А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лорд с планеты Земля (сборник)" (страница 22)

   2. Работа для клэнийца

   Воспоминания – коварная вещь. Они могут дремать годами – но стоит их затронуть, и память принимается усердно подбрасывать все, что стараешься забыть.
   Я не хотел вспоминать Тар. Его равнины и горы, императорский дворец и безмолвную громаду Храма над выжженными скалами. Легче забыть, чем страдать, лучше жить настоящим, чем прошлым, у которого нет будущего.
   Принцесса, вложившая в мою ладонь обручальное кольцо в ночном парке на Земле, – куда более приятное воспоминание, чем девушка, логично объясняющая, почему она не может меня полюбить даже после подвига, совершенного для ее родной планеты Тар.
   Я был один в полутьме центральной рубки корабля. «Срединная вахта», самая легкая из всех, – тот промежуток времени, когда звездолет идет в гиперпространстве и не нуждается в коррекциях курса.
   Я – капитан, которому можно доверить лишь самую легкую вахту. Смешно и стыдно… Доказывая Даньке, что мне необходимо совершить поступок, поднимающий меня над ролью «игрушечного» принца, я верил в свои слова. Но не превратился ли я в игрушечного капитана, за которого все делают друзья?
   Ланс взял на себя пилотирование подаренного мне принцессой корабля, Эрнадо подсказал, что гораздо полезнее искать и допрашивать пиратов и мятежников, космических авантюристов, вышедших в отставку разведчиков, чем прочесывать неизученные районы космоса. Редрак указал след: человека, побывавшего на Земле.
   А я лишь руковожу. «Не отступать и не сдаваться». Лететь на ту или иную планету – причем выбранную зачастую лишь из-за благозвучности названия.
   Я действительно верил, что смогу отыскать Землю и у принцессы не останется оснований отказывать мне в браке. Но неужели же нет других возможностей завоевать ее любовь?!
   Два-три месяца в роли героя планеты, временного «мужа» – не такой уж малый срок. Вполне достаточный, чтобы склонить симпатии населения на свою сторону, уменьшить неприязнь к планете, «которой нет». И гораздо больший, чем требуется для покорения сердца девушки, разочаровавшейся в прежнем возлюбленном и спасенной симпатичным ей когда-то человеком…
   Трудный путь к цели выбираешь лишь тогда, когда легкий кажется оскорблением мечты. Или когда сам путь важнее результата. Хочется верить, что мной двигало первое.
   …Дверь в рубку открылась, предупреждающе пискнув. Мягким, неслышным шагом вошел Эрнадо.
   – Нечем заняться, – сообщил он. – Я побуду в рубке до конца вашей вахты, капитан.
   – Я способен отдежурить самостоятельно.
   – Как угодно. – Эрнадо остановился возле кресла навигатора, которое обычно занимал. Цепким взглядом окинул приборы. – Мне действительно нечего делать.
   – Садись, – буркнул я. В конце концов, мои комплексы касались только меня…
   – Спасибо, – без тени иронии ответил Эрнадо.
   Некоторое время мы молчали. Эрнадо задумчиво посмотрел на экран контроля гиперпространственных генераторов. Я перехватил его взгляд и торопливо переключил режимы – давно пора. Черт глазастый…
   – Ты давно связывался с Таром? – спросил я.
   – Дней пять назад, после того как мы подобрали Клэна.
   – Как там дела?
   – Нормально. – В голосе Эрнадо, казалось, скользнула ирония. – Тар заключил договор о дружбе, торговле и…
   – Хронику по информсети я тоже просматриваю, – оборвал я его. – Ты наверняка болтал с приятелями-десантниками. Расскажи пару сплетен.
   – Распространение слухов, порочащих правящий императорский дом, – начал Эрнадо, – карается двумя годами каторги, а если таковые слухи…
   – Брось. Я принц. Я разрешаю.
   – Говорят, что недавно принцесса неофициально встречалась с Праттером, своим давним знакомым, известным гонщиком в классе легких гиперпространственных яхт. Встреча прошла в дружеской обстановке и завершилась через полчаса, после чего Праттер отправился на космодром и покинул планету.
   – Спасибо, Эрнадо. Что еще?
   – Военно-космический флот пополнен тремя кораблями среднего класса. Два из них отправлены на поиск императора и императрицы. Неофициальное указание принцессы – собирать информацию о планете Земля.
   – Дальше.
   – На приеме по случаю двухлетней годовщины изгнания гиарских агрессоров принцесса высоко оценила роль принца Сергея с планеты, которой нет, его мастерство и хладнокровие в поединке с Шоррэем Менхэмом.
   – Эрнадо, если бы ты был поваром, то пересластил бы все блюда.
   – Возможно. Скажи, Серж, тебе не приходила мысль не ограничивать переписку с принцессой отправкой поздравлений по торжественным датам?
   – Нет, не приходила, – сухо ответил я. – Так же как и принцессе.
   На пульте заверещал таймер. Я коснулся клавиатуры, переключая управление.
   – Капитан вахту сдал. Прямого пути.
   – Навигатор вахту принял. Курс верен, замечаний нет.
   Эрнадо поудобней устроился в кресле, запустил тест-программу проверки систем корабля. Достал из кармана комбинезона гибкий пластиковый листок:
   – Взгляни. Новое увлечение кадета.
   Это было обычное фото-трехмерка. Эрнадо и Клэн с плоскостными мечами в руках, стоящие в боевых стойках в тренировочном зале. Судя по напряженным фигурам, фехтовали они при гравитации в полторы-две единицы.
   – Неплохо, – сказал я. – Хорошая композиция, и момент схвачен очень удачно… Кто победил?
   – Клэн, – нехотя ответил Эрнадо. – Он знает массу оригинальных приемов… Мальчик просил Ланса показать ему фотографию Храма и был очень удивлен отказом.
   – Объяснили ему причину?
   – Да. Он умеет задавать интересные вопросы.
   Голос Эрнадо вдруг неуловимо изменился.
   – Капитан, разрешите связаться с космопортом назначения?
   – Со Схедмоном? Зачем?
   – Дать заказ на подготовку гипертуннеля к Земле. Мы сможем отправить мальчика домой через несколько часов после посадки.
   Я присел на корточки перед пультом, взглянул в лицо Эрнадо поверх мерцания индикаторных панелей. Оно было, как всегда, невозмутимо, лишь глаза стали еще холоднее и невыразительнее, чем обычно. Но в этом, наверное, повинен синеватый отсвет включенных экранов.
   – Эрнадо, ты понимаешь, что означает кварковая бомба на рейдере сектантов?
   – Разумеется. Они хотят уничтожить Землю.
   – И ты предлагаешь отправить мальчишку на планету, которая в любой момент может превратиться в облако пыли?
   – Да. У них ничего не выйдет. Иначе сектанты давно уничтожили бы планету, переправив бомбу через гипертуннель. На нашем корабле мальчик в большей опасности. Следует отправить его на Землю.
   – Эрнадо, опомнись, – тихо сказал я. – Ты несешь чушь. Если это твое окончательное мнение, то лучше закажи гипертуннель до Тара. Принцесса навесит тебе погоны покруче.
   Эрнадо вздрогнул и опустил глаза. Произнес неожиданно растерянным голосом:
   – Извини, Сергей… Я не подумал. Но мне кажется… казалось, что это необходимо.
   – Вредное влияние Редрака, – попытался я улыбнуться. – Может, прислать тебе на смену Ланса? Потренируемся на мечах или отдохнешь?
   – Нет, Серж. Спасибо, я в полном порядке. Это моя вахта. Я пожал плечами и вышел из рубки.
   Когда Данька попросил Ланса показать ему фотографию Храма, он действительно задал очень интересный вопрос.
   Фотографий Храма в природе не существовало. Равно как и видеопленок, кристаллографии и кинофильмов. Храм не позволял фиксировать себя ни на одном из существующих носителей информации. Природа этого оставалась загадкой – одной из миллионов загадок Храмов.
   В лучшем случае место Храма на фотографии занимало расплывчатое пятно. В худшем – засвечивалась вся пленка. Магнитные носители просто стирались, прочнейшие кристаллы оптической записи разрушались. Храмы словно считали себя нефотогеничными и упорно препятствовали любым попыткам запечатления. Тем планетам, где Храмы до сих пор оставались предметом поклонения, приходилось довольствоваться картинами многочисленных художников, избравших темой своего творчества огромные зеркально-черные шары. Надо признать, выглядели эти своеобразные иконы весьма впечатляюще – причем некоторые по точности немногим уступали фотографиям.
   Я вспомнил, что на Схедмоне было что-то вроде музея, посвященного Храмам, и решил непременно выкроить полдня, чтобы показать его Даньке. В музее наверняка великолепная картинная галерея… А потом можно будет пройтись к Храму Схедмона.
   Приняв душ и повалявшись полчаса на койке, я выбрался из каюты. Дремлющий в кресле Трофей проводил меня взглядом прищуренных желтых глаз и вопросительно тявкнул.
   Странный зверь оказался потрясающе смышленым. Это еще больше увеличивало мою неприязнь к пэлийцам – если только ей было куда увеличиваться.
   Войдя в лифт, я ткнул кнопку с номером тренировочного зала. Обычно это самое оживленное место на военных кораблях, но мой экипаж был настолько малочислен, что я надеялся позаниматься с мечом в гордом одиночестве…
   Надежды не сбылись. Посредине маленького круглого зала стоял Клэн и лениво отмахивался мечом от Ланса и Редрака. Клинки у обоих пилотов были уже порядком укорочены. В сторонке лежал на полу Данька, крутя в руках маленький фотоаппарат. Он явно решил заснять бой в необычном ракурсе.
   При моем появлении тренировка прекратилась. Пилоты отправились к стойке с оружием – менять мечи, Данька вскочил с пола, навел на меня объектив и сфотографировал прежде, чем я успел согнать с лица недовольное выражение. Клэн остался стоять, опустив меч. Я заметил, что кожа у него приобрела легкий оранжевый оттенок – как у стен тренировочного зала.
   – Ты хорошо дерешься, – сказал я.
   Клэн кивнул:
   – Я специализировался в ближнем бою. Ничего лучше одноатомного меча для схватки в нейтрализующем поле не придумано.
   – А плоскостные диски? – ревниво спросил я.
   – Оружие против толпы. Шоррэй Менхэм доказал, что настоящему профессионалу они не страшны.
   Я не стал спорить. У Шоррэя была нечеловеческая реакция, он мог уклониться от летящих дисков, а для меня это навсегда останется недоступным. Но кто знает, какую скорость движения в бою считают нормальной клэнийцы…
   – Прошу капитана о спарринге, – продолжил Клэн.
   – Не думаю, что окажусь интересным соперником, – с долей сожаления ответил я. – Уровень подготовки у меня, Ланса и Эрнадо примерно равный. У Эрнадо наверняка даже повыше.
   Клэн слегка улыбнулся – первый раз за все время на корабле. И сказал:
   – Я видел ваш бой с Шоррэем. Это пример, когда предельное мастерство встретилось с запредельным. Запись поединка показывают на всех циклах обучения в клэнийских школах. Усыпление бдительности соперника, использование его атаки для подгонки величины собственного меча, предугадывание решающего удара, уклонение в момент неизбежности удара, вспарывающий выпад в падении, использование режима непрерывной заточки меча для преодоления защиты комбинезона, общая этика поединка…
   У меня едва не отвисла челюсть. Мой отчаянный, безнадежный, выигранный лишь благодаря темпоральной гранате Сеятелей поединок считается классикой боя на плоскостных мечах! Его изучают на самой воинственной планете галактики!
   Хорошо хоть Данька не понимает стандартный галактический. Я всегда боялся стать ложным кумиром, а после уверенной тирады клэнийца это было бы неизбежным. Чего доброго, Данька решит, что искусство владения одноатомником – врожденный талант всех землян. Включая и его самого.
   – Боюсь, Клэн, что тот поединок нетипичен. Я действовал интуитивно.
   – Разумеется. Любой настоящий бой ведется интуитивно. Иначе он превратится в ремесло.
   Последнее слово прозвучало так презрительно, как мог сказать лишь клэниец – с его сотнями поколений предков, не занимавшихся ничем, кроме войны. Я почувствовал, что одиночка с погибшего корабля мгновенно стал мне симпатичнее. Несмотря на жаропрочную хамелеонскую кожу и удивительное равнодушие к смерти своей огромной семьи.
   Люблю искусство и ненавижу ремесленничество.
   Не важно, что делает человек – кладет кирпичи в стену дома или пишет музыку. Выбор между искусством и ремеслом всегда зависит от той степени интуиции, непредсказуемости, чувства, которую вкладываешь в свое дело.
   – И все же лучше я понаблюдаю за твоим спаррингом с Лансом и Редраком. Сейчас это будет полезнее.
   Клэн кивнул:
   – Я постараюсь показать все основные приемы нашей школы боя на одноатомниках.
   – Ты еще не решил, что предпримешь на Схедмоне? – поинтересовался я.
   – У меня два пути. – Клэн не глядя вогнал меч в ножны. – Либо купить корабль и нанять команду для охоты за Белым Рейдером – состояние нашей семьи позволяет это. Либо просить вас о временном контракте – я могу выполнять на корабле любую работу. Сейчас я предпочел бы второй вариант.
   – Почему? Мы ищем Землю, мою родную планету, а лишь потом Белый Рейдер.
   – Ваши пути пересекутся, – твердо сказал Клэн. – Я знаю.
   – Мне бы твою уверенность…
   – Даже два солнца светят в одном небе, – ответил Клэн схедмонской пословицей.
   – Хорошо. Надеюсь, тебе не придется жалеть о своем выборе.
   Я кивнул подошедшему Лансу:
   – Внеси Клэна в список экипажа. Временный контракт, со всеми необходимыми формальностями… На любую свободную должность, которую он выберет. Потом дашь на подпись.
   Редрак вздохнул. Список лиц, подлежащих его охране, неумолимо расширялся. То, что клэниец мог постоять за себя лучше любого из нас, роли не играло.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация