А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Брак по-арабски. Моя невероятная жизнь в Египте" (страница 1)

   Натали Гагарина
   Брак по-арабски
   Моя невероятная жизнь в Египте

   Арабы и вообще мусульмане нам непонятны, оттого мы их боимся. Человеку свойственно бояться того, что он не понимает.
   «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу», – с благоговением обращаемся мы к высшей силе.
   «Аллах Акбар!» – возносят ей свои суры мусульмане.
   Наши молитвы уходят в мир высоких измерений, туда, где во Вселенной находится непознанная, великая и всемогущая сила. Агностики называют ее Высшим Разумом, мы – Богом, мусульмане – Аллахом. Главное, что мы верим в нее.
   Каким бы именем мы, живущие на Земле, не называли Бога, нас слышат. И нам помогают. Или наказывают нас. Потому что Разум – наш Бог, может все.
   Нельзя любить то, чего не знаешь. Я знаю египтян. И я люблю их.

   Хургада – это где?

   Как-то раз, купив торт и бутылку шампанского, я зашла в гости к своим бывшим одноклассникам – Светке и Ромке. В школе мы были «не разлей вода». Они поженились сразу после выпускного вечера, в институт поступать не стали. Работали оба на автозаправке «ЛУКОЙЛа».
   Мы не виделись пять лет. Ребята удивились и очень обрадовались, накрыли стол, налили по рюмке и наперебой стали рассказывать мне о своей жизни.
   Они собирались ехать к морю – и я спросила, куда именно.
   – Тьфу ты... Ромка! Как это место называется, куда мы в отпуск едем? – разрезая торт, поинтересовалась Светка.
   – Это какая-то бывшая республика СССР: то ли Осетия, то ли Намибия, хрен ее знает.
   – Сейчас, я поищу путевку. Нам сказали, это отличное место на берегу моря, – роясь в ящике комода, тараторила Светка. – Солнце... фруктов навалом... короче – кайф. Главное – по деньгам подходит. А, вот, нашла. Хургада. По отзывам – народ в восторге. Тащатся от местных... Короче, поедем.
   – Это – Африка, – улыбнулась я.
   – Иди ты! – оторопел Ромка.
   – Египет, – рассмеялась я.
   – Охренеть! Светка, Египет! – подскочил к жене Ромка.
   – Действительно, охренеть... Наташк, а ты-то откуда знаешь? – недоверчиво покосилась на меня Светка.
   – Живу я там.
   – О-па! В Египте?
   – Да. В Африке.
   – В Ху-у... Хургаде?
   – Нет, Хургада далеко на востоке от нас. На Красном море. А мы живем в Александрии, на берегу Средиземного моря.
   – Наташ, а как ты там оказалась-то? Как ты живешь среди мусульман? Среди грязных арабов? – спросил Ромка.
   – Так. Давайте договоримся: про «грязных арабов» я слышу от вас в первый и последний раз. Окей? А про Египет я могу вам много интересного рассказать, если хотите.
   – Еще как хотим, – обрадовались мои друзья.
   – Так вот, в этой мусульманской стране существует и православие, и католицизм. Все друг с другом мирно уживаются, никто никого не гнобит. Рядом с нашим домом, например, стоит большая и красивая христианская церковь. Я туда хожу по праздникам. Только проповеди там читают на арабском языке. А в Александрии официально проживают три миллиона европейцев из разных стран.
   – Три миллиона? – удивился Ромка. – Откуда такая прорва иностранцев? Я думал, мусульмане вообще в маленьких аулах живут.
   – Каких аулах? Вы че? В Александрии двенадцать миллионов жителей. Я вам сейчас фотографии покажу, – полезла я в свою сумку. – Ром, а ты чего сидишь? Разливай шампанское. Вы не представляете, ребята, какие у египтян роскошные виллы на побережье! А автомобили? Да что говорить... Знаешь, Ромка, только тот, кто не знает египтян, может назвать их грязными арабами. Нет, это абсолютно не так.
   – Наташк, да мы же видели по телику, какая там нищета! – проговорила Светка. – А грязь? Ужас просто! Люди ходят в каких-то грязных лохмотьях, на башке у мужиков какие-то тряпки намотаны. Бабы те, как чучундры, все закутаны в черное. Без слез не взглянешь!
   – Люди рассказывают то, что им выгодно. Показывают то, что им выгодно показывать. Может, у русских сложилось такое впечатление о Египте еще в советские времена. Раньше ведь мы смотрели на «заграницу» только глазами Юрия Сенкевича. Вот, насмотревшись передач «Вокруг света», где показывали нищих арабов в грязных кафтанах, мы так и думали. Ведь роскошные виллы египтян нам, русским, никто не показывал. Грязи там хватает, конечно. Особенно пыли и песка. Пустыня все-таки. Нищих – да, полно... как и везде, в принципе. И культура у арабов абсолютно неевропейская – но это не значит, что ее нет.
   – Да ладно тебе, Свет! – махнул на жену Ромка. – У нас грязи, что ли, нету? Мы вот почти в центре живем, а к нашему дому хрен подъедешь, разве что только на танке. А ты говоришь – арабы... А нищие в метро, а бомжи в подъездах? Вон, даже в Москве, рядом с Красной площадью, и то сидят, причем чем центрее, тем их почему-то больше.
   – Да что говорить про Москву. У нас в подъезд войти не столько страшно, сколько противно, – пожаловалась Светка. – А из подвалов воняет и крысы бегают.
   – Вот-вот, – улыбнулась я. – Может, это не арабы грязные?
   – Свои же и засрали все подъезды и подвалы. У нас раковины и туалет постоянны засоряются. Не из-за нас. Внизу засоры в трубах, – резюмировал Ромка.
   – Скорее всего, засоры в наших головах, – спокойно продолжала я. – Это вообще очень интересная тема. Туалетный вопрос в России всегда был и остается больным. А у «грязных» арабов все туалеты оборудованы специальными краниками для подмывания, и попа у араба всегда чистая.
   – А ты, можно подумать, их попы проверяла, – рассмеялась Светка.
   – Ну, одну-то я знаю точно. А вообще, я там живу, наблюдаю, общаюсь. У нас друзья – только египтяне. Я многое могу рассказать об их жизни.
   – Женщины-то в Египте красивые? Или они закутаются в свои покрывала, и там уж все равно, какая она? – спросил Ромка.
   – Молодые девушки-египтянки – очень красивые. Не все, но очень многие. Есть, конечно, и прыщавые дурнушки, а где их нет. Сейчас в больших городах Египта девушки и женщины редко закрывают лицо вуалью. Но все мусульманки носят на голове хиджаб; из-под него не должно торчать ни единого волоса. Истово верующие мусульманки закрывают лицо вуалью черного цвета, но сама ткань может быть разной. Под тонкой вполне можно разглядеть контуры лица. Плотная вуаль, конечно, скрывает все, но под ней трудно дышать, да и ходить опасно: можно угодить под машину. Некоторые консервативно настроенные мусульманки из сельских районов страны в дополнение к плотной вуали надевают черные перчатки и черные чулки, чтобы не открывалось ни одного сантиметра запретной плоти. Но хочу вас уверить, что женщины только на людях пытаются закрывать свое тело, показывая свою невинность, целомудренность и скромность.
   Я отпила шампанского и продолжила:
   – А видели бы вы, как они дома ходят или как одеваются на женские посиделки! Там такие наряды с оголенными плечами и бедрами! И декольте! Я лично не специалист по девушкам, но муж мне рассказывал, что у них в школе все девчонки были обалденными красотками. Они с другом влюблялись во всех. А сейчас встречают своих одноклассниц, которые уже вышли замуж – и изумляются: куда что делось! Толстые, неповоротливые тетки с целлюлитными телами, и детей у каждой – толпа.
   Мы сидели на диване за маленьким столиком, потягивая вино. Светка с мужем курили, не сводя с меня глаз, и внимательно слушали.
   – Египтянину по Закону можно иметь четыре жены, – медленно продолжала я, – но среди моих знакомых я, например, не встречала семьи, где было хотя бы две жены. Все-таки только состоятельным мужчинам под силу обеспечивать несколько жен и кучу детей. Я раньше думала: если у мужа две или три жены, то как они ладят между собой? Ведь каждая хочет сделать по-своему. А их дети? Мать всегда любит и защищает своего ребенка. Но когда в одной семье дети разных матерей, как избежать конфликтов?
   Теперь-то я знаю, что если мужчина хочет иметь несколько жен, он обязан обеспечить каждую жену с детьми своим домом или квартирой и дать одинаково достойное содержание каждой семье.
   – Понял, Ромка? – сузила глаза на мужа Светка. – А ты со своей зарплатой меня одну не можешь обеспечить. И собственную квартиру нам не купить, хоть сутками ломайся на этих гребаных заправках.
   – Наташа, а мужики там – ну там – бреются? – быстро перевел разговор на другую тему Ромка.
   – Конечно, – рассмеялась я. – Они же мусульмане. Египтянин может не брить бороду, но между ног он бреется особенно тщательно. Многие мужчины под длинным кафтаном не носят нижнего белья, оно мешает постоянно подмываться, да и тело под бельем потеет, могут выскочить прыщики или образоваться потертости. Многие и под брюками не носят нижнего белья.
   – Ничего себе! – подскочила Светка. – А женщины носят нижнее белье? Вообще, как у них с интимом?
   – С интимом у них так же, как у всех: всякое бывает. А вообще египтянки – очень страстные в любви, – вспомнила я о Карине. Приближение месячных – самая распространенная тема разговоров девушек-мусульманок. А нижнее белье под длинной галабией носят немногие. Разве что в «критические дни». Кстати, вы не найдете в обычных аптеках тампонов «оби» или «тампакс». Религия запрещает женщинам пользоваться тампонами: кроме мужа, никто и ничто не может проникать во влагалище.
   – Ты поняла, да? – хлопнул жену по плечу Ромка. – Даже к тампаксам ревнуют.
   – Да ладно ерунду-то пороть, – обиделась Светка. – Это же очень комфортно и гигиенично. У них это с религией связано. Наташк, они в Египте молятся часто?
   – Истинные мусульмане молятся пять раз в день, начиная с рассвета, когда встает солнце. Большинство богатых не утруждают себя молитвами, особенно рассветными. Мой муж ходит на молитву в моск только раз в неделю в выходной день. Я не видела, чтобы он молился дома, как свекровь, например. Перед молитвой мусульманин должен умыться и вымыть руки. Молитва может застать верующего где угодно, и это выгодный бизнес: вода, мыло и чистые полотенца – везде можно купить, везде нужны. Мечети построены в каждом районе, чтобы мусульманин мог дойти до нее пешком от собственного дома. Учитывая, что молитвы в исламе возносятся по пять раз в день, мечети должны располагаться близко к каждому дому. Молиться можно везде, где бы ты ни находился, главное – обращаться лицом к Мекке. Женщины, обычно, молятся дома. По древней исламской традиции им запрещено входить в мечеть, однако в Египте молодые женщины в большие праздники приходят помолиться наравне с мужчинами. Каждый мусульманин должен хоть раз в жизни совершить хадж – паломничество в Мекку. Мой муж тоже летал в Мекку, наголо обрив голову перед хаджем.
   – А Мекка – это где? – осторожно спросила Светка.
   – Мекка – это город в западной Саудовской Аравии, в ста километрах от Красного моря. Мекка, Медина и Иерусалим – главные святыни ислама. В Медине похоронен Пророк Мухаммед. В Мекке Бог открыл свою волю Пророку Мухаммеду. В Иерусалиме Мухаммед был вознесен на небеса.
   – Наташка-а-а, – ошалелыми глазами смотрели на меня мои друзья. – И ты все это знаешь? Ты прямо сама как мусульманка стала... Обалдеть! Давайте за это и выпьем! За тебя, Наташк! Какая ты молодец, что пришла к нам. Ты нам такой праздник устроила!
   Светка обнимала меня, а Ромка целовал в щеки.
   Шампанское давно кончилось, мы допивали вторую бутылку белого французского вина.
   – Наташк, ну расскажи еще что-нибудь. Нам так интересно, – просила Светка. – Кто еще может такое рассказать, кроме тебя!
   – Ой, Свет, ты представляешь, если бы у нас по Ленинскому проспекту из окон жильцы вывешивали белье сушиться? Простыни бы свисали до следующего этажа? Трусы, лифчики бы «украшали» пейзаж? А в городах Египта большинство жителей вывешивают выстиранное белье на улицу за окно. Целыми днями за окнами домов трепыхаются на ветру простыни, полотенца, рубахи, детское белье. Причем и в переулках, и на центральных улицах. А окна у всех закрыты деревянными или пластиковыми ставнями: никто не должен видеть частную жизнь египтянина и его семьи. Когда идешь вечером по ночному Каиру или Александрии, дома стоят как нежилые: темные и недвижимые. Но это для тех, кто не подозревает, какая активная жизнь скрыта от посторонних глаз за ставнями и плотными шторами.
* * *
   Светка с Ромкой с интересом слушали мой рассказ о жизни в Египте. Для них я была человеком с другой планеты. И теперь им тоже предстояло поехать и познакомиться с этим миром.
   Для русских поездки в Египет стали настолько обычными, что некоторые считают Хургаду разновидностью Сочи.
   За разговорами и хорошим вином мы с друзьями засиделись до полуночи. Я ехала от них домой на такси и думала: «Как обидно, что многие ничего не знают о стране пирамид, кроме пляжа в Хургаде. Да я сама-то, раньше, что знала о Египте? Только то, что отдых на Красном море относительно дешев. Море теплое круглый год. Что там есть пирамиды. Что можно лететь в Египет без визы. Что там – кругом – пустыня и можно покататься на верблюдах. Вот, пожалуй, и все».
* * *
   Оглядываясь на прожитые в Египте годы, я в полной мере осознала, что сама того не ведая, прикоснулась к истории мира. Я ходила по мостовым, по которым, возможно, ступала Клеопатра или рабы, несущие ее носилки.
   Что такое для меня Египет сейчас?
   Это сказка, которую я узнала наяву.
   Это великолепная жемчужина древнейшей цивилизации.
   Подумать только, за триста двадцать лет до новой эры Птолемей создал уникальную библиотеку, равной которой нет в мире. Египтяне открывали небесные планеты и звезды, строили оросительные системы и корабли. Так же, как в наше время, в третьем веке до новой эры, чиновники брали взятки, а таможенники злобствовали на границах. А женщины и за триста лет до Рождества Христова красили волосы, глаза и губы.
   Египет – это Африка. Это побережье Средиземного моря. Это два многомиллионных города: Каир и Александрия. Это крупнейший морской порт на Средиземноморском африканском побережье: Порт-Саид. Это Суэцкий канал, пропускающий огромные суда из Средиземного моря в Индийский океан и приносящий Египту баснословные прибыли. Это мировые сказочные курорты на Красном море: Шарм эль-Шейх, Хургада, Биказ и другие. Египет – это Гиза под Каиром, где расположены девять пирамид, и среди них – гигантская Пирамида Хеопса.
   Я была потрясена удивительным деянием рук человека – знаменитым мемфисским сфинксом. Подумать только, он вырублен из одной скалы! К сожалению, сфинкс сильно занесен песком и над поверхностью земли торчит только одна голова с ушами и разбитым носом. За двадцатое столетие сфинкса откапывали трижды, но его снова и снова заносит песком – древние тайны не желают открываться современным людям.
   Почему у сфинкса левый глаз, нос, щека и часть волос разрушены? Сами развалились со временем? Нет, это турки-мамлюки во время войны стреляли ядрами именно по голове сфинкса. Бедный! Даже в те времена он, такой огромный, наводил ужас на врагов. Тем не менее этот блистательный памятник старины все же полон удивительного благородства и мощи.
   За что я люблю Египет? За то, что это Египет.
   За то, что я узнала его.
* * *
   После визита к друзьям я решила написать книгу о Египте. У меня сохранились дневники, в которых я описывала свою жизнь в арабской стране, и я уверена, что читателям будет любопытно узнать интересные подробности жизни и любви русской православной женщины и египтянина-мусульманина.
   И это совсем не сю-сю мусю, как считают некоторые. Это наша сегодняшняя жизнь в весьма непростом мире.
* * *
   Однажды, несколько лет назад, я летела из России в Африку, не подозревая, что меня ждет не только сказочная страна и любовь, но и страшные испытания.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация