А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лорд с планеты Земля (сборник)" (страница 19)

   5. След в небе

   Мы ждали Ланса в кабине, благо гравикомпенсатор давно разрядился. Коротая время, я успел просветить Даньку о возможностях боевого катера и особенностях управления. Объяснения облегчались тем, что я не понимал многого из собственного рассказа, а мальчик в свою очередь боялся переспросить незнакомые термины.
   Ланс вернулся минут через двадцать. Едва увидев его лицо, я включил прогрев двигателей.
   Опустившись в свое кресло, Ланс торопливо произнес:
   – Мы выследили их, капитан. Включаю связь с кораблем, хорошо?
   Я кивнул. Подождав, когда на экране появится Эрнадо, Ланс принялся рассказывать.
   Первый раз жители деревни увидели катер прошлым утром. Он приземлился посреди деревни, и «демоны с пылающими мечами» потребовали от жителей воды и пищи. Дары были немедленно принесены, и «демоны» улетели. Кто-то из аборигенов заметил в открывшемся люке фигурку мальчика, сидевшего «как каменный». Услышав об этом, я с состраданием посмотрел на Даньку. Итак, его все-таки держали под гипнозом. Легкая добыча – ребенок, видевший гипноз лишь в выступлениях телешарлатанов.
   Ночью «демоны» появились повторно – и на двух катерах. Они потребовали еще пищи – в единственный деревенский колодец опустили «гибкие трубы», высосавшие оттуда почти всю воду. После этого незваные пришельцы скрылись, пообещав, что больше в деревне не появятся.
   – У них явно неприятности с продуктами, – злорадно сказал Ланс. – Если уж они польстились на местное зерно и грязную воду – значит, ситуация критическая. Но самое главное в том, что аборигены заметили, откуда появлялись и куда улетели катера! В сторону, противоположную восходу, – где и обитают демоны, по мнению местных жителей.
   – Тебе не пришлось применять силу? – спросил я.
   – Нет. Чуть-чуть угроз и много обещаний.
   Эрнадо волновало совсем другое:
   – Какого типа были катера?
   – Трудно добиться подробностей от человека, не державшего в руках ничего сложнее мотыги…
   – Не скромничай.
   – Скорее всего малый разведывательный и десантный. Это если судить по форме – линза и сигара.
   Эрнадо прикрыл глаза, явно что-то вспоминая. Удовлетворенно кивнул:
   – Либо у них нестандартный набор снаряжения, либо их корабль – крейсерского класса. Первое предпочтительнее.
   – Ты уверял, что наш корабль способен дать бой крейсеру, – не выдержал я.
   – Но не утверждал, что мы непременно выйдем из него победителями. Тем более в нашем нынешнем состоянии.
   – Ладно. Состояние корабля обсудим позже. Ланс, стартуй. Мы летим на запад.

   Мы снова шли на предельно низкой высоте. Но на этот раз не в поисках чужаков. Бреющий полет уменьшал риск быть обнаруженными.
   – Сергей…
   Я вопросительно взглянул на Даньку.
   – А мне обязательно возвращаться на Землю?
   – Ну и ну! А родителей тебе не жалко?
   Данька опустил глаза:
   – Жалко. Но если уж я попал сюда… Они бы за меня обрадовались, я знаю. Мама всегда говорила, что на все готова, лишь бы я жил в нормальной стране.
   Теперь настала моя очередь отводить взгляд. Мальчишка попал в самое больное место. Кто дал мне право быть единственным землянином, вышедшим за пределы Солнечной системы? Могу ли я запретить чудом попавшему в далекий космос Даниилу хотя бы прикоснуться к чудесам галактической цивилизации?
   Должен запретить.
   – Даниил, – мягко сказал я. – Это вовсе не нормальная страна в понимании твоей мамы. Не Штаты и не Германия. Ты находишься в мире, состоящем из тысяч планет, очень часто и крайне жестоко воюющих между собой. Здесь тоже бывает скучно… и страшно, и больно. Многим приходится голодать, а многим – жить в самом настоящем рабстве. Добиться хорошей жизни здесь не легче, чем на Земле. Тем более ребенку, знающему в десять раз меньше, чем его здешние сверстники. Что ты будешь делать, если я вернусь на Землю?
   Данька прошептал так тихо, что я едва услышал ответ:
   – Помогите мне устроиться на какой-нибудь звездолет… Я тоже буду искать Землю. Пусть она станет настоящей планетой.
   Мне стало не по себе. Я крепко пожал его ладошку:
   – Данька, ты молодец, но… Мы поговорим об этом позже.
   Мальчик безнадежно кивнул. И спросил:
   – А мне можно будет оставить эту одежду? На память…
   Я вспомнил, с каким восторгом Данька надевал серебристо-серый полетный костюм, с трудом подобранный на его рост. Магнитные застежки, тонкие перчатки, пристегнутые к рукавам; невесомый капюшон из синтетического меха; вшитые в ткань датчики и индикаторы; режим мускульного усиления, многочисленные карманы, наполненные необходимым на корабле или в рейде снаряжением; пристегнутая к поясу кобура – пусть даже и пустая; ножны с тяжелым виброклинком, режущим дерево как бумагу. Мечта любого мальчишки.
   Но одновременно – крайне полезная штука для любого проходимца. И предмет национальной безопасности для государства, в котором Данька окажется после гиперперехода. Технологии, заложенные в полетный костюм, на Земле неизвестны. И даже для того, чтобы просто заполучить образчик ткани, экранирующей жесткое рентгеновское излучение, не прожигаемой напалмом и отталкивающей концентрированные кислоты, на моей родной планете не остановятся ни перед чем.
   – Нет. Мы подыщем тебе что-нибудь попроще.
   Данька кивнул и отвернулся к экрану. Черт возьми, единственное, чего мне не хватало, – так это детских обид…
   – Приближаемся к горам, – сказал Ланс. – Самое удобное место для скрытной посадки корабля.
   Он замолчал, уставившись в видеокуб. Кроме далекой гребенки гор, там ничего не было, но катер вдруг стремительно пошел вниз.
   – Что случилось? – Я подался к Лансу.
   – Ионизированный столб! Там корабль, прогревающий двигатели перед стартом!
   Теперь и я заметил тускло-желтую колонну, подымающуюся над горами и медленно тающую в стратосфере. Раздробленный излучением воздух, заметный лишь для детекторов катера, плыл вверх, как дымок от разгорающегося костра.
   Катер опустился среди деревьев, ломая ветки и подминая молодые деревца. Его в последний раз тряхнуло, и выдвинутые до предела опоры коснулись грунта. Изображение в видеокубе дернулось, потеряло четкость.
   – Я отключил локатор, – пояснил Ланс. – Могут засечь.
   Понимающе кивнув, я вгляделся в синтезированное компьютером изображение. Ионизированный столб становился все темнее и толще, расплывался, окутывая горы дымкой. Судя по силе излучения, там действительно находился крейсер.
   Одно дело – искать стоящий на земле корабль, наверняка окруженный нейтрализующим полем. Прежде чем поле успеют снять, катер, идущий на форсаже, окажется в тысячах километров от корабля, вне зоны поражения… И совсем другое – наткнуться на готовый к старту вражеский крейсер, все защитные системы которого активированы. Нас могли сжечь раньше, чем мы осознали бы происходящее.
   В полной тишине мы следили за экранами. Ничего не понимающий Данька испуганно смотрел на меня, не решаясь спрашивать.
   – Вот он, – выдохнул Ланс.
   В видеокубе уже не было нужды. Стартующий в сотне километров от нас крейсер был прекрасно виден и на обзорных экранах.
   Снежно-белый конус, под которым дрожало багровое пламя, плавно поднимался над горами. Расстояние делало его безобидным, похожим на яркую елочную игрушку.
   – Большой одиночный рейдер, – прошептал Ланс. – Огневая мощь достаточна для подавления планетарной крепости. У нас не оказалось бы ни единого шанса…
   – У Шоррэя Менхэма, случайно, не было наследников? – поинтересовался я. – Гиарский правитель тоже любил белый цвет.
   – Это просто защитная обшивка, рассеивающая лазерное излучение. Ее изобрели еще лет пять назад… но я никогда не слышал, чтобы у кого-то хватило денег на покрытие целого корабля. Максимум – на оболочку для боевого катера.
   – Ясно. Дай связь с «Террой» по узкому лучу.
   Ланс склонился над пультом, нацеливая на наш корабль узконаправленный передатчик. Белый конус рейдера таял в небе.
   – Это и есть ваши друзья, капитан? – спросил Данька.
   – Да, – неохотно ответил я.
   – У меня тоже были такие приятели. Я однажды полдня от них прятался в школьном спортзале, под матами. Меня на счетчик поставили, а денег не было.
   Секунду мы с Данькой внимательно разглядывали друг друга. Потом я сокрушенно покачал головой:
   – Данька, в твоем возрасте меня тоже обижало, что взрослые считают детей глупышами. Ты прав, это именно такие друзья. Но я не могу тебе ничего объяснить. Считай это военной тайной.
   – Хорошо, капитан, – без улыбки ответил Данька.
   Я пожал ему руку – крепко, как взрослому. И повернулся к Лансу:
   – Скоро будет связь?
   – Сейчас…
   По экрану фона скользили расплывчатые серые тени.
   – Изображения не будет, капитан, только звук. Слишком уж далеко.
   – Ерунда. Эрнадо, ты видишь корабль?
   – На связи Редрак. Эрнадо в боевой рубке.
   – Подключай его к разговору.
   – Есть, капитан.
   – Вы лоцируете крейсер?
   – Конечно, капитан, – вклинился голос Эрнадо. Он в прицеле, и я должен признаться, что полностью там не помещается.
   – Мы можем его достать?
   – Это приказ?
   Я секунду помедлил:
   – Нет, просьба.
   – Тогда не можем.
   – Ты встречал корабли подобного типа?
   – Да, к сожалению. Но не в противолазерной броне.
   – Как его можно уничтожить?
   – Очень просто. Берется эскадра из десяти-двенадцати кораблей нашего класса…
   – Можешь не продолжать.
   Я развел руками. Ланс понимающе кивнул:
   – Сидим и не высовываемся.
   – Вот именно.
   Коротко объяснив Даньке, что ближайшую пару часов нам предстоит заниматься ничегонеделанием, я достал пластиковые контейнеры с полетными рационами. Спросил:
   – Как экипаж отнесется к обеду?
   Экипаж отнесся положительно. Мы принялись вскрывать доставшиеся каждому емкости.
   Один из совершенно непонятных мне обычаев планеты Тар – это то, что полетные рационы на кораблях никак не маркируются. Цветные полоски на этикетках позволяют установить лишь энергетическую ценность пищи, а форма коробок – что в них находится: первое, второе или десерт. Видимо, этот полусадистский прием позволяет внести элемент неожиданности в каждый предстоящий обед. Но увы, неожиданности делятся на приятные и не очень. Вторые более распространены.
   Мне достался напиток, по вкусу напоминающий смесь турецкого чая и польского кофе. Еще не самый худший вариант, между прочим… Вторая баночка скрывала в себе кашу из белых зернышек, перемешанных с узкими полосками вареной рыбы и неимоверным количеством пряностей. И вкус, и вид ее наводили на мысль, что задолго до меня в галактике побывали представители корейского народа, причем их влияние на кулинарию ничуть не пострадало от времени.
   Я принялся торопливо глотать кашу, запивая ее щедрыми глотками бодряще-теплого напитка.
   Даньке повезло больше. Коричневая однородная масса в его рационе была, несмотря на подозрительные ассоциации, хорошо проваренным мясным пюре. Напиток оказался сладковатым соком со слабым запахом шоколада. Через минуту Данька уже приканчивал пюре, предварительно опорожнив банку с соком.
   Достав из шкафчика еще пару банок, я молча вручил их мальчишке. Ланс удивленно сказал:
   – Не думал, что проведенная в лесу ночь так влияет на аппетит.
   – Дело не в прошлой ночи, – с трудом выдавил я и закусил губу. – В стране, где живет Данька… не слишком-то высокое благосостояние.
   Ланс отвел глаза. Словно ему, а не мне было сейчас нестерпимо стыдно за свою родину. Потом спросил:
   – Простите мой вопрос, принц… Вам никогда не хотелось вернуться на Землю через гипертуннель? С небольшим отрядом и подходящим снаряжением?
   – Хотелось. Но уж слишком усердно меня к этому подталкивают.
   Не сговариваясь, мы повернулись к экрану, где крошечная точка крейсера продолжала подниматься над планетой. Данька с энтузиазмом расправлялся с добавкой.
   – Он слишком уж энергично разгоняется, – нарушил Ланс затянувшееся молчание. – Излишняя трата топлива.
   – Ты думаешь, он хочет уйти в гиперпространство?
   – Похоже. С его мощностью можно совершать прыжок в непосредственной близости от планеты.
   – Вызывай Редрака.
   Редрак, даже не дослушав, согласился с нами. Судя по бодрому голосу бывшего пирата, отлет вражеского крейсера явно прибавил ему оптимизма. Связавшись с Эрнадо, я отдал несколько распоряжений – наверняка излишних, но достаточно важных, чтобы подстраховаться. И мы продолжили вынужденное ожидание.
   Крейсер не заставил нас скучать слишком долго. Вначале на экранах возникло легкое мерцание, окружившее удаляющийся корабль. Потом их затянуло молочно-белым свечением. Когда они очистились, крейсера там уже не было.
   Я открыл люк, выпрыгнул из катера. Посмотрел в небо – как раз вовремя, чтобы увидеть гаснущую звезду, на мгновение затмившую тусклое красное солнце.
   – Ушел в гиперпрыжок, – удовлетворенно заявил Ланс. – Если у них и недостаток пищи, то энергию явно некуда девать. Притяжение планеты сожрало у них процентов семьдесят мощности.
   Забравшись обратно в катер, я поймал вопросительный взгляд Даньки.
   – Все в порядке, кадет. Мы разминулись со своими друзьями.
   Данька кивнул и ловко запустил пустой банкой в закрывающийся люк.
   Я вздохнул, но чтение очередной нотации отложил до следующего раза. Подсел к пульту и спросил:
   – Эрнадо, ты отследил прыжок?
   – Да, капитан. Он шел напрямую, на сигнал одного маяка.
   – Сигнал идентифицирован?
   – Да. Планета Рейсвэй, входящая в одноименный тройственный союз вольных миров. Это на самой окраине галактики.
   – Бывал там?
   – Первый раз слышу. И про планету, и про вольный союз. Будем преследовать?
   – Не сразу, – с сожалением ответил я.
   6. Коктейль «Ностальгия»
   Ресторан «Галактика» размещался на окраине космопорта. При всей своей тривиальности название было точным – планета Аргант служила перекрестком множества торговых путей, и в ресторанчике отдыхали и закусывали представители едва ли не всех обитаемых планет. Кроме землян, разумеется.
   Над пирамидальным зданием вращалась, переливаясь всеми цветами, а временами заходя в ультрафиолетовые и инфракрасные области спектра, вывеска – название ресторана на местном и стандартном языках. Объявление над входом выглядело куда скромнее: «Только для экипажей космических кораблей».
   Я приложил личную карточку к пластине идентификатора, и дверь открылась. У Даньки никаких документов еще не было, но это роли не играло – каждый член экипажа имел право привести с собой гостя.
   В холле еще одно объявление предусмотрительно извещало, что ресторан снабжен собственным генератором нейтрализующего поля.
   – Очень приличное заведение, – сказал я. – Неудивительно, что Редрак не спешит к нам присоединиться. Его идеал вечернего отдыха – это грязный бар, где каждый час происходит потасовка.
   Данька кивнул, озираясь по сторонам. На стенах мелькали, сменяясь с калейдоскопической быстротой, трехмерные пейзажи самых разных планет. Я узнал багровые леса Рантори-Ра и выжженные дочерна равнины Шейера, планеты-самоубийцы. Мне даже показалось, что на мгновение мелькнуло пшеничное поле с березовой рощей вдали. Но, конечно же, только показалось.
   К нам направлялся седовласый мужчина в сиреневой униформе обслуги. С профессиональной улыбкой на лице и с уверенной поступью знающего себе цену специалиста.
   – Отдельный кабинет?
   Я поморщился:
   – Столик в общем зале, на пятерых. К нам подойдут друзья. И побыстрее, слуга.
   Распорядитель вздрогнул, но оскорбление проглотил. Коснулся кнопок на планшетке со схемой ресторана. Я заметил его секундное колебание и понял, что ответ не заставит себя долго ждать. Бойся маленьких начальников.
   – Следуйте за указателем.
   Перед нами вспыхнула и поползла по полу светящаяся зеленая точка.
   Пожав плечами, я взял Даньку за руку.

   Общий зал занимал почти всю наземную часть ресторана. Стены и сходящийся трехгранной пирамидой потолок скрывала мерцающая дымка, поднимавшаяся из нескольких мелких бассейнов. Между ними в изысканном беспорядке стояли овальные столики. Некоторые накрывал тот же светящийся туман, позволяющий угадывать лишь силуэты посетителей, желающих уединения.
   Мы уселись за отведенный нам столик. Я огляделся и с некоторым удивлением понял, что место досталось вполне сносное. Пускай довольно близко к соседним столикам, но зато рядом с маленькой круглой эстрадой, где приятным голосом пела симпатичная девица. Пела она на аргантском, из которого я не знал ни единого слова, но музыка была тихой, грустной и красивой.
   Перед столиком возник официант в сиреневом. Молодой, но такой же самоуверенный, как и распорядитель.
   – Наши гости желают попробовать национальные блюда Арганта? – поинтересовался он. – К охлажденным палочкам желе рекомендую выдержанное вино «Черный маг». Первая бутылка бесплатно, за счет ресторана.
   Не люблю, когда пытаются решать за меня.
   – Мы желаем других блюд, – вежливо ответил я.
   В руках официанта появилась передающая пластинка.
   – Мальчику – мясной суп из кухни планеты Тар, котлеты по их же рецептам, лейанские сладости и сок киланы.
   Официант кивнул, явно удовлетворенный стоимостью заказа. Лейанские сладости рисковал заказывать не каждый посетитель.
   – Для меня – жареное мясо и холодный реграв.
   Реграв – дешевый и не слишком популярный напиток. Но это лучший заменитель томатного сока, который мне удалось найти.
   – Все? – переспросил официант.
   – Еще охлажденный раствор этилового спирта. На сорок частей спирта – шестьдесят частей дистиллированной воды и щепотку сахара.
   Официант обалдело уставился на меня. Поинтересовался:
   – А как называется этот напиток?
   – Коктейль «Ностальгия», – любезно откликнулся я. – Попробуйте, не пожалеете.
   – В каком количестве подавать мясо и… коктейль?
   – Полкило мяса, пол-литра коктейля и столько же реграва.
   – Мясо прожарить со специями? – Официант сделал последнюю попытку наставить меня на путь истинный.
   – Никаких приправ. Соль подадите отдельно.
   В ожидании заказа мы с Данькой разглядывали посетителей. Интересное зрелище – и не только для мальчишки. Жаль только, что места поблизости пустовали. Лишь за соседним столиком беседовали трое молодых людей с лимонно-желтой кожей, но вполне земной наружности. На столе перед ними были лишь пустые тарелки и что-то вроде большой квадратной кастрюли.
   Двое официантов принесли заказанные блюда. Данька с любопытством уставился на розоватый бульон, в котором плавали аппетитные кубики мяса и нарезанные соломкой овощи.
   – Попробуй, это очень вкусно, – сказал я. В моей собственной тарелке оказался хорошо прожаренный кусок мяса с минимумом специй. Как и требовалось…
   В центре стола официанты поставили хрустальные графинчики с соком киланы для Даньки, «томатным соком» и «коктейлем» для меня.
   – Благодарю, – сказал я, наливая в самый вместительный бокал до половины «томатного сока».
   – Мальчику употреблять алкоголь запрещено правилами нашего ресторана, – сообщил один из официантов.
   – Он и не будет его пить, – успокоил я поборника нравственности. – Это все для меня.
   Официанта передернуло. Товарищ пришел ему на помощь:
   – Мы обязаны предупредить, что у вашего столика включен блок автоматического контроля. Если вы предложите мальчику алкоголь, то будете вынуждены покинуть ресторан.
   – Хорошо, – вполне искренне согласился я. – Мне у вас определенно нравится…
   Я долил бокал «коктейлем» и понюхал получившуюся смесь. Официанты отодвинулись в сторонку. Данька неодобрительно спросил:
   – Будешь пить водку?
   – Немного, – ответил я, опорожняя бокал. По пищеводу пробежало жгучее тепло, следом – смывая неприятный вкус – порция «томатного сока».
   Данька с обиженным видом принялся хлебать суп. Я отрезал кусочек мяса, прожевал. И взглянул на соседний столик.
   Один из парней как раз открывал крышку кастрюли. Запустил туда руку, порылся на дне… И достал пушистого зверька, напоминающего большеглазого бесхвостого котенка, покрытого короткой серой шерсткой.
   Зверек жалобно пискнул. Парни засмеялись – и я увидел длинные клыки, медленно выдвигающиеся из их верхних челюстей.
   Я вздрогнул и отвел глаза. Но было уже поздно: Данька проследил мой взгляд. Вначале он улыбнулся, разглядывая животное. Потом глаза у него распахнулись на пол-лица, а губы задрожали. Он понял.
   – Сергей… Это… это неправда?
   – Правда, – жестко ответил я. – Это вампиры с планеты Пэл. Они могут питаться любой пищей, но предпочитают кровь живых существ. Очень жаль, что я не сразу узнал этих тварей.
   – Сергей…
   В его голосе было раз в десять больше мольбы и страха, чем я мог перенести.
   Я поднялся из-за стола, с грохотом отшвыривая стул. Отличная месть распорядителя – усадить нас по соседству с вампирами.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация