочки… – уже в голос рыдала Жданова, шаря ладонью по стене в поисках выключателя. – Помогите!
   Чувствуя, что опасность приближается извне, Огурцова стала пробираться в глубь дома. Она здесь никогда не была, поэтому не сразу смогла найти дверь. Под руки попадались какие-то тряпки, что-то летело на пол.
   – Пустите меня, пустите! – верещала Катюша, словно ее схватил десяток призраков.
   Белка рванула на себя дверь.
   И тут загорелся свет. На короткое мгновение все вокруг стало видно. Огурцова как раз вовремя повернула голову, чтобы заметить на ступеньках, ведущих на второй этаж, темную фигуру.
   На улице что-то треснуло, и свет погас. Одновременно с этим весь поселок накрыл гром. Звякнули потревоженные стекла.
   Теперь Белка решила, что она оглохла. Уши заложило от невероятного визга.
   Орала Катюша. Гром, молния и выключенный свет привели ее в неописуемый ужас. Страх не давал ей подняться с пола, куда она свалилась, пораженная громом.
   – Замолчи! – Огурцова сделала шаг на звук. – Прекрати!
   – Призрак! – вопила Жданова, отбиваясь от подруги руками и ногами.
   – Какой призрак?
   Белка повернулась туда, куда указывала Катюша, и ей тоже захотелось закричать.
   У нее за спиной стоял призрак. Высокая темная фигура висела в воздухе.
   Но вот где-то мелькнул свет, и темнота на террасе отступила.
   – «Тятя, тятя, наши сети притащили мертвеца», – прошептал Максим, водя лучом фонарика с одного перепуганного лица на другое. – Свет вырубился, – зачем-то добавил он, направляя фонарик в потолок.
   – Максим! – Белке очень хотелось броситься к нему, но от пережитого ужаса ноги и руки перестали ее слушаться.
   – Голова болит, – сообщил Лаврентьев, копаясь в шкафу. – Это к дождю. Сейчас обязательно должен пойти дождь. Так всегда…
   И действительно: в стекло брызнули первые капли дождя. Катюша тихо плакала.
   – Где ты был? – В голове у Огурцовой все путалось.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация