А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лорд с планеты Земля (сборник)" (страница 11)

   Но в это мгновение хрустальный цилиндрик сломался. Легко, словно самый обыкновенный карандаш. Оружие Сеятелей само решало, когда необходимо действовать…
   И наступила темнота.
   4. Похищение принцессы – дубль два
   Это было похоже на гиперпространственный прыжок. Вот только ни фонтана ярких красок, ни пьянящей легкости, ни беспричинной эйфории. Наоборот. Сознание словно задернулось туманом. Я не мог думать, не мог даже испугаться или удивиться, и чужой, равнодушный, безликий голос, звучащий из глубины моего разума, не вызывал ни малейшей реакции.
   – Темпоральная граната активирована. Вы в безопасности.
   Я летел сквозь темноту. Не было ни малейшего движения в окружавших меня тишине и покое. Я не ощущал своего тела, но чувствовал стремительное падение. Темпоральная граната – вот как называется хрустальный цилиндрик. Интересно.
   – Применение мотивировано, опасность первой степени, рекомендуется возвращение к третьему узловому моменту…
   Какое забавное оружие. Оно может давать советы. Что ж, ему виднее. Сеятели умели воевать.
   – Решение принято.
   Темнота исчезла. Я снова стал самим собой и стоял у открытого подземного ангара рядом с Эрнадо.

   Багровое солнце опускалось за горизонт. Небо было черным, как расплавленная смола. Красные отблески играли на прозрачном корпусе флаера, на серой броне боевого катера.
   – В пустыне часто бывают пыльные бури, – сказал Эрнадо. – Но сюда ветер доберется не скоро.
   Сознание работало четко, как никогда. Я помнил все, что случилось со мной до того момента, когда темпоральная граната Сеятелей откинула меня в прошлое. А вот Эрнадо явно ничего не помнил. Для него, как и для принцессы, Шоррэя, Ланса, всех находящихся на планете – или во всей Вселенной? – людей ничего еще не произошло. Эрнадо не прикрывал мой прорыв во дворец, гвардейцы не падали под выстрелами пистолета, принцесса не плакала на моем плече, курсант Ланс не умер страшной смертью. И клинок Шоррэя не касался моей груди, чтобы пронзить сердце.
   Оружие, которое не убивает. Последний козырь, возможность переиграть проигранный поединок. Хрустальный карандаш, зачеркивающий все ошибки.
   – Если флаер заденут и горючее вспыхнет, я неплохо поджарюсь.
   Это был мой голос. Я произнес те же слова, что и в прошлый раз. Губы шевелились сами помимо моей воли.
   Меня охватил ужас. Неужели я обречен на повторение пройденного пути? Вынужден говорить и делать то же, что и тогда?
   Эрнадо протянул мне программные диски. Я взял их, опустил в карман… и напрягся, останавливая опускающуюся руку.
   Вначале это было трудно. Словно я растягивал упругую резиновую пленку, сковавшую все тело, или двигался сквозь густую жидкость. Затем напряжение исчезло. Я снова владел своим телом.
   Тронув карман комбинезона, где лежали темпоральные гранаты, я нащупал лишь один цилиндрик. Все правильно, так и должно быть.
   – Стартуем? Тебе лучше бы попасть во дворец до темноты.
   Я молча протянул ему руку. Снова автоматически, не прилагая к тому ни малейшего усилия. Страха это уже не вызвало, я понял, что в любой момент могу подчинить тело собственной воле, вырваться из потока происшедших когда-то событий. Осталось лишь недоумение – зачем Сеятели предусмотрели такую заданность, странный автопилот, выйти из-под влияния которого стоило немалых усилий… Впрочем, ответ напрашивался сам собой. Преодолимая заданность моих поступков позволяла сохранять неизменными все удачные действия, начиная с неведомых мне самому слов и жестов, заставивших Эрнадо изменить решение скрыться с планеты, и кончая меткими выстрелами в нападающих гвардейцев. Я словно бы превратился в стороннего наблюдателя в собственном теле. И мог брать на себя управление лишь тогда, когда это становилось действительно необходимым. Например, чтобы убраться с авиабазы раньше Шоррэя. Или успеть увернуться от брошенного в меня ножа… Сейчас плечо не болело, и я не сомневался, что рана бесследно исчезла в момент временного скачка. Но воспоминание о пережитой боли оставалось более чем неприятным.
   Размышляя, я забрался в кабину флаера, поудобнее устроился в кресле. Услышал голос Эрнадо:
   – Включай автопилот.
   Коснувшись желтой пластины, я улыбнулся. Собственной улыбкой, которой не было раньше. На автопилоте пойдет к цели не только флаер, но и его пилот. Удобную вещь создали Сеятели. Странно, как легко я поверил в их оружие, а оружие – признало меня.
   – Ты уже летишь, Серж.
   Конечно, лечу. И ты полетишь со мной, даже если еще и сам об этом не догадываешься.
   – Еще раз удачи, лорд.
   Меня вдруг охватил стыд. Какой же я подлец, какая неблагодарная свинья! Я попаду во дворец, а Эрнадо погибнет в неравном поединке! Надо предупредить его, надо…
   – Еще раз спасибо, учитель.
   Предупредить? Осторожности Эрнадо не занимать и без моих советов. Запретить появляться у дворца? Тогда я погибну под выстрелами патрульных катеров. Выхода не было. Темпоральная граната давала вторую попытку – но лишь своему владельцу. Остальные в расчет не брались.
   Выхода не было. Эрнадо сам выбирал свой путь.
   Зато не погибнет от руки Шоррэя курсант Ланс. И мы с принцессой достигнем Храма Вселенной.
   Любовь стоит смерти. Жаль, что этими словами не успокоить совесть.
   Автопилот вел флаер к дворцу.

   Все повторялось. События прокручивались заново, как эпизоды в пущенном повторно кинофильме. Кадр за кадром. И только я знал наперед весь сценарий.
   Патрульные катера, слишком долго решавшие, стоит ли меня уничтожить… И появление Эрнадо, отвлекшее их в решающий момент.
   Скульптурный «сад» на крыше дворца. И двое гвардейцев, первые жертвы моего пистолета.
   Бег по коридору, ведущему в гостевой зал принцессы. И плоскостной диск, брошенный наугад в преградивших дорогу солдат Шоррэя.
   Принцесса, не сразу узнавшая меня. И ее просьба отвернуться…
   Я напрягся, вырываясь из потока случившихся событий. Сменить роскошное платье на комбинезон принцессе действительно необходимо. Но повторно получать удар ножом из-за ее стеснительности я не собирался.
   Чуть-чуть повернув голову, я посмотрел на темные прямоугольники окон между шторами. Стекла ощутимо зеркалили, в них отражалось все происходящее в комнате. Принцесса, сбросившая распоротое платье. Ее служанка Дила, разворачивающая комбинезон.
   Сердце бешено застучало. Черт побери, да что же со мной творится? Я ведь не десятилетний мальчишка, разглядывающий в школьном туалете размытые порнографические открытки. И не семнадцатилетний юнец, дрожащей рукой расстегивающий ремешок на джинсах подружки. Я видал такие групповухи, которым позавидовала бы Эммануэль Арсан. Мне доводилось засыпать в объятиях одной девчонки, а просыпаться с другой. Я сменил столько подружек, что не вспомню их имена…
   Но никого из них я не любил.
   Я смотрел на обнаженное тело, скрытое лишь прозрачной паутиной белья. И понимал, что ни одна женщина в мире уже не сможет стать для меня желанной. Я хочу обладать принцессой. Я хочу касаться ее тела не через гибкую броню комбинезона. Я хочу испытать ее ласки – в ответ на свои.
   И убить Шоррэя, посмевшего желать того же.
   Потайные двери в стенах распахнулись – но я едва не пропустил этот миг. И начал уклоняться от брошенного ножа едва ли быстрее, чем в первый раз. Замечательное начало.
   – Лорд!
   Лезвие кинжала скользнуло по плечу, вспарывая комбинезон и оставляя на коже саднящую царапину. Лучше, чем раньше, но все же…
   Меня охватила ярость. Не затем я активировал темпоральную гранату, не для того вновь позволил пойти на смерть Эрнадо, чтобы поверить в предопределенность…
   – Получайте! – выкрикнул я, стреляя по гвардейцам.
   И снова пятеро гвардейцев остались живы. И опять я застрелил одного из них, и в пистолете кончились заряды. Как и раньше, я отступал, с трудом сдерживая их натиск. Предопределенность?
   Один из гвардейцев открылся, слишком далеко отвел меч для удара. В прошлый раз я ранил его в руку.
   Сейчас я ударил в сердце. Тем же приемом, которым пытался убить меня Шоррэй. Клинок вошел в грудь, и по лицу гвардейца разлилась мертвенная бледность. Он отступил назад – меч вышел из раны, и комбинезон сомкнулся, затягивая разрез. Но гвардеец уже падал, ноги его подкашивались… И подбежавшая принцесса ударила не его, а другого солдата.
   Предопределенность исчезла.
   Через несколько секунд все было кончено. Мы с принцессой стояли друг напротив друга, а между нами лежали четыре неподвижных тела, затянутых в скрывающие раны комбинезоны.
   – Ты отлично владеешь мечом, – сказала принцесса.
   – Ты тоже.
   – Меня учили этому с детства. Но как ты убил остальных?
   Мои губы шевельнулись:
   – Пистолет стреляет плоскостными дисками.
   Я снова шел «на автопилоте». Измененная реальность пыталась при малейшей возможности принять изначальный вид. Что ж, в этом нет ничего плохого.
   Мы направились к взлетному полю.
   И снова был бег через ночной сад. И охранник, убитый плоскостным диском. И мучительные перегрузки аварийного старта.
   Флаер планировал к базе императорских ВВС. Туда, где меня должны были убить.

   Закончив короткую пробежку, флаер остановился. Привычным уже усилием я выбрался из «прежнего» течения времени. Долгие объяснения с Лансом были излишни.
   Выпрыгнув из кабины, я всмотрелся в темноту. Ни малейшего движения. Мертвая тишина. Но я знал, что где-то там крадется сейчас юный мститель, принявший нас за врагов.
   – Ланс! – громко позвал я. – Ланс Дари! Курсант!
   Принцесса удивленно взглянула на меня. Спросила:
   – Нас ожидает твой друг?
   – Да. Будущий. Ланс!
   Из темноты появилась фигурка юноши. Он настороженно всматривался в нас.
   – Я лорд с планеты Земля, – не давая парнишке опомниться, сказал я. – Пять лет назад я был обручен с принцессой.
   Ланс быстро взглянул на девушку. Неуверенно спросил:
   – Принцесса… вы спаслись?
   – Еще не совсем, – последовал лаконичный ответ. – Ты сын полковника Дари?
   Ланс быстро, коротко кивнул. Почтительный и вместе с тем гордый полупоклон.
   – Да. Он погиб за императора…
   Следующую фразу я угадал.
   – Мой меч, моя кровь, моя честь – ваши, принцесса.
   В этом было что-то смешное – смешное и слегка постыдное. Повторившаяся в других условиях фраза утратила весь свой блеск, стала смешной и напыщенной… Я одернул себя. Мальчишка, произносивший ритуальную формулу преданности, не побоялся пойти на верную смерть.
   – Принцесса, у нас нет времени, – резко прервал я. – Шоррэй погонится за нами через несколько минут.
   – Каким образом?
   – Аварийным стартом… Ланс, ты сможешь повести катер, стоящий на аварийном старте? У меня есть программа для автопилота, но она не рассчитана на трофейную машину.
   – Откуда вы знаете про катер охранников? – Голос Ланса выдал настороженность.
   – Ланс, мальчик, – тихо, но твердо сказал я. – Не сомневаюсь, что ты выше меня по рождению и равен мне по титулу. Но я все же старше. И могу иметь свои секреты.
   Ланс кивнул:
   – Приношу свои извинения, лорд. Я не сомневаюсь в вас, но меня поразила осведомленность…
   – Ты сможешь управлять трофейным катером?
   – Нас учили… – замялся Ланс. Но я никогда не совершал аварийного старта, тем более в нейтрализующем поле.
   – Нам придется рискнуть.
   – Лорд, неподалеку есть исправный катер нашей армии. Если подкатить его поближе…
   – Ланс, у нас нет времени. Тебе придется вспомнить все, чему вас учили.
   Ланс неопределенно показал куда-то в сторону:
   – Тогда идите за мной. Мы будем на аварийном старте через десять минут.
   Когда мы шли вслед за Лансом, принцесса тихо спросила:
   – Сергей, я не понимаю, что происходит. Ты знал этого курсанта раньше? Бывал на этой базе?
   – Нет, – с некоторым колебанием ответил я.
   – Тогда откуда у тебя информация о трофейном катере, как ты узнал о погоне, каким образом…
   – Принцесса, – мягко сказал я. – Вам придется довериться мне. Пусть даже я всего лишь игрушечный лорд… с планеты, которой нет.
   Принцесса вздрогнула. Минуту мы шли молча, потом она произнесла:
   – Лорд, я вовсе не считаю вас игрушечным. Это слова Шоррэя. Но я уже начинаю бояться вас, почти как правителя Менхэма.
   – Шоррэй Менхэм – второсортный актер, пытающийся играть супермена, – с внезапным ожесточением сказал я. – Вся его ловкость, сила, выносливость не заменят главного.
   – И что же тогда главное?
   – Умение импровизировать. Принимать нестандартные решения. Он играет роль, которую сам написал, но боится изменить в ней хоть слово.
   – Если умеешь рассчитывать события на десять ходов вперед, нет нужды в импровизациях, – спокойно возразила принцесса.
   – Быть может… Никогда не умел хорошо считать.
   – Значит, ты настоящий супермен, – с легкой иронией сказала принцесса.
   Я выдавил улыбку:
   – Возможно, принцесса. По меркам моей планеты… Вы расскажете, почему ее так странно называют?
   – Да. После того как мы достигнем цели и ты объяснишь источник своих неожиданных знаний. Должна же и у меня быть какая-то тайна.
   – Вы сами тайна, принцесса, – галантно съязвил я.
   Девушка поправила волосы, выбившиеся из-под золотой диадемы. Улыбнулась:
   – Конечно, мой лорд. Иначе я не была бы принцессой.
   Ланс, идущий впереди и явно пытающийся расслышать наш разговор, остановился.
   – Принцесса, лорд, мы пришли, – хмуро сказал он. – Вот катер.
   На катер Эрнадо эта машина мало походила. Раза в полтора больше, сигарообразной формы, с широкими треугольными крыльями, выступающими из корпуса.
   – Десантная модель, – пояснил Ланс. – Тяжелее обычной, зато приспособлена для планирования в нейтрализующем поле.
   Открывая люк, Ланс еще раз засомневался:
   – Принцесса, я не слишком хороший пилот. Возможно, стоит подкатить сюда наш катер и стартовать на автоматике.
   – Это должен решить лорд, – невозмутимо ответила принцесса.
   – Я уже решил.
   Ланс больше не спорил. В кабине – приборов здесь было куда больше, чем во флаере, – оказалось четыре кресла, расположенных в два ряда. Ланс сел в одно из передних, мы с принцессой устроились за ним. Узкий овальный люк позади вел, очевидно, в десантный отсек. Катер мог вместить человек пятнадцать-двадцать, не меньше…
   Несколькими касаниями клавиш Ланс включил приборы. Перед нами засветился видеокуб, почти такой же, как во флаере. Я подался вперед, вглядываясь в разноцветное мерцание. Розовый изгиб защитного поля – мы находились у самой его границы, миниатюрные копии дворцов, венчающих Сломанный Клык… Зеленая точка, плывущая к нам от бывшей резиденции императора.
   – Это Шоррэй, – трогая парнишку за плечо, сказал я. – Он воспользовался аварийным стартом. Попытайся мы подтащить сюда другой катер, он бы застал нас врасплох. Понимаешь, что бы тогда случилось?
   – Он убил бы вас, лорд. И меня тоже. А принцессу вернул бы обратно.
   – Точно. Запомни, в твоих руках теперь судьба принцессы, а значит, и всей планеты. Если мы сумеем выбраться за границы поля, Шоррэю нас не догнать. Он проиграет – и вынужден будет с позором убраться в свои владения. Если же мы погибнем, Шоррэй станет посмертным мужем принцессы. Понимаешь?
   – Я сделаю все, что в моих силах, лорд. – Мне показалось, что первый раз в этой реальности слова Ланса прозвучали без малейшей тени пренебрежения.
   – Тогда начнем. – Я поудобнее устроился в кресле и осторожно извлек из кармана вторую, последнюю, темпоральную гранату. Парнишка может не справиться с управлением – и тогда я сломаю хрустальный цилиндрик.
   Если успею, конечно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация