А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лорд с планеты Земля (сборник)" (страница 25)

   5. Дуэльное расписание

   Я собрал тарийцев в своей каюте. Данька был отправлен к Редраку – практиковаться в общении с компьютером. Трофей, накормленный до отвала, безмятежно спал на его койке. Клэн нес вахту – один в рубке корабля, зависшего на стационарной орбите над Схедмоном.
   Эрнадо, казалось, был еще мрачнее обычного. Лицо его багровело под слоем регенерирующей мази. Ожоги второй и третьей степени – неприятный диагноз даже для галактической медицины. Ланс тоже выглядел краснее, чем полагалось уроженцу Тара, – но тут были виноваты не ожоги. Какой-то из своих фраз я невольно напомнил ему позор недавней драки в ресторане, когда Ланс провалялся под охраной Редрака и Даньки весь поединок. Что ж, время деликатности ушло.
   – Нас обыграли – но ситуация еще не безнадежна, – сказал я. – Я консультировался с Редраком и двумя специалистами космопорта. Знание опорных маяков гиперпрыжка резко уменьшает район поисков… и все же одиночному кораблю потребуется до двух лет, чтобы найти Землю. А Белый Рейдер пока не покинул Схедмон… скорее всего.
   – У нас есть фора во времени – почему бы не начать поиски Земли раньше Рейдера? – тихо спросил Ланс.
   – Потому что речь идет о жизни целой планеты. Моей родины, Ланс! И соревнование с Рейдером в скорости мы проиграем. У него большая мощность двигателей и энергозапас, он способен работать в отрыве от баз дольше, чем мы. Сектанты имеют куда больше шансов наткнуться на Землю.
   – Значит, вступаем в бой, – быстро сказал Ланс. – Сразу же, как только они стартуют с планеты… Эрнадо, мы не можем запросить помощь у военных кораблей Схедмона? Если Сергей обратится официально, как принц Тара…
   Эрнадо покачал головой:
   – У нас нет доказательств. Если бы сохранились записи клэнийского крейсера, планету заблокировали бы наглухо, а все космопорты прочесали. Кварковая бомба – это не шутка. Но так, без всяких оснований… Нет. Даже император не смог бы добиться помощи властей Схедмона.
   – Значит, дуэль, – твердо сказал Ланс.
   Я вдруг узнал в нем того упрямого подростка, который рискнул бросить вызов Шоррэю Менхэму. С железными понятиями о чести, верности… Никак не решающегося переступить в отношениях со мной грань приятельских отношений и стать просто другом. Хотя бы таким, как Эрнадо с его нарочитой фамильярностью, за которой до сих пор скрывается удивление: что за странная фигура получилась из его ученика, отправившегося когда-то в одиночку против целой армии – спасать принцессу.
   – Дуэль, – вслух размышлял я. – На Земле они разрешались лишь в средневековье… Дуэль звездолетов – это же вообще бред.
   – Ты не прав, Серж, – убежденно возразил Эрнадо. – Это справедливый и честный обычай. Не будь его, нам не позволили бы перехватить Белый Рейдер вблизи планеты. Полицейские корабли уничтожили бы нас как агрессоров.
   Я не спорю, – оборвал я его. – Дуэль так дуэль.
   Средневековье. Галактическое средневековье. Словно какая-то сила намеренно удерживает тысячи обитаемых планет в шатком равновесии: между спокойными, мирными отношениями и тотальной войной с применением кварковых бомб, планетарных аннигиляторов, индуцированных коллапсаров…
   Точно отмеренная доза агрессивности, не доводящая до всеобщего уничтожения. Поединки на плоскостных мечах, лазерные пистолеты и паутинные мины. Отсчитанная доза смерти.
   Бред. Но не больший, чем дуэль боевых звездолетов.
   И вовсе не в первый раз возникла у меня мысль о странной незаметной силе, правящей тысячами миров галактики. Не важно, материальна она или воплощена в традициях, преданиях, истории человеческих народов, населяющих планеты самых разных звезд. Она есть. Она правит всеми – Эрнадо и Лансом, Клэном и Редраком, пэлийцами и схедмонцами. Это она заставляла женщин в ресторане любоваться кровавой дракой, а мирного чиновника космопорта броситься на меня с мечом в руках. Это она ведет Секту Потомков к их чудовищной цели.
   И это ее тень наползает на меня – принуждая из всех путей выбирать самый короткий и кровавый.
   Бред. Синдром Кандинского – так это называется в медицине, если я еще что-то помню из психиатрии…
   Но даже в бреду я буду защищать свою планету. Даже безумие не заставит меня забыть свою родину.
   – Я позвал вас не для того, чтобы обсуждать дальнейшие действия, они и так очевидны, – прервал я затянувшееся молчание. – Нам нужно поговорить о прошлом.
   Эрнадо с любопытством взглянул на меня:
   – Помнишь, когда мы обсуждали появление Даньки, ты впервые заговорил о том, что нам препятствуют в поисках? Отказы в ремонте, топливе, отдыхе… Аварии…
   – Разумеется.
   – Ты оказался прав, и мы встретились с кораблем сектантов морально подготовленные к существованию врага. И словно забыли о том, что любые диверсии или активное противодействие невозможны без постоянной и точной информации – о нашем корабле, его маршруте и наших планах…
   Эрнадо нахмурился. Медленно, будто бы через силу, произнес:
   – Ты хочешь сказать, что на корабле предатель?
   – Я хочу спросить, кто из вас – ты или Ланс – регулярно посылает по гиперсвязи отчеты о происходящем на корабле.
   – Серж! – Впервые с незапамятных времен Эрнадо повысил на меня голос. – Это слишком серьезные слова, чтобы бросаться ими под воздействием…
   Я не бросаюсь словами, сержант!
   Назвав Эрнадо его старым званием, обращением нашей первой встречи, я заставил его умолкнуть.
   – Возможно, я не слишком умелый пилот… и обращаюсь с техникой куда хуже любого курсанта ваших школ. Но проконтролировать расход энергии и режим работы гиперпередатчика я способен! Раз в неделю, с момента нашего отлета с Тара, туда велись регулярные передачи.
   – Автомат? – заинтересовался Эрнадо.
   – Не думаю. Мы уже дважды меняли оборудование, никакой шпионский прибор сохраниться на корабле не мог.
   – «Блуждающая» программа в борт-компьютере?
   – Клэн проверил все блоки машинной памяти с помощью поисковых программ своего мира. Три часа назад, по моей просьбе. Компьютеры, имеющие выход на гиперпередатчик, чистые.
   – Значит…
   – Кто-то из вас регулярно делает отчеты о полете. Давай не будем тянуть, опускаться до детекторов лжи и прочей гадости. Как принц империи Тар я требую от вас, своих подданных, честного ответа: передавали вы информацию с корабля или нет?
   – Нет! – твердо сказал Эрнадо. – Раз или два в месяц я переговариваюсь с друзьями на Таре… Но никакой информации о корабле не давал, не даю и давать не собираюсь. Я просто хочу знать, что происходит в моем мире, на моей родной планете!
   Я не вел, не веду и не буду вести переговоров с врагами, передавать им хоть какую-то информацию… – Ланс отвел взгляд.
   – А с друзьями? – резко спросил я. – С принцессой династии Тар, например? С законной повелительницей твоей планеты?
   Эрнадо, подперев ладонями щеки, уставился на Ланса. Он не был удивлен, скорее уж предвкушал интересное зрелище. Может, мне давно стоило спросить совета у бывшего наставника?
   Ланс молчал. Его совсем еще мальчишеские черты лица заострились. Взгляд стал жестче.
   – Отвечай!
   – Капитан, я могу ответить, лишь спасая свою жизнь. Таков приказ.
   Наши глаза встретились. И я вдруг уловил во взгляде Ланса что-то вроде усталого, робкого облегчения. И еще каплю иронии.
   Я поднялся, коснулся настенных сенсоров и достал из сейфа пистолет. Это была последняя модификация, изготовленная на «моей» планете, на Таре. Сто шестнадцать несбалансированных плоскостных дисков, дальность прицельной стрельбы до ста метров.
   – Клянусь, – как можно тверже и убедительнее сказал я, – что убью тебя, если ты не откроешь, кому были адресованы сообщения с борта корабля. Это мое право. Я – твой повелитель. Говори!
   Ланс кивнул:
   – Повинуюсь приказу. Принцесса позволила мне лететь с вами в обмен на обещание еженедельно докладывать о ходе путешествия. Я согласился, поскольку в ее словах было лишь беспокойство о вас, принц. Это не могло принести вреда.
   Выпалив все на одном дыхании, Ланс замолчал. Эрнадо слегка приподнял правую руку. Спросил с нескрываемым любопытством:
   – Серж, а если бы Ланс не признался?
   – Что ж, пришлось бы стать клятвопреступником, – ответил я. – Ланс, ты понимаешь, что выдавал всех нас? Гиперпередачи довольно легко перехватываются. Ты сам занимался этим на «срединных» вахтах!
   – Я никого не выдавал, – гордо ответил Ланс. – Принц, все передачи велись по императорскому коду.
   Эрнадо присвистнул. Недоверчиво спросил:
   – Тебе доверили эту тайну? И твоей маленькой головы оказалось достаточно, чтобы вместить систему переменного кодирования на основе нелинейного исчисления и лексики пятисот планет?
   Ланс достал из кармана тонкую пластинку. «Множественная фотография», пластиковая планшетка, хранящая в себе несколько сотен стереоизображений… Во всяком случае, так казалось на первый взгляд. У меня самого было несколько таких пластин – с видами разных планет, среди которых встречались и земные пейзажи. Экзотика…
   – Это кодирующий компьютер.
   Ланс коснулся указательным пальцем какой-то лишь ему известной точки на фотографии – вполне заурядном семейном портрете. В пухлом малыше угадывался сам Ланс, в мужчине и женщине рядом – его родители… Изображение растаяло, сменилось черно-белыми квадратиками с буквами и цифрами внутри.
   – Теперь надо лишь набрать на сенсорной клавиатуре текст и подключить планшетку к терминалу передатчика. Компьютер зашифрует текст и выдаст команду на ориентацию антенны… Возьмите, капитан. Я объясню, как перенастроить планшетку на вашу личность.
   Я повертел в руках пластиковый прямоугольник. Кодирующий компьютер. Куда уж проще!
   – Эрнадо, это действительно надежный шифр?
   – Да, принц. Расшифровать сообщение можно лишь случайно, путем долгого компьютерного анализа, который даст не меньше десятка разных вариантов текста. Но для следующей передачи код будет уже совершенно другим.
   – Только члены правящей императорской семьи… и особо приближенные лица… имеют доступ к кодирующим устройствам. А дешифрующий блок имеется лишь у принцессы… раньше был и у императора…
   Ланс говорил медленно, словно бы неохотно. То ли ему было неудобно причислять себя к «особо приближенным лицам», то ли его смущала ситуация, при которой я – пусть формальный, но принц – не знал секретного кода своей планеты.
   – Лишь у принцессы… – повторил я за ним. – А раньше был у императора. Еще раньше…
   – Даже если дешифратор попадет в чужие руки, работать он не будет. В нем сложная система опознания личности.
   – Не сомневаюсь.
   Я вдруг все понял. Все от начала и до конца, от осведомленности секты в наших делах – и до их странной снисходительности ко мне и экипажу… И даже появление Даньки окончательно обрело ясность, утратило легкий ореол случайности.
   Ошибки порой говорят о враге куда больше, чем удачи.
   – Эрнадо, Ланс, – начал я. – Думаю, ситуация складывается так, что вам придется сделать неприятный выбор…
   Под потолком взвыла, заглушая слова, сирена. Часть стены разошлась, открывая доступ к боевым костюмам. Тревога могла быть объявлена лишь по одному поводу.
   – Экипажу от вахтенного пилота. – Голос Клэна в динамиках был не более эмоционален, чем речевой синтезатор корабельного компьютера. – Тревога второй степени, повторяю – тревога второй степени. Всем занять места по боевому-боевому расписанию. Интервал безопасности две с половиной минуты…
   Эрнадо с Лансом исчезли из каюты с неправдоподобной быстротой. Им нужно было взять свои боевые костюмы и уложиться в интервал безопасности, объявленный Клэном.
   – Повторяю, тревога второй степени, расписание боевое-боевое, интервал безопасности две минуты пятнадцать секунд. На взлетном поле частного космодрома Дольхеб обнаружен Белый Рейдер, вышедший из маскировочного поля. Спектральный анализ показывает форсированный разогрев двигателей. Предполагаемое время старта…
   Я застегнул последнюю магнитную «молнию», превращая боевой полетный костюм в нечто вроде легкого скафандра. Мягкий, неактивированный шлем, похожий на полиэтиленовый пакет, болтался у меня на спине.
   Дверь распахнулась, и в каюту влетел Данька. Следом, едва успев остановить закрывающуюся створку, заглянул Редрак. Кивнул мне и исчез, так ничего и не сказав.
   – Дуэль? – заорал Данька, хватая меня за руку. – Мы поймали тот звездолет?..
   Полновесным толчком я придал мальчишке ускорение. Крикнул:
   – Боевой костюм! Быстро! Минута до боя!
   Данька, путаясь в черно-серебристой шелестящей ткани, начал разворачивать костюм. Одним движением я всунул его в штанины, зарастил нагрудный шов и бросился к двери, предоставив самому разбираться с рукавами, воротником и системой герметизации. Кадет может не уложиться в отведенное на сборы время. У капитана таких привилегий нет.
   – Интервал безопасности – минута, – нагнал меня возле лифта голос Клэна. – Навигатор и инженер реактора на посту. Рейдер завершает прогрев дюз, время до старта – двадцать-тридцать секунд.
   Лифт наконец-то затормозил на моем ярусе. Я ворвался в кабину, рявкнул:
   – Главная рубка, максимальный ход.
   Пол ударил меня по ногам, словно решил поставить на колени перед законами физики и давно известным фактом отсутствия в лифте гравикомпенсатора.
   – Интервал безопасности сорок…
   Я выскочил из лифта и подбежал к своему креслу. Одновременно со мной в рубке появился Редрак.
   – Капитан и пилот на посту, – сухо сообщил в микрофон Клэн. – Вахта сдана.
   – Данька, немедленно в рубку! – прошипел я, устраиваясь в кресле. – Клэн, что мы можем сделать?
   На экранах стартовал с планеты Белый Рейдер. Маленький космодром, на котором он прятался, находился не дальше сотни километров от главного порта Схедмона. Одно из многих вполне подходящих мест для любителей уединения. Отличное убежище, где экипаж Рейдера несколько дней выжидал, рассчитывая, что мы снимемся с орбиты. Выходит, не желал принимать боя…
   Лифт в последний раз совершил свой подъем к рубке. Данька в полузастегнутом костюме юркнул в свое кресло. На руках у него полным объяснением задержки сидел Трофей.
   – Если мы хотим атаковать, то сейчас вполне подходящий момент, – негромко сказал Клэн. – Любой другой корабль сейчас был бы абсолютно беззащитен. Высота уже не позволяет пассивный спуск в приемном луче космопорта, а орбита еще не стабилизирована. Но это не вполне честно…
   Редрак опустил на лицо свой глухой черный шлем. Язвительно спросил:
   – Рейдер, видимо, сжег твой корабль вполне честно?..
   – Да, – резко оборвал его Клэн. – Тактик к бою готов.
   – Навигатор к бою готов. – Эрнадо пробежал пальцами по клавиатуре. Экраны высветили какую-то невообразимую мешанину траекторных расчетов.
   – Пилот готов, – скучным голосом сообщил Редрак, опуская руки на дополнительные консоли. Корабль слегка качнулся.
   – Инженер готов, – доложил Ланс.
   – Стрелок готов, – самоуверенно заявил Данька.
   – Капитан готовность принял. – Я еще раз вгляделся в экран с поднимающимся Рейдером. Высота – около сотни, скорость – пять в секунду…
   – Боевой разворот, дуэльное сближение… Ланс, по всем диапазонам требование капитуляции и досмотра! Эрнадо, расчет уязвимости.
   Корабль словно упал куда-то. Секундная невесомость комком взлетела к горлу. Потом мягко навалились смягченные компенсаторами перегрузки. Под изображением Рейдера на экранах замелькали меняющиеся цифры. Мы сближались, выходя на дистанцию прямого удара. Но одновременно Рейдер увеличивал ускорение, стремясь быстрее выйти на стабильную орбиту.
   – Сближение проводится…
   – Рейдер на сигналы не отвечает…
   – Компьютер рекомендует деструкторный удар по антенным и корпусным элементам…
   – Мы не знаем, из чего сделан его корпус, – ответил я Эрнадо.
   Клэн что-то негромко бормотал по двусторонней связи Редраку, прокладывая траекторию сближения в максимально безопасной зоне.
   На мгновение наступила тишина. Два корабля сближались сейчас над планетой – и ни для кого не было тайной, что сейчас произойдет. Мой экипаж, и сектанты на Белом Рейдере, и миллионы благодарных зрителей на Схедмоне – все ждали.
   Ждали моих слов.
   Пройдет еще полминуты – и в лихорадке космического боя, когда даже компьютеры не успевают принимать решения, уже не останется места для приказов. Экипажи превратятся в горстки одиночек, действующих абсолютно самостоятельно, спаянных лишь предыдущими тренировками и тем неуловимым общим настроем, что возникает в минуты опасности у давно знающих друг друга людей.
   Но вначале я должен отдать приказ.
   А еще раньше – если, конечно, хочу играть честно – я должен объяснить Эрнадо и Лансу, против кого они пойдут в бой.
   Вот только нет у меня ни времени, ни сил на честную игру.
   – Экипаж, мы начинаем, – прошептал я в услужливый микрофон. – Это корабль моих врагов – но я прошу представить, что на месте Земли оказалась ваша родная планета. Те, кто научились искать врагов, никогда не остановятся на единственном. Это слишком сладко – игра в богов, чтобы можно было остановиться… Мы начинаем.
   Тишина. Приближающийся корабль на экране, расчерченном сетками прицелов.
   – Начало выполнения на счет «один». Деструкторный удар по элементам защитных генераторов. Ракетная атака, протонные и термоядерные боеголовки максимальной мощности… Лазерный удар по антенным и детекторным системам. Далее действовать по обстановке.
   Я перевел дыхание. И произнес, невольно повышая голос:
   – Три… два… один…
   Корабль вздрогнул.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация