А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лорд с планеты Земля (сборник)" (страница 28)

   Часть третья
   Храм

   1. Психокод

   Шлюпкой управлял Эрнадо. Конечно, если можно назвать управлением неспешное кружение над скалами в пределах прямой видимости от металлической рухляди, возле которой догорал наш костерок.
   – Мы наблюдали за Клэном до последней минуты, – хмуро рассказывал Ланс. – Он сумел пристыковаться к Рейдеру… и, видимо, проник внутрь. Что там произошло дальше – одним Сеятелям ведомо.
   – А дальше Клэн… то есть Алер-Ил, уничтожил двадцать с лишним членов экипажа Рейдера, – зло ответил я. – В одиночку! Если бы мы оказались с ним рядом, то могли бы победить.
   – Откуда тебе это известно?
   – От Сеятелей.
   Эрнадо, не отрываясь от пульта, тихо сказал:
   – Сейчас я готов поверить даже в это.
   – Поверить придется во многое, Сержант…
   Эрнадо бросил на меня быстрый настороженный взгляд:
   – Договаривай, Серж!
   – Женщина, которая руководит сектой, – это императрица планеты Тар.
   Ланс побелел не меньше, чем Клэн в момент отражения психоатаки. Обиженно, как обманутый мальчишка, сказал:
   – Ты шутишь, Серж… принц…
   – Нет. Если вы будете продолжать бой с Рейдером, то окажетесь изменниками.
   – Императрица – это еще не верховная власть, – слишком твердо, словно убеждая самого себя, сказал Эрнадо. – Ты и принцесса, конечно, выше императрицы, ушедшей в добровольное изгнание.
   – Эрнадо, как звали императора? Рели?
   – Релиан Тар… – скорее прошептал, чем сказал Эрнадо. – Император Релиан Тар.
   – Он… под руководством императрицы… управляет сектой Потомков Сеятелей.
   Было тихо, очень тихо. Лишь едва слышно гудел в корме двигатель шлюпки да пущенным в темпе «аллегро модерато» метрономом колотилось сердце прижавшегося ко мне Даньки.
   – Если вы идете с принцем, то сражаетесь против императора. Если идете против принца – сражаетесь против формально законной власти. Я думаю, что самое лучшее для вас, ребята, – это остаться в стороне. Вернуться на Тар. Думаю, император вас не осудит. Даже императрица не рискует пойти против меня напрямую.
   – Теперь понятно, почему нам подкинули именно Даньку, – с неожиданной улыбкой сказал Эрнадо. – Заманивать тебя на Землю было логичнее посредством подброшенной девицы. Красавицы и умницы по земным меркам…
   – Конечно. Но какие родители рискнут признать, что на свете существует девушка прекраснее их дочери?
   – Не так уж они и ошибаются, – глухо сказал Ланс.
   Ясно. Еще одна раскрытая карта в колоде противника.
   Ненавижу пасьянсы, но люблю игру «в дурачка». Особенно – в переводного. Пусть на руках у меня лишь шестерки и прочие мелкие карты – но я сумею обратить их против врага.
   – Решайте, ребята, – попросил я. – Сегодня же я отправлюсь покупать корабль – на деньги Клэ… Алер-Ила. Рейдер погибнет – или исчезну я.
   Данька, деливший со мной широкое кресло спасательной шлюпки, прошептал:
   – Сережка, у меня в кармане парализатор. Если что, я выстрелю рассеянным лучом.
   Я молча сжал его ладошку. Господи… Великие Сеятели…
   Неужели мы действительно лучше всего умеем воевать?
   – Данька, убери свою хлопушку, – попросил Эрнадо. – Я не земляк Сержа… но я шел на верную смерть, когда он спасал принцессу. Прежде чем причинить ему зло, я убью себя.
   – Что ты собираешься делать, Сержант?
   – То, что ты говоришь, Серж, – это лишь догадки… вымыслы. На данный момент ты принц планеты Тар. Я подчиняюсь тебе.
   – Я тоже, – тихо сказал Ланс.
   – Тогда курс на главный космопорт Схедмона. Корабль боевого класса мы можем купить лишь там.
* * *
   Я не верю в судьбу. Я верю в случай. И если наш путь к Схедмону пролегал над Храмом Сеятелей – это не более чем случайность.
   Когда перед нами возник зеркально-черный шар Храма, Эрнадо пришлось поднять шлюпку выше. Данька с нечленораздельным звуком приник к экрану.
   В первый раз Храм Сеятелей всегда завораживает. Даже ночью, когда он похож на сгусток тьмы, утыканной искорками звезд. Зеркальные и черные квадраты обшивки чередуются на Храме без всякой видимой закономерности. Но когда смотришь на тьму, более густую, чем межзвездный космос, и на отражения далеких звезд, запутавшихся в зеркальных пластинах Храма, – где-то в глубине памяти возникает странное чувство. «Дежа вю» – уже виденное… Я знал этот Храм давным-давно, с самого рождения. Я помнил его наследственной памятью миллионов предков – пусть на Земле и нет Храма.
   – Я хочу его увидеть, – прошептал Данька. – Сергей?..
   Мои колебания длились не дольше секунды. Меня подхватило то странное наитие, что порой решает судьбу человека. Или – судьбу планеты…
   – Эрнадо, рядом с Храмом есть музей.
   – Вижу.
   – Садись на его площадку.
   – Музей должен работать круглосуточно, – любезно сообщил Ланс. – Но время ли сейчас для экскурсий?
   Я не стал отвечать. Шлюпка опускалась на бетонный круг посадочного поля – рядом с шарообразным зданием, уменьшенной копией Храма. Вот только с поддерживающей его рукой архитекторы не справились: в свете посадочных огней явно угадывались прозрачные, почти невидимые колонны, держащие на себе музей, – по одной из них скользнула вниз капсула лифта.
   Из нее торопливо вышел мужчина в серебристо-черном костюме. Приветливо взмахнул рукой, направляясь к нам.
   – Тоже фанатик, – предположил Данька.
   – Сомневаюсь. – Редрак распахнул люк шлюпки, выпрыгнул на бетон. – Обычно в смотрители таких музеев идут самые отъявленные скептики…
   Эрнадо явно не торопился выбираться из-за пульта. Обвел взглядом окрестности, пристально посмотрел на шар настоящего Храма, чернеющий на фоне горизонта. Спросил:
   – Серж, а стоит ли нам останавливаться так близко от Храма? Если твои догадки верны и Сея… Храмы препятствуют твоим планам, то это благоприятная возможность для очередной неприятности.
   – Не ты ли говорил, что для Храмов не существует расстояний?
   Эрнадо со вздохом выбрался из-под сомнительной защиты шлюпки.
   – У нас есть охранная грамота, – неожиданно успокоил его Ланс. – Данька для Храмов почему-то абсолютно неприкасаем. Даже больше, чем принц. Они так и норовят вернуть его на Землю.
   Охранная грамота?
   Я посмотрел на Даньку.
   Полтора метра роста и неполных сорок килограммов веса. Любопытный взгляд из-под мягких, давно не стриженных волос.
   Неужели мы действительно используем мальчишку в качестве заложника? Пусть даже и неосознанно?
   – Рад приветствовать новых гостей Храма! – Голос подбежавшего служителя был вполне искренним. – Я горд, что именно мне выпала честь рассказать вам о…
   Я не слушал его отрепетированную речь. Я смотрел на Даньку. И размышлял о том, что в следующей охоте за Рейдером он участвовать не будет. Хотя бы потому, что в очередной раз и техника Сеятелей может дать сбой. А еще по той причине, что нельзя воевать, прячась за спину мальчишки.
   Мы неторопливо вошли в музей. Немного необычный – здесь не было фотографий или видеоэкранов. Одни картины и скульптуры, изображающие Храм то вполне реалистично, то в духе самого завзятого абстракционизма.
   …Но куда же отправить пацана? На Землю? Пока Рейдер носится в пространстве, я не поверю успокоительным речам Храмов. На Тар? К принцессе… Мне стало не по себе. Подарочек. Вперемешку с суховатыми поздравлениями и официальными документами по торжественным датам. Дорогая жена, пока ты не выбрала подходящий момент для развода – пригляди за моим юным другом. Он тоже с планеты Земля. Той самой, которую твои мама с папой хотят уничтожить.
   И все же в этом что-то было. В такой просьбе принцесса не откажет.
   Так же как и в любой другой, честно говоря.
   – А это один из лучших циклов Дориа Сеи, нашего выдающегося живописца, – с восторгом объяснял служитель. – Храм отображен на двенадцати полотнах, с максимальной точностью передающих зеркально-черный узор поверхности. Ни один другой художник…
   Картины действительно были великолепными. Огромные – два на два метра каждая, – написанные удивительно яркими, живыми красками. Чисто символический прозрачно-голубой фон неба – а на нем блестяще-черные шары Храмов. Точнее, Храма – одного, но с разных сторон.
   Пускай Храмы и не давали себя сфотографировать, но такие картины немногим уступали фотографиям…
   – Зачем нам эта экскурсия? – снова спросил Ланс.
   Я пожал плечами. Прощальный подарок Даньке. Короткая разрядка перед бюрократической суетой схедмонского космопорта. Минутная блажь принца.
   Данька прошелся по залу. Похлопал ладонью макет Храма – пестрый метровый шар. Бросил мимоходом:
   – Глобус размазанный…
   У меня закололо в груди. Бред, сумасшествие…
   – Ланс, попроси гида закрыть рот и посидеть в сторонке. – Я сам не узнавал своего голоса. Так не говорил даже вернувшийся из частей спецназа Серж – претендент на власть в районе. Так не общался с Шоррэем Менхэмом наглый и самоуверенный лорд с планеты Земля. Я никогда не умел приказывать по-настоящему! – Редрак, Эрнадо – охраняйте входы. Данька, за мной…
   Я подбежал к терминалу компьютера – стандартной детали обстановки, такой же уместной в музейных залах, как и в каюте «Терры». Откинул белую панель периферийных устройств на рифленом боку процессорного блока. Достал прозрачную пластину оптического датчика. Провел ладонью по сенсору включения. Экран осветился – слава Сеятелям, компьютер был готов работать с кем угодно, в его программу не входил контроль пользователя.
   – Режим работы – оптический и звуковой! – Я почти кричал, я захлебывался словами, задыхался от неожиданной догадки. – Ввод информации для главной программы – с выносного оптического детектора. Источник информации – двенадцать картин художника Дориа Сеи, показ каждой будет предваряться звуковой командой: «Снять изображение». Процесс работы: синтез голографической модели из двенадцати изображений шарообразного объекта. Особые указания: необходимо добиться максимально возможной точности в распределении черных и зеркальных участков на поверхности шара. Вывод информации в голографическом режиме под звуковым контролем. Задание ясно?
   – Задание принято, – мягким женским голосом отозвался компьютер. Ни тени эмоций по поводу нестандартности задачи – слишком простая модель. Но это и к лучшему.
   Я направил оптический датчик на первую из картин. Сказал:
   – Снять изображение…
   – Ребята, что вы задумали? – подал голос служитель, усаженный Лансом в одно из мягких кресел для посетителей. – Похищение?
   – Нет, – мягко ответил я, переходя к следующей картине. – Снять изображение…
   – Ну тогда перестаньте держать меня под прицелом! Хулиганство с компьютером – это мелочь, а вот нападение на…
   – Данька, если он продолжит разговоры, усыпи его часика на два-три… Снять изображение!
   Наступила тишина. Я обошел весь длинный ряд картин. Зачем-то вернулся к компьютеру. Приказал:
   – Начать синтез изображения.
   – Работа ведется, – ласково сообщила машина. – Просьба подождать двенадцать секунд… одиннадцать… десять…
   – Принц, надеюсь, ты понимаешь, что творишь, – негромко сказал Эрнадо. – Храм – это святыня. С ним не шутят… и с его музеем тоже.
   – Три… два… один… синтез произведен. Приближение к оригиналу – девяносто два процента. Для более качественного синтеза необходимо фотографическое или иное документальное изображение.
   – Выдать картинку, – невольно дрогнувшим голосом велел я.
   Над компьютерным терминалом повисла зеркально-черная копия Храма. Полуметровый шарик из тьмы и блеска. Словно повинуясь наитию, а может быть, просто восприняв фон картин, компьютер окружил изображение голубоватой дымкой. Глобус размазанный…
   – Масштаб стандартный. Необходима ли коррекция?
   – Нет. Необходимо… вращение.
   На этот раз машина меня не поняла.
   – Прошу уточнить.
   – Храм… то есть шар, должен вращаться вокруг условной оси, проведенной в вертикальном направлении… За ось можно принять опорную колонну, изображенную на картинах.
   – Скорость вращения?
   Я пожал плечами. Откуда мне знать? Глупости творятся по наитию… а не по четкому расчету.
   – Один оборот в секунду. И ускорение на один оборот каждые две секунды вплоть до команды «стоп».
   Шарик начал вращаться. Зеркально-черные пятна замельтешили перед глазами. Эрнадо с Лансом смотрели за происходящим издали, Редрак подошел ближе. Плененный экскурсовод вытянул шею.
   Шар крутился все быстрее. Черные кляксы и зеркальные полосы сливались в странный, неожиданно плавный и размашистый узор.
   – Глобус, – тихо и растерянно сказал Данька.
   Для него во всей Вселенной существовал лишь один глобус – планеты, которая называлась Землей.
   Немного нечеткая, смазанная, черно-белая, словно с экрана дрянного старого телевизора, перед нами вращалась Земля. Черные контуры материков и точки островов, зеркально-белые глади морей. Обесцвеченная копия моей планеты, парящая в нежно-голубом тумане. Движение шара словно замедлялось – и карта обретала четкость. Потом «глобус» дрогнул и начал раскручиваться в обратную сторону. Эффект стробоскопа. Свойство несовершенного человеческого зрения. Все это, смешанное вместе.
   Нелепый черно-зеркальный узор, таящий в себе облик Земли.
   – Стоп, – приказал я.
   – Скорость вращения – двадцать пять оборотов в секунду, – без всякой просьбы сообщил компьютер.
   – Оставить двадцать четыре.
   – Выполнено.
   Глобус вновь стал четким.
   Я обернулся – за моей спиной стояли Ланс и Эрнадо, Редрак и Данька, позабытый всеми смотритель музея.
   – Разрешите представить вам истинный облик Храма Сеятелей, – с веселой злостью сказал я. – А одновременно – глобус планеты Земля.
   – Зачем… зачем Сеятелям копировать проклятый мир… планету, которой нет? – деревянным голосом спросил смотритель. – Именно на нашей планете, на Схедмоне… Позор…
   – Успокойся, дружок, – снова ловя себя на непривычном пренебрежении, сказал я. – На всех планетах Храмы хранят один и тот же образ. Сеятели копировали свой родной мир. Землю.
   Ланс издал всхлипывающий звук. Помотал головой, спросил с неожиданной и пугающей робостью:
   – Принц… Сеятели жили раньше на вашей планете? Потому и закрыли ее… от всякого сброда?
   Меня передернуло, как от удара током. Откуда он, этот страх, это самоуничижение перед Сеятелями?
   – Я думаю, что истина куда сложнее, – задумчиво сказал Эрнадо.
   Кивнув, я мысленно поблагодарил его за маску спокойствия. И сказал, повышая голос, хотя и знал – нужды в этом нет:
   – Истину нам сейчас объяснят.
   – Кто? – глупо спросил Ланс.
   – Ты. Или Эрнадо… или Редрак, или наш любезный гид. Тот, кого Храмы используют в качестве ширмы.
   Эрнадо передернулся, а Ланс отступил на шаг. Они оба знали, каково чувствовать себя марионеткой.
   – Я жду ответа! – Я обвел взглядом окружающих. – Вы не оставляете меня без контроля, вы знаете, что я жив. Так отвечайте же!
   – По-моему, они спрятались, – предположил Данька. – Или им стало стыдно.
   Все невольно улыбнулись. Ланс и Эрнадо расслабились. Редрак осторожно потрепал Даньку по голове. Сказал:
   – Молодец… Хорошая версия. Добрая.
   …Поразительно, но лишенный психокода Редрак стал куда дружелюбнее. Словно из-под смытой слащавой акварели проступил рисунок пером – простой, строгий, но гармоничный.
   – Они не устыдятся. – Я поморщился, вспоминая холодный, безэмоциональный диалог Храмов. – Они этого не умеют. Просто… случай не предусмотрен программой.
   – И что ты предложишь, Серж? – Эрнадо явно демонстрировал мне свою поддержку.
   – Прогулку к Храму. Похоже, вреда нам не причинят. Второй закон урезан наполовину, но без первого Сеятели не могли обойтись.
   – О чем ты, Серж?
   Я ухмыльнулся:
   – О трех мудрых законах, Эрнадо. Мне кажется, строители Храмов их неплохо знали. Но вначале…
   Я оглядел друзей. Кивнул служителю музея – совершенно обалдевшему:
   – У вас есть снотворное? Или обойдетесь алкоголем? В качестве альтернативы – парализатор.
   Мне показалось, что служитель даже обрадовался.
   – Парализатор не поможет, музей имеет генераторы поля, – с некоторой гордостью ответил он. – Но… я согласен на алкоголь. Бутылка в шкафчике, в соседней комнате.
   Редрак принес почти литровую бутыль с подозрительно зеленой жидкостью и яркой этикеткой. На ходу откупорил пробку, глотнул, удовлетворенно улыбнулся:
   – Ореховая настойка… градусов сорок, не меньше. Выпьешь половину.
   Меня передернуло. Но служитель безропотно присосался к бутылке. Отдышался и приложился вновь.
   – Надежный и гуманный пиратский метод, – почти весело сказал Редрак.
   Данька заерзал, достал из кармана маленькую плитку в поблескивающей фольге. Местный эквивалент шоколада… Протянул служителю:
   – Возьмите.
   Служитель, давясь, жевал шоколад. Глаза у него почти мгновенно помутнели.
   – Продолжим…
   Я взглянул на Ланса. Он явно не оправился после воздействия Сеятелей.
   – У тебя будет особое задание. Очень важное.
   Парень пристально смотрел на меня, явно соображая, сколько правды в словах.
   – Храмы и те, кто за ними стоит, не должны считать, что мы прикрываемся Данькой. Ланс, ты возьмешь мальчишку и доставишь его в космопорт…
   – Предатель! – растерянно и беспомощно выкрикнул Данька.
   – Там ты вызовешь планету Тар. Моя просьба к принцессе – пусть мальчик некоторое время побудет под ее опекой… и твоим личным наблюдением.
   – Последнее обязательно? – хмуро спросил Ланс.
   – Нет, – поколебавшись, ответил я. – Не обязательно. Но если мы не вернемся, а сектанты будут уничтожены, принцесса должна вернуть мальчика на Землю. С охраной и мотивированной легендой длительного отсутствия. Ясно?
   – Предатель… – вяло повторил Данька. И вдруг, внезапно отвердевшим голосом, спросил: – А ты не собираешься вернуться на Землю?
   – Нет… – начал я. И остановился, пораженный странным тоном вопроса.
   Данька покачал головой. И сказал полурастерянно-полуудивленно:
   – Знаешь, Сергей, а теперь я должен тебя убить.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация