А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лорд с планеты Земля (сборник)" (страница 51)

   Часть третья
   Отрешенные

   1. День Солнца

   – Ты уверен, что защита не нужна, брат?
   Капитан клэнийского крейсера «Алер» был ниже меня на голову и казался хрупким, как подросток. Но спорить с таким капитаном решился бы лишь безумец. Даже вопрос у клэнийца звучал как приказ…
   С трудом сбросив оцепенение, я улыбнулся:
   – Спасибо, брат. Защита не нужна – Ар-На-Тьин моя планета. Друзья уже ждут меня.
   – Твои друзья – друзья Дома Алер. Дверь для них открыта всегда, – абсолютно серьезно произнес капитан. – Пусть приходят, когда хотят. Я встречу их с радостью – и почувствую любовь. Они вправе прийти, брат.
   – Я скажу им, брат, – ответил я. Спокойно. У клэнийцев нет разницы между мужчинами и женщинами – ни в боях, ни в сексе. И слова капитана при всей их двусмысленности – знак уважения.
   – Катер ждет тебя, брат. Но если хочешь – мы опустим корабль на землю Ар-На-Тьина.
   – В этом нет нужды, брат. Мне хватит катера.
   – Мягкой посадки и удачного боя, брат. – Клэниец коснулся моей руки, и в касании этом было все – и забота отца, и почтение сына, и внимание брата. – Если ты умрешь – мой корабль отомстит за тебя…
   У клэнийцев нет разницы между словами «умрешь» и «погибнешь».
   – …если мы не справимся – род Алер отомстит за нас, если наша семья погибнет – Клэн решит, достойны ли мы мести. Иди спокойно, брат.
   Я кивнул. Для клэнийца страшно умереть неотмщенным – сама смерть их не пугает. Или же они делают вид, что не пугает.
   Безлюдными коридорами, скоростными лифтами и ярусными транспортерами крейсера я добирался от рубки к шлюзу «Алера». Вахтенный, девушка лет двадцати, кивнула мне: «Счастливо, брат». Я кивнул в ответ. Спасибо, Дом Алер, спасибо, Клэн. Мне никогда не стать клэнийцем – но я уважаю ваш путь.
   В катере, знакомство с системой управления которым позволило скрасить сутки путешествия от Клэна до Ар-На-Тьина, я в последний раз включил систему внутренней связи. Капитан крейсера вновь приветствовал меня взмахом руки – словно мы не виделись несколько дней. Клэнийцы каждый раз расстаются навсегда, слишком часто их подстерегает смерть.
   – Если на Ар-На-Тьине случится беда – мы придем, брат. Придут все корабли Дома Алер.
   – Это случится скоро, – честно сказал я. Капитан не опустился до сомнений.
   – Мы придем. Мы выполним долг контракта с Чьин-Ки и вернемся. Это будет тяжелый бой, но мы проведем его быстро.
   Чтобы переправить меня с Клэна на Ар-На-Тьин, крейсер «Алер» на двое суток прервал контракт с планетой Чьин-Ки. Каких денег это стоило – лучше было не спрашивать. Судя по кораблю, он вышел из жесточайшего сражения, а сейчас вновь возвращался в бой. Благодарить было бессмысленно – я член семьи Алер и вправе требовать любую помощь. Так же, как семья от меня. Но они никогда не используют своего права.
   – Передай мою любовь Дому, – сказал я. – И Тьер… Алер-Тьер.
   – Я передам сестре твою любовь, – пообещал капитан.
   Возможно, Тьер действительно его сестра. На Клэне это не важно.
   Под катером разошлась диафрагма люка, и псевдогравитация крейсера выбросила меня в космос. «Алер» плыл надо мной – бледно-серая плоская плита с конфигурацией кленового листа. Катер удалялся от крейсера, проваливаясь к дымчатому шару планеты, оставляя громаду боевого корабля позади. Я, выворачивая шею, следил за «Алером». У клэнийских катеров прозрачные кабины, и мне это нравится.
   Края «кленового листа» начали медленно подниматься, скручиваться. Через полминуты надо мной плыл полый цилиндр, ощетиненный консолями маневровых двигателей и башенками боевых постов.
   – Удачи… – шепнули мне наушники.
   Крейсер окутался белым сиянием. Прозрачное бронестекло помутнело, оберегая мои глаза от вторичного излучения гиперперехода. Несколько мгновений крейсер был виден сквозь ослепительное сияние – темный, меняющий форму силуэт.
   Потом катер тряхнуло, а свет померк.
   – Удачи, братья, – сказал я. – Я не могу это ощутить, но знаю, что я ваш друг.
   Опустив руки в податливую, как тесто, массу мыслеприемников, я направил катер к планете.

   Небо над Ар-На-Тьином было бледно-желтым, почти лимонным. Зато облака – серые, земные. Катер несся над горами, утопающими в туманной пелене, – лишь вершины вздымались, словно острова из бушующего моря. Волны тумана накатывались на скалистые пики, обтекали их, закручивались в спирали.
   – Запрос главного космопорта планеты, – сообщил мне катер.
   – Дай связь.
   В динамиках зашуршало. Да, Ар-На-Тьин действительно был отсталым миром – здесь использовали обычную радиосвязь, а не кодированную передачу, свободную от любых помех.
   – Катер с клэнийского крейсера, сообщите бортовой номер и цель визита. Планета на военном положении, контакты ограниченны. Повторяю…
   Судя по голосу дежурного, маленький окраинный мир не был избалован визитами военных кораблей. Тем более в период военного положения, никогда прежде не объявлявшегося.
   – Бортовой номер… – я скосил глаза на панель управления, – ка дробь шестьдесят двенадцать. – На борту император планеты Тар. Иду на посадку, прошу сообщить номер свободной полосы.
   Несколько секунд дежурный космопорта молчал, переваривая услышанное. Затем неуверенно спросил:
   – А цель визита?
   – Да помочь вам, идиотам! – не выдержал я. – Кто посылает запрос за сотню километров до космопорта? Вражеский корабль уже накрыл бы вас ракетами! Запрос надо делать при входе в атмосферу и высылать группу перехвата.
   – Все патрули в увольнении, у нас весенний праздник, день Солнца, – пробормотал дежурный. – Сейчас я свяжусь с тарийским экспедиционным корпусом…
   – Остолопы, – прошипел я. – Дай связь с военным советником Лансом, живо!
   Наступила тишина. Катер пронесся над горной цепью и начал снижаться. Шипение в динамиках прекратилось – на связь со мной вышли через нормальный передатчик.
   – Сергей? Ты? – завопил в динамиках Ланс. – Ты где?
   Я глянул на экран нижнего обзора.
   – Над столицей этой сонной планеты. Привет, Ланс.
   – П-привет. Включи видеосвязь!
   На экране появилось растерянное лицо Ланса. Несколько секунд он изучал меня, потом расплылся в улыбке:
   – Сергей… Как ты выбрался?
   – Потом. Сообщи придурку в космопорте, что я не враг. Пусть освободит посадочную полосу… и не палит по катеру из пулеметов, или что они тут используют. Вы делом без меня занимались или справляли перманентные поминки по императору?
   Ланс торопливо отодвинул от себя бутыль с нежно-розовой жидкостью. Виновато сказал:
   – Планета такая… мирная. Ни до кого не достучаться. У нас же нет официальных полномочий…
   – Сейчас я всем выдам полномочия, – хмуро посулил я. – Организуй посадку.
   – Хорошо… Я подъеду в космопорт.
   – Лучше я к тебе. Сообщи дежурному адрес, пусть подготовят машину. Если тут еще не все участвуют в празднике плодородия, разумеется. Конец связи.
   Мне пришлось сделать несколько кругов над маленьким уютным космопортом, прежде чем с посадочных полос расползлись древнего вида танки, грузовики и, похоже, пара пожарных машин. Зашевелились, остолопы. Катер может опуститься и на пятачке, это же не самолет.
   Завоевание Ар-На-Тьина явно не грозило стать проблемой для фангов.

   В управлении автомобилем с двигателем внутреннего сгорания было что-то сладостно-ностальгическое. Особенно когда я понял, что двигатель работает на спирте и запах перегара идет не от моего провожатого – парнишки лет пятнадцати, важно устроившегося на переднем сиденье рядом со мной.
   – Направу, – отчаянно коверкая стандарт, указывал паренек. – За тем дворуцом – нальево.
   Дворцом оказалось четырехэтажное здание с двумя колоннами перед входом. Я затормозил:
   – А по главной улице мы проехать не могли?
   – Могли, – подумав, подтвердил пацан. Откинул со лба ярко-рыжие пряди и беззаботно сообщил: – Так интререснее. Мимо памьятников.
   – Я говорил, что мы спешим?
   – Да. Но так ведь…
   – Интререснее, – закончил я ласково. – Дружок, у вас есть тюрьмы для несовершеннолетних?
   – Нет, – с огорчением ответил подросток. – Только для взруслых…
   – Откроем. Специально для тебя.
   Парень удивленно вытаращил глаза.
   – Я серьезно, дружок, – миролюбиво сказал я.
   – Прямо и нальево. На главной улице, дворуц с башенкой…
   Я газанул, и парнишка замолк. Похоже, прикусил язык. Но у дворца с колоннами и башенкой вновь подал голос:
   – А презьент?
   Меня охватил нервный смех. Я выбрался из машины на грязную асфальтовую дорогу. Сквозь прорехи в покрывале туч проглядывало желтое небо. Солнца, несмотря на праздник, не наблюдалось. Издалека доносился гул множества голосов, напоминающий хоровое пение пациентов наркологической клиники – хриплое и веселое. Судя по всему, жители Ар-На-Тьина совместно с доблестными защитниками планеты проводили сеанс разгона туч и установления хорошей погоды.
   – В этом дворуце, на третьем этаже, – тихонько подсказал провожатый. – Презьент?
   Мне стало тоскливо. Я потрепал паренька по плечу, тот затих и скосил глаза на плечи, словно ожидал, что там вырастут роскошные, как у дежурного по космопорту, погоны.
   – Сваливай из столицы, дружок, – посоветовал я. – И побыстрее.
   Ланс встретил меня на лестнице – наверное, слышал, как подъехала древняя тарахтелка.
   – Сергей, – радостно сказал он. – Слава Сеятелям, ты выбрался…
   – Заткнись, балбес! – Я едва удержался от физического комментария. – Планета как на блюдечке, подходи и бери! Где наша эскадра? Где союзные корабли, где Сеятели?
   Ланс побледнел. Тихо ответил:
   – Император, мы виноваты, но…
   – Оправдываешься? Пьяный дурак!
   После пребывания в проспиртованном автомобиле я не отличил бы запах спирта от аромата керосина, но это меня не смущало.
   Ланс опустился на колени в ритуальном жесте преданности. Тихо сказал:
   – Император, моя кровь – ваша. Разрешите доложить обстановку?
   Я кивнул.
   – Пожизненный президент планеты… в буквальном переводе – Великий и Вечный Пастух, назначил нам прием на третий день после прибытия на планету – так требует их этикет. Эрнадо сейчас на празднике Солнца, пытается встретиться с президентом в неофициальной обстановке. Я в гостях у Дьини, местного промышленника, пробую выйти на президента через него. Единственное, чего мы пока добились, – введения военного положения. Но оно чисто формальное…
   – Куда уж формальнее!
   – Малый крейсер и три легких патрульных корабля Тара получили разрешение базироваться на планете. Это Дьини помог…
   – Почему так мало кораблей? – растерянно спросил я. – И где Десантный Корпус?
   – Земля сообщила, что оснований для посылки эскадры недостаточно. А наши корабли… Терри отправила их на поиски… когда узнала, что ты воспользовался гиперкатапультой.
   – Дура! – зло выругался я.
   Ланс дернулся как от удара. Тихо сказал, словно сам не веря тому, что говорит:
   – Ты… не Сергей. Ты другой. Подделка.
   Меня словно кипятком ошпарили. Я молча смотрел, как Ланс достает пистолет. Потом тихо сказал:
   – Но твоим императором я остаюсь все равно, Ланс.
   Он замер. Я сел на деревянные ступеньки рядом с ним. Подъезд был пуст – грязный подъезд кирпичного дворца на планете Ар-На-Тьин.
   – Послушай, Ланс… Прежде чем мы пойдем к твоему промышленнику и даже прежде чем ты спрячешь оружие. Я расскажу, что со мной случилось.
   Мы сидели под тусклой, пыльной лампочкой, в которой нельзя было найти ни единого достоинства, кроме того, что она электрическая. И я рассказал все, что произошло со мной. Кроме ритуала вступления в семью Алер.
   – Что теперь делать, капитан? – неожиданно спросил Ланс.
   – Жить. Готовиться к бою. А со своими чувствами я разберусь.
   – Кто они, Отрешенные?
   – Потомки фангов. Не думаю, что Нес врал.
   – Тогда у нас нет шансов, Сергей.
   – Они не могут активно вмешиваться в происходящее. Только в межвременье… и то лишь в психику людей, путешествующих туннельным гиперпереходом. Поэтому я и не воспользовался на Клэне кольцом.
   Ланс кивнул – не то соглашаясь, не то примиряясь с неизбежным.
   – Пойдем к твоему промышленнику. На этой планете власть не может принадлежать пожизненному президенту. Диктатурой здесь и не пахнет, значит, «Вечный Пастух» – просто подставная фигура. Правят деньги… наверное.
   Мы поднялись по скрипучей деревянной лестнице. Несколько дверей оказались полуоткрыты. В темноте угадывались какие-то ящики и пластиковые мешки.
   – Промышленность и торговля здесь только развиваются, – извиняющимся тоном сказал Ланс. – Так что это гибрид дома и склада.
   – А преступности не существует? – полюбопытствовал я.
   – Не знаю. Но вроде бы воровство не в почете.
   – Ага. Местные бандиты, оказывается, не чужды этике.
   Дверь в жилые помещения была прикрыта, но тоже не заперта. Ланс толкнул ее, и мы очутились в длинном и узком коридоре. Я остановился, пораженный:
   – Ланс, этот промышленник, он что, печатает книги?
   – Нет, только собирает.
   Стены коридора скрывались за сплошными рядами полок. Они шли до самого потолка – аккуратные, молчаливые. А на них – книги. В поблескивающих пластиковых переплетах, твердых картонных корках, обтрепанных бумажных обложках. Некоторые вообще разорванные, в прозрачных чехольчиках – раненые солдаты великой армии. Над каждой полкой – металлическая табличка с выгравированной на стандарте надписью: «Романтическая литература», «Эротическая литература», «Кулинария». Большинство книг, как ни странно, были изданы в двадцатом – двадцать первом веках. Антиквариат. Я даже находил знакомые названия.
   – Подожди, – тихо попросил я Ланса. – Гляну…
   Колдовство. Мистика. И книги – «Молот ведьм», «Страх», «Вампиры», «Оборотень», «Японские сказки»… Сказки-то что здесь делают? «Проделки праздного дракона»…
   Рыцарские романы. Тоже ряды, знакомые и незнакомые названия… «Песнь о Роланде», «Оружие средневековой Европы», «Русские богатырские былины»…
   – Пойдем, – тронул меня за руку Ланс.
   – Невероятно. – Я пожал плечами. – Эти книги и на Земле редкость. А тут, на краю галактики…
   – Большинство книг – репринты, – пояснил Ланс.
   Я провел пальцами по корешкам. Словно на мгновение заглянул в детство.
   Ланс снова коснулся моей руки, и я сбросил оцепенение. Надо действовать, а не любоваться древними книгами. Но когда я пошел за Лансом по коридору, у меня возникло странное ощущение, словно в душе, там, где зиял вырезанный лезвием Отрешенных провал, что-то появилось…
   Откинув занавес, заменяющий дверь, мы вошли в комнату.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 [51] 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация