А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лорд с планеты Земля (сборник)" (страница 45)

   3. Логика нелогичного

   – Вначале я объясню ситуацию на Сомате, – вместо приветствия сказал Маккорд. – Не стойте навытяжку, лейтенант, садитесь…
   – Мы слушаем, – ответила Терри. Она явно была на взводе после всего, что увидела. – Сомат – наш мир.
   Маккорд кивнул:
   – Принцесса Терри Тар, никто не оспаривает этого. Вы владеете Соматом по праву первооткрывателей… по законам хроноколоний.
   – Которые вы и разработали, – оборвал я его.
   – На орбите Сомата больше нет нашего корабля, – невозмутимо продолжил Маккорд. – Там обнаружили лишь зеркальный многогранник размером около двух метров. Именно эта штука и вела связь с нами, сообщая, что на Сомате все в порядке. При появлении наших кораблей многогранник самоликвидировался. Подобная конструкция нам неизвестна, но вполне может входить в арсенал фангов. А эти следы возле дома, биороботы… Уверяю, у нас таких нет. Враг их тоже раньше не применял. Видимо, на Сомате они прошли своего рода испытание…
   – С кем они могли сражаться? – не выдержал я. – С боевыми роботами? Те, насколько мне известно, плоскостными мечами не владеют. А этих биомонстров рубили именно атомарниками.
   – Не знаю. Вы ведь жили на Сомате вдвоем? Ну еще с этим забавным животным… Может, весь разгром в доме, остатки биороботов – это лишь инсценировка?
   – Вы меня спрашиваете? – осведомился я. – Что фанги – мерзкие твари, мне уже понятно. Но зачем такая акция? Она им ничего не дает, абсолютно. Она нелогична.
   – А что в их поведении логично, Сергей? Кстати, каким образом наши боевые роботы были перенастроены на поражение человека – вас, например, – я не представляю вообще. Это невозможно априори… Даже показная атака на вас…
   – Она не была показной! Это был настоящий бой, Маккорд. Я разрешу просканировать мою память – убедитесь!
   Маккорд уставился на меня в упор:
   – Личный щит-генератор не способен противостоять залпу даже одного боевого робота! Вы дали разрешение на сканирование памяти?
   – Да. Но только боя на Сомате.
   – Спасибо, Сергей. Иначе… нам пришлось бы пойти на принудительное сканирование. Я не хочу этого скрывать. То, что произошло на Сомате, важнее отношений с Таром.
   – Мы объявили бы вам войну! – Голос Терри был холоден и тих. Такой я ее никогда не видел. – Подлецы!
   – Подобный результат был бы, увы, неизбежен, принцесса, – спокойно ответил Маккорд. – Почти неизбежен. А ваша характеристика вполне справедлива.
   – Терри, работа Маккорда подла по определению. – Я тронул ее руку. – Ты же сама это понимаешь и говорила когда-то очень похожие слова. Организация, защищающая массы, неизбежно подавляет отдельных людей. Сеятели еще держатся в рамках… допустимой подлости.
   Раймонд улыбнулся и кивнул мне – с явной признательностью.
   – Мне проще понять вас, Маккорд, чем любому из землян двадцать второго века. Для большинства из них насилие стало неприемлемым и неоправдываемым.
   – Да. Потому мы и вербуем в свои ряды людей хроноколоний… уважаемого Ланса, например.
   Ланс напрягся. Я похлопал его по плечу. Шепнул, но достаточно громко, чтобы услышал Маккорд:
   – Это комплимент…
   – Конечно, – подтвердил Маккорд. – Сергей, скажите, вам никогда не приходилось слышать об Отрешенных?
   – О ком?
   – Отрешенные.
   Маккорд впился в меня взглядом. Повторил:
   – Отрешенные. Похоже на название религиозной секты или философского течения.
   – Людей или фангов?
   Раймонд кивнул:
   – Значит, не приходилось… Возможно, я и ошибаюсь. Сергей, мы будем признательны вам за сканирование памяти. После этого вы можете поступать как заблагорассудится.
   – Об операции «Игла» речь уже не идет? – спросил я.
   – Надеюсь, что вы поможете нам с «Иглой»… Вы же в любом случае отправитесь с принцессой на Тар.
   – Да.
   – О чем тогда разговор? Я думаю, что землянин не допустит альянса хроноколоний с фангами… и не позволит фангам захватывать планеты, населенные людьми.
   – Маккорд, кто орудовал на Сомате? Люди или фанги?
   – Я не знаю. – Маккорд смотрел мне в глаза. – Ручаюсь, проект «Сеятели» к нападению непричастен. Уверен, что спецслужбы земных колоний не могли сделать ничего подобного. Хроноколониям, даже самым развитым, просто не по силам так легко уничтожить наш корабль, тем более перенастроить роботов.
   – Значит, фанги?
   – Не их почерк, – с усилием произнес Маккорд. – Но от них можно ожидать любого поступка… так что, видимо, на Сомат напали они.
   – Маккорд, что ими движет? Фангами?
   – А вы ничего не можете предположить? – Маккорд выглядел заинтригованным. – Взгляд свежего человека… тем более из прошлого.
   – Тяга к войне, – неуверенно сказал я. – Изначальная агрессивность. Но тогда бессмысленны все их репарации, гуманитарная помощь, передача технологий… Возможно, им нравится сама война, Маккорд. Фангам хочется сражаться с достойным противником, их интересует процесс войны, а не результат. Тогда все их «гуманные» поступки оправданны. Да что я вам гадаю, Раймонд? Вы же знаете ответ! Фангами занимались тысячи, если не миллионы специалистов! И гипотез было не меньше сотни.
   – Гипотез были тысячи, Сергей. Но все они – не больше чем гипотезы. Тяга к завоеванию; тяга к войне как к процессу; соперничество различных группировок фангов; стремление их расы к самоуничтожению… Беда в том, что ни одна из гипотез не подкрепляется фактами. Фанги размножаются очень медленно, в их галактике тысячи свободных планет, значит, они не нуждаются в жизненном пространстве. В их истории давно нет войн – они не могут любить войну как таковую. Их культура предельно миролюбива. Можно сымитировать поведение, но нельзя создать целую культуру, наполненную восхищением прекрасным, уважением к любому проявлению жизни, восторгом от самого факта существования… Они очень жизнелюбивы, они не стремятся умирать. У фангов сложная, неизвестная нам до конца система социальных отношений – но правительство едино. И куда более жестко контролирует поведение фангов, чем земное – людей. Понимаете, самая реальная версия, на которой базируется наша стратегия, – это что фанги решили воевать с Землей именно после контакта с людьми, после высадки «Колхиды». До этого у них не было настоящих военных сил – налет «Миссури» на главный космодром планеты наглядно это доказал. Мы думали, что экипаж «Колхиды» каким-то образом оскорбил их… Нормы морали, религии, если таковая существует… Мы запрашивали об этом послов. Ответ был очень прост – фанги рады контакту с Землей, они благодарны экипажам «Колхиды» и «Миссури». Фанги всегда отвечают на прямые вопросы – но никак не объясняют свои ответы. Возможно, если бы нам удалось отыскать первопричину конфликта…
   Маккорд замолчал. Словно испугался, что так разоткровенничался.
   – Отрешенные, – сказал я.
   – Что?
   – Кто они? Не зря же вы о них упоминали, Маккорд. Договаривайте.
   – Не могу, потому что и сам не знаю. Есть версия, довольно хорошо отвечающая на все загадки. Какая-то структура – в обществе фангов или даже… – Маккорд замялся.
   – Или даже в человеческом, – жестко закончил я. – Структура под условным названием «Отрешенные». Не воюющие сами, но заставляющие воевать фангов и людей. А может быть, Отрешенные вне наших цивилизаций? Возможно, это иная раса, желающая уничтожить конкурентов?
   – Возможно. У нас нет данных, Сергей. На людей они не воздействуют, мы проверяли все, искали следы чужого влияния. Как они могут заставить воевать фангов, я не представляю.
   – А вы задавали такой вопрос послам Фанга?
   – Конечно. И получили типичный ответ: «Нам известно понятие „Отрешенные“, но мы не сталкивались с ними». На вопрос, не принуждают ли их к войне с людьми, фанги ответили более ясно: «Нет».
   Я почувствовал, как вздрогнула ладонь Терри. Она явно хотела что-то сказать – но передумала. Правильно. Маккорд не желает играть в открытую – значит, и мы не обязаны раскрывать карты.
   – Командор Маккорд, – неожиданно сказал Ланс. – По условиям моего контракта с проектом «Сеятели» я имею право уйти в любой момент. Прошу принять мое прошение об отставке.
   Он вытащил из кармана смятый бумажный листок. Тот на глазах расправился, приобретая вполне приличный вид.
   Раймонд задумчиво посмотрел на Ланса, потом на принцессу:
   – Вы в курсе, что объявлена готовность второго уровня, лейтенант? Предбоевая ситуация. Я не могу удовлетворить ваше прошение.
   – Даже по просьбе правительства дружественной планеты? – тихо спросила Терри. Ланс виновато улыбнулся.
   – Даже по вашей просьбе… Но есть компромиссный вариант. Ланс, вы хотите разорвать всякие отношения с нами? Или просто желаете последовать за своими повелителями?
   – За своими друзьями, – тихо сказал Ланс и посмотрел на меня. Я кивнул. – Проекту «Сеятели» я служил честно… теперь у меня другой долг.
   – Вы хорошо работали, лейтенант. Двенадцать боевых операций, три личных поощрения… Ведь это ваша группа ликвидировала прорыв фангов на Антаресе-семь?
   – Да.
   – Лейтенант, вы согласны принять бессрочный отпуск? Формально вы будете оставаться нашим сотрудником, фактически – свободны от любых приказов. Отозвать вас никто не имеет права.
   – Хорошо, – после короткой паузы сказал Ланс.
   – Счастливо отдохнуть, лейтенант. – Маккорд улыбнулся и положил бумагу на прозрачную плоскость стола. Листок плавно опустился в «стекло» и исчез. – Мне не хочется терять таких людей, как вы, перед самым началом войны.
   – А война неизбежна, – словно против воли сказал я. – Никакой надежды?
   Маккорд покачал головой:
   – Рассчитывайте на две-три недели мира, Сергей. Относительного мира. Лучше всего – останьтесь на Таре. Если хотите…
   Он замолчал. Потом, глянув на Терри, предложил:
   – Я ведь могу вернуть вас в прошлое. В двадцатый век. Живите на Земле или в хроноколониях. Только не афишируйте своего существования – по имеющимся данным, из прошлого вы исчезли. Возьмите другие имена, выкиньте из головы фангов…
   – Нет! – хором ответили мы.
   Потом я вздохнул:
   – Маккорд, вы понимаете, что это – жить в прошлом? Я не имею в виду условия жизни – хроноколонии вполне развиты. Вы знаете, что такое – быть в свершившемся? Помнить, что для настоящего мира, для будущего – ты уже мертв. Что ничего не сможешь – да и не имеешь права – совершить… Ничего выдающегося, ничего заметного, ничего подлинного? Если хотите, это тщеславие, Раймонд. Но от него можно сойти с ума. Мы убежали из двадцатого века потому, что вы сделали его прошлым.
   Маккорд кивнул:
   – Понимаю. Предложение было излишним… Что ж, корабль для полета к Тару вам предоставят. Но вначале вы пройдете сканирование, Сергей.
   – Мы с Лансом будем присутствовать, – быстро сказала Терри. – Я разбираюсь в технологии процесса и прослежу, чтобы он был односторонним.
   – Как угодно, принцесса. – Маккорд пожал плечами. – Мы не собираемся вкладывать в мозг Сергея ложную память или психокоды. Единственное, что меня интересует, – это что же все-таки произошло на Сомате.
* * *
   Темная синева неба. Желтое солнце слегка выглядывает из-за горизонта, белое ползет к зениту. Сомат.
   Песок передо мной белый – вплоть до разрушенного дома. Там лишь чернота, шлак, пепел, сажа. И закамуфлированные белым роботы нелепы и заметны, как мишени в тире.
   Я и сам в роли мишени. Вокруг дрожит радужная пленка защитного поля, прогибаясь под лазерными лучами. Наверняка роботы включили и деструкторы, настроив их на нервную ткань. Но луч деструктора невидим.
   Белые фигуры роботов неподвижны и не пытаются увернуться. Им чужд инстинкт самосохранения, их задача – уничтожить меня. Я ловлю их в окошко прицела, там вспыхивает алая точка – цель захвачена… И мой деструктор обрушивает на противника луч, настроенный на ткани псевдомозга. Мне трудно понять, когда робот не выдерживает натиска, внешне он неизменен. Лишь светящиеся точки излучателей в броневых амбразурах гаснут… А вот этот свихнулся. Он крутится на месте, луч его полосует соседних роботов. Те на мгновение отвлекаются от меня и слаженным ударом приканчивают обезумевшего собрата. Отлично. Мой щит-генератор долго не выдержит, но я дам бой… Скольких я успею уничтожить, прежде чем лопнет мыльный пузырь защиты? Интересно…
   Тишина. Лишь пищит зуммер энергоблока – он истощен до предела. Поле вокруг гаснет. Но и лазерные иглы исчезли, лишь сетчатка глаза хранит ослепительные черточки лучей. Не смотрите на электросварку и боевые лазеры, это вредно для здоровья… Я зажмуриваюсь – в темноте пылают огненные стрелы. Они переплетены, словно складываются в буквы. Я вновь смотрю на свой дом – на бывший дом. Роботы торчат вокруг уродливыми скульптурами. Притворяются? Зачем, ведь моя защита исчезла… Неужели я их переиграл?
   Деструктор тоже выработан. Я достаю пистолет – жалкое оружие против бронированных монстров. И медленно иду к дому.

   Сканирование памяти нельзя назвать неприятным или болезненным. Вот только потом не сразу приходишь в себя. Я лежу на мягкой кушетке, слегка массирующей тело. И вспоминаю – уже без помощи скользящего по клеткам мозга мысле-зонда. Был бой на Сомате – я победил. Скрывался в горах. Терри связалась со мной… Я на Земле. Роддеры, Алма-Ата, Нурлан. Терри. Ланс с Трофеем в сумке. «Семейный ужин».
   Маккорд. Фанги. Сканирование памяти. Похоже, я в норме. Только тянет в сон… А рядом тихий разговор:
   – С ним все в порядке, доктор?
   – Конечно. Подождите несколько минут, действие наркоза сейчас пройдет. Все в порядке…
   – Сержант! – Это голос Ланса. Но почти незнакомый, твердый, командный. – Что скажете по поводу фильма?
   – Это не может быть правдой, лейтенант, – почтительно, но уверенно отвечает незнакомый мне охранник. – Вы же видели, там было восемь Ка-Бэ четырнадцатых, «Ярость». Человек против них не выстоит. Щит-генератор сдох бы через пару секунд.
   – Ложная память исключена, молодые люди, – снова вступает в разговор врач. – Я просканировал все слои, вплоть до подкорки. Вегетатика, двигательные реакции, эмоциональный фон. Не знаю, с кем он там дрался, но бой шел именно так, как мы его видели. И слышали – прошу у вас прощения, леди… Пациент очень эмоционален.
   – Я ругалась бы еще крепче, – холодно отвечает Терри. – Да и с вас сполз бы весь лоск, доктор, под огнем восьми боевых киберов.
   – Значит, они стреляли не в полную силу, – без особой убежденности предполагает сержант. – Создавали видимость боя…
   – А защитное поле прогибалось от ветра, – язвительно отвечает Ланс. – Отнесите кассету в технический отдел. Пусть с ней поработают специалисты… Может, у Сергея был нестандартный энергоблок, Терри?
   – Не знаю… Стандартный, кажется. В конце концов, какая разница? Главное, что выдержал… – Голос Терри слегка дрожит.

   Корабль Десантного Корпуса должен был доставить нас к Тару за десять часов. Не предел скорости, конечно, но пилоты вели его в обход опасных участков, не удаляясь от земных баз, готовых прийти на помощь в случае нападения фангов.
   – Надо признать, Маккорд затратил на беседу с нами немало драгоценного времени, – хмыкнул я. – Учитывая сложность обстановки.
   – Принц, Раймонд потратил лишь свое личное время, – возразил Ланс. – Пока мы находились у него в кабинете, время окружающего мира стояло.
   Я кивнул. Можно было догадаться, что манипулирующие временем Сеятели не тратят его попусту.
   – Ланс, как думаешь, нас здесь подслушивают? – поинтересовалась Терри.
   – Наверняка. И подслушивают, и подсматривают.
   Терри оглядела кабину, словно рассчитывала заметить торчащие из стен микрофоны. Потом улыбнулась:
   – Значит, о серьезном говорить не будем. Хотите, расскажу сказку?
   Ответить мы не успели – Терри начала рассказывать:
   – Я слышала ее давным-давно, еще до того как познакомилась с Сергеем. Мне было лет семь… Удивительно, что я ее не забыла.
   – Давай-давай, – подбодрил я. – Давно мне сказок не рассказывали.
   – Сказка незатейливая, – проигнорировала мою усмешку Терри. – О Сеятелях. Не знаю, откуда она взялась – подброшена Храмами или придумана людьми… Начало самое обычное. Давным-давно, когда еще не было времени и пространства, Вселенная создала великий народ – Сеятелей. Они заставили время идти, а границы мира раздвинуться…
   – Какие границы, пространства-то еще не было, – заметил я. – Точно, храмовая сказочка!
   – Сеятели были воинственным народом. Они сражались с воинствами хаоса и мрака, убивали порождения злой воли Вселенной. Сеятели гасили звезды, когда те начинали мыслить. Этот мир создан для людей, решили они. И рассеяли по всем планетам семена жизни, и поставили на них Храмы.
   Я демонстративно зевнул. Терри с иронией посмотрела на меня:
   – Скучно?
   – Ага.
   – Потерпи… Настал день, и у Сеятелей не осталось во Вселенной врагов. Они торжествовали победу. Им были подвластны пространство и время, порядок и хаос. Не было никого сильнее их.
   Мне вдруг стало не по себе. Я принужденно улыбнулся:
   – Сказочки у тебя в детстве были заумные. Хочешь, расскажу про серого волка и семерых…
   Терри словно не слышала меня:
   – И когда явился главный враг, Сеятели ничего не смогли с ним поделать. Он был их порождением, но они не создавали его. Он пришел оттуда, куда они шли, но не успели дойти. Он был равнодушен и безразличен, как камень; любопытен и непоседлив, как ребенок; слаб и силен одновременно. Сеятели называли своего врага… Отрешенные. И Сеятели ушли из мира, чтобы вернуться для главной схватки, когда прорастут семена жизни на планетах…
   Терри замолчала, глядя в пустоту. Ланс тихо сказал:
   – Принцесса входила в транс, чтобы вспомнить сказку дословно. Не уверен, но, кажется, я слышал что-то подобное в детстве. Жаль, я не умею так управлять своей памятью.
   Я осторожно погладил Терри по щеке. Она вздрогнула, повернулась ко мне:
   – Вот такая сказочка, Сережа.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [45] 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация