А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лорд с планеты Земля (сборник)" (страница 49)

   7. Дар врага

   Шар-клетка превратился в легкие металлические трубки, присыпавшие меня сверху, словно сломанные ветки. Кресло – в обмякшую подушку неопределенного цвета. Выбравшись из-под обломков гиперкатапульты – металл трубок при малейшем нажиме рассыпался мелкой колючей пылью, – я осмотрелся.
   Бледное, не то голубое, не то зеленоватое небо. Маленькая ослепительно яркая белая звезда – местное солнце. Каменистая равнина, на горизонте переходящая в горную цепь. Ни малейших следов человека.
   Воздух был в меру прохладен, дышалось легко. Слабые, далекие запахи не оставляли сомнений в существовании растительности. После Сомата я легко ощущаю этот неуловимый, привычный запах жизни.
   Тщетно порывшись в обломках – никакого аварийного комплекта не оказалось, – я спросил:
   – Что-нибудь еще функционирует? Отвечай!
   Отвечать было некому, точнее – нечему. Я пнул бесполезную рухлядь катапульты. Тоже мне Сеятели. Даже военный корабль не смогли оборудовать как следует… Где же я, черт возьми?
   Планета казалась вполне пригодной для жизни. Вероятно, населена. Это просто мое невезение – высадиться в пустыне. И на Таре так было, когда я несся на помощь принцессе.
   Я проверил лазерный пистолет, атомарник, силовой и медицинский контуры комбинезона. Все исправно. Что ж, это главное.
   Главное…
   Что-то не так. Я чувствовал фальшь… не в окружающем, а скорее в себе самом. Но со мной все в порядке…
   Меня зовут Сергей. Я император планеты Тар. Сейчас двадцать второй век. Мой корабль атаковали фанги, пришлось бежать. Мои подданные – Эрнадо и Ланс – остались на корабле. Необходимо добраться до планеты Ар-На-Тьин – и вступить в схватку с фангами. Я жив, невредим, готов бороться с врагами. Я доволен судьбой.
   Но что-то не так.
   Присев на корточки, я уткнулся лицом в ладони. Пальцы были холодные, негнущиеся. Словно у мертвеца. Чушь. Я жив и невредим… Все нормально.
   Я повторял это словно заклинание. Но магия слов не действует на говорящего.
   – Все хорошо, – шептал я, убеждая себя. Но верить можно лишь тому, кто не предавал.
   А я предал.
   Себя? Глупости, игра слов… Терри? Нет, я люблю ее. Своих подданных, Эрнадо и Ланса? Но я ведь бежал с корабля, отводя от них опасность. Я не предатель. Мне нечего волноваться.
   Вот я и не волнуюсь.
   – Слышите?! – закричал я. – Со мной все нормально!
   Кому я кричу? Камням, обломкам гиперкатапульты, небу?
   Воздух дрогнул, в глаза ударило сиреневое сияние. Небо раскололось – сквозь аквамарин брызнула тьма. Потом она исчезла, оставив висеть в сотне метров над головой приплюснутый силуэт боевого корабля фангов. Выход из гиперпространства в такой близости от поверхности планеты – вещь опасная. Его используют лишь для прорыва мимо станций планетарной обороны. Похоже, планета, где я оказался, неплохо укреплена…
   Я додумывал, уже прыгая в маленькую ложбинку. Это не укрытие, конечно, но стоять на виду еще глупее. Проклятые фанги! Выследили все-таки…
   Корабль снижался – так стремительно, словно целью его появления было разбиться о скалы. Или датчики уже заметили меня?
   Вырвав из кобуры пистолет, я сдвинул регулятор. Словно лазерный луч мог пробить броню боевого звездолета… И нажал на спуск – белая игла впилась в падающий корабль.
   Боевой корабль фангов полыхнул, как лист бумаги, подставленный под паяльную лампу. Клочья обшивки падали вниз, чернея и скручиваясь, как хлопья сажи.
   Я уставился на пистолет, не понимая, что произошло. Да, им можно запросто сжечь современный земной танк… то есть танк двадцатого века. Но звездолет!
   Внутренности корабля начали вываливаться. Вспыхивали синие огни, сухо потрескивали электрические разряды. От поверхности корабль отделяло не больше двадцати метров, когда я понял, что случилось.
   Сверху, из чистого зеленовато-голубого неба, в гибнущий корабль вонзались иглы оранжевого света. Орбитальные патрули засекли корабль – и уничтожили через несколько секунд. На какой же планете я оказался?
   Из горящих распадающихся механизмов фанговского корабля выплыл туманно-мутный шар. Скользнув прочь от гибнущего звездолета, он мягко опустился на каменистую равнину.
   Корабля уже не было. Только темное облако пыли, струящееся вниз. На рукаве комбинезона запульсировал тревожным красным светом индикатор радиации – в разрушенном звездолете конечно же были источники ионизирующего излучения.
   Я бежал к месту посадки белого шара, чувствуя, как падает на волосы мелкая пыль. Вытащил из воротника капюшон, натянул на голову – заработал компрессор, обдувая лицо профильтрованным воздухом, сгоняя с кожи смертоносный пепел.
   Туманный шар таял, обнажая силуэт в центре. Белесые клочья обшивки с шелестом исчезали, превращаясь не то в газ, не то в энергию, – воздух ощутимо потеплел.
   – Вставай, фанг, – зло сказал я. – Отвоевался.
   Тень шевельнулась, разламывая остатки туманной скорлупы. И я услышал голос фанга:
   – Меня зовут Нес, землянин.

   Фанг был красив. Это приходило в голову в первую очередь. Я следил за ним с невольным брезгливым любопытством – мне не доводилось видеть наяву нелюдей. Пэлийцы и жители Клана – это все-таки люди.
   Фанг был красив. Короткая густая шерстка походила на плюш, создавая впечатление мягкости, беззащитности. Глаза – не столько выпуклые, сколько большие. Темно-желтые, цвета гречишного меда глаза на светло-коричневом, янтарном лице… Я замотал головой, отгоняя причудливые ассоциации, и навел в грудь фанга ствол пистолета.
   – Меня не интересует твое имя, фанг… – Слово прозвучало как ругательство. – Отцепи меч. Не пытайся сопротивляться, у меня в руках сильное оружие.
   Нес смотрел на меня. Внимательным и по-человечески любопытным взглядом. Фанг был одет в комбинезон, очень похожий на мой, – неудивительно, одинаковая задача неизбежно порождает одинаковые решения. Темно-багровая ткань, бугрящаяся от скрытых внутри приборов, маслянисто поблескивала.
   – Меня зовут Нес, – повторил фанг. – Запомни. Несмотря на то что в руках у тебя «сильное оружие» – армейский бластер с полуразряженным магазином.
   Я скосил глаза на индикатор заряда – энергонакопитель был наполовину пуст. У фанга по имени Нес отличное зрение.
   – Брось оружие, фанг, – повторил я. – Тебе хватит и половины.
   Фанг не спорил. Он отцепил от пояса ножны с атомарным мечом. Потом – закрепленную на лодыжке кобуру с пистолетом.
   – Я подчинился. – Его галактический стандартный был безупречен. И сам Нес казался воплощением покорности.
   – Сними комбинезон, – приказал я.
   – Это противоречит моим этическим нормам, – сказал Нес спокойно.
   – Ничего. Голый фанг в моих глазах ничуть не неприличнее сидящего в клетке шакала. Снимай комбинезон, это тоже оружие.
   Нес стянул комбинезон. Я следил за ним, готовый в любое мгновение нажать на спуск бластера.
   Фанг не пытался сжульничать. Он снял комбинезон и остался в чем-то вроде сатиновых «семейных» трусов. Я ухмыльнулся:
   – Отлично, фанг. Тебе известно, где мы находимся?
   Фанг молчал. Потом вежливо произнес:
   – Мне известно многое, Сергей с планеты Земля, пришелец из прошлого, император планеты Тар, враг Отрешенных.
   – Что ты о них знаешь? – резко спросил я. – Где мы находимся? Как ты меня выследил?
   – Да, ты Сергей с Земли, – повторил Нес. – Вначале – любопытство, затем – безопасность. Но ты не тот… Что-то случилось с тобой.
   – Где мы?
   – Информация в обмен на свободу.
   – В обмен на жизнь, – зло бросил я. – Понял?
   – Жизнь вздор. Мне нужна свобода.
   Секунду я боролся с искушением полоснуть по нему лучом. Но…
   – Ты скажешь все. Где мы, как ты меня выследил, кто такие Отрешенные.
   – В обмен на свободу.
   Он стоял передо мной – нелепая получеловеческая фигура. Пес с человеческим лицом. Смышленый неандерталец с собачьим лицом. Гибрид человека и животного. Обаятельная смесь – нечто среднее между лешим и оборотнем. Фанг. Симпатичный враг.
   Обмануть…
   – Клянусь планетой Тар.
   Он молчал.
   – Клянусь Таром, Землей, своей женой – Терри. Ты получишь свободу.
   – Ты врешь, – ответил Нес. – И это еще отзовется в твоей судьбе. Но я скажу. Звезду, которая светит над этой планетой, называют Дьявольской Звездой.
   – Клэн? Я не верю, фанг. Для обычного человека ее излучение…
   – Посмотри на руки, человек.
   Кожа была красной и слегка чесалась. Ожог, самый настоящий лучевой ожог. Слава Сеятелям, что есть капюшон… Вытащив из-за манжет тонкие черные перчатки, я по очереди натянул их, продолжая держать фанга на прицеле.
   – Говори дальше.
   Нес после короткой паузы – он словно подбирал правильные слова, хоть и говорил на стандарте без затруднений, – продолжил:
   Я не выслеживал тебя, Сергей. Мне сообщил твой курс Отрешенный.
   – Кто они – Отрешенные?
   Нес улыбнулся. Без сомнения, он имитировал человеческую улыбку, но делал это безукоризненно.
   – Все знают что-то, но никто – все. Тебя интересует мое мнение?
   – Да. – Я нажал сенсор, включая медицинский режим комбинезона: кожа на руках и лице невыносимо зудела.
   – Отрешенные – раса, достигшая предела. Отрешенные – цивилизация будущего, стоящая над временем и пространством. Отрешенные – потомки фангов.
   – Нет, – сказал я. – Нет, фанг. Ты лжешь.
   – Отрешенные, – словно в трансе продолжал Нес, – не имеют постоянного тела и не нуждаются в нем. Они – наблюдатели, прежде всего. Их не волнует происходящее в нашем мире – для них это прошлое, которое уже свершилось…
   «Как и для Сеятелей в двадцатом веке, – мелькнула непрошеная мысль. – Он не врет».
   – Для Отрешенных нет тайн – они берут информацию непосредственно из континуума. Для них не существует препятствий – они пользуются всей энергией Вселенной. Это – настоящие боги.
   – Ты запугиваешь меня, фанг, – прошипел я. – Вонючая тварь…
   Нес опять улыбнулся. И невозмутимо спросил:
   – Разве мой запах неприятен? Мы меняли химическую формулу шерсти, добиваясь наиболее привлекательного для людей запаха.
   – Зачем?
   – Чтобы вам было приятнее общаться с нами.
   Я чувствовал, как кружится голова. Мой полуголый пленник вел себя так, словно был хозяином положения.
   – Почему вы воюете? Почему вы жестоки? Мы хотели мира с вами!
   Фанг внезапно стал серьезен. Более чем серьезен. Шерстка на его лице встала дыбом. Бледно-желтая радужка глаз потемнела. В слабом солнечном свете я не мог разобрать выражения лица – да и вряд ли оно помогло бы понять эмоции фанга.
   – Землянин Сергей, пришедший из прошлого, я отвечу тебе наполовину. Лишь потому, что ты пришел из минувших веков. Лишь потому, что ты более важен для истории, чем думаешь.
   Отрешенные вмешиваются в твою судьбу. Они никогда не делали этого… А исключение из правил всегда красиво.
   Он замолчал – как-то уж очень резко. Бластер плясал в моих руках с грацией перепившего матроса. Фанг, Нес, тварь… Как тебя ни называй – ты врешь. Ты усыпляешь мой разум – я не поддамся. Я готов убить тебя. Ты врешь. У вас нет таких могущественных союзников. Ты врешь.
   Совру и я.
   – Сергей, слушай и запоминай. Мы хотели быть правильными – как все фанги прошлых веков. Мы узнали вас – и выбора не осталось. Вы были правы – всегда. Мы ошибались. И для нас остался один путь – уничтожить людей или погибнуть самим. Мы вступили на этот путь. Мы идем так, как велит наша природа. Наша – людей и фангов. Мы восхищены вами. Фанги делают то, что красиво для вас. Люди открыли фангам новую правду.
   – О чем ты? – Я растерялся. – Что ты несешь? Вы делаете то, что нравится людям?
   – Да, – невозмутимо подтвердил фанг.
   – Идиоты! То, что вы делаете, – отвратительно! Вы жестоки и подлы! Люди ненавидят вас!
   Фанг молчал чуть дольше обычного. Потом сказал – очень тихо:
   – Слова могут лгать. Слова могут быть уродливы. Мысль – права. Истина красива… Сергей, я сказал одно и то же разными словами – чтобы ты понял. Теперь я требую свободу – это правильно. Я вернусь на Фанг – у меня есть то, что люди называют гиперкатапультой.
   – Возвращайся к дьяволу! – крикнул я. И нажал на спуск. Лазерный луч пронзил воздух там, где только что стоял Нес.
   Фанг отпрыгнул с недоступной человеку скоростью. Через мгновение пистолет был выбит из моей руки, а сам я оказался под тяжелым, пахнущим не то имбирем, не то корицей телом. Да, запах фанга приятен для человека.
   – Все было честно, Сергей? – поинтересовался фанг. Мои кисти он спокойно прижимал к земле одной ладонью. Огромной пятипалой ладонью, поросшей шерстью… Даже у земных обезьян на ладонях не бывает волос.
   – Нет, я был нечестен, – прошептал я, тщетно пытаясь высвободиться. – Но не раскаиваюсь в этом, фанг. Это… правильно. Моя ложь была необходимой.
   – Твои слова абсурдны, – тихо сказал Нес. На этот раз без всякой паузы. – Это непредставимо. Черное не белое, верно?
   – Верно, – согласился я. – Жаль, что я тебя не убил. Это было бы красиво… хоть и подло.
   Нес отпустил меня и отпрыгнул на шаг назад. Ослепительный свет Дьявольской Звезды ударил в глаза. Крошечная точка в небе почти не грела и не разгоняла сумрака. Но смотреть на нее было больно.
   Я потянулся за мечом. Ха! Атомарника не было – Нес сорвал его, когда повалил меня.
   – Ты странный, Сергей. – Фанг был спокоен, лишь огромные глаза поблескивали нездоровым блеском. – Не зря Отрешенные отступили от своих правил. Ты можешь изменить ход истории, верно?
   – Не знаю. Я приподнялся на локтях, пряча глаза от смертоносного света Дьявольской Звезды и не пытаясь броситься на фанга. Это бесполезно – фанг намного сильнее человека. Я ощутил его физическую мощь в полной мере. Врукопашную с фангом не сразиться… А в комбинезоне, включенном в режиме мускульного усиления? Живая ткань не выстоит против псевдомышц.
   – Наверное, можешь. – Фанг сидел передо мной на корточках – задумавшийся о чем-то пес. – Странно. Отрешенные не могут отказаться от своих правил до конца. Не могут убить тебя сами, хоть это проще всего. Они вынуждены просить нас… И они не ошибаются – мы знаем их правоту. Но…
   Моя рука замерла на полпути к сенсору мышечного усиления. Если фанг поймет, что я делаю, он убьет меня голыми руками. С его-то реакцией…
   – Но ты сказал странные слова, Сергей. Похоже, ты в них веришь. Я оставлю тебя в живых – и уйду.
   Я коснулся сенсора и почувствовал, как ткань комбинезона плотно обжимает тело. Режим усиления работал.
   – Ты никуда не уйдешь, фанг. – Я прыгнул к нему. Ноги распрямились сами, увлекаемые твердым как сталь комбинезоном, едва лишь я подумал о прыжке. Руки метнулись к горлу Неса, как только я представил захват. Фанг ударил меня в грудь – сильно, молниеносно, но комбинезон под его кулаком затвердел, остановив удар.
   Несколько мгновений он пытался высвободиться, потом затих, со свистом втягивая воздух. Я спросил:
   – Ты еще собираешься домой, фанг?
   Его веки чуть дрогнули – возможно, это должно было означать «да». Я немного разжал пальцы, но убирать их от горла врага не спешил. Нес сделал пару глубоких вдохов.
   – Да, я хотел бы вернуться на Фанг. Пусть даже мертвым… Если ты убьешь меня, активируй катапульту, это несложно. Мое тело…
   – До Фанга тебе не добраться, – оборвал я. – Ты забыл о гипербарьере? Твой труп будет вечно болтаться в космосе.
   – Его подберут. Люди или фанги. Шансы почти равны.
   Он смотрел совершенно спокойно, и это меня злило. Фанг обречен – я не оставлю его в живых ни за что на свете. Но там, в прошлом, сотни лет назад, в проклятых горах проклятой войны, нам тоже было не все равно, в чьей земле останутся наши тела…
   – Нес! – Я первый раз назвал его по имени. – Скажи… кем ты хотел стать в детстве?
   – Что? – Он растерялся.
   – Кем ты хотел стать? – повторил я. – Вы млекопитающие, двуполые… вы так похожи на людей. Даже срок жизни, даже темпы взросления соизмеримы. Мы дышим одинаковым воздухом и едим похожую пищу. Да, возможно, это и делает нас врагами. Но ведь наша психика похожа, не отрицай! Кем ты хотел стать?
   – Ты думаешь, что ключ ко всему – в детстве, – утверждающе произнес фанг. – И у людей, и у нас… Может быть. Я хотел стать гравером.
   – Кем? – Настала моя очередь удивляться.
   – Ты видел наши дома? В изображении.
   Да. Я постарался вспомнить видеозапись. – Башни, очень тонкие и высокие. Их показывали мельком.
   – Правильно. Они слишком красивы… и расслабляли бы солдат. Мы тоже не смотрим на ваши картины и города… стараемся не смотреть.
   Я иронически усмехнулся. Но Нес не замечал моей усмешки.
   – Мой брат… да, самое правильное слово, составлял программу для ракет, которые уничтожат Эрмитаж, Лувр, Барселонский собор, Ватикан, Мекку, галерею Прадо…
   Фанг со всхлипом втянул воздух. Я отпустил его, молча сел рядом. Что-то происходило. Что-то непонятное.
   – Он составил программу и покончил с собой. Конфликт правд. Понимаешь?
   – Вроде бы… Зачем вы воюете?
   – Я говорил о гравировке. – Нес, кажется, пришел в себя. – Извини, враг, я отвлекся. Ты хороший враг, умеешь драться, слушать и говорить. Тебя можно звать принцем? Это более правильный титул.
   Я кивнул. Похоже, я был ближе к разгадке, чем кто-либо из людей. Фанг объяснил мне! Не зря Отрешенные волновались.
   – Принц, у каждого фанга, ставшего взрослым, есть свой дом. Вначале он маленький, в один этаж… затем его строят все выше и выше. Некоторые имеют дом из двух-трех этажей. Другие – дворцы из двенадцати и больше. На стенах, снаружи, узорчатая спираль – понимаешь? С рождения – и до смерти. Узор несет слова, несет память. Понимаешь, принц? Вся жизнь, с рождения и до смерти, – на стенах дома. Вся жизнь – на чужих глазах. Любой поступок, и плохой и хороший, у всех на виду. Все, что значительно, важно, красиво – очень-очень-очень красиво, – видно всем. Идеал – ровная линия снизу вверх. Не бывает… Идеал… Твоя башня, твой дом могут быть высокими и отвратительными. Или низкими – и красивыми. Очень редко, очень почетно – высокие с правильным узором. Узор делает гравер. Большая точность рук, умелые пальцы, хорошая память – тысячи узоров… Гравер – не работа, а дар. У меня он был. Но я оказался лучший солдат, чем гравер. Высокая реакция, сила, приспособляемость. Хорошо понимаю чужих – особенно людей. Очень-очень нравится картина Земли – «Атомный крест»? Видел?
   Совершенно машинально я кивнул. Музыка слов завораживала.
   – Это был художник… Атомный крест, Распятие, Битва Тетуана, Глаз Времени, Мадонна Порт-Льигате… Он был всем – и человек, и фанг.
   – Дали, – прошептал я. Не люблю сюрреалистов. Ненавижу Малевича. Но Дали – это особенное, это безумие, переросшее в разум.
   – Я хотел быть гравером, – повторил фанг, – а стал солдатом. Вы доказали нам – вы более правы. Ваша истина бессмертна. Я ответил на твои вопросы, враг Сергей. Убивай меня. Я проиграл.
   – Объясни, – сказал я, уже не понимая, что мой голос похож на мольбу. Я не понял тебя, фанг! Скажи, в чем беда! Я не хочу, чтобы мы убивали друг друга!
   – Не могу объяснить, – тихо сказал Нес. – Знание, ставшее подарком, превращается в ложь. Твои потомки разучились понимать. Догадайся ты, Сергей, пойми.
   – Не получается, – ответил я. – Нес, я лишь человек… Объясни.
   – Догадайся. – Нес закрыл глаза. – Убивай меня, человек. Если Отрешенные правы – иначе быть не может, – ты победишь. И фанги выиграют.
   – Уходи.
   Нес замолчал.
   – Бери катапульту и уходи. Пока я отпускаю. Давай, вали.
   Фанг прошел к месту, где распалась его спасательная капсула. Порылся среди белых пластин, все еще медленно тающих, как сухой лед в жаркий день. Достал тонкий серебристый шнур, встряхнул… Шнур затвердел, свернулся в обруч. Воздух в нем помутнел, словно затянутый матовым стеклом.
   – Тебя выбросит в вакуум на полдороге, – напомнил я.
   Нес стал натягивать комбинезон. Потом спросил:
   – Почему ты нарушил свое слово – пытался меня убить? И почему отпускаешь?
   – Ты враг. Вы тоже не придерживаетесь клятв…
   Я подобрал пистолет, меч. Глянул на одевающегося фанга и продолжил:
   – А отпускаю я тебя наперекор Отрешенным.
   – Ненависть. Зло делает добро… – Фанг стоял, держа над головой, на вытянутых руках, обруч. Вокруг его головы медленно возникало туманное облачко – силовой шлем.
   – Сергей, я понял, что в тебе изменилось. У тебя сняли любовь.
   – Что-что?
   – Твоя психика изуродована. В ней лишь ненависть, этого не было раньше. Я изучал твои психопрофили… Сейчас они ущербны. Не знаю, кто мог это сделать, разве что Отрешенные. Но они не могут опуститься до прямого вмешательства, существуя в нашем мире, они инертны… – Нес замолчал. Голос его теперь доносился глухо и невнятно. – Принц, Отрешенные способны на действия в межвременье. В гиперпространстве. Вспоминай.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 [49] 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация