А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить Бенду" (страница 36)

   – Проверь, племянничек, ты у нас деловой когда-то был. Проверь, чтобы дядюшка тебя не обманул. И чтобы ты потом не отказывался, не отказывался от своей дыры. – Старик начал смеяться и закашлялся.
   Арчибальд принял бумагу и пробежался глазами по строчкам, от первых до последних, только что появившихся слов. Сложил лист вдвое, сунул за отворот куртки.
   – Благодарю, дядюшка. – Он поклонился и повернулся, чтобы уйти.
   – Эй, племянничек, и к матери, что ли, не зайдешь?
   – В другой раз. – Рыцарь быстро пошел к выходу. Перед ним расступались, провожая обретшего королевство короля завистливыми взглядами. Проходя мимо Канервы, Арчибальд кивнул на трон: – С Богом.
   И вышел.
   Лорд Мельсон двинулся вперед, преодолевая внутреннюю дрожь. Его узнали, по залу пронесся гул приветствий.
   – Кто там, кто еще? – кашляя, крикнул Лу недовольно.
   – Это лорд Мельсон, – наклонившись к самому уху короля, доложил паж с чернильницей. – Начальник городской стражи.
   – А, Канерва! – Король приподнялся в кресле, вглядываясь в толпу придворных. – Стража, взять его!
* * *
   Солнце безжалостно заливало город светом и жаром. Людей на улицах было не меньше обычного, хотя даже помои в канавах высыхали. Дома посерели от пыли. Пыль была везде: на мостовой, на подоконниках, на одежде, на лицах; в ярких солнечных лучах она блестела; город словно оделся в серый мех с искрой – весьма не по погоде – либо был посыпан мелкой металлической крошкой, как бывает в верстаке ювелира, что работает по серебру.
   Немолодой уже рыцарь вел в поводу вороного коня и гнедую лошадь, с седла которой свисали два узла. Также рыцарь вел под руку девушку в простой косынке.
   – Утрите же слезы, Жанна, хватит плакать. Сейчас мы найдем какой-нибудь трактир, пообедаем, а то я не ел, кажется, больше суток. Корка хлеба от Бенды обедом считаться не может. Кстати, вы давно живете в этом городе? Имя «Бенда» вам знакомо?
   Девушка, утирая слезы косынкой, свела брови к переносице:
   – Это он или она?
   – Оно.
   – Я серьезно. – Она улыбнулась.
   – Я тоже. Это... Как же это называется?.. То ли гермафродит, то ли андрогин. Бенда – бесполое.
   – Нет, тогда вряд ли. – Девушка покачала головой. – Я знавала когда-то только Бенду – сына булочника. Того булочника, которого несколько лет назад зарезали в собственной спальне вместе с женой. Они недалеко отсюда жили, и мы с Анастасией ходили к ним за медовыми крендельками, тетушка их очень любила...
   – Сомневаюсь, что это тот, кто меня интересует. Сын булочника? Бенда – колдун и лекарь.
   – Точно, да, колдун. – Жанна показала вперед, туда, где открывалась в конце улицы площадь: – Во-он там был их дом, около рынка.
   – А вот наш трактир. – Арчибальд задержался перед небрежно нарисованной вывеской, изображающей две скрещенные сосиски в миске.
   Жанна остановилась, заглянула рыцарю в лицо:
   – Все же почему вы забрали меня от тетушки? Уж извините простую девушку, но судя по вашему виду, вы совсем небогаты. Что вы собирались делать со мной?
   – А вы почему пошли?
   Жанна опустила глаза.
   – Я сама хотела бежать из дому. Наняться куда-нибудь служанкой, чтобы только не оставаться там. Да все не могла решиться. А тут вы... такой сердитый, такой решительный...
   Арчибальд невольно улыбнулся:
   – Забудьте обо всем как о дурном сне. Сначала, когда я узнал, что мне придется сюда вернуться, я хотел сходить на кладбище, убедиться, что Анастасию похоронили в освященной земле. Все-таки... я мог не допустить...
   – Ох, оставьте, энц рыцарь! Раз Господь...
   – Подождите. Что там хотел Господь, он мне не сказал, а я все же мог остановить того ублюдка. И я счел себя обязанным поспособствовать участи бедняжки если не в этом, то хоть в том мире. А кто, кроме вас, рассуждал я, показал бы мне дорогу? Но позже, выходя из дворца, я подумал, что, быть может, вам не помешает небольшое приданое...
   – Немедленно замолчите, энц рыцарь! – Девушка вспыхнула, как маков цвет, и веснушки на ее порозовевших щеках стали почти белыми.
   – Мадонна, вы все время меня перебиваете. – Арчибальд вынул из-за пояса свернутый лист пергамента. – Это непочтительно по отношению к королю пусть даже совсем небольшого и бедного королевства, которое кое-кто называет дырой.
   Жанна с недоверием и даже опаской посмотрела на рыцаря. Тот показал ей бумагу:
   – Вы читать умеете? Посмотрите.
   Девушка наклонилась, вглядываясь. Арчибальд продолжил:
   – Выходя из дворца, я понял, что обладаю баснословной суммой денег...
   Оглянувшись на лошадей, Жанна повернулась к рыцарю:
   – Я ничего у вас не возьму. Если вы сумели накопить те деньги, что указаны здесь, то только ценой ужасающих лишений. И если у вас что-то осталось, то, поверьте, с моей стороны было бы...
   – Вы не знаете главного, милая девушка. Я выкупил свое королевство за тридцать пять марок. Оно оказалось никому, кроме меня, ненужным. И эта сумма, эти три миллиона, теперь мои. Ни я, ни, поверьте, моя страна не обеднеют оттого, что часть денег я подарю вам. Сто тысяч марок – и вам не придется больше никогда работать, отпадет нужда наниматься в чужой дом...
   – Замолчите же! – Жанна перевела дух. – Даже сто марок для девушки вроде меня – огромное приданое.
   – Примите хотя бы тысячу! – взмолился рыцарь.
   Девушка опять оглянулась, взяла Арчибальда под руку:
   – Уйдемте отсюда, не стоит говорить на улице о таких деньгах. Нет-нет, не просите!
   Рыцарь пошел к дверям под вывеской, взялся за кольцо:
   – Вернемся к теме после обеда. Я надеюсь доказать вам...
   – Ох нет, стойте, энц рыцарь, не входите туда! – вдруг закричала Жанна, разглядев вывеску. – Умоляю, пойдемте в другой трактир, дальше к рынку...
   – Не волнуйтесь, милая Жанна, вы под моей защитой. – Рыцарь потянул дверь, ступил внутрь, отпустив поводья. – Эй, хозяин, примите моих лошадей и подайте нам...
   – Здесь же стражники! – простонала девушка.
   После улицы, где яркий солнечный свет резал глаза, в трактире была беззвездная ночь. Из ее мрака, пахнущего жарким с бобами и кислым прошлогодним вином, вынырнула фигура в заляпанном жиром фартуке. Красивое когда-то лицо оплыло, щеки свисали, сальные волосы веревками лежали на плечах, из-за фартука по обе стороны выползало пузо. Хозяин был в одной рубахе, под которой болталась то ли юбка, то ли набедренная повязка, не прикрывающая волосатых коленей. В распахнутом вороте рубахи кучерявилась черная поросль. Выразительные глаза уставились поверх плеча рыцаря на улицу, хозяин заорал:
   – Как ты посмела прийти сюда, маленькая сука?! Из-за тебя мой брат чуть не лишился яиц! Да я тебя сейчас на этом самом столе-э-э-ргх-э...
   Его зычный голос перешел в жирное бульканье: Арчибальд железной рукой сжал крикуну горло.
   – Еще одно непочтительное слово этой даме – и ты станешь евнухом. Обед на двоих и овса лошадям. Да поторопись, мешок сала. – Рыцарь оттолкнул хозяина.
   Глаза постепенно привыкали к полутьме. Дверь за ним закрылась. Жанна осталась на улице. Рыцарь вынул из привешенного к поясу мешка горсть золота и кинул на ближайший стол. Монеты раскатились со звоном. Одна упала на пол, кто-то за соседним столом приподнялся, чтобы посмотреть, куда именно. Хозяин, потирая шею, отступил к дверям на кухню, крикнул:
   – Эй, ребята!
   Из-за дверей высунулась лохматая голова краснорожего детины.
   – Звал, че ль, Микей?
   – Тащи-ка, Борже, парней, тут один урод напрашивается. Дубины возьмите. – Перегнувшись через стойку, хозяин вытащил крепкую палку. – Ты, бродяга, попал, ясно? – обратился он к рыцарю. – Думаешь, раз деньгами бросаешься, так все тебе можно? Ошибаешься, урод! И щас мы с ребятками тебе это докажем!
   Арчибальд огляделся. Зал был почти пустой, только в углу сидели трое стражников, да двое подмастерьев кузнечного цеха пили пиво недалеко от выхода.
   – Оставь, Микей, – лениво заметил один из подмастерьев. – Парень пожрать хотел, а ты его дубинами угощаешь. Несолидно выставляешь в глазах приезжих свое заведение. – И он надолго припал к кружке. – Чего привязался?
   – Ты еще спрашиваешь?! – Хозяин побагровел. – Ты эту суку видел, что с ним приперлась, шалава?! Из-за нее Жан чуть не остался бабой на всю жизнь! И знаешь, кто это сделал? Какой-то странствующий, мля, рыцарь! А теперь посмотри на этого урода и скажи, не тот ли это, случаем, рыцарь? Сейчас я сделаю из этого коня кривого мерина!
   Из-за стола в углу поднялся один из стражников.
   – Ты че несешь, Микей? Если это тот тип, его задержать срочно треба. И в тюрьму. Приказ! Уберите-ка дубины, ребяты, – повернулся он к вышедшим из кухни трем крепким поварам.
   – Сначала мы отдубасим его как след, а ты уж тогда и забирай! – ткнул в сторону Арчибальда палкой хозяин. – Налетай, ребята!
   Рыцарь поднял ближайшую скамью, покачал, примериваясь, – и встал в ожидании. С воплем налетел трактирщик, за ним бежали повара. Арчибальд размахнулся и ударил. Палка толстяка сломалась.
   – Бей урода! – завизжал Микей, падая на карачки, и отполз, подметая брюхом пол.
   Жанна стояла на улице, у входа, вздрагивая от каждого доносящегося из трактира крика. Рядом с девушкой останавливались прохожие, тоже слушали шум, треск ломаемого дерева, интересовались:
   – Че деремси? Помочь надоть?
   – Они же убьют его! – ломая руки, восклицала Жанна.
   Проходящие мимо подмастерья красильщика в пропахших ядовитыми испарениями кафтанах и измазанных красками фартуках, переглянувшись, скрылись за дверями, откуда снова понеслись крики. Стоящий за девушкой гробовщик прошептал ей в самое ухо:
   – Если что, берите гроб у меня, дам со скидкой, отличный сосновый гроб, по плечу самому королю...
   – Как у вас только язык повернулся! – Девушка сжала кулаки. – Немедленно уйдите!
   – Хороший, свеженький гроб... – Похоронных дел мастер бочком отошел. – Не пожалеете, девица, высший сорт, только что срублен, можно сказать...
   Дверная створка распахнулась, ударив зеваку. На мостовую выпал один из подмастерьев, но тут же поднялся и, прихрамывая, кинулся обратно. Пострадавший осторожно закрыл за ним дверь.
   – Э, ты че, зачем?! Посмотрели бы, открой! – понеслись из собравшейся толпы возмущенные возгласы.
   – Сам открой, – возразил пострадавший, отходя. Желающих, однако, не нашлось.
   Но вот шум драки в трактире стих.
   – Че, кого убили? – стали спрашивать друг друга зрители, отходя.
   Жанна оглянулась: толпа быстро редела. Девушка перекрестилась и собиралась уже войти, когда двери медленно открылись. На пороге, держась за косяк, стоял Арчибальд. Из рассеченной брови текла кровь, на скуле расплывалось красное пятно, ворот был порван, на виске не хватало пряди. С трудом подняв голову, рыцарь нашел взглядом Жанну и проговорил:
   – Трактирные драки – не мой конек.
   Он отлип от двери, сделал неверный шаг. Девушка бросилась поддержать его, но Арчибальд отвел ее руки:
   – Благодарю, я прекрасно себя чувствую. – Он выпрямился и не спеша, с достоинством дошел до лошадей, подобрал поводья. – Идемте, Жанна, они больше никогда не оскорбят вас.
   Девушка ахнула. Зеваки заглядывали в трактир, из толпы уже слышались возгласы: «Стражу! Стражу!» Пошатываясь, опираясь друг на друга, на улицу вышли подмастерья кузнеца, помятые и довольные. У одного не хватало переднего зуба, другой поддерживал согнутую правую руку левой, покачивая ее. «А я его...» – «А как он тебя...» – «Да разве можно против дубовой скамьи?» – «После руки мастера скамейка – что перышко!»
   Жанна догнала рыцаря. Он показал вперед:
   – Вижу еще вывеску, попробуем теперь туда? – И улыбнулся, повернувшись к девушке. Она только смягчила лицо, чтобы улыбнуться в ответ и кивнуть, как глаза рыцаря закатились, и он рухнул, растянувшись во весь рост на пыльной мостовой.
   Жанна всплеснула руками. Присев на корточки, она с трудом приподняла Арчибальда за плечи. Его голова безвольно качалась из стороны в сторону. Девушка в отчаянии закричала зевакам, еще стоящим у «Скрещенных сосисок»:
   – Энц рыцарь потерял сознание! Помогите донести до трактира, пожалуйста!
   Любопытные быстро рассосались. Какая-то женщина пыталась удержать мужа, пожилого ремесленника, причитая на всю улицу:
   – Иди помоги, остолоп, господин благородный рыцарь тебя отблагодарит! Видишь, человеку плохо, болван!
   Муж отбивался:
   – Ты только посмотри на его одежду, да и вообще, какой благородный человек полезет в трактире в драку с мужичьем, это бродяга какой-нибудь, уймись, Анета!
   – Прошу вас, помогите! – закричала этой паре Жанна, но и они поспешили уйти.
   В домах вокруг стали открываться ставни, появляться люди.
   – Что вопишь как оглашенная?
   – Кто-нибудь поможет бедной девушке или в мире совсем не осталось добрых людей?
   – Заткнитесь, курицы, дайте поспать после работы!
   – Ты сейчас получишь за курицу, нехристь! Део, Део, ты слышал, твою жену оскорбили!
   – Да помогите же кто-нибудь, эй, там, внизу!
   – Позовите стражу!
   Никто не вышел.
* * *
   Лисс притащил сестру в трактир Мамы Ло и гордо обвел рукой помещение:
   – Это все наше! А теперь расскажи-ка, где обещанные сокровища?
   Алиция оглядела полутемный зал, изрезанные грязные столы, пятна и полосы крови на полу.
   – И за сколько ты приобрел это позорище?
   – Почему позорище? – Лисс нырнул за стойку и вылез, держа в руках по стакану. – Тут осталось вино!
   – Дурак! Пьяница! – крикнула Алиция, хватая брата за вихры, но он успел вывернуться. – Ты что, весь алмаз отдал за какой-то грязный трактир?!
   – В центре, как ты и просила! – Паж отбежал к дверям на кухню, заглянул туда. – Как тут насчет поесть, интересно? Я, между прочим, полгорода обшарил, и никто дом даже и не собирался продавать!
   – Даже за алмаз?
   – Я же не дурак показывать его каждому встречному. – Лисс скрылся за дверями, вернулся, обремененный половиной каравая и обрезком колбасы. – Не знаю, как ты, а я зверски проголодался. – Он откусил от того и от другого и зачавкал.
   – Фу! – Девушка прошлась между столами, провела пальцем по поверхности одного и тут же с брезгливой гримасой вытерла палец о платок, а платок кинула на пол. – Лисс, но как же теперь? Куда? Мы не станем жить здесь, это позор. Вернуться во дворец я не могу – меня тут же схватят. Домой тоже не хочу... – Она села на одну из скамей, даже не проверив чистоту ее поверхности, и горестно уставилась в стену. – Одна радость, – вздохнула она через некоторое время. – Канерву повесят.
   – Ур-р-ра-а-а! – завопил Лисс, подбрасывая шапочку под потолок. – Канерву-стерву повесят! – Он постоял, держа ладони лодочкой, и поднял голову. Бархатная шапочка приклеилась к покрытой жирной копотью балке. – Так нечестно! – крикнул мальчишка, подпрыгивая и пытаясь достать головной убор. Однако он не дотягивался даже до кончика свисающего пера.
   Дверь открылась, вошел человек.
   – Мамаша, вина и жареную куропатку! А чего так пусто? – Он направился в угол.
   Лисс обежал несколько столов, преградив пришельцу дорогу:
   – Пошли вон, любезнейший, трактира здесь больше нет, хозяйка уехала!
   – Вот так новость... А ты кто такой, щенок?
   – Я новый хозяин, так что выйдите и удивляйтесь на улице!
   Человек покинул заведение, ругаясь в голос.
   – Не переживай, сестренка, что-нибудь придумаем! У меня осталась пара камушков, да у тебя наверняка кое-что припрятано – не пропадем!
   Алиция вздохнула:
   – Ты не понимаешь. Вся жизнь, понимаешь, вся жизнь теперь потеряна! Куда мне? Умереть старой девой в родовом замке – если кредиторы не выгонят – под насмешки всех соседей и даже крестьян? Во дворце я еще могла найти мужа или выбиться в фаворитки, получить в подарок поместье, замок и достойно жить в свое удовольствие. А теперь хоть в пруд!
   Дверь снова открылась.
   – Мамаша, пива, сосиски и миску медовых крендельков!
   – Пошли вон, вон! – завопил Лисс, бросаясь к дверям и пытаясь не впустить очередного посетителя. – Трактира больше нет, нет его! Умер! Хозяйка сдохла, хвост облез, теперь это мой дом, и чтоб я вас тут больше не видел!
   Паж вытолкал сопротивляющегося человека, захлопнул дверь.
   – Слушай, запри, наконец! – попросила Алиция сердито.
   – Не могу, здесь нет замка, хозяйка его, похоже, увезла! – Лисс обследовал стены вокруг косяка. – Но есть место для засова. Если поискать на кухне или за стойкой... – Мальчишка скрылся.
   Девушка принялась бродить между столами, пиная скамейки, старательно обходя пятна засохшей крови на широких досках пола.
   Дверь открылась, еще один человек молча прошел к столу у окна, сел, приоткрыл ставню и уставился в окно.
   – Да что же это такое?! – возмутилась Алиция. – Сколько вы тут будете шастать?! Эй, вы, я вам говорю, у окна! Быстро вышли из моего дома! А ко мне подходить не надо, иначе я буду кричать. Ли-и-ис-с!!! Ой...
   На истошный зов из кухни выкатился, потрясая вертелом, паж, но застыл в изумлении: Алиция висела на шее у какого-то парня, похожего на переодетую девушку.
   – Лисс, Лисс, иди сюда! – завопила Алиция.
   – Не ори на ухо! Я уже здесь.
   Алиция схватила брата за руку:
   – Это же Бенда! Мы вместе ходили за сокровищами!
   Мальчишка вгляделся в посетителя и, кажется, узнал. Вроде бы нечто похожее пряталось за спиной рыцаря, когда он, Лисс, встречал Алицию.
   – А я Лисс. – Паж собрался поклониться, но вместо шапочки схватил на голове только волосы. Так что он просто кивнул. – Я брат этой сумасшедшей, а теперь еще и нищей несчастной. – Он ловко увернулся от цепких пальцев сестры.
   – Дурак! – Алиция повернулась к Бенде. – Какими судьбами?
   – Хотелось снять комнату, я здесь иногда останавливаюсь, когда прихожу в город.
   – А почему здесь? Такая грязища!
   – Дом напротив когда-то был моим. – Бенда показывает в окно.
   – А, ты же собираешься купить... – Алиция уставилась на Бенду. – Купить свой дом?
   – Да, но в этом районе ничего не продается. У вас еды нет?
   Лисс показал горбушку хлеба.
   – Но я это для Алиции оставил, – уточнил он.
   Девушка засмеялась:
   – Добрый братец! У тебя я бы давно с голоду померла! Бенда, слушай... – И замолчала, сосредоточенно размышляя. Она видела, как Бенда достает меч из стены, и вроде бы понимала, что таким же образом Бенда может достать что угодно. Но отказывалась верить, что деньги – то, чего ей все время не хватало, – можно достать из воздуха так же легко, как меч из камня. – Слушай, а как ты... покупать собирался? У тебя же не было денег. Ну, когда мы только встретились, ты сказал...
   – Был бы дом, а деньги найдутся.
   – Были бы деньги, – возразила Алиция. – Я могу продать тебе этот трактир, если хочешь. Хочешь?
   – Алиция! А меня спросить? – Лисс, захлебнувшись, оторвался от стакана и рукавом отер лицо от винных брызг.
   – Помолчи! Ты еще маленький.
   – Я давно большой!
   – Хватит, Лисс. Трактир куплен на мой алмаз, так что замолчи. Да, так вот, Бенда, сколько ты дашь за этот дом? Если ты снимал здесь комнату, значит, тут и жить можно. Будешь держать трактир, а не захочешь, так выкинешь все грязные столы и устроишь зал для танцев, на худой конец – каминный зал. Ну?
   Бенда оглядывается с улыбкой:
   – А куда делась Мама Ло?
   – Берешь? – нетерпеливо спросила Алиция. – Я не собираюсь тут задерживаться, продам не тебе, так еще кому-нибудь, не могу же я жить в трактире! Остановиться на ночь еще вероятно, но поселиться тут? Да если об этом узнает отец, он меня выпорет розгой, как в детстве!
   – Хорошо, покупаю, – решается Бенда. – Сколько ты за него хочешь?
   – Чем больше, тем лучше, – честно ответила Алиция и задумалась. – Этот дурачок мой брат отдал огромный алмаз, но переплатил. Это шутка, можно смеяться. Переплатил! Подумать только, вместо двух замков – грязный вонючий трактир! То есть нет, Бенда, он не грязный и не вонючий, тебе будет тут хорошо, но по сравнению с замком это просто крестьянская изба! Жарко, тесно, жир, дерево, нигде ни одного камня...
   – Бр-р... – Лисс поежился. – Она даже зимой по полу босиком бегала дома, – сообщил он Бенде. – А во дворце почему-то все время мерзнет.
   – Не все время, а только когда волнуюсь. – Алиция оттолкнула брата, чтобы он не встревал в разговор, и обратилась к Бенде: – Но если ты собирался купить дом, значит, хоть примерно представляешь, сколько он должен стоить? Вот и дай мне вдвое столько же.
   – Вдвое? – улыбается Бенда.
   – В конце концов, это из-за тебя я осталась без гроша посреди набитой по самый потолок сокровищницы! – воскликнула девушка.
   – Ты не права, но вряд ли я смогу доказать тебе это. – Бенда прислушивается. – Что там за шум на улице? Вроде просили о помощи?
   – Да какая разница, не отвлекайся! Ты хотел дать мне денег, мы на этом остановились.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36] 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация