А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лорд с планеты Земля (сборник)" (страница 18)

   4. Рейд

   Когда диафрагма люка разошлась и катер вылетел из ангара, Даниил обернулся.
   На экране заднего обзора был виден стремительно удаляющийся корабль. Серебристый шар, вцепившийся в землю десятком толстых опорных колонн, окруженный кольцом поваленных и обгоревших деревьев, напоминал Храмы Сеятелей. Впрочем, так дешевая малолитражка походит на шикарный «роллс-ройс»…
   – Вот теперь я верю, что мы не на Земле, – прошептал мальчишка.
   Я кивнул. Встающее сейчас за кораблем солнце было цвета тусклой меди и раза в два больше земного светила. Истинные размеры, конечно, различались еще сильнее. Звезда Шор-XVII представляла собой типичный красный гигант.
   – Всегда знал, что со мной случится… такое, – продолжал Даниил.
   Все мы в детстве верим в свою неординарность. Именно нам предназначены удивительные приключения и древние клады, прекрасные принцессы и страшные чудовища. Может, и к лучшему, что мы так быстро забываем детские мечты. Иначе не все нашли бы в себе силы жить.
   Ланс, сидевший в кресле пилота, вполголоса произнес:
   – Эрнадо, спасибо, мы вышли из зоны защиты. Включай генератор.
   В голографическом тумане видеокуба над кораблем замерцал розовый купол. Нейтрализующее поле, выключенное на момент нашего старта, вновь прикрывало звездолет.
   Даниил как зачарованный уставился на видеокуб. Потом перевел взгляд на Ланса:
   – Он не понимает по-русски, капитан?
   – Нет. Мы общаемся на стандартном галактическом, это основной язык гуманоидных планет. Кстати, когда мы говорим неофициально, можешь звать меня Сергеем. А то я рискую забыть собственное имя.
   – Ладно. Тогда вы меня зовите просто Данькой, – серьезно предложил мальчишка.
   Я кивнул.
   Даниил снова посмотрел на Ланса. Вполголоса произнес:
   – Он совсем как человек, точно? А тот, серокожий, сразу видно, что инопланетянин.
   – Его зовут Редрак.
   Данька вдруг хихикнул. Поймал мой недоуменный взгляд и пояснил:
   – Редрак. Я анекдот вспомнил… Про фамилию Блюхер, которая с английского не переводится.
   Я с трудом подавил хохот. Анекдот я, конечно, помнил и связь уловил. Почему-то ни на одной планете анекдоты так не распространены, как на Земле… Но Даниила придется одернуть.
   – Слушай меня и запоминай получше, юнга, – сказал я.
   Данька сразу испуганно сжался.
   – В галактике тысячи планет, населенных людьми. Иногда они очень похожи на землян, часто многим от нас отличаются. Серая кожа – это мелочь по сравнению с роговым панцирем или игольчатой шерстью. Но все мы пошли от общего корня – всех нас создали Сеятели. В большинстве случаев жители разных планет генетически совместимы. Понимаешь?
   Мальчишка неуверенно кивнул.
   – Я встречал много имен, звучащих для землянина более чем забавно. Но иронизировать над ними не стоит. Хотя бы для собственной безопасности. Земля и так не слишком уважаемая планета. Понял?
   Данька быстро кивнул. Жалобно произнес:
   – Я больше не буду…
   Ланс незаметно подмигнул мне. Нашего разговора он не понял, но строгий тон в переводе не нуждался.
   – Учите кадета вежливости, капитан?
   – Приходится.
   – Полезное занятие… Пойдем по спирали, капитан?
   – Да. Понимаешь, что мы ищем?
   – Чужой корабль.
   – Скорее его след. Шансов мало, но попробовать стоит.
   Мы летели невысоко, метрах в двадцати над деревьями.
   Скорость мешала разглядеть детали, но за нас работали поисковые детекторы, сканируя лесную чащу во всех возможных диапазонах. Скопление металла, тепловое излучение, источник радиоактивности – все это могло навести на след.
   – Капитан, – тихо позвал Данька. – Капитан…
   Я посмотрел на мальчишку. Господи, да он до сих пор выглядел как побитый… Пожалуй, я выбрал слишком суровый тон.
   – Что, Данька?
   Он чуть приободрился.
   – Капитан, а почему Земля – не очень уважаемая планета? Из-за того, что мы все время воюем, да?
   Меня слегка передернуло. Какой же я идиот. Ведь вполне достаточно узнал от Даниила о случившемся за последние два года на нашей с ним родине…
   Жизнь на грани нищеты, электроэнергия по три часа в день, промерзающая зимой квартира. Это с той стороны, к которой принадлежал Даниил.
   Дачи на Черноморском побережье, многоэтажные особняки, зеркальные витрины супермаркетов. Это для других…
   Этап первоначального накопления капитала. Законы истории, черт бы их все побрал!
   А еще – леса, куда ходят не гулять, а собирать грибы и ягоды, насквозь пропитанные химикатами. Захоронения токсичных отходов, привезенных из благополучных, добропорядочных стран. Сменяющие друг друга правительства. Бесконечные конфликты на непризнанных границах. И преступность повсюду – от школы, где учился Даниил, до улиц, пустеющих с наступлением темноты.
   Мир, из которого хочется убежать. Мир, в котором только дети верят в возможность бегства. Но при этом абсолютно уверены: где бы они ни оказались, там будут властвовать те же законы. Право сильного. Право одного решать за многих. Право на незыблемость лживой истины.
   Неужели я хочу, чтобы Данька запомнил и этот мир таким? Строгой отповедью очередного начальника, увешанными оружием суперменами. Презрением к его собственной планете.
   – Это длинная история, малыш, – ласково сказал я. – Но дело вовсе не в том, что мы хуже других.
   Мальчишка быстро кивнул. Словно соглашался с тем, что никаких объяснений не будет…
   Я вздохнул и повернулся к нему вполоборота.
   – Время в общем-то есть, – не очень последовательно заявил я. – Так вот, все началось миллионы лет назад. В нашей галактике существовала цивилизация, называвшая себя Сеятелями. Больше всего она любила воевать… и создавать новую жизнь.
   …Я говорил, стараясь лишь подобрать выражения попроще. О Сеятелях, оставивших перед своим исчезновением семена жизни на всех кислородных планетах. О Храмах-маяках, позволяющих возникшим цивилизациям летать от планеты к планете. О Земле, на которой почему-то не был построен Храм. И о том клейме, знаке неполноценности, которое из-за этого легло на наш мир.
   Я рассказал о принцессе с планеты Тар, которая по древнему обычаю и полудетской причуде объявила меня своим ритуальным женихом. О ее подарке – кольце, заключавшем в себе устройство гиперперехода. И о том, как она позвала меня на помощь – спасти ее мир, попавший в ловушку собственных традиций. И об Эрнадо, ставшем моим учителем.
   Данька не сводил с меня горящих глаз, когда я описывал бегство из дворца на флаере с неработающим двигателем, встречу с Лансом на базе императорских ВВС. Он затаил дыхание, когда я рассказал про дуэль с Шоррэем – самоуверенным суперменом, правителем Гиарской федерации. И сжал кулачки, словно собираясь броситься в драку, когда я объяснил, почему был вынужден, уже став принцем, отправиться в добровольное изгнание, на поиски планеты, которой нет, нашей родины. Земли.
   – Так, значит, вы принц? Повелитель целой планеты? – вымолвил он наконец.
   – Формально. Пока Земли нет на звездных картах – я бродяга. Пришелец ниоткуда.
   – Все равно… Вы же найдете Землю?
   – Не знаю. – Я словно достиг невидимой границы откровенности. Психокод, заложенный в сознание мальчика? Чушь… И все же я сказал: – Возможно, я вернусь вместе с тобой.
   Мне показалось, что Даньку эти слова не очень-то обрадовали. Но сказать он ничего не успел.
   – Впереди селение, – сообщил Ланс, слегка меняя курс.
   – Сейчас пролетим над деревней, – перевел я на русский. Коснулся управляющей панели, переключая боковые экраны на обзор пространства под катером. Данька вздрогнул – впечатление было таким, словно мы внезапно завалились набок. Под нами стлался коричнево-серый ковер леса. При дневном свете он выглядел ничуть не гостеприимнее, чем ночью.
   – Сбавь скорость до двухсот, – приказал я. – Хочется взглянуть на аборигенов.
   Через несколько мгновений лес начал редеть. Появились выжженные проплешины, квадратики засеянных какими-то злаками полей. Подсечно-огневое земледелие, один из самых примитивных способов добывания пищи.
   Потом поля кончились. Мелькнули цепочки изгородей, маленькие конусообразные хижины, чем-то напоминающие африканские. Между ними, застыв в самых причудливых позах, присев, прижимаясь к земле, смотрели в небо люди. В длинных меховых накидках, с неожиданно белой кожей и соломенно-желтыми волосами.
   – Типичная реакция гуманоидов на незнакомый летающий объект, – пояснил Ланс. – Нас учили основам контактологии. Если здесь найдут ценные руды или экзотические полезные растения – планета быстро цивилизуется. Какой-нибудь развитой мир установит над ней протекторат.
   Деревня осталась позади.
   Контактология, протекторат, экзотические растения… Мой мозг преобразует стандартный галактический язык в понятные мне слова. Для Даньки, возможно, они звучали бы как наука о контактах, опека, редкие травы… А для более умного, чем я, представителя землян понятия стали бы еще сложнее – и наверняка лучше передали бы истинный смысл галактического языка…
   – Теперь ты видишь, что это не Земля, – иронически сказал я Лансу. – Мы с Данькой на этот народ ничем не походим.
   Ланс молча кивнул.
   Ничем не походим… Так ли? Цвет кожи и волос – детали, я сам объяснял это Даниилу. Главное – уровень технологии. И в этом отношении Земля такая же отсталая планета, как негостеприимный мирок, вращающийся вокруг холодной звезды Шор-XVII. Над нами тоже могут установить опеку. И начать разработку урана – он ценится в космосе не меньше, чем у нас. Вывозить павлиньи перья и китайские шелка, индийские пряности и древние картины. Попутно Землю «цивилизуют», прекратят на ней мелкие ненужные войны, а взамен начнут вербовать молодежь в армию планеты-покровителя…
   Может быть, нам несказанно повезло, что на Земле нет Храма? Мы развиваемся сами, не чувствуя своей ущербности. Мы тянемся к звездам, не предполагая, что можем оказаться в длинной шеренге отсталых, никому не интересных миров… Стоит ли искать Землю, открывать к ней широкую дорогу вместо нынешней извилистой тропинки? Не лучше ли вернуться на нее вместе с Даниилом… или хотя бы прекратить поиски, за которые в будущем меня будут проклинать тысячи поколений землян?
   – Еще одно селение. – Голос Ланса вырвал меня из задумчивости. – Мы прочесали зону радиусом в сотню километров вокруг корабля. Никаких следов.
   – Продолжаем поиск. – Я сказал это не только Лансу, но и самому себе.
   Я должен найти Землю. Хотя бы потому, что на ней уже побывал проходимец, купивший плутоний и титан за несколько дешевых технических новинок. Обычный мальчишка с Земли, Данька, не случайно оказался возле моего корабля. Кто-то включился в игру, а призом в ней – Земля. И лучше уж протекторат Тара, обязанного своей свободой землянину, чем любого другого мира. Пусть я и не стану правителем Тара, но принцесса никогда не причинит зла моей планете.
   Я найду Землю – или погибну. Это даже больше, чем любовь. Это жизнь Земли, породившей меня и все, что мне дорого. Я буду убивать и нарушать незыблемые галактические законы, смогу стать предателем и палачом. Но Земля должна остаться свободной. Память миллионов предков, соленая вода земных океанов в моей крови – все это никогда не даст мне отступить.
   Мой мир должен остаться свободным – иначе я буду рабом даже на троне императоров Тара.
   – Еще деревня! – Данька восторженно оглянулся и снова прилип к экрану. – А эти разбежались, трусы…
   Ланс с улыбкой спросил:
   – Даниил в полном восторге?
   Я кивнул. Что-то заставило меня насторожиться.
   – У вас красивый язык, принц. Непонятный, но его приятно слышать. Даже хочется выучить.
   – Я русский бы выучил только за то, что им разговаривал принц… – привычно съерничал я и вдруг сообразил, что мне не понравилось. – Поворачивай к селению, Ланс!
   Вначале пилот выполнил приказ, почти мгновенно изменив направление полета… с такой скоростью, что шар гравикомпенсатора сжался, поглощая предельные перегрузки. Данька застонал – для него оказалась чрезмерной даже полуторная сила тяжести. И лишь потом Ланс спросил:
   – В чем дело, капитан?
   – Двоечник, – выдавил я, преодолевая навалившуюся тяжесть. – Чему тебя только учили в офицерском корпусе? Жители этой деревни нестандартно реагируют на появление катера! Они видели летающие машины и раньше!
   – Понял.
   Катер завис над конусами хижин. Шар гравикомпенсатора медленно расширялся, вываливая на нас собранную про запас гравитацию. На окраинах селения маячили спины аборигенов, стремительно улепетывающих в лес. Женщины с детьми, несколько подростков с копьями. Пара дюжих мужчин, тащивших под руки дряхлого старикана…
   – Парализатор на ту троицу, Ланс! Это старейшина, он должен многое знать!
   Из днища катера вырвался почти невидимый голубой луч. Запоздавшие беглецы повалились на землю.
   – Я обездвижил всех, капитан. На всякий случай, чтобы избежать нападения.
   – Три с плюсом, пилот. – Я подхватил под мышки едва шевелящегося Даньку. – Спускайся.
   Люк катера раскрылся, я выбрался наружу, с трудом удерживая на руках потяжелевшего мальчишку. Следом за нами выпрыгнул Ланс с чемоданчиком лингвенсора в руках.
   Мы отошли на десяток шагов от катера, и тяжесть отпустила. Данька немедленно выбрался из моих объятий, помотал головой, прошептал:
   – Что это было, Сергей?
   – Потом объясню. Держись у нас за спиной, ясно?
   Мы бежали мимо хижин по утоптанной глинистой почве.
   – Вот они, капитан!
   Перед нами распластались три неподвижных тела. Старик и два его стража.
   – Активируй старика, Ланс.
   Ланс склонился над предполагаемым старейшиной деревни, провел вдоль тела маленьким черным диском. Старик шевельнулся. Ланс торопливо раскрыл чемоданчик лингвенсора, что-то набрал на клавиатуре. Извиняющимся тоном произнес:
   – В памяти машины лишь один диалект этой планеты. Надеюсь, его хватит.
   Я нагнулся над стариком. Сказал:
   – Мы пришли с миром и не обидим никого из вас. Не нападайте первыми, и все будет хорошо.
   Лингвенсор издал серию отрывистых, лающих фраз. Старик с трудом поднялся – и заговорил на таком же грубом, неприятном языке. Лингвенсор перевел:
   – Демоны, пришедшие с неба и говорящие словами горных варваров. Что вам нужно от нас снова? Вы обещали уйти навсегда!
   Мы с Лансом переглянулись.
   – Вы не ошиблись капитан. Здесь уже побывали до нас!..
   – Допроси его, Ланс. Мне нужна вся информация. Вся, целиком, даже если тебе придется выжать его мозг.
   Ланс с небольшой заминкой кивнул:
   – Слушаюсь, капитан.
   Данька тронул меня за руку:
   – Сергей… а что мы хотим узнать?
   – Понимаешь ли, – самым невинным тоном произнес я, – мы ищем своих знакомых, которые должны были прилететь на планету раньше нас. Я очень боюсь с ними разминуться.
   Данька кивнул. И стал с неподдельным любопытством разглядывать валяющегося в сторонке аборигена, так и не выпустившего из рук короткое копье и меч из напоминающего бронзу сплава. Потом мальчишка уставился на мой меч, висящий в ножнах за спиной. Похоже, вечером мне придется объяснять ему принцип действия плоскостного оружия…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация