А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лорд с планеты Земля (сборник)" (страница 43)

   Часть вторая
   Фанги

   1. Орбитальная крепость

   – Наверное, надо было попрощаться, – озабоченно сказала Терри, когда наш флаер набрал высоту. – Такой обаятельный человек!
   – Он бывший роддер. Их мораль поощряла уходы без предупреждения, – сонно пробормотал я, наблюдая за Лансом, который вел флаер явно куда-то к горам… Хотел же встать пораньше и поговорить с ним – не вышло. Заснуть удалось лишь под утро.
   – Ланс, куда мы летим?
   – Мне сообщили точку в горах, где приземлится катер. На этой посудине, – Ланс стукнул кулаком по прозрачной стенке кабины, – за пределы атмосферы не выбраться.
   – А разве катер не мог приземлиться в городе?
   – Мог.
   Я посмотрел на Терри, склонившуюся к моему плечу. Потом вздохнул и сказал Лансу:
   – Паршивая у тебя контора, старик. Подленькая. Не догадываешься, куда мы летим?
   – Куда?
   – На место посадки Белого Рейдера. Туда, где находилась кварковая бомба. Где мы спасали Землю.
   Ланс обернулся, потом глянул на приборы, на экран, где светилась зеленая ниточка курса. И выругался.
   – Ого. Делаешь успехи. Но не при Терри, Ланс.
   – Сошлю… в дальний гарнизон… – не открывая глаз, пообещала Терри. И дернулась: – Так мы летим туда?
   – Психологическое давление. Это в духе Сеятелей.
   Ланс виновато спросил:
   – Принц, мне связаться… с ними? Потребовать другой точки для взлета?
   – Нет. Нас не должны вывести из равновесия.
   – Хорошо. Я не сообразил, в чем дело, принц. Клянусь. Просто не хочу возвращаться туда, где погиб наш Данька.
   – Он же выжил? – Глаза Терри удивленно распахнулись.
   – Наш юнга погиб, Терри, – сказал я. – Его собрали заново… но он почти ничего не помнил о своих приключениях.
   – Да, ты рассказывал.
   Я промолчал. Для Терри Данька был просто случайным эпизодом в одиссее звездолета «Терра». Для нас с Лансом мальчишка был членом экипажа, другом, дравшимся рядом с нами, – и убитым на наших глазах. Увы, воскрешение удавалось лишь Христу, да и то с папиной помощью. Я почти с удовольствием повторил про себя кощунственную фразу. Не верю в богов. Дрянными богами оказались Сеятели… а других придумывать не стоит.
   – Вон катер, – тихо сказал Ланс. – Попросим его взлететь сразу же.
   Внизу, на свежей горной траве, белел корпус маленького орбитального катера. Рядом стоял пилот и… я с трудом поверил своим глазам – курил! Ни черта себе! Табак еще в ходу.
   Передо мной вдруг прокрутилась вся последовательность будущих событий. Я выклянчиваю у пилота сигарету… сигару… папиросу… Мы стоим у катера, травимся никотином, ведя вежливый разговор, глядя с гор на далекие сады Алма-Аты. И пилот мимоходом вставляет в разговор полубессмысленные фразы-ловушки, перенастраивающие мою психику на нужный Сеятелям лад. А в сигарете, кроме табака, еще какая-нибудь дрянь…
   Не дождетесь. Я ехидно ухмыльнулся. Слава Богу, вот уже пять лет как не курю.
   – Знаешь, Ланс, – почти весело сказал я, – наверняка старт отложится минут на пятнадцать. Нам придется походить вокруг катера, посидеть на травке…
   – Вряд ли, – с сомнением сказал Ланс.
   Конечно же, прав оказался я.

   Станция проекта «Сеятели» располагалась на стационарной орбите. Для современного катера с гравикомпенсаторами и аннигиляционными двигателями путь в двадцать пять тысяч восемьсот километров занимает от силы пятнадцать минут.
   Нас везли к станции почти час. Вначале катер начал медленный, чудовищно энергоемкий разгон над поверхностью Земли. Мы прошли над Египтом – треугольные тени пирамид лежали на желтом песке, как и тысячи лет назад. Потом пилот сообщил, что мы проходим над экватором, а я осведомился, не запланирована ли экскурсия над Антарктидой.
   Через полминуты – видимо, пилот переговорил с начальством – показуха кончилась, и катер пошел к станции. Но и это оказалось не слишком быстрым делом.
   Станцию «Сеятели» окружало не меньше трех поясов безопасности. Название вполне условное: по сути, каждый «пояс» был сферой из множества автономных и взаимодействующих между собой боевых станций. Некоторые, как любезно сообщил пилот, не превышали размерами теннисного мяча. Другие достигали сотни метров. И вся эта армада запрашивала у нашего катера коды, пароли, разрешения на вход в очередную зону безопасности, досматривала содержимое катера.
   Больше всего меня потряс тускло-серый шарик, похожий на первый земной спутник с ободранными антеннами. Он вплыл в наш катер через обшивку, при этом слегка затуманившись и потеряв контрастность, затем снова стал четким, материальным. Шарик медленно проплыл по пассажирскому отсеку катера, заглянул в грузовой – дверь перед ним раскрылась судорожным рывком – и скрылся в кабине пилота. Как сказал мне Ланс, досмотровый зонд использовал для проникновения сквозь броню «темпоральное прерывание». Он прошел сквозь обшивку катера, нырнув в иную секунду, когда катера в этой точке пространства еще не было.
   Кажется, я даже задремал, утомленный демонстрацией могущества проекта «Сеятели». Наверное, это даже не спектакль, рассчитанный на нас с Терри, а стандартные меры безопасности. Но было в них что-то натужно-демонстративное, похожее на военные парады в тоталитарных странах двадцатого века. А я и без того не сомневался в надежности обороны станции. Уж если стереотипные Храмы на планетах хроноколоний были неуязвимы для любого оружия, то чего же ожидать от главной базы храмников…
   Сама станция выглядела куда прозаичнее своих защитников. Огромный шар, тускло-серый, подернутый дымкой. Мы плавно приблизились к нему, и по катеру словно прошла волна теплого воздуха. На мгновение, перед тем как катер нырнул в безукоризненно монолитную обшивку – до обыкновенных люков Сеятели не опускались, – я заметил, что шар стал угольно-черным с разноцветными пятнышками света на броне.
   – Нас впустили в субъективное время станции, – гордо сообщил Ланс, довольный своей ролью гида. – Иначе мы прошли бы сквозь нее, как сквозь мираж.
   Обзорные экраны погасли. Я отстегнул ремни кресла – почему-то на Земле предпочитали этот древний способ страховки пассажиров. Посмотрел на Терри – она улыбнулась, но во взгляде чувствовалось напряжение. Люк катера раскрылся.
   Первым вышел Ланс, за ним я. Подал Терри руку – до пола было не больше полуметра, но он оказался неприятно скользким, словно покрытым изморозью. Следом прыгнул Трофей, недовольно мяукнул и выпустил когти, пытаясь вцепиться в металл.
   Нас встречали. Четверо, в такой же, как у Ланса, черно-белой форме. С пистолетами в руках – правда, лишь парализующими. Но наверняка откуда-то из стен на нас было нацелено куда более серьезное оружие.
   – У кого-то из вас лазерный пистолет, – сухо произнес один из охранников. – Сдать.
   Я отцепил от пояса кобуру, бросил ее на пол. Вежливо сообщил:
   – Он почти разряжен. Его на четверых не хватило бы… разве что на двоих-троих.
   – Сергей, вас ждет командор Раймонд. Принцесса и лейтенант Ланс могут подождать в гостевом зале, – никак не реагируя на мои слова, сказал охранник.
   – Нет. Мы идем все вместе, – возразил я. Мне просто хотелось увидеть их реакцию на неподчинение.
   – Хорошо, – вмешался другой охранник. – Но животное придется оставить.
   Трофей оскалил клыки. На него немедленно повернулись стволы парализаторов. Наклонившись, я потрепал его по спине.
   – Все в порядке, Трофей. Подождешь с ними, пока мы вернемся, – ласково сказал я. – Веди себя прилично, никого не убивай. Мы в гостях, понятно?
   – Он ограниченно разумен? – с интересом спросил охранник.
   – Насчет ограниченности не уверен. Покормите его, он любит жареное мясо. В крайнем случае пойдет и сырое.
   – Эд, вместе с животным в гостевую. Остальные в приемную командора Раймонда, – сказал в пространство первый из заговоривших с нами охранников. И нас потащило сквозь ставшие бесплотными стены – так же, как в любом из Храмов.
   Честно говоря, при таком контроле над материей охранники с их пистолетами были попросту смешны.

   Приемная либо была огромной, либо казалась такой. Пройтись до обитых багровым велюром стен и проверить, существуют ли они на деле, было лень. Да и неизвестно, как отреагирует на это охрана.
   Кроме троих, появившихся вместе с нами, в приемной была еще парочка. Ее вооружили на совесть – боевые костюмы с включенными щит-генераторами и лучеметы в руках. Они стояли по обе стороны высокой, обтянутой темной кожей двери, и выправка у них была не хуже, чем у солдат, охранявших когда-то Мавзолей.
   Ланс прошептал мне на ухо:
   – Знаю одного из этих парней, учились в одном взводе… Кретин редкостный, но реакция у него отменная.
   Мы сидели в удобных креслах посреди зала. Командор Раймонд явно не спешил нас принять, и, похоже, охранников это смущало. Они топтались у нас за спиной, негромко переговариваясь. До меня донеслось: «Объявили второй уровень… что-то затевают…»
   Я прислушался. И усмехнулся, уловив ответ: «Нашу группу в бой не бросят… разве что фанги оккупируют Плутон. Это дело оперативников. Да и Десантный Корпус на что?..»
   Психология рядовых не слишком-то изменилась за два века. Никто не торопился умирать.
   Охранник у двери сделал шаг вперед. Смена караула? Нет, он несколько секунд прислушивался к чему-то, предназначенному лишь для него, и торжественно произнес:
   – Командор Раймонд Маккорд извиняется за вынужденную задержку. Он предлагает провести короткий разговор с принцем планеты Тар, разговор будет носить личный характер. После этого он ждет в кабинете принцессу Терри и лейтенанта Ланса.
   – Иди, – тихо сказала мне Терри. – Это может быть интересно.
   Я кивнул и пошел к двери. Охранник открыл ее передо мной, посторонился, но недостаточно быстро. Я скользнул плечом по поверхности щит-поля, меня толкнуло, и равновесие удалось удержать с трудом. Охранник ухмыльнулся. Действительно кретин.
   Вторые двери – такие же роскошные, обитые кожей. И волна теплого воздуха – точнее, то, что человеческий организм воспринимал как теплый ветер. Кабинет Раймонда Маккорда изолировался собственным хронополем.
   На секунду я замер, оглядываясь. Сталь и стекло. Полированные металлические стены, на которых радужно переливались, угасая, выключенные только что экраны. Почти невидимая мебель – стол и несколько кресел. Над столом медленно вращалось голографическое изображение станции – полупрозрачное, с четко различимыми переборками и цветными линиями коммуникаций.
   – Садитесь, Сергей. – Раймонд поднялся из кресла, перехватил мой взгляд на включенный макет станции, потянулся к нему рукой… Потом улыбнулся: – Пусть работает, Сергей. Это секретная схема, но я вам доверяю.
   Я поморщился:
   – А если меня поймают фанги? И просканируют память? Раймонд, не делайте из меня дурака. Это ложный макет. Для всех посетителей, в надежде, что кто-то из них попадется врагу.
   Раймонд вздохнул, махнув рукой над макетом. Тот исчез. Командор уселся в свое кресло, задумчиво посмотрел на меня:
   – Мне очень хочется с вами поработать, Сергей.
   – Жаль, но это не взаимно.
   Наяву командор Раймонд Маккорд выглядел куда моложе. От него так и веяло бодростью, уверенностью, доброжелательством. Маккорд оперся о стол, слегка наклонился ко мне. Ладони были старательно разведены в стороны, поза не напряжена. Неужели он думает, что я не знаю этих психофизиологических штучек? Поза доверия, поза внимания… Пусть думает и дальше. Я скрестил руки на груди, заложил ногу за ногу. Максимальное отрицание, уход в себя, защита…
   Маккорд рассмеялся:
   – Ладно, Сергей. Я понял. Не будем играть с подсознанием.
   – На таком примитивном уровне действительно не стоит.
   – Тогда поговорим честно. Что за чушь с нападением на ваш дом?
   – Это не чушь, Маккорд. Мой дом разрушен.
   – Мы этого не совершали.
   – А фанги?
   Маккорд посмотрел на прозрачную столешницу, и я увидел, как бегут в ней отсвечивающие зеленым строчки.
   – На уровне наших детекторов вы не лжете. Или считаете, что правдивы… Но проникновение фангов на Сомат невозможно, уверяю вас. Существует барьер в гиперпространстве – он выбрасывает в реальный космос любые тела, идущие со стороны фангов.
   – Какие стороны в космосе, Маккорд! И если уж на то пошло, почему бы фангам не иметь базы в земной сфере влияния?
   Раймонд кивнул. И неожиданно спросил:
   – Сергей, вы наверняка оскорблены моим… давлением. И все вопросы сотрудничества отныне бесполезны. Так?
   – Нет, – сам удивляясь своим словам, ответил я. – Я не оскорблен. Возможно, это поработали ваши сенсы… но я не имею к вам претензий. Мне кажется, вы сейчас в панике.
   – Да. Потому и хватаюсь за отработанные файлы.
   Первый жаргонизм двадцать второго века, услышанный мной от Маккорда, был достаточно забавен. И весьма обиден, о чем командор вряд ли подозревал.
   – И зачем же вы за меня схватились, Раймонд? Зачем привлекаете первобытного парня к своим операциям?
   – Потому что вы – принц планеты Тар. И если у Терри все пройдет удачно – ее император.
   – Вам так важен Тар?
   – Да. Он расположен в стратегически важном районе… на границе с фангами. На острие иглы, нацеленной в центр их федерации.
   – Отсюда и название?
   – Да. Операция «Игла». Если Тар при поддержке союзных планет – поддержку мы обеспечим – начнет военные действия, фангам придется воевать на два фронта. Они смогут сдержать натиск хроноколоний, почти наверняка смогут. Но удар земного флота их уничтожит.
   – Просто, как в схемах кадета Биглера… – пробормотал я.
   – Каких схемах?
   Я усмехнулся:
   – Да так… Был в двадцатом веке непризнанный полководец… Маккорд, меня не интересуют тактико-стратегические планы Земли. Возможно, вы именно так и намереваетесь поступить, возможно – просто хотите втянуть хроноколонии и фангов во взаимную мясорубку. Сами же отсидитесь в сторонке, за барьером гиперпространства… Не знал о его существовании.
   – Немногие о нем знают и на Земле. Фанги знают – две их эскадры были выброшены месяц назад из прыжка к Земле. Думаю, капитаны кораблей удивились… успели удивиться.
   – И что же с ними стало?
   – Зона, куда барьер выбрасывает корабли, патрулируется нашей эскадрой. И вдобавок усеяна автоматическими боевыми станциями. Ни один из вражеских кораблей не ушел.
   – Ясно. Маккорд, говоря со мной, вы должны учитывать одно обстоятельство: я ничего не знаю об истории конфликта Земля – Фанг. И не уверен, что в нем Земля занимает правую сторону.
   Похоже, мне удалось его удивить. Маккорд даже всплеснул руками – полувозмущенно-полурастерянно:
   – Сергей, Земля – ваша родина!..
   – Когда-то моей родиной была страна СССР. И я повоевал за нее. С меня хватит слепого патриотизма.
   – Но вы можете узнать всю историю конфликта. Вы могли узнать ее еще на Сомате, у вас там есть станция гиперсвязи.
   – Была. Вы уничтожили мой дом.
   – Опять? Когда принцесса Терри согласилась лететь на Землю, мы оставили в доме охрану, а на орбите Сомата – патрульный корабль. Он ежечасно подает сигналы благополучия. Хотите связаться с ним?
   – Когда я пришел к своему дому, он был разрушен. – Я начал медленно свирепеть. – Охранные роботы открыли по мне огонь. В доме не было ничего, кроме следов разгрома.
   – Наши роботы не могут стрелять по людям! Даже в ответ, Сергей! Вы уверены в своих словах?
   – Если бы не щит-генератор, я превратился бы в горстку пепла. В этом я уверен.
   – Сергей, это ошибка… – Раймонд провел ладонью по столу, нажимая невидимые сенсоры. – Сейчас я выйду на связь с патрульным кораблем… И уж если бы роботы стреляли по вам, никакой щит-генератор им бы не помешал. У вас ведь была стандартная модель – с того корабля, что вы позаимствовали в Храме?
   – Да.
   – Это игрушка по сравнению с огневой мощью боевых роботов… А вот и ответ корабля. Я включаю связь.
   Я услышал тонкий прерывистый писк. Затем, после паузы, бесцветный голос:
   – Патрульный корабль «Сомат-1». Внеплановая связь. Докладываю: проникновения вражеских кораблей в пределы охраняемой зоны не обнаружено. Объект на планете на связь не выходит. Защитные роботы на планете функционируют нормально. Жду распоряжений.
   – Отключите связь, – попросил я. И ехидно посоветовал: – Командор, слетайте на Сомат и гляньте, что там произошло. Пошлите кого-нибудь из своих… оперативников. Но не надейтесь, что на орбите по-прежнему ваш «Сомат-1».
   – Через полчаса мы будем иметь всю информацию, – ответил Раймонд. – Если ваши слова подтвердятся… Подождем.
   Я кивнул.
   – Еще одна просьба, Сергей. Если на Сомате произошло столкновение с фангами, то я не исключаю их проникновения на Землю. Нам нужно знать детали происшедшего.
   – Что вспомню – расскажу.
   – Речь не об этом. Я прошу согласия на сканирование памяти.
   Я напрягся. Тихо спросил:
   – А если я отвечу отказом? Поволочете силой?
   – Нет. Отношения с Таром для нас важнее. – Маккорд отвернулся и негромко добавил: – Во всяком случае, так считают на данный момент. Никто не потащит вас на сканирование силой. Обещаю. Я могу лишь просить вас о помощи.
   – Это опасно? Сканирование?
   – Нет. Я сам проходил его десяток раз, еще когда был оперативником. И ваш друг Ланс, насколько мне известно, тоже.
   Несколько секунд я молчал. Потом поинтересовался:
   – А если я откажусь от всего? От сканирования, от операции «Игла», от любого сотрудничества? Что это изменит?
   – Тактику будущей войны.
   – По-вашему, она неизбежна? Насколько я знаю, «холодная война» не обязательно переходит в «горячую».
   – Сергей, два дня назад фанги захватили в космосе пассажирский лайнер с детьми. Для нас это значит многое. В прошлом веке Земля перенесла генетический штиль – несколько десятилетий взаимной несовместимости людей. Лишь несколько процентов детей тогда рождались обычным путем, остальные выращивались искусственно. Это наложило отпечаток на всех нас… очень сильный отпечаток. Был своеобразный культ детства, культ семьи. Сейчас генотипы выправлены, но психология людей не изменилась. Гибели детей фангам не простят. Если мы объявим о случившемся – война начнется немедленно…
   Маккорд забарабанил пальцами по столу. И продолжил, резко повышая тон:
   – Поэтому сейчас мы изолировали родителей пропавших детей. Мы поместили в карантин всех, знающих об исчезновении лайнера, но не способных хранить тайну. Но это временная мера – лишь для того, чтобы оттянуть начало войны. У нас есть две-три недели, и то если не взбунтуются мои собственные оперативники. Затем прольется кровь – и красная, и желтая…
   – У фангов желтая кровь?
   – Да. Янтарно-желтая.
   Я молчал. Плевать мне на разноцветную кровь. И лайнер с детьми, и психология двадцать второго века – не моя забота. Планета Сомат… или, если угодно, Тар может объявить нейтралитет. Сражайтесь…
   – Вы уверены, что дети погибли, Раймонд?
   Он бросил на меня недоуменный взгляд:
   – Вы действительно ничего не знаете о фангах. Хотите получить всю информацию? Я даже настаиваю на этом. Просмотрите ленты, выслушайте рассказы очевидцев, а потом решайте, на чьей вы стороне.
   – Хорошо, – словно против воли ответил я. Именно так попадаешь в ложные ситуации – решив узнать всю правду.
   – Я рад, что вы не прячетесь от реальности… – Маккорд слабо улыбнулся. – Вас проводят в информационный зал. Вместе с Терри и Лансом, если хотите. Думаю, им тоже будет интересно.
   Пожав плечами, я поднялся из кресла.
   – Через час буду снова ждать вас, Сергей. Думаю, к этому моменту выяснится и ситуация на Сомате.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [43] 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация