А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мой лучший роман" (страница 3)

   Белка успела увидеть удивленно распахнутые глаза Катюши и опрокинула в себя содержимое стаканчика.
   – Что-то мы тихо все-таки сидим. – Тим и секунды не мог оставаться без дела. – Я смотрю, у вас тут магнитофончик завалялся. Ну что, девчонки, может, потанцуем?
   Тишину рощи разорвало дробное «тумс, тумс, тумс», и Тим первый стал притопывать в ритм ногой.
   – Ребяты, зажигай! – захлопал он в ладоши.
   Клёпа недовольно отложил гитару.
   Первой вскочила Катюша, ей давно хотелось подвигаться. Стас рывком поднял с места Ларису и потащил ее на импровизированный танцпол. По ходу он подхватил Лягушку. И вскоре почти все танцевали.
   Белка выдерживала приличествующую случаю паузу. Все должны были заметить, что она не танцует, и хотя бы пару раз позвать в общую толкотню. От пледа и лавочки ее оторвала Катюша.
   – Ну, что ты сидишь? – потянула она Изабеллу за руку. – Не кисни.
   Огурцова встала сбоку, так, чтобы танцующий Стас мог ее видеть, и стала не спеша двигаться, не попадая под музыку.
   – Веселее, Огурцова! – Фролин наконец заметил ее. – А то замерзнешь.
   В ответ Белка улыбнулась и стала двигаться еще медленней.
   – Огурцова, да ты сейчас умрешь, – не выдержал Стас. – Иди сюда!
   – Я не умею по-другому, – тихо отозвалась Белка, останавливаясь.
   – Сейчас мы тебя научим родину любить! – Фролин схватил Белку за руку, втащил в центр танцующих, как-то незаметно отодвинув в сторону Ларису. – Повторяй за мной!
   Но только он начал показывать танцевальные па, как музыка сменилась.
   – Потанцуем? – нагло глядя ему в глаза, спросила Белка. В ней проснулся азарт охотника. Ей необходима была победа. Оглушительная победа ее очарования и тактики. Только тогда она почувствовала бы себя хорошо.
   – Легко, – бросил Фролин. Он положил руку Огурцовой на бедро и резко придвинул ее к себе.
   Белка чуть улыбнулась. Она побеждала. Выпитое вино толкало ее на подвиги. Еще немного, и всеобщий любимец Стас будет валяться у нее в ногах, признаваться в любви и носить на руках. Вот тогда Максим узнает, от какого человека он с такой легкостью отказался.
   Музыка играла бесконечно долго, от непрекращающегося вращения у Огурцовой закружилась голова. Из-за этого она все больше и больше висла на Фролине.
   – Что-то мне нехорошо, – прошептала она ему на ухо.
   – Сейчас мы это исправим.
   Медленная музыка все еще кружила по поляне неспешные пары. В роще было уже темно.
   – Садись.
   Стас усадил обмякшую Огурцову на траву. Белка тяжело вздохнула и откинулась, упершись локтями в землю. Она была необычайно довольна собой. Завтра Катюха с ума сойдет от зависти…
   Додумать свою мысль она не успела, потому что Фролин начал ее целовать. Он впился губами в ее губы, больно стукнув по зубам.
   – Стас, подожди, – прошептала ошарашенная Огурцова, распахивая глаза.
   – Сейчас, сейчас. – Стас и не думал прерываться. – Сейчас все пройдет.
   Он стал с громким причмокиванием целовать ее в лицо и шею.
   – Что пройдет? – Белка попробовала увернуться от липких губ слишком резвого кавалера. – Может, ты мне что-нибудь сказать хочешь?
   – Да что тут говорить? – между делом фыркнул Фролин, всем телом наваливаясь на Огурцову и подминая ее под себя.
   Белка почувствовала, как быстрые руки начали шарить по ее телу, и стала вырываться.
   – Отстань от меня! – пыталась она докричаться до зажмурившегося Стаса. – Ты меня не так понял!
   – Да все я понял, – на секунду остановился Фролин и довольно улыбнулся. – Что тут не понять? Ты весь вечер так смотрела, как будто прямо на глазах у всех набросишься на меня. Честно говоря, я еле дотерпел до танцев.
   – Как смотрела? – Белка с трудом понимала, что ей говорят. – Никак я не смотрела! – Она снова начала вырываться. – Я думала, я тебе нравлюсь.
   – Очень, – причмокнул Стас и снова полез с поцелуями.
   – Прекрати!
   Белке стало страшно. Фролин ее не слышал и, судя по всему, слышать не собирался. К своему ужасу, Огурцова поняла, что находится один на один с человеком сильнее ее. И впервые ее желания не играли здесь никакой роли.
   Стас уже пытался стянуть с нее футболку.
   – Помогите! – завопила Белка, стремясь освободить из железной хватки хотя бы руку. – Мамочка!
   – Не ори, дура! Всех зайцев распугаешь.
   – Пусти меня!
   Ей стало нечем дышать. Огурцова сильно дернулась, и неожиданно все закончилось. Она смогла вскочить. В темноте Белка никак не могла понять, куда бежать, поэтому бросилась напролом. Вокруг были непроходимые кусты. Они царапали руки, цеплялись за ноги, хлестали по лицу. В какой-то момент Огурцовой показалось, что это Фролин ее догоняет и хочет схватить. Заорав, она метнулась в сторону и вдруг оказалась на свободном пространстве.
   Прямо перед ней стоял Максим. Лицо у него было странное. Словно он видел всю эту ужасную сцену в кустах и теперь хочет что-то Белке сказать, но не решается.
   Огурцова попятилась и с рыданиями помчалась прочь. Ее жизнь, размеренная, правильная жизнь, в которой все было так понятно и просто, рушилась у нее на глазах, а она даже не могла подставить ладони, чтобы собрать разлетающиеся осколки.
   С бега она перешла на шаг. Слезы застилали глаза, и ей ничего не было видно. В памяти всплывали то зажмуренное лицо Стаса, то застывшая маска лица Максима. В голове стояла звенящая пустота. Было понятно, что прежней Белка уже не сможет быть. А какой ей быть в будущем, она не знала.
   Впереди залаяли собаки, и Огурцова поняла, что вышла к поселку. Здесь уже ноги сами принесли ее к дому. Она постаралась пройти мимо маминой комнаты незамеченной, юркнула к себе и упала на кровать.
   Утром воспоминания о вчерашнем дне встали перед Огурцовой во всех красках, и ей стало нестерпимо стыдно. Она закопалась в подушки и попробовала ни о чем не думать. Но мысли настойчиво, раз за разом повторяли все события проклятого вечера.
   Конечно, во всем виноват Стас. Это же надо быть таким идиотом, чтобы из ее намеков сделать такой вывод! Да она и в мыслях не держала подобной гадости!
   Примитив! Горилла! Гоблин! Ничтожество!
   Дальше мысли ее смешались в одном слезном потоке.
   – Беллочка, тебе нехорошо?
   Мама вглядывалась в бледную дочь и не понимала, что с ней происходит.
   – Мама…
   Огурцовой очень хотелось все рассказать. Как легко ей тогда стало бы. Но как все объяснишь? Что она ничего не хотела, что это глупый Стас ее неправильно понял? А если мама пойдет разбираться и Фролин ей расскажет, как Белка себя вела? Мать ее за это убьет.
   – Мама, можно я сегодня никуда не пойду?
   – А куда ж идти-то? – удивилась мама. – На речку если только. А там уж смотри сама: хочешь – сиди, хочешь – гуляй. Как все вчера прошло-то? Я что-то не слышала, как ты пришла.
   – Хорошо прошло, – спустила ноги с кровати Огурцова. – Ели шашлыки. Танцевали.
   Очень хотелось плакать. Прямо здесь и прямо сейчас. А еще страшно хотелось отмотать пленку жизни обратно на двенадцать часов. Тогда бы она вообще никуда не пошла и все было бы как прежде.
   Мама еще что-то говорила о том, что она в молодости любила костры, посиделки с гитарой, но слушать все это Белка не могла. Она вновь закопалась в подушку.
   Как же ей хотелось кому-нибудь все рассказать, чтобы о вчерашней истории беспокоился кто-то другой, а она преспокойненько отправилась бы на речку или отыскала бы Макса и пошла с ним погулять. О том, что вчера Белка сама прогнала Лаврентьева, и о том, что он мог видеть ее со Стасом, Огурцова и не собиралась думать.
   Будильник у нее над головой неспешно отсчитывал секунды. Время ползло, лениво ссыпая минуты в часы.
   Тянуло пройтись по улице, но там мог быть Фролин, а встречаться с ним Белка боялась. Когда угодно, только не сейчас. Было стыдно. Она даже не представляла, что можно сказать при встрече.
   «Привет! Как поживаешь?»
   «Привет! После вчерашнего голова не болит?»
   Или лучше так: «Привет! Ты не сильно обиделся, что я так с тобой себя повела?»
   Вот бред-то…
   Неожиданно Огурцову осенило. Не надо ничего делать самой. Достаточно послать доблестную разведку в лице Катюши Ждановой. Пускай она узнает, что нового творится на дачном фронте.
   Дело оставалось за малым – нужно было эту самую Жданову найти. Но, словно чувствуя, что она нужна, за окном показалась Катюша.
   – Жданова! – Белка распахнула окно и чуть не выпала на грядки с будущими георгинами.
   – Вот ты где! – помахала рукой Катюша и вбежала в калитку.
   Огурцова даже обрадовалась появлению подруги. Обычно Жданова ее раздражала своей энергией и жизнерадостностью, прямолинейностью и наивностью. Для нее в жизни все было ясно и просто. Из-за того, что Катюха была еще сущий ребенок, она многого не понимала, принимая жизнь не за сложную игру, в которую уже вовсю играла Белка, а за легкую прогулку в парке.
   Но сейчас Огурцовой нужна была именно эта легкость и непосредственность.
   – Ты куда вчера сбежала? – Жданова забралась на подоконник, заметно потоптав несчастные георгины.
   – Голова заболела. – В присутствии Катюши Белка впервые за сегодняшний день вспомнила, что надо вести себя с достоинством, поэтому не спеша села на кровать и откинулась на руки.
   – Еще бы! – понимающе заулыбалась Жданова. – Зачем ты пила? Пашка все порывался шею тебе намылить за это, но ты вовремя смылась. Слушай, а разве ты не со Стасом ушла?
   Нет, все-таки не зря говорят: «Простота хуже воровства». Катюша со своей прямолинейностью вновь заставила Огурцову вспомнить вчерашний позор. А Жданову несло дальше:
   – Ты на него так смотрела, словно влюбилась. Хорошо, Лариска ничего не заметила. Я бы на ее месте обиделась. Как же Максим?
   – Что Максим? – встряла в нескончаемый поток слов Белка.
   – Он приходил, – весело захлопала в ладоши Катюша. – Сказал, что просто гуляет и случайно вышел на огонь.
   Черт, значит, это ей не показалось, значит, Максим действительно был. А если он все видел? Глупо-то как получилось…
   Огурцова мгновенно покраснела и, чтобы скрыть смущение, упала на подушку.
   – Что еще говорил? – выдавила она из себя.
   – Ничего, – пожала плечами Жданова. – Он вообще был какой-то странный. Жаловался, что у него голова сильно болит. Говорил, что это к перемене погоды. А чему тут меняться? На небе ни облачка, ни ветерка.
   Голова болит? Ну, это понятно. Бедненький, как он сейчас должен переживать их ссору!
   – Ничего, – жестко произнесла Белка. – Поболит – пройдет.
   – Тебе его не жалко? – удивилась Катюша. – Он был такой несчастный.
   – Запомни одно правило – никогда не жалей парней. Если это надо для дела, тогда можешь изображать из себя все, что угодно. Но когда вы уже вместе, не жалей. Жалость унижает, – повторила Огурцова услышанную где-то фразу.
   От удивления Катюша выпучила глаза.
   – Ничего себе заявленьице! – Она спрыгнула с подоконника прямо на грядку. – Да ты бы видела себя вчера! Перемигивалась с Фролиным, словно только и мечтаешь о том, как убежать с ним в кусты целоваться.
   – Что? – Белка резко выпрямилась.
   – А то! – Катюша тоже начала злиться. – Все твои ухищрения полная ерунда. С Фролиным девушка приехала, а ты ему глазки строишь. А Лариска знаешь какая классная! Она нам вчера все рассказала – она математическую олимпиаду в школе выиграла. А еще она художественной гимнастикой занимается, первое место на соревнованиях заняла. И этим… ну, как его? Борьбой, короче. Это она только внешне такая тихая. Ее Стас знаешь сколько завоевывал? Полгода кругами ходил! На коленях умолял с ним на дачу поехать. А знаешь, как он ее любит? На руках носит и подарки дарит. Она нам браслет показывала. Знаешь, какой красивый! А ты весь вечер глазками в сторону Стаса стреляла. Хотя у тебя Максим есть. И он к тебе приходил.
   – А может, он к тебе приходил? – завелась Огурцова. – Ты тут мне мораль читаешь, а сама что, ангел? Разве я не вижу, как ты у меня Макса отбиваешь? Все норовишь с ним встретиться, поговорить. Букеты он тебе охапками таскает. Я же молчу. А ты мне тут уже целую проповедь прочитала!
   – Я отбиваю? – Под Катюшиной ногой хрустнула зеленая веточка. – Он мне на фиг не нужен. Это ты за ним бегаешь, а он тебя почему-то не замечает!
   – Да если ты хочешь знать, я его вчера послала. – Забыв о своем имидже, Белка вскарабкалась на подоконник. – Выгнала за дверь. Он потом у меня здесь в ногах валялся, прощения просил. И голова у него болит не из-за того, что дождь собирается, а потому, что он страдает, мечтает, чтобы я вернулась. И я еще подумаю, возвращаться к этому идиоту или нет.
   – Ну и дура, – негромко произнесла Жданова и побежала к калитке.
   – Сама дура! – крикнула ей вслед Огурцова. На языке у нее вертелось много обидных слов, но она добавила только: – Дура! – и упала на кровать.
   – Что ж вы делаете! – запричитала над помятыми георгинами мама, но Белка захлопнула окно.
   Ей нужно было срочно встретиться и поговорить с нормальным человеком.
   Нет, это надо же было сказать такую глупость! Катюха, конечно, всегда была девчонкой недалекой, но сегодняшние ее слова были просто за гранью!
   Кстати, а где Максим? Уже скоро двенадцать, а его все не видно. Так ведь и действительно потерять его можно, и тогда вся месячная работа насмарку.
   Белка подбежала к зеркалу, посмотрела на свое бледное лицо с кругами под глазами. Замечательно. Вчера у него голова болела, сегодня будет болеть голова у нее. Пускай проявит свои джентльменские качества и пожалеет ее.
   Белка оделась поскромнее и потеплее и выскользнула на улицу.
   Дачный поселок «Дар» тихо плыл в солнечном мареве. Парило. Даже самые заядлые огородники уползли в тень. На улицах не было видно ни души. Ну, конечно, все же теперь пропадают на речке.
   На всякий случай Огурцова пару раз прошла мимо дома Лаврентьевых, побывала на опушке леса, побродила около реки. Его нигде не было.
   Оставался пляж. И хоть Белке не хотелось туда идти, а все же она пошла на веселые голоса и плеск воды.
   Крошечный песчаный пляж был похож на муравейник, вода от множества купающихся тел стала мутной.
   Белка недовольно передернула плечами. И как можно сохранять свою индивидуальность в таком месиве?
   – Огурцова! Ты бы еще в шубе пришла.
   Белка отпрыгнула в сторону как раз вовремя, чтобы пропустить летящих с горки на велосипедах Клёпу с Тигрой.
   – Дураки! – погрозила им вслед Огурцова, но мальчишки уже мчались к воде, на ходу срывая с себя футболки.
   – Ты чего так вырядилась? – От пляжа на пригорок взобралась Лягушка, ее черные волосы были мокрые. – Не жарко?
   Белка поправила на себе кофту.
   – Нормально, – холодно ответила она. – Мне нельзя загорать. Редкое заболевание крови, бывает только у одного процента человечества.
   – Ну-ну, – хмыкнула Лягушка, встряхивая в руке мокрый купальник. – А вода сегодня замечательная. Прямо парное молоко.
   – Народу слишком много, – процедила Белка, с презрением глядя на берег.
   – Ни фига себе, сколько народа! – ахнули у нее за спиной, и Огурцова напряглась.
   Говорил Стас.
   – Привет, братва! – Фролин, как всегда, был в хорошем настроении. – Как отдыхается?
   И он протопал мимо, даже не заметив Белку.
   – О, Танюха! – задержался он около Лягушки. – Купалась? Как водичка? Мокрая?
   – Сухая, – хихикнула Жабина, перекидывая купальник через плечо. – А ты пойдешь купаться, речка совсем высохнет. Привет, Лариса! Отдохнула?
   Из-за спин Стаса и Пашки – они, конечно, были вместе – выглянула Лариска.
   – Какое, – махнула она ладошкой. – Эти гаврики всю мою малину съели.
   – Хорошая была ягода, – погладил себя по пузу Фролин. – Вы еще собирайте.
   – Обормот, – в сердцах шлепнула его по спине мокрым купальником Лягушка. – Тебе от такого количества ягод плохо станет. Лучше бы варенье сварили. – Она повернулась к девушке. – Брось их, Лариска, пойдем ко мне чай пить. А то они сейчас на солнце перегреются, и тебе придется их на себе тащить. – И с горечью добавила: – Герои…
   – Но-но, – Стас попытался перехватить мелькающий в воздухе купальник. – Девушка со мной. Ишь, раскомандовалась.
   – Стасик, я правда лучше потом приду. А то жарко. Ты же знаешь, я плохо жару переношу.
   – Как хочешь, – согласился Фролин и побежал следом за Пашкой. – Тогда до вечера!
   Белка стояла и даже не замечала, что от удивления у нее открылся рот.
   Лариса, эта серая мышка, оставила такого человека, как Стас, чтобы пойти попить чай с невзрачной Лягушкой? Эта уродка Жабина посмела возражать самому Фролину? И все они беззаботно разговаривали и могли вот так запросто шлепать друг друга купальниками?
   Караул! Мир катится в пропасть!
   Огурцова попятилась. В голове все смешалось. Она никак не могла понять, что делать, куда кидаться, с кем советоваться.
   Она поискала глазами Фролина. Сначала нашла вихрастую темную голову Пашки, который уже плыл к противоположному берегу, где на высоком дереве была закреплена тарзанка. Стас же не спешил в воду. Он стоял на берегу и осматривал лежащих людей. Вот он кого-то заметил и, перешагивая через руки и ноги, пошел вдоль берега, присел. С песка поднялась девушка. Судя по выражению ее лица, она обрадовалась, увидев Фролина, обняла его за шею и поцеловала в щеку. Девушка была из поселка, только Белка не знала ее имени. Впрочем, узнать его не проблема. Удивительно, как легко Стас с ней разговаривает, закинул руку на плечо, с улыбкой смотрит в глаза…
   Так-так. Значит, вот как мы проводим время?
   Белка глядела на сидящие рядом полуобнаженные фигуры, и в ней закипала злость.
   Вот так Стасик! С одной девушкой не получилось, получится с другой. Зачем он только Ларису с собой из города притащил? В качестве сувенира?
   Послышался смех. Фролин, как всегда, смешил публику.
   Он был счастлив. Он был доволен жизнью. Его, видимо, не задело вчерашнее событие. Она тут ходит, страдает, на улицу боится выглянуть, а с него как с гуся вода.
   Ну, нет! Безнаказанным его оставлять нельзя!
   Белка еще не знала, как поступит. Нужно было за что-то зацепиться, чуть больше разведать о Стасе. И сделать это можно было только в одном месте у одного человека. У Ларисы. А Лариса сейчас гостила у Жабиной.
   Белка оправила на себе кофту и пошла обратно в поселок.
   Лягушка жила на отшибе, прямо около леса, на склоне оврага. Сама Огурцова ни за что не стала бы приезжать в это ужасное место. Но Танька появлялась здесь каждый год, и ей все очень нравилось. Участок покато спускался к канавке, во время сильных дождей превращавшейся в настоящую речку. Спасая склон от оползней, повсюду росла картошка. Больше здесь ничего посадить было нельзя. Урожай к началу осени неизменно «съезжал» вниз. А картошка почему-то держалась.
   Часть дома стояла на сваях, но терраса все равно была перекошена. По полу такой террасы не то что ходить, на нее со стороны смотреть было страшно. Но жильцов это нисколько не смущало, они продолжали весело жить в своем ненормальном доме. Вот и сейчас на террасе пили чай – было слышно, как ложки звенят о стенки чашек.
   – Не помешаю? – Белка разыграла из себя скромность. – Решила зайти в гости. Пустите? – Лягушка смотрела на нее удивленно. – Я Изабелла, – Огурцова сразу переключилась на Ларису. – Мы вчера знакомились. Помнишь?
   – Конечно, помню, – обрадованно отозвалась Лариса.
   Несмотря на то что Белка была заметно младше ее, девушка вела себя просто и даже как будто дружелюбно. Это настораживало. Для Огурцовой такое поведение было непривычным. Обычно старшеклассники ее не замечали. Да и в прошлом году ребята в поселке держались строго каждый своего возраста. В этом же все смешалось. Или это Белка подросла и стала смотреть на человеческие отношения проще?
   – Проходи, раз пришла, – разрешила Жабина.
   – А вы и правда в лес ходили? – Огурцова демонстративно посмотрела на банки с ягодами. – Не устали?
   – Лариса вообще неутомимый человек, – начала постепенно оттаивать Лягушка. Она расщедрилась и поставила перед Белкой самую большую чашку. – Мы ходили часа четыре. Я думала, у меня ноги отвалятся, а ей хоть бы что.
   – На тренировках и не столько бегать приходится, – скромно потупила глаза Лариса.
   – А вас бегать заставляют? – с сочувствием спросила Огурцова.
   – Почему заставляют? – удивилась Лариса. – Мне нравится заниматься. А в лесу я уже столько не была… Замечательно, что меня Таня вытащила. Замечательно, что Стасик уговорил меня с ним поехать.
   – Уговорил? – вырвалось у Белки.
   – Я на весь август в спортивный лагерь уезжаю, а его сюда на июль родители отправили. Вот он и придумал поехать на дачу вместе, чтобы потом не было такого долгого расставания.
   – Малину будешь? – встряла в разговор Лягушка и, не дожидаясь ответа, пододвинула к Белке блюдце.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация