А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лорд с планеты Земля (сборник)" (страница 10)

   3. Проигранный поединок
   Флаер не подвел. Нам пришлось поволноваться перед самой посадкой, когда снижающаяся машина неслась в двух-трех метрах над гребнями скал. Датчики автопилота нервно светились красным, а кресла стали сжимать нас, страхуя от удара. Но флаер перелетел через скалы и начал планировать в широкую горную долину.
   Мы могли наблюдать за происходящим лишь по видеокубу. Звездный свет скорее сгущал темноту, чем боролся с нею, а безотказного фонаря луны у планеты не было. Но, может быть, это оказалось и к лучшему – наши нервы избавились от лишнего испытания на прочность.
   База пострадала меньше, чем я предполагал. Почти все здания выглядели целыми, во всяком случае в видеокубе, а на огромном взлетно-посадочном поле виднелись лишь две небольшие воронки от взрывов.
   – Базу захватили десантные отряды Шоррэя, – словно угадав мою мысль, сказала принцесса. – Большинство машин, вероятно, в порядке.
   – А охрану они оставили?
   – Два-три человека должны быть, – неуверенно ответила принцесса. – Одолжи мне один меч, Сергей. У тебя лучше получается сражаться с помощью пистолета.
   Проглотив обидное замечание, я кивнул. В конце концов я взял меч в руки всего два дня назад.
   Флаер коснулся ровной как стол поверхности посадочного поля и покатился, плавно гася скорость. Крылья развернулись под прямым углом, превратившись в аэродинамический тормоз. По дисплею автопилота пробежали слова: «Конец программы».
   Привстав в кресле, я отстегнул правую перевязь с мечом, протянул ее принцессе. Предупредил:
   – На мече нестандартное расположение затачивающей кнопки – на боковой части рукояти. Учитывайте это, принцесса.
   – Хорошо. Сергей, может быть, стоит воспользоваться этим же флаером? Он выдержал аварийный старт без всяких повреждений, а искать другую исправную машину – лишний риск.
   – Чья скорость выше – боевого катера или флаера? Я имею в виду нормальный полет, с включенным двигателем.
   – Конечно же катер быстрее.
   – Значит, нам нужен катер. Притом во флаере нет горючего.
   Принцесса кивнула – неохотно, словно не до конца соглашаясь с моими доводами. А потом улыбнулась:
   – Ты прав. В катере есть компенсатор перегрузок, старт окажется гораздо легче. А граница нейтрализующего поля всего в километре отсюда.
   Флаер остановился. Я открыл люк, выбрался наружу. Свет из кабины давал возможность видеть метров на шесть-семь вокруг. В основном приходилось полагаться на слух.
   Тишина. Слабое дуновение ветра, шорохи из кабины флаера.
   – Все в порядке, – уверенно сказал я.
   Принцесса выбралась наружу:
   – Я искала неприкосновенный комплект, там должны быть фонари, но… Сергей!
   Я прыгнул в сторону, выхватывая меч. Господи, скоро это движение станет у меня автоматическим, на любой резкий звук. И, наверное, будет спасать жизнь, как сейчас.
   Там, где я только что стоял, сверкнуло лезвие плоскостного меча. Затачивающая вспышка – я увидел невысокую фигурку противника. Он бросился в новую атаку.
   – Бегите, принцесса! – крикнул я, вставая в оборонительную позицию. Доставать пистолет не было времени. – Бегите!
   Нападающий вдруг замер. Повернулся к принцессе – она и не думала бежать, а доставала из ножен меч. Растерянно воскликнул:
   – Принцесса?
   Девушка выпрямилась, ее меч скользнул обратно в ножны. Холодно произнесла:
   – Да. Полагаю, меня трудно узнать после аварийного старта. Но это я.
   Человек рухнул на колени. Именно рухнул как подкошенный. Бросил перед собой жалобно звякнувший меч. Сказал тонким, ломающимся голосом:
   – Мой меч, моя кровь, моя честь – у ваших ног.
   Не выпуская оружия, я подошел ближе. Похоже, драка не состоится.
   – Кто ты? – Голос принцессы оставался таким же надменным и повелительным.
   – Ланс Дари, курсант второй летной школы, – с оттенком гордости ответил юноша. Пожалуй, ему было лет семнадцать…
   – Ты из славного рода, – задумчиво произнесла принцесса. – И должен знать, каково наказание за нападение на члена императорской семьи. Пусть даже неумышленное…
   – Смерть, – твердо сказал юноша. – Я знаю и…
   – Подожди! К счастью, ты напал не на меня, а на лорда с планеты Земля. Он мой жених, но еще не успел стать мужем. Твоя жизнь в его руках.
   Юноша поднялся с колен и подошел ко мне. Похоже, в обращении с земным лордом представитель славного рода был посмелее. Однако голос его оставался почтительным и покорным:
   – Моя кровь – ваша, лорд. Я виновен и признаю это.
   Я с любопытством рассматривал Ланса. На нем не было защитного комбинезона, лишь обтягивающий тело костюм из черной кожи с какими-то нашивками. Волосы перехватывала тонкая белая лента, расшитая медно-красной нитью. А с предполагаемого возраста смело можно было сбросить еще год. Совсем мальчишка. Однако гордый – мне он предоставил право распоряжаться лишь его жизнью. Меч и честь остались принцессе.
   Улыбнувшись, я коснулся его плеча. Сказал:
   – Кровь оставь себе. Меч подбери – он еще послужит принцессе. А честь с тобой, похоже, всегда.
   Принцесса удивленно и вместе с тем одобрительно взглянула на меня. Похоже, мой витиеватый ответ вполне укладывался в правила этикета.
   А юноша кивнул, словно соглашаясь с моими словами. И произнес:
   – После императора и принцессы мой меч готов сражаться за вас.
   – Меч немного стоит без верных и твердых рук, – задумчиво сказала принцесса. – Но почему ты не упомянул своего отца?
   – Полковник Дари погиб, защищая базу.
   Мне показалось, что в глазах парнишки блеснули слезы. Но голос даже не дрогнул.
   – Он с честью прошел свой путь. На базе есть вражеские солдаты?
   – Уже нет. Были пять рядовых и офицер.
   – Где они?
   – На дне пропасти.
   – Ты убил их один?
   – Да. Троих в честном бою, троих из-за угла. Они не заслужили и такой смерти.
   – Как получилось, что ты выжил при захвате базы? – продолжала допрос принцесса.
   – Я сидел на гауптвахте. Меня не нашли, а сам я выбрался лишь через сутки, – с горечью ответил Ланс.
   – За что ты попал под арест?
   – Дуэль.
   Я почувствовал странную смесь уважения и зависти. Этот родовитый мальчишка владел оружием куда лучше меня. Неудивительно, но обидно.
   – Ланс, нам необходимо вывести катер на аварийный старт. На посадочном поле есть исправные машины?
   – Возле аварийного старта стоит катер гиарских гвардейцев. Он в полном порядке, но я не рискнул взлететь. У меня нет навыка аварийного старта.
   Мы с принцессой обрадованно переглянулись.
   – Такой навык мало кто имеет, – согласно кивнула принцесса. – Но он и не потребуется. У нас есть программа для автопилота.
   Ланс покачал головой:
   – Принцесса, программа не поможет. Их автопилоты имеют другую кодировку сигналов, хотя само управление и схоже.
   – Тогда нужен катер нашей армии.
   – Исправные катера есть на третьей и четвертой взлетных полосах. – Ланс с сомнением посмотрел на меня. – Но мы вдвоем с лордом подкатим его к старту только минут через сорок.
   – Втроем, – возразила принцесса.
   – Тогда минут за тридцать.
   – Ничего страшного. Даже если генератор поля был отключен сразу при появлении лорда, потребуется еще не меньше часа, чтобы нейтрализующее поле рассеялось. У нас есть время.
   Ланс кивнул:
   – Хорошо, принцесса. Пойдемте к катеру.
   Парнишка шел первым, указывая дорогу. За ним принцесса, последним плелся я. Что-то во мне протестовало против происходящего. Я скорее был согласен довериться мастерству Ланса в управлении катером, чем толкать полкилометра огромный тяжелый диск. Может быть, так сказывалось раздражение на парнишку, при котором принцесса снова стала властной и волевой повелительницей? Или же – самая обычная лень?

   …Мускульные усилители комбинезонов помогали нам недолго. Метров сто мы с принцессой протащили катер, не затрачивая ни малейших усилий. Потом в батареях кончился заряд, и к нам присоединился Ланс. Увы, замену трудно было назвать равноценной. Драться парнишка умел, а вот сил у него было немного.
   Мы прошли почти полпути, затратив на это минут двадцать и ориентируясь лишь по светящейся в стороне кабине нашего флаера. Потом принцесса взмолилась:
   – Надо остановиться и передохнуть. Я больше не могу.
   – Нам не хватит сил сдвинуть катер с места, – пробормотал я, напирая на гладкий металлический борт. – Проще толкать движущуюся машину, чем снова ее разгонять…
   – Мы отдохнем минут пять, – предложил Ланс, поглядывая на принцессу. – За это время батареи комбинезонов накопят чуть-чуть энергии, и вы сможете снова разогнать катер.
   Я почувствовал, как потяжелел груз. Принцесса, а вслед за ней и Ланс больше не толкали его. Несколько секунд я пытался катить многотонный катер в одиночку, затем остановился. Молча лег на теплый бетон. Принцесса присела рядом. Ланс остался стоять.
   – У вас красивое небо, принцесса, – тихо сказал я, глядя вверх. – Очень много звезд.
   – Ты недоволен, что мы остановились, лорд?
   – Когда убегаешь, нельзя думать об отдыхе. Впрочем, я тоже устал, принцесса. Возможно, ты и права.
   Ланс ошарашенно смотрел на нас. Принцесса небрежно произнесла в его сторону:
   – Не обращай внимания на эту маленькую семейную ссору. Лорд имеет право спорить со мной.
   – Да, принцесса.
   Я постарался расслабиться, каждой клеточкой тела вбирая в себя мгновения отдыха. Чистые огоньки звезд и порывы прохладного ветра. Темный силуэт катера и фигуру прислонившегося к нему Ланса. Усталое дыхание девушки и далекий приближающийся свист…

   – Что это за звук, Ланс?!
   Вскочив на ноги, я вглядывался в сторону усиливающегося свиста. Мигнула звезда, на мгновение заслоненная скользящей в воздухе тенью. Еще одна, куда ниже над горизонтом.
   – Это флаер, – растерянно произнес Ланс. – Флаер, который садится с выключенным двигателем.
   Принцесса коснулась моей руки. И сказала – голос ее ощутимо дрожал:
   – Кто-то рискнул пойти по нашему пути. Только один человек мог решиться на аварийный старт без подготовки.
   – Шоррэй, – не колеблясь, сказал я. – Только он, я знаю. Мы зря полагались на нейтрализующее поле.
   Наверное, я ждал этого. Слишком легко все получилось. А принцесс так просто не похищают.
   Скорее всего за это придется расплачиваться. Мне.
   – Мы можем укрыться в помещениях базы, – предложил Ланс. – Я знаю все переходы и тайники, нас не найдут.
   – Нас не найдет Шоррэй. Но через час поле исчезнет, и все здесь будет прочесано его солдатами.
   Принцесса повернулась ко мне, тихо сказала:
   – Мы проиграли, лорд. Спасибо, что пытался помочь.
   – Почему проиграли? – Я почувствовал, как меня охватывает ярость. – Во флаере не может быть много солдат, мы примем бой!
   – Там не будет солдат, – мягко возразила принцесса. – Шоррэй прилетит один. Но ни ты, ни Ланс, ни мы трое, ни взвод лучших бойцов планеты не смогут победить его.
   – Почему?
   – Он лучший мастер меча во Вселенной, – просто сказала принцесса. – Некоторые считают, что он, – принцесса попыталась улыбнуться, – не совсем человек. Шоррэй подлец и негодяй, но он – лучший меч мира.
   Ланс неотрывно смотрел на нас. Я повернулся к парнишке:
   – И что ты скажешь, курсант Ланс Дари?
   Парнишка упрямо произнес:
   – Моя кровь, мой меч, моя честь – ваши.
   Я снова посмотрел на принцессу. Привлек к себе, заглядывая в синие, как земное небо, глаза. Он останется со мной в этой чужой ночи, кусочек земного неба.
   – Помнишь, что я сказал тебе во дворце? – спросил я. И почувствовал, как дрогнула в моем голосе предательская, прощальная нежность. – Любовь стоит смерти, принцесса. Я люблю тебя. Я любил тебя всегда.
   Метрах в десяти от нас послышался грохот. Шоррэй не собирался тратить время на долгий пробег флаера по гладкой посадочной дорожке. Он заставил свою машину сложить крылья и рухнуть рядом с нами.
   Отступив от принцессы на шаг, я смотрел, как сминаются под тяжестью флаера крылья-амортизаторы, как открывается люк, как выпрыгивает на бетон высокий широкоплечий мужчина, одетый в белый, светящийся неярким матовым светом комбинезон. Черт побери, да он же ко всему еще и позер! Меч в ярко-алых ножнах, раза в полтора больше обычного, длинные светлые волосы, лежащие в кажущемся беспорядке, твердый уверенный шаг… Голливудский режиссер продал бы свою бессмертную душу за право снять его в очередном боевике. И вряд ли бы прогадал.
   Шоррэй приблизился, и я шагнул вперед. Но он словно не замечал меня. Заговорил – и голос, слышанный мной лишь по радио, оказался под стать внешности. Мягкий, но одновременно сильный, почти гипнотический…
   – Я рад, что застал вас здесь. Не стоит переносить наш маленький спор на территорию Храма. Ведь вы собирались туда, принцесса?
   Она молчала. Ответил я, тщетно пытаясь придать своему голосу то же спокойствие:
   – Не пытайся нас остановить, Шоррэй. Тебе это не под силу.
   Он впервые посмотрел на меня. Снисходительно улыбнулся:
   – Итак, ты и есть земной лорд. Дружная компания: моя будущая жена, самоуверенный дикарь и перепуганный мальчишка. Кстати, он может уйти. Я не люблю убивать детей.
   Ланс метнулся вперед. Воскликнул – и в голосе его звучала ненависть:
   – Ты оскорбил меня! Твои солдаты убили моего отца! Ты угрожал императору и принцессе! Я вызываю тебя на поединок!
   Наверное, я должен был остановить парнишку. Но я не успевал. Он шел на Шоррэя с мечом в руках, и тот лишь пожал плечами:
   – Каждый выбирает свой путь сам, мальчик…
   Он выхватил меч так быстро, что я не успел заметить этого движения. Вспыхнули огни затачивающего поля. Ланс нанес удар – стремительный, великолепный удар по незащищенным ногам Шоррэя… И закричал от боли.
   Я не хотел бы снова увидеть такое. Вслед за принцессой мне хотелось воскликнуть, что так убивать нельзя. Даже за пределами добра и морали есть свои границы, которые не дано преступать.
   Шоррэй не стал уклоняться или парировать удар. Невероятным по быстроте движением он ударил сам – и отсек Лансу кисть. Меч, который продолжали сжимать тонкие мальчишеские пальцы, упал на бетон. А Шоррэй продолжал бить. По рукам, каждым ударом отсекая несколько сантиметров живой плоти. Его меч вращался, как резец в токарном станке, стачивая руки парнишке до самых плеч. Бетон покрылся брызгами крови, через мгновение слившимися в темные лужицы. Потом Ланс упал. Он был мертв, еще продолжая стоять, – его убила боль, которую не в состоянии вынести человек.
   А Шоррэй, включив на миг заточку меча, опустил его в ножны. Задумчиво произнес:
   – Он выбрал свой путь и умер с чистой совестью. Не всем дана такая смерть.
   Мы молчали. Лицо принцессы было белым как мел, удивительно, что она еще держалась на ногах.
   – Вам стоит отвернуться, принцесса, – ласково сказал Шоррэй. – К чему видеть все эти сцены? Аварийный старт и так не пошел на пользу вашей красоте.
   Самому Шоррэю перегрузки при старте, похоже, не причинили вреда. Я достал плоскостной диск. Прошептал самому себе:
   – Ты умрешь. Ты должен теперь умереть…
   И метнул в Шоррэя свой безотказный снаряд.
   Шоррэй взмахнул рукой – словно отгонял назойливую муху. И диск оказался прочно зажатым в его пальцах.
   – Варварское, чудовищное оружие, – печально произнес он. – Год назад я казнил троих ученых, предложивших подобное. Нельзя сводить искусство владения оружием к коварным броскам из-за угла. Но ты ввел его в обиход – и это твоя вина. Правда, ты умен и смел – а это твое оправдание.
   Плоскостной диск вонзился в борт катера.
   – Я убью тебя честно, мечом, – продолжил Шоррэй. – Принцесса, вы свидетель, что я соблюдаю правила поединка. В отличие от лорда.
   Он неторопливо шел ко мне. А я отступал – ноги сами несли меня назад.
   – Поединка не будет, – доставая пистолет, сказал я. – Будет казнь – ты заслужил ее.
   Пистолет дрогнул, отзываясь на нажатие курка. И выстрелил серией крошечных плоскостных дисков, всей обоймой. Двадцать четыре маленькие, несущиеся рассеивающимся облачком, смерти…
   Фигура Шоррэя словно размазалась, потеряла свои очертания. Как будто запись и без того быстрого танца прокрутили с двойным или тройным ускорением. Мне показалось, что диски нашли свою цель, что я вижу предсмертную агонию, судороги разрываемого на части тела. Но Шоррэй выпрямился и озабоченно посмотрел на свое плечо.
   – Ты сделал мне больно, – обиженно сообщил он. – Один диск зацепил комбинезон и надорвал мышцу.
   – Ты не человек, – прошептал я, отбрасывая пистолет. – Машина, боевой робот…
   – Роботы не правят мирами. Я человек – такой, каким он должен быть. Гены, создавшие это мое тело, собраны у тысяч людей. Я идеальный человек.
   – Значит, я ненавижу идеальных людей, – сказал я, останавливаясь. Отступать не было смысла. Снова заныло раненое плечо. Смешно – я ранил Шоррэя в то же место…
   – Это ничего не меняет. Доставай свой меч, лорд с планеты, которой нет.
   Как загипнотизированный, я достал меч. Странная фраза Шоррэя кольнула сознание – и исчезла. Я проиграл…
   – Каждого ожидает свой конец, – неторопливо рассуждал Шоррэй, приближаясь. – Ты умрешь красиво и без мучений. Об этом поединке узнают многие – и подтвердят мою правоту. Я знал, как ты закончишь свою жизнь, еще до твоего появления. Все нужно решать заранее. Защищайся, лорд.
   Наши мечи столкнулись. Я дрался как автомат, механически повторяя защитные приемы начального курса. А меч в руках Шоррэя словно танцевал, едва касаясь моего клинка. Лишь через минуту я понял, что он делает.
   Обрубает по сантиметру мой меч. Укорачивает его. Превращает в оструганный, как карандаш, огрызок.
   В бессильной ярости я провел атаку – сложный комплекс ударов из заключительной части обучения. Мой меч укоротился сразу наполовину.
   Шоррэй одобрительно кивнул:
   – Ты знаешь больше, чем я думал. И мог бы стать интересным соперником… со временем. Что ж, правила поединка исполнены. Пора…
   – Стой! – Я едва узнал голос принцессы. – Стой, Шоррэй! Правила поединка требуют от сильнейшего задать последний вопрос!
   – Зачем мне сейчас правила, принцесса?
   Голос девушки стал совсем тусклым, бесцветным:
   – Неужели тебе совсем безразлично мое отношение, Шоррэй?
   Тот задумчиво посмотрел на принцессу. И сказал с легким учтивым кивком:
   – Хорошо, принцесса. Я согласен. Лорд с планеты Земля, ты проиграл поединок. Согласен ли ты отказаться от своих прав и провести остаток жизни в изгнании – в своем мире, без права покинуть его?
   Я увидел, как дрогнули губы принцессы. Она прошептала, и я разобрал слова: «Соглашайся, лорд».
   Шоррэй ждал, с любопытством разглядывая меня. Он не спешил. Он мог позволить себе многое – в том числе и помилование незадачливого соперника. У него на руках были все карты, а у меня…
   По телу прошла холодная дрожь. У меня оставался последний козырь. Оружие Сеятелей. Хрустальные цилиндрики в кармане комбинезона.
   – Шоррэй, ты помнишь, что я сказал твоим патрульным, прорываясь во дворец?
   – Я ничего не забываю, игрушечный лорд. Ты сказал, что должен доставить оружие Сеятелей.
   Неторопливо, стараясь, чтобы движение не выглядело угрожающим, я достал из кармана хрустальный цилиндрик. Сжал его в пальцах. И сказал, выделяя каждое слово:
   Я не соврал, Шоррэй. Оружие Сеятелей в моих руках. Пропусти нас с принцессой – или умри.
   Его взгляд, цепкий, почти физически ощутимый, остановился на тонком хрустальном «карандашике». На мгновение лицо стало напряженным, затем расслабилось.
   – Ты блефуешь, лорд, – презрительно сказал Шоррэй. – Оружие Сеятелей ушло вместе с ними. А то, что осталось, не могло попасть в руки дикаря. Ты слышал мое предложение – отвечай.
   Я посмотрел на принцессу. Эрнадо говорил, что оружие Сеятелей способно разрушить город или планету. Уцелеет ли девушка, стоящая в десяти метрах от нас? Имею ли я право подвергать ее смертельному риску?
   Принцесса стала осторожно доставать меч из ножен. Едва уловимо кивнула. Она решила, что я тяну время! И собиралась напасть на Шоррэя сзади…
   Любовь стоит смерти.
   Я не откажусь от своих прав, Шоррэй.
   Сжав пальцы, я попытался переломить тонкий цилиндрик. И не смог. Это было не легче, чем согнуть стальной стержень.
   – Тогда умри, дикарь.
   Продолжая сжимать непокорный цилиндрик, я поднял обломок меча – в отчаянной попытке защититься. А Шоррэй начал атаку. Красивый, рассчитанный до миллиметра удар, явно вполсилы, в треть доступной ему скорости. Так, чтобы я не успел ничего предпринять, но в полной мере испытал бессильный ужас перед надвигающимся клинком. Я даже вспомнил этот удар – один из эффективнейших, хотя и опасных в исполнении приемов высшего разряда сложности. Удар, проникающий в сердце, которое не способно остановиться на пару секунд и выждать, пока «склеятся» рассеченные плоскостным мечом ткани. Удар, достойный мастера… Описав короткую дугу, меч Шоррэя срезал по самый эфес жалкие остатки моего клинка. И устремился к груди. Я увидел, как узкое лезвие касается моего комбинезона.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация