А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лорд с планеты Земля (сборник)" (страница 32)

   5. Любовь и смерть

   Корабль Сеятелей походил на галактические корабли не больше, чем каменные топоры неандертальцев на плоскостные мечи. Мы висели в мерцающем голубом тумане – бесконечно далеко и непередаваемо близко друг от друга. Я, Данька, Редрак, Эрнадо, Ланс… Не было ни кресел, ни пультов.
   Лишь светящийся туман, похожий на иллюзорную действительность ментального поединка…
   «Вы правы, Сеятель, – ласковым шепотом втекали в сознание слова. Чьи? Корабля? Храма? – Вы находитесь в пассажирском модуле стандартного храмового корабля типа „Гонец“. Блок ментального приема и выдачи информации позволяет осуществлять пилотирование с максимальной эффективностью и минимальными затратами полезной площади. Обстановка рубки управления может быть…»
   Я даже не успел пожелать. Успел лишь понять смысл слов.
   Туман потемнел, раздвигаясь, превращаясь в стены боевой рубки «Терры». Вокруг на привычных местах стояли кресла экипажа. Эрнадо с Лансом нервно озирались, Редрак судорожно цеплялся за подлокотники. Увидев меня, он хрипло спросил:
   – Что происходит, Серж?
   – А я все слышал! – радостно завопил Данька. – Я понял!
   В этом мы убедились мгновенно.
   …Шторм разыгрался не на шутку, и корабль бросало с борта на борт. Сквозь серую пелену туч проглядывало маленькое желтое солнце – солнце Земли. Потоки пенной воды захлестывали деревянную палубу. Пытаясь удержать равновесие, я цеплялся за огромный резной штурвал, перед которым в медной бадье болталась компасная стрелка. По палубе проковылял Редрак – в пестром пиратском одеянии с негнущейся… деревянной ногой! За поясом у него торчал старинный пистолет с длинным полуметровым дулом.
   – Данька! – заорал я.
   – Я здесь, капитан! – Мальчишка вынырнул из-за спины в чем-то невообразимо экзотичном, кожано-джинсово-вельветовом. Пистолетов и ножей у него за поясом было не меньше полудюжины. Видимо, так, в его представлении, одевались юнги на корсарских фрегатах.
   – Прекрати! – напрягаясь, скомандовал я. – Начитался Сабатини и Жюль Верна? Нам не до игрушек!
   Иллюзорный океан и корабль померкли, расплылись голубоватым туманом. С Даньки пластами слезла костюмная шелуха, он остался в полетном комбинезоне. Обиженно сказал, небрежно зависнув перед моим лицом:
   – Но ведь так интереснее! Ввод и вывод информации могут быть любыми!
   А может, Маэстро был прав насчет Даньки? Я вздохнул, с ужасом представляя еще один ментальный поединок.
   – Данька, мы полетим так, как решу я. Понятно?!
   Он молча кивнул.
   – Рубка «Терры»! – скомандовал я. И оказался в командирском кресле нашего давно обратившегося в металлолом корабля.
   Редрак оторопело помотал головой – его лицо было мокрым, а на шее все еще красовался пестрый пиратский платок. Нагнулся, подозрительно осматривая свою ногу. И спросил:
   – Капитан, что следующее в программе? Верхом по космосу?
   – Все в порядке, – как можно увереннее сказал я. – Это корабль Сеятелей… и он подчиняется лишь мне. Но к нему надо привыкнуть. Ход максимален?
   – На экранах сплошная чушь, – полурастерянно сообщил Эрнадо. – Все индикаторы…
   Перекрывая его слова, в голове зазвучал голос, не слышимый ни для кого… кроме, пожалуй, Даньки.
   «Сеятель, ход максимален. Сканирование информации ведется из вашей памяти. Цель полета – Земля, место посадки Белого Рейдера. Сообщаю, что появление корабля в прошлом Земли допускается лишь в исключительных случаях…»
   «То, что происходит, не является исключительным?» – молча спросил я.
   «Мотивация убедительна, иначе в подчинении было бы отказано».
   Да, корабли Сеятелей, как и их оружие, были с норовом…
   «Мы должны оказаться на Земле раньше Белого Рейдера».
   «Невозможно».
   Не контролируя себя, я заговорил вслух. И мой экипаж теперь таращился на своего капитана-Сеятеля, спорящего с пустотой…
   – Почему? Ты ведь можешь перемещаться во времени, я знаю! Подчиняйся! Земле угрожает опасность! Ты должен перехватить Рейдер до его посадки на планету!
   «Сеятель… – То ли мне показалось, то ли в искусственном голосе корабля дрогнула грустная доброта Маэстро. Чужая, враждебная доброта. – Есть законы, которые нельзя изменить. Есть главный поток времени – тот, который привел к созданию Храмов, темпоральных генераторов, всей современной цивилизации. В этом потоке времени темпоральные изменения невозможны… запретны… А есть и побочные линии, в которых лорд с планеты Земля побеждает или проигрывает в поединках, женится на принцессе… или убивает ее родителей. В этих потоках времени изменения допустимы… В определенных пределах».
   – Так Рейдер сядет на Землю?
   «Уже сел и стартовал. Использовался режим невидимости, корабль не был демаскирован. Реакции кваркового распада в месте посадки не наблюдается».
   – Это ничего не значит. Сектанты могли оставить бомбу замедленного действия… или с дистанционным управлением… Быстрее!
   «Мы идем по прямому гиперпространственному туннелю, Сеятель. На создание его уходит вся энергия Храмов этого сектора. Более быстрое перемещение невозможно. Мы будем на месте, откуда стартовал Рейдер, через семь минут».
   По коже прошел озноб. Через семь минут я вернусь на родную планету. На Землю.
   Я вернусь, чтобы спасти свой мир – или умереть вместе с ним. Маэстро может быть сколь угодно уверен в безвредности сектантов, исходя из «свершенности прошлого. Я так не считаю и не могу считать.
   Сеятели оказались вовсе не всемогущими волшебниками из детской сказки. Они скорее напоминали Великого Гудвина из Изумрудного Города – ловкого фокусника, обманывающего весь мир.
   Но на моих глазах не было ни зеленых, ни розовых очков.
   Если будущее меняет свое прошлое, то почему бы прошлому не поработать над настоящим?
   – Ребята, сейчас мы окажемся на Земле, – громко сказал я. – На планете Сеятелей… думаю, все уже поняли это. Рейдер все-таки совершил на ней посадку, и нам придется поработать мусорщиками.
   – Обезвредить кварковую бомбу? – тихо спросил Эрнадо.
   Я кивнул.
   – Это невозможно… Разве что нам поможет твой корабль. Он способен затормозить кварковый распад?
   «Нет, – равнодушно и спокойно отозвалось в голове. – Субатомные процессы распада необратимы. Можно использовать темпоральный прыжок, но на Земле это запрещено».
   «Спасибо», – зло поблагодарил я.
   «Пожалуйста, Сеятель. До высадки на Землю – три минуты. Гиперпереход будет выполнен с выходом в пределах атмосферы. Предполагаемое расстояние до грунта – два метра. Рекомендую гравитационное десантирование с поддержанием непрерывной мысленной связи».
   «Обеспечь максимальную близость к месту, откуда стартовал Рейдер».
   «Хорошо, Сеятель. Защитные антирадиационные костюмы будут надеты на всех членов экипажа».

   Мы стояли по колено в снегу. Грязноватом, подтаявшем снегу горного склона, обращенного к северу…
   Странно, совсем забыл, какая на Земле весна.
   Солнце вполсилы грело с бледного неба, затканного редкими полосами облаков. На противоположном, южном, склоне снег растаял полностью, там было месиво липкой черной грязи и желто-серой прошлогодней травы.
   А посредине, в долине между двумя холмами, темнело ровное, сухое, словно проутюженное пятно земли. Светлой, глинистой, знакомой лишь редким пастухам да еще более редким туристам земли тянь-шаньских предгорий, – и вот на этом сухом пятачке открыто, без всякой маскировки, стоял полупрозрачный двухметровый куб. Переплетение трубок, шариков, цилиндров, проводов, втиснутое в корпус из мутной пластмассы.
   Кварковая бомба.
   Собственно говоря, это устройство и бомбой-то назвать было нельзя. Настоящие военные бомбы имеют системы защиты и наведения, двигатели и термозащиту… Это миниатюрные космические корабли одноразового использования. А то, что стояло сейчас перед нами, непередаваемо чужеродное на грязном склоне горы, было лишь миной.
   Но задачу это не упрощало.
   Кварковая бомба взрывается в тот миг, когда ее собирают в лаборатории. Все остальное ее существование – это замедление неизбежного процесса кваркового распада, сведение лавинообразного уничтожения атомов к медленному, ритмичному, постепенному уничтожению десяти граммов медной пыли – лучшего активатора взрыва. И если просто выстрелить в бомбу, уничтожая ее механизмы, то неотвратимый процесс субатомного распада начнется с полной силой. Единственный способ избавиться от кварковой бомбы – выбросить ее в глубокий вакуум. На расстояние двух-трех световых лет от ближайшей звезды, планеты или туманности. Кварковый распад теоретически способен перебрасываться с планеты на планету с крошечными метеоритами, частицами пыли, молекулами ионизированного газа…
   Я обернулся – инстинктивно, словно ища поддержки. За мною стояли друзья. Эрнадо, Редрак, Ланс, Данька… Каждого из них опоясывала гибкая металлическая лента, испускающая слабое сияние. Обещанный антирадиационный костюм Сеятелей?
   А над ними смехотворной в своей узнаваемости летающей тарелкой висел стандартный храмовый корабль типа «Гонец». Две сложенные друг с другом суповые миски двадцати метров в диаметре. Машина, способная преодолевать миллионы световых лет, управлять темпоральным полем, сражаться с армадами звездолетов…
   «Это твой истинный облик?»
   «Да. Он функционален. Принять другой?»
   «Не надо. Это и есть бомба?»
   «Да. В ней включен механизм активации. Через пятнадцать минут тридцать две секунды земного времени начнется распад».
   «Что ты можешь сделать? Имеется в виду уничтожение бомбы».
   «Задание принято. Исполнение невозможно».
   «Поясни».
   «Техники, создавшие это устройство, предусмотрели все возможные виды вмешательства. Системы защиты произведут немедленную активацию кваркового распада при любой попытке внешнего воздействия. Детекторы фиксируют полную готовность устройства к активации».
   «А темпоральное вмешательство? Уничтожить бомбу в прошлом!»
   «Вмешательство в пределах Земли и основного потока истории запрещено. Темпоральный генератор блокирован. Простите».
   Это совсем человеческое извинение выбило меня из колеи. На помощь корабля Сеятелей я больше рассчитывать не мог. А на помощь… Белого Рейдера?
   Создатели бомбы должны были предусмотреть предохранители. Они и сейчас, наверное, могут остановить взрыв.
   Если доказать им, что Земля – планета Сеятелей. Родина их богов… Но возможно ли доказать христианину, что Сатана – это лишь еще один облик Бога? Четвертый член Троицы… Возможно ли за десять минут переспорить фанатиков, без колебания отдающих жизнь во имя своей веры?
   Нет. Никогда. Веру не сломить фактами.
   Я поднял руку, словно загораживаясь от прозрачного куба кварковой мины. Словно пытаясь этим жестом вычеркнуть ее из реальности… И увидел на своем пальце кольцо. Золотое кольцо с кристаллом-энергоносителем. Гипертуннель, который всегда со мной. Обручальное кольцо принцессы. Творение мастеров, стремившихся перещеголять самих Сеятелей.
   А ведь этот гипертуннель может работать в любую сторону.
   Я поискал взглядом что-нибудь твердое. Бластер, меч, защитный пояс… Нагнувшись, подобрал маленький грязный камешек. Осколок древнего гранита, которому скоро предстоит превратиться в кварковую пыль.
   «Ты можешь обеспечить связь с рубкой Рейдера?» – молча спросил я корабль.
   «Да. С кем именно? В рубке двадцать восемь человек, из них…»
   «Выдай на их экраны изображение всех нас и…»
   «Простите, Сеятель, но на их экранах присутствует данное изображение. В устройстве кваркового распада имеются телекамеры и гиперпередатчик».
   Вот оно что. Идиот. Мог и сам догадаться.
   «Какова реакция на наше появление? У императрицы и императора планеты Тар?»
   «Они обрадованы и смущены. Их беспокоит факт моего появления. Я соответствую стандартным представлениям о кораблях Сеятелей».
   «Приготовься дать нам видеоизображение рубки Рейдера».
   Я коротко размахнулся и ударил камнем по своей сжатой в кулак ладони. По золотому обручальному кольцу. По «алмазу», хранящему в себе энергию мегатонных ядерных бомб.
   Кристаллик вспыхнул, словно кусочек магния. Яркий белый свет заставил отвести глаза.
   – Тебя можно любить? – тихо спросил я.
   Все звуки отошли куда-то вдаль. Шаги Даньки, бродящего вокруг «летающей тарелки», тихий разговор Ланса с Эрнадо. Меня как бы накрыло мягким ватным колпаком.
   – Это ты… принц?
   – Да, принцесса. Тебя можно любить?
   Тишина. Что сейчас на твоей планете, на Таре? День или ночь? Чем ты занималась, принцесса: примеряла новое платье или решала вопросы межпланетной торговли? Ты одна или с подругой, с толпой советников и охраны… с другом? Я не буду задавать лишних вопросов. Только один. Тебя можно любить? Ты еще помнишь своего случайного спасителя и формального супруга?
   – Да, Сергей. Наверное, можно.
   – Ты вспоминала меня?
   Слабый смех. И встречный вопрос:
   – Ты же узнал о докладах Ланса… Верно?
   – Мало ли докладов тебе поступает.
   – Но эти я читала, Сергей.
   – Ты придешь, если я попрошу?
   Снова пауза. Похоже, я заставил ее удивиться.
   – А если наоборот?
   – Нет, принцесса. Я не стремлюсь сейчас на Тар.
   – Ты нашел свою планету, Сергей? Землю?
   Что-то в ее голосе заставило сжаться сердце. Странно, я могу еще радоваться интонациям…
   – Да, принцесса. Я зову тебя на Землю. На планету, которая погибнет через несколько минут. В двадцати метрах от меня стоит кварковая бомба с выключенными замедлителями.
   – Ты сумасшедший, Сергей! У тебя есть корабль?
   – Да.
   – Стартуй, попытайся успеть! Немедленно!
   – Это мой мир, принцесса. Ты придешь?
   И вновь тишина. Бледное лицо Ланса, стоящего в двух шагах.
   – Ты хочешь, чтобы я увидела твой мир, Сергей? Успела на нем побывать?
   – И это тоже.
   Ланс дернулся ко мне – и пошатнулся, отброшенный невидимой силой. Закричал:
   – Не надо, не смейте! Принцесса!
   А потом я едва услышал ее голос:
   – Разбей камень в кольце. Я приду… Попытайся найти меня, я возьму устройство дальней связи. Планеты не гибнут мгновенно, даже от кварковой бомбы.
   «Покажи нам рубку Рейдера», – беззвучно скомандовал я. И увидел, как на склоне, за кубом бомбы, вспыхнуло огромное, словно экран в кинотеатре, изображение.
   Колоссальный зал, похожий на радиотехнический завод после пожара… или визита смертника-клэнийца. Собранные на живую нитку пульты, люди, сидящие в креслах и стоящие вокруг. Императрица. Император. Кучка пэлийцев…
   – Принцесса, я не зову тебя умереть с моим миром или увидеть его смерть. Кварковая бомба поставлена сектантами…
   – Ланс сообщал о них.
   – Но тогда мы еще не знали, что руководители секты – император и императрица Тара. Твои родители, принцесса.
   Кто-то из сидящих в рубке Рейдера склонился над пультом – и в полупрозрачном кубе открылась узкая амбразура. В мою сторону ударил тонкий белый луч.
   Метрах в пяти от нас он бесследно гас в воздухе.
   «Самостоятельно предпринял защитные меры. Сеятель, до активации кварковой бомбы – три с половиной минуты. Напоминаю, вы обязаны защитить Землю. В ее истории не было кварковых взрывов…»
   Меня едва не охватил нервный смех. Трезвость вернулась после слов принцессы – ее голос был тверд как сталь.
   – Принц, вы уверены в своих словах?
   – Да. Если ты будешь на Земле, они должны… могут остановить…
   – Разбей кристалл!
   Я вновь ударил подобранным на земле камнем по кольцу. Кристалл полыхнул вспышкой и покрылся паутиной трещин. Радужная волна пробежала по кольцу – и ушла куда-то в глубь металла.
   – Нет!!! – Это кричала императрица. Пожилая женщина в рубке Белого Рейдера, не подозревающая, что каждый ее жест и любое слово доступны врагам.
   Рядом со мной разгорелось радужное сияние. Цветной туман закружился в воздухе, едва ощутимо повеяло холодом.
   «Самостоятельно принял решение скорректировать точку выхода из гипертуннеля, – вежливо сообщил корабль. – Дополнительное психологическое воздействие…»
   Разноцветье тумана исчезло. И вместе с ним – ощущение колпака, прикрывавшего меня все время разговора через кольцо.
   Передо мной стояла принцесса.
   Она была почти обнаженной – но, странное дело, это казалось абсолютно естественным. Короткая золотистая туника простотой не уступала древнегреческой одежде. Ноги были босы, и принцесса поморщилась, ощутив касание мокрого снега. Хорошо, что наркотический эффект гипертуннеля не давал ей по-настоящему чувствовать холод…
   Принцесса смотрела мне в глаза. Вначале слепо – в расширенных зрачках еще стояли отблески иного мира. Затем – знакомо, приветливо и чуть насмешливо. Так смотрят на хорошего, хотя и неудачливого приятеля.
   – Привет, Сергей.
   – Здравствуй, принцесса, – как автомат ответил я.
   Она взмахнула головой – мокрые волосы плеснули тяжелой темной волной.
   – Ты очень удачно, я только что из ванны…
   В другое время меня заставило бы улыбнуться это совпадение. А может – и насторожиться.
   – Принцесса, – торопливо, запинаясь, сказал Ланс, – встаньте на это…
   Он бросил под ноги принцессе свою куртку. Девушка кивнула, небрежно, едва заметно – так благодарят за пробитый в автобусе талон. Ступила на чистую тонкую ткань. Обернулась – и замерла, глядя на «киноэкран».
   «До начала кваркового распада – одна минута, – с услужливостью хорошо воспитанного дебила сообщил корабль. – Сеятель, вы обязаны предотвратить нарушение хода истории Земли».
   Принцесса подняла руку. То ли приветствуя родителей, то ли просто обращая на себя внимание. Как будто ее появление можно было не заметить…
   – Привет! Мам, ты совсем не изменилась…
   Только теперь люди в рубке Рейдера поняли, что за ними наблюдают.
   Императрица встала из кресла. И я увидел, как мгновенно напряглись, насторожились люди вокруг нее.
   – Терри, девочка моя… Ты… вы должны немедленно покинуть планету. Она обречена. Воспользуйтесь этим кораблем, что бы он собой ни представлял.
   – Нет, мама, – почти весело ответила принцесса. – Это ведь и моя планета. Планета моего мужа.
   Я не почувствовал ни малейшего удивления, услышав настоящее имя принцессы. И не потому, что не мог уже ничего ощущать, кроме страха – безумного страха за себя, принцессу, Землю, свой экипаж… Просто совпадения и случайности плели свою кружевную сеть, недоступную даже Сеятелям. Терри – Терра. Земля.
   – Взрыв невозможно остановить, девочка, – так же спокойно и твердо сказала императрица. – Остались секунды…
   – Мам! – Голос принцессы сорвался на крик, и я вдруг понял, что она на грани истерики. – Никогда в жизни ты не совершала необратимых поступков! Я слишком хорошо тебя знаю, мама! Ты можешь остановить взрыв!
   – Нет!
   – Тогда ты убьешь нас, – тихо сказала принцесса. И начала медленно оседать на землю. К ней метнулся Ланс – но я успел первым, плечом отжав парнишку. Я подхватил принцессу на руки, почувствовал, как холодна ее кожа, и заглянул в лицо.
   Глаза были открыты. Она вовсе не теряла сознания.
   Я не боюсь… но слишком уж резко… – прошептала принцесса.
   Подняв голову, я взглянул на кварковую бомбу. Успею ли я заметить тот миг, когда мир вокруг начнет рассыпаться в пыль? Почувствую ли что-нибудь?
   – Остановить распад! – закричала императрица. И в ту же секунду в рубке Рейдера началось нечто невообразимое.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация