А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лорд с планеты Земля (сборник)" (страница 50)

   Он разжал руки – обруч скользнул вниз, вдоль его тела, – и там, где стоял фанг, осталась лишь гаснущая тьма.
   – Умник, – тихо сказал я. – Позер. Чтоб тебя подобрали наши патрули. Сняли любовь… в межвременье…
   Я замолчал. Глядя на меркнущую тьму гиперперехода, я вспомнил свой прыжок на Клэн. И сверкающее лезвие, на которое падал, – жалкую попытку разума увидеть непредставимое.
   «Мы поможем тебе… уберем лишнее».

   8. Дар друга

   Дьявольская Звезда была сейчас неотличима от любой другой звезды на небосводе Клэна. И тепла она давала не больше, чем любая другая звезда. Воздух остывал стремительно, как чай из термоса зимой в горах…
   Странно, «операция», проведенная надо мной Отрешенными, имела забавный побочный эффект – улучшение памяти. Ко мне вернулось то, чего не было уже много лет, – смешные детские разборки на улицах ночной Алма-Аты, угрюмая казарма в учебке, Кавказ, Молдова, «бэтээры» с торопливо намалеванными надписями «Миротворческие силы СНГ»…
   Я вспоминал двадцатый век. Сосредоточенно бредя по каменистой, покрывающейся инеем равнине, я думал о молодости. Смешно – я всегда считал себя молодым, вплоть до сегодняшнего дня. Теперь я понял, что постарел.
   Молодость ушла вместе с любовью.
   Отрешенные помогли мне стать взрослым – или состариться, что в принципе одно и то же. Человек имеет лишь два состояния – юность и старость. Как у тех химических соединений, что переходят из твердой фазы в газообразную, минуя стадию жидкости.
   Порой лишь нелепое сравнение может быть верным.
   Когда холод стал невыносим, я включил терморегуляцию комбинезона. Неизвестно, надолго ли хватит батарей – и долго ли я здесь пробуду. А использовать кольцо, чтобы вернуться на Тар, я не собирался.
   Туннельный гиперпереход – это путешествие в безвременье. В мире Отрешенных. Не хочу давать им еще одну возможность «помочь» мне. Лучше умереть, чем позволить всемогущей нелюди копаться в сознании, переделывая мой разум.
   Мне нужен корабль, чтобы вернуться домой. Гиперзвездолет уходит из реального мира в пятимерное пространство – но не пересекает грани между временем и безвременьем. В нем я защищен от влияния Отрешенных. Но чем?
   Может быть, их всемогуществом и всезнанием? Отрешенные не проявляют активности в нашем мире, потому что это нелепо. Все уже свершилось, и вмешиваться в события – все равно что разыгрывать заново давно выигранную шахматную партию. Но в их мире, в мире без времени и пространства, – все еще неясно. События еще не произошли, игра продолжается. И трудно избавиться от искушения сделать ход.
   Наверное, это значит, что я еще могу победить?
   Я чувствовал, что подгоняю неведомую логику неведомых существ в рамки человеческих понятий и надежд. Рассуждаю наивно и ложно.
   Но иначе у меня не останется сил для борьбы.
   …На покрытые ледяной коркой, окаменевшие деревья я наткнулся, когда путь стал неразличим. Да и куда я иду? Темнота и медленно падающие снежные хлопья превращали путешествие сквозь ночь в подобие кошмарного сна. Я даже не сразу понял, что удивительно ровные цилиндрические камни, через которые я перешагиваю, – упавшие стволы. Потом я сражался с замерзшей застежкой кобуры, вытаскивая лазерный пистолет. Пальцы в раздувшихся перчатках едва гнулись – комбинезон не приспособлен для холода в минус сорок по Цельсию.
   Нарубленные лазерным лучом бревна я стащил в кучу. Потом, с невольной иронией вспомнив, как разводил костер на Байкале, стал разогревать их бластером. Из кострища валил пар. Минут через пять занялось пламя.
   Усевшись, я снял перчатки, протянул руки к огню, отключил терморежим комбинезона. Костер согреет меня… пока кислород вокруг не начнет превращаться в жидкость. Интересно, произойдет ли это? Насколько я помнил, воздух на Клэне замерзает не везде, а лишь в северных широтах.
   Если бы знать, где я очутился: на экваторе, на полюсе…
   Мороз крепчал. Стало совсем темно – звезды слегка померкли. В своем движении по орбите планета Клэн вошла в пылевое облако. Если пристально всмотреться в небо, можно было увидеть крошечные искорки микрометеоритов, сгорающих в атмосфере. Именно это пылевое облако, экранируя планету от звезды, создавало чудовищные перепады температур.
   Замусоренная орбита, вытянувшаяся гигантским эллипсом от Дьявольской Звезды до ее невидимого спутника – Темной Звезды. Безумное многообразие флоры и фауны в редких оазисах среди бесконечных пустынь. Планета воинов – Клэн. Если бы ее не было, Клэн стоило бы придумать. Возможно, Сеятели так и поступили. Они готовили отличную армию для борьбы с фангами.
   Но армия проиграет – иначе у фангов не было бы потомков-Отрешенных.
   От костра веяло теплом, протянутые к огню руки и ноги с трудом выдерживали жар. Но в спину дышали ледяные пустыни Клэна. Не будь комбинезона, перераспределяющего тепло, я превратился бы в обугленную с одной стороны ледышку. Клэн – мир смерти.
   Я посмотрел вверх, над бледным пламенем костра. Воздух был чист и прозрачен, вся влага уже давно замерзла и выпала снегом. В поблескивающем тысячами крошечных метеоритов небе плыла яркая точка – укрытая защитным полем боевая станция, одна из тех, что уничтожили корабль Неса. Для ее детекторов обнаружить человека на равнине – пустяковая задача. За мной, несомненно, следили с момента появления на Клане, но показываться не торопились.
   Не спешил звать на помощь и я. Слава Сеятелям, общение с Клэном помогло мне понять его народ. Незваного гостя, взывающего о помощи, клэнийцы могли уничтожить не раздумывая. А вот одиночка, пытающийся выжить на их планете, – это не могло не вызвать любопытства.
   Когда в черном небе призраком возник стремительный силуэт, я не удивился.
   Рассеянно наблюдая за приближающимся флаером, я пытался вспомнить Клэна. Его слова и интонации, внешность и мимику. Он был моим другом, я помнил это. Но не помнил, что такое – друг.
   Отрешенные лишили меня всего – и любви, и дружбы.
   Флаер опустился метрах в десяти. Насколько я видел, это была стандартная модель – лишь на коротких крыльях уродливо горбились дополнительные двигатели. В атмосфере Клэна летать нелегко.
   Продолжая греть у костра руки, я разглядывал прозрачную кабину флаера. В тусклом свете приборов темнела замершая в кресле фигура. Я пихнул ногой еще одно полено, отправляя его в огонь. Отцепил от пояса фляжку – ее содержимое наверняка замерзло – и поставил возле костра.
   Колпак кабины плавно откинулся. Мгновение пилот флаера продолжал сидеть, затем неуловимо быстрым движением выпрыгнул наружу.
   Первое, что бросалось в глаза, – клэниец был полуодет. Короткие свободные брюки, легкий свитер, лишь на ногах – ботинки, отдаленно смахивающие на зимнюю обувь. Я вдруг вспомнил, что при попадании на кожу клэнийца жидкого азота она покрывается черной теплоизолирующей пленкой – продуктом мутировавших потовых желез.
   Но у клэнийца, севшего напротив меня у костра, кожа была светлой. Пока…
   – Ты мальчик или девочка? – поинтересовался я. Клэниец выглядел совсем еще подростком. Секунду он молчал.
   – Девочка.
   Усмехнувшись, я взял фляжку, в которой уже плескалась вода. Глотнул и спросил сидящую у огня девочку – самую обычную, коротко стриженную, еще плоскую, как пацан, девчонку с планеты Клэн:
   – Тебя послали, потому что я считаюсь настолько беспомощным?
   Девочка покачала головой. Сказала, тщательно подбирая слова, – вряд ли ей приходилось часто общаться на стандарте:
   – Меня послали, потому что наши шансы выжить в поединке одинаковы. Это знак уважения, ты хорошо себя вел на Клэне.
   – Понимаю, – серьезно ответил я. – Как тебя звать?
   – Клэн.
   – Ну да, я же потенциальный враг. Слушай, Клэн, мне нужно найти Дом Алер. Я отдаю им свою кровь.
   В лице девочки что-то изменилось. Даже если семья Алер-Ил была врагом ее дома – все равно теперь она обязана доставить меня к старейшине Алер. Я сдался на милость одного из родов Клэна – а случайный человек не узнает имени семьи.
   – Ты на земле Дома Алер.
   – Тогда помоги мне… – Я замолчал. Если я на земле Алер, значит, и встречает меня член семьи. Молча сняв ножны и кобуру, я перегнулся через огонь, протягивая девочке оружие. Языки пламени гладили ткань комбинезона.
   Минуту девочка не шевелилась, словно выжидала, что я отдерну руку. Потом взяла оружие. Огонь коснулся рукавов ее свитера и радостно перепрыгнул на них. Запахло горелой шерстью.
   – Зачем ты Дому Алер? – спросила девочка.
   – На мне долг, которому полтораста лет. Я знаю последние минуты Алер-Ила.
   – Кто ты? – Рукава свитера сгорели по локоть; болтались, дотлевая, чадящие нитки. Пламя бессильно колотило девчонку по рукам.
   – Лорд с планеты Земля. Сергей, капитан «Терры», спасшей Алер-Ила в космосе.
   – Если ты врешь…
   – Моя смерть будет страшной. Знаю, девочка. Я Сергей с Земли.
   – Я проверю, – все еще не убирая рук, сказала девочка.
   «Как?» – хотел поинтересоваться я. И не успел. Мир закружился, слабость ударила по ногам. Я понял, что падаю, и последним усилием уклонился от горящих поленьев, бросившихся к лицу…
   Темнота.
   И легкая боль, а может, и не боль, просто дрожь, словно в черепе болтался клубок тяжелой как свинец нити. И чьи-то пальцы, шевелящиеся у самых глаз, умело раскручивающие нить памяти.
   Свет.

   – Выпей, – сказала девочка.
   Во флаере было тепло. Во всяком случае, выше нуля по Цельсию; когда снаружи идет дождь из жидкой углекислоты, это совсем неплохо.
   Я взял протянутый стакан с прозрачной жидкостью, глотнул и замер.
   – Не слишком крепко? – с сочувствием спросила девочка.
   – Нет, – прошептал я. – Просто… просто не думал, что в спирте может быть больше девяноста восьми градусов…
   – Здесь сто, – серьезно сообщила клэнийка. – Молекулярно связанная вода удалена особыми способами… добавлены специи и кристаллический сахар.
   С юмором у клэнийцев всегда было неважно. А вот с алкоголем, похоже, наоборот.
   – Я сообщила Дому, нас ждут. Дождь кончится минут через двадцать-двадцать пять, дорога займет еще семь. Пока дождь не кончится, лететь опасно.
   Девочка выглядела предельно серьезной. То ли мое положение еще оставалось неясным, то ли она допустила какую-то ошибку, общаясь со мной.
   – Как тебя звать? – опять поинтересовался я. Клэнийка казалась неотличимой от земной девочки-подростка, лишь обугленные рукава свитера напоминали, что ее кожа выдерживает открытое пламя… да и струящийся по колпаку флаера поток жидкого газа ей не повредит. – Или я еще враг и мне нельзя доверять имя?
   – Ты не враг. Наш Дом обязан тебе всем – тогда, в прошлом, ты сообщил на Клэн, что Алер-Ил исполнил свой долг. Ты поклялся, что его атака спасла твою жизнь – и позволила затем победить Белый Рейдер. Отдав ему честь победы, ты позволил нашей семье существовать дальше. Ты друг. Ты должен стать членом семьи – и войти в Дом Алер равным среди равных.
   Я насторожился. Что-то вспоминалось из рассказов Клана-Алер-Ила. О том, как вступают в семью не принадлежащие к роду… Может быть, с тех пор ритуал изменился?
   – Меня зовут Алер-Тьер, – сказала девочка и стянула свитер. Под ним ничего не оказалось – ни майки, ни лифчика. А последний, к моему удивлению, был бы нелишним – полураздетая, она выглядела взрослее… Ерунда. Это подыскивает оправдания разум. Ритуал приема в семью на Клэне не изменился. Хорошо, что удостоверять мою личность не отправился один из братьев Тьер… или ее папаша.
   Я в возрасте юности, – тем временем сообщила Тьер. Лицо ее было серьезным и строгим, как у школьницы, благодарящей учителей на торжественном вечере. – Я знала всех мужчин Дома и могу быть женщиной семьи. Ты вправе стать равным в Доме Алер.
   Первым моим желанием было поинтересоваться, не могу ли я стать равным в семье Алер при помощи более взрослой женщины. К счастью, я вспомнил слова Клэна…
   «Человеку не дано выбирать семью, в которой он родится. Нельзя выбирать и человека, принимающего тебя в новую семью. Кем бы он ни был, лучшее и худшее семьи – в нем».
   – Я хочу стать равным в Доме Алер, – сказал я и понял, что говорю вполне искренне. Поставил на пол кабины стакан со стоградусным спиртом, расстегнул шов комбинезона. Тьер коснулась сенсоров на пульте – и спинки кресел мягко опустились. Она положила свой горелый свитерок на приборную панель – движение выглядело абсолютно произвольным, но почему-то свитер накрыл оптический датчик видеофона. Я благодарно улыбнулся.
   Ее кожа была мягкой и теплой – нормальная человеческая кожа, а не броня. Губы – опытными, недетскими.
   Капли углекислоты барабанили по кабине флаера.
   – Все правильно? – спросил я Тьер, и она не ответила, потому что я и так видел – правильно. Все.
   Я вошел в семью Алер.

   – Теперь ты свой, – сказала Тьер, причесываясь. – Брат.
   – Брат? – Я лежал на откинутом кресле, наблюдая за девочкой. Зрелище было приятным. Особенно если не обращать внимания на расческу в ее руках – тонкие стальные зубья были остры как бритва. Расческа-кинжал. Наверно, у клэнийцев и зубные щетки со взрывателем.
   – Брат, отец, сын, друг. Как угодно. Близкий-Мне-Мужского-Пола. Рэс-Ор-Мьен.
   – Лучше зови меня другом. Слово более точное.
   – Хорошо. Ты не гость больше и не тот, кому мы должны. Ты один из нас. Значит, должен выслушать и то, что тебе неприятно.
   Я нахмурился:
   – О чем ты, Тьер?
   – О тебе. Я смотрела твою память, ты понимаешь?
   – Конечно.
   – Фанг, которого ты отпустил, сказал правду. Кто-то – возможно, Отрешенные – лишил тебя любви и дружбы.
   – Ерунда. Я люблю Терри… и я друг Эрнадо, Ланса, Клана… Алер-Ила то есть.
   Как-то не так это прозвучало. Заученно. Дважды два – четыре.
   – Нет, друг. Не лги себе. Ты помнишь о любви и дружбе – это верно. Память осталась. Но скажи – кем был для тебя Алер-Ил час назад? Другом, погибшим за тебя? Или ключом в Дом Алер, возможностью получить помощь планеты Клэн?
   Я не ответил.
   – Ты… – Тьер слегка улыбнулась, – нарушил два обычая своего мира… свои собственные, что важнее. Изменил жене – и занимался сексом с несовершеннолетней. Правильные термины?
   – Изменить жене – не такое уж преступление по нашим меркам. А твой возраст уже не запретен для секса… на Земле.
   Тьер спокойно кивнула:
   – Конечно. Но это были твои запреты – понимаешь? Личное табу.
   Я же был вынужден… – пробормотал я и отвел глаза. – Чтобы вступить в Дом.
   – Друг, я рада, что ты в семье. Но Клэн уже давно не тот, что раньше. Мы уважаем чужие обычаи. Да, ты не сошел бы в Дом Алер. Но мы должны тебе все – свое имя, Дом, семью, честь. Для тебя построили бы дворец на поверхности… или отдали бы весь Дом – а сами перебрались в новый. Тебе дали бы корабль и охрану… все, что потребуется. Можно совместить любые культуры – если хочешь это сделать. Я не сомневалась, что ты откажешься войти в семью.
   Я молчал. Нечего было мне сказать этой девочке – логичной и рассудительной, как робот. Сильной и честной, как робот.
   – Друг, я хочу помочь тебе.
   Я посмотрел на Тьер. Она сидела передо мной – полуодетая, симпатичная, мое вечное – отныне – проклятие и позор.
   – Чем я могу помочь, скажи? Ты старше и сильнее, ты ранен…
   Ранен? Пожалуй, да. Ранен в голову. В совесть.
   – Долга нет, ты теперь в семье. Но он был – я помню. Мои детские сказки об Алер-Иле и Сергее, победивших Белый Рейдер, спасших мир Сеятелей.
   – Что ты говоришь, девочка? – прошептал я. – Мы победили Рейдер потому, что он угрожал моему миру – Земле двадцатого века. Мир Сеятелей – как ты можешь его любить? Они дали вам страдание.
   – Они дали нам жизнь, брат… друг.
   – Жизнь-страдание, жизнь-кошмар. В мире, где нельзя жить…
   – Мы живем.
   – Жизнь в мучениях, смерть в бою, детство без невинности…
   – Жизнь. Смерть. Детство.
   Тьер взяла меня за руку. Ласковое касание, но теперь я не мог забыть, что под этой кожей – кремниевая пленка, твердая, как титан.
   – Друг Сергей, твой мир дал жизнь – всем нам. Клэну, Ерргу, Тару, Фаа, Уне-Кор, Бьемену… всем мирам галактики. Не важно, по какой причине: мать может родить ребенка, не думая о его счастье. Все равно она – мать. Мы обязаны Земле всем. Не только Клэн, все хроноколонии – пусть нас и презирают на Земле. Мать может не любить детей – все равно она мать.
   – Тьер, ты ничем мне не поможешь. Если только…
   – Что? Я хочу помочь. Я гордилась своей семьей – потому что ты был другом Алер-Ила. Даже имя я выбрала близкое тебе – имя твоей Любимой-Женского-Пола. Нам чуждо такое однообразие – но я завидую ей.
   Я закрыл глаза. Дурак. Даже не заметил сходства имен. Тьер. Терри. Прости, Тьер, что был твоим идеалом. Прости, Терри, что смог забыть любовь.
   – Тьер… ты умеешь читать мысли. Ты знаешь – Алер-Ил был моим другом, Терри – любимой… совсем недавно.
   – Знаю.
   – Верни то, что забрали другие. Верни мне любовь и дружбу. Верни мне себя.
   Я боялся посмотреть на нее – потому что знал ответ.
   – Сергей… Я могу играть с твоей памятью, как с горстью снега. Могу ломать барьеры, как хрупкую льдинку. Но в твоем разуме не барьер – дыра. Из твоего разума вырвали часть. Если я сложу другой узор чувств – он не будет твоим. Я же не землянин… не мужчина… не ты.
   – Как мне жить, Тьер?
   Слова застревали в горле. Зачем я спрашиваю, какую мудрость хочу услышать от маленькой девочки, пусть и умеющей «играть с памятью»?
   – Тебя лишили друзей и любимой, брат. Те, кто сделал это, сильнее любого человека. Но можно написать сожженную книгу заново, можно переиграть бой, можно отстроить разрушенный дом. Главное – жить. Ты помнишь, каким был, – память поможет тебе.
   – Спасибо, Тьер. Я попытаюсь.
   Во мне не было веры – лишь благодарность. Признательность, благодарность, вина – все то, что часто предшествует любви.
   Возможно, я и смогу полюбить заново. Но не Тьер я должен любить – прости меня, девочка с Клэна, пытающаяся думать как землянин. Я должен полюбить Терри. Потому что никогда не позволял унижать себя, отнимать то, что считал своим. Я такой, какой я есть, со всем плохим и хорошим, что смешалось в душе. Я как Дом на Клэне, неделим. И не всемогущим Отрешенным помогать мне «стать лучше».
   – Летим к Дому? – спросила Тьер.
   – Подожди, – попросил я, по-прежнему не открывая глаз. – Три минуты, Тьер.
   Я привлек ее к себе, опустил голову ей на колени – твердые как сталь, уже через мгновение ставшие мягкими, живыми.
   – Спасибо, что можешь быть такой, Тьер, – прошептал я. – Дай мне запомнить тебя.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 [50] 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация