А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить Бенду" (страница 35)

   Глава шестнадцатая

   – А мое золото! Там осталось мое золото! – закричала уносимая бодрой рысью Алиция.
   Словно в ответ на ее слова, из пещеры в коридор влилась струйка расплавленного желтого металла. Она проползла немного, шипя и исходя паром, и застыла. Сверху плеснулась целая волна золота.
   – Не желаете? – предложил девушке Канерва, кивая назад.
   Алиция оглянулась, пытаясь поверх его прыгающего плеча разглядеть, что делается в оставленном ими проходе.
   – Ничего не вижу!
   Лорд Мельсон придержал лошадь, повернул, чтобы девушка могла насладиться зрелищем. Но Алиция, разглядев догоняющую их волну раскаленных жидких денег, завизжала:
   – Что вы встали, скачите!
   Канерва не заставил просить себя дважды.
   Коридор изгибался вправо, скоро под копытами не звенел гранит, а глухо отзывались плиты серого песчаника.
   Крупная дрожь пронизала тело земли. Всадники остановились и прислушались. Вдруг сзади загрохотало, стены подземелья сотряслись, пол покачнулся.
   – Что за черт?! – Канерва с трудом удержал на месте испуганную лошадь.
   Из коридора на них вынесло стену пыли, под ноги подкатились мелкие камешки.
   – Обвал. – Арчибальд покрепче усадил Бенду сунул поводья в гуляющие пальцы, спешился и пошел назад, в сторону пещеры.
   Пыль медленно оседала. Стало очень тихо, больше не слышно было отдаленного гула пожара, который сопровождал всю скачку из сокровищницы. Почти сразу же рыцарь вернулся.
   – Завалило наглухо, сто лет теперь откапывать будут. – Он вскочил в седло позади Бенды, тронул коня. – Пути назад нет.
   – А как же этот мальчик, ваш оруженосец? – спохватилась Алиция.
   – Вас интересует его жизнь или дальнейшая судьба? – спросил Арчибальд, мерно покачиваясь на неторопливой рыси. – Мне безразлично и то, и другое.
   Алиция, хлопнув по руке Канерву который пытался придержать ерзающую девушку за талию, произнесла гневно:
   – Я понимаю, что уволился он недостаточно вежливо, однако он живой человек. Если его там завалило, ваш оруженосец умрет с голоду!
   – Очень хорошо, – отозвался рыцарь равнодушно.
   – Да вы просто бессердечный истукан!
   – Хватит, Алиция, – шепнул у нее над ухом Канерва. – Юноша наверняка сбежал и давно гуляет на свободе. Что вам, к сожалению, не светит.
   – Немедленно отпустите меня! – задергалась девушка. – Хам! Предатель! Неужели вы воспользуетесь моей беспомощностью?!
   – Не бойтесь, красавица, вам всего лишь отрубят голову, – ухмыльнулся лорд Мельсон.
   Коридор внезапно закончился. В перекрывающей проход стене, сложенной из серых глыб, была дверь. По виду довольно старая, из тяжелых черных досок, которые скреплялись чугунными петлями.
   – Лошади не пройдут, – заметил Канерва, спрыгивая.
   – Пройдут. – Арчибальд тоже спешился и повернулся, чтобы снять Бенду.
   Бенда мягко отводит руки рыцаря – серые глаза смотрят осмысленно, – сползает по крупу коня, держась за седло.
   – Вы уже пришли в себя? – отступив, почтительно спросил рыцарь.
   – Если пришли в себя вы, так могли бы помочь даме спуститься! – воскликнула Алиция, но, не дождавшись ответа рыцаря, быстро слезла сама, подобрав похудевшую юбку, подошла к Бенде и рыцарю. – Здесь мы, я так понимаю, и расстанемся. Может, кто-нибудь объяснит мне, что произошло? Что это было? Почему? И какого дьявола я ползала в это дурацкое, чертово, стократ проклятое подземелье, чтобы вернуться ни с чем? И кто в этом виноват?! А?! Как мне теперь купить мой замок? – Она уставилась на Бенду. – Ты светишься?
   – Как же ни с чем? – обернулся Канерва, который изучал дверь, почти уткнувшись в нее носом. – Помимо карты вы унесли из королевского тайника несколько драгоценных камней. Один из них, большой алмаз, стоит как два замка. Да только вам он не пригодится, разве что взять в рот, чтобы в корзине лучше смотрелась голова, когда она свалится, отделенная топором палача.
   – Два замка?.. – Алиция широко распахнула глаза от удивления. – Я отдала камень Лиссу, чтобы он купил дом. А ведь можно было никуда не тащиться, а сразу бежать из города! Ах я дура!
   – Рад, что вы наконец это осознали, – буркнул Канерва. – Мы уже почти во дворце, кругом полно стражи, а вы никак не забудете о будущем, которого у вас больше нет.
   – Отстаньте, зануда! – Девушка залилась слезами. – Два замка! Мне хватило бы и одного!
   – Алмаз чистой воды размером почти с голубиное яйцо. Хотя у нас бриллианты ценятся, может, не очень, а вот на Востоке за него дали бы немалую сумму. – Канерва приблизился к ней. – Успокойтесь, драгоценная, ваш растяпа-брат наверняка потерял камень, ведь он обладает вашими, я так понимаю, наследственными умственными способностями... Эй!
   Алиция с разворота закатила лорду Мельсону звонкую пощечину.
   – Да мой род древнее твоего, последыш!
   – Однако...
   Арчибальд остановил угрожающе двинувшегося на Алицию Канерву:
   – Спокойно, лорд Мельсон. Держите себя в руках. Лучше скажите, куда выводит эта дверь.
   – А вы тоже не дергайтесь, я отведу вас к королю вместе с этой юной бандиткой!
   Рыцарь повернулся к Алиции и спросил тихо:
   – Вам есть куда идти в городе? Мы с лордом Мельсоном поприветствуем его величество, а вы постарайтесь как можно быстрее покинуть дворец, пока стража не узнала о вашем возвращении.
   – Вы благородный человек, настоящий рыцарь! – Алиция всхлипнула, но тут же утерла слезы, выпрямилась. – Идемте. Ход из сокровищницы, по карте, заканчивается около кухни. Стражи здесь нет, одни слуги, так что я успею скрыться, пока этот нервный не развопился. Главное – держите его крепче.
   – А вам есть куда пойти? – повернулся Арчибальд к Бенде.
   Бенда смотрит то ли в себя, то ли в пространство, и взгляд такой рассеянный, распыленный, что, кажется, хозяин его напрочь отсутствует. Рыцарь озабоченно дотрагивается до плеча Бенды, но Бенда, моргнув, отвечает:
   – Благодарю за внимание. Идти мне некуда, но я разберусь.
   – Может, вы дойдете со мной до короля, а затем я о вас позабочусь? – Арчибальд берет под уздцы обеих лошадей.
   – Еще раз благодарю, но я не потеряюсь, – улыбается Бенда. – Все же это мой родной город.
   – Бедняжка! – сочувствует Бенде Алиция.
   – Я не жалуюсь, мне даже нравится.
   Канерва застыл перед дверью.
   – Толкайте же! – окликнул его рыцарь.
   – Тяните, вы хотите сказать? – недовольно проворчал лорд Мельсон, с явной неохотой берясь за черное толстое кольцо. Покраснев от натуги, он потянул тяжелую дверь на себя. Дверь поддавалась с трудом. Канерва уперся было ногой в косяк, но вспомнил что-то и обернулся: – Послушайте, энц рыцарь, может, вы все же вернете мне оружие? В случае чего я не дамся живым.
   Арчибальд только хмыкнул. Канерва, вздохнув, вернулся к двери. Усилие, еще – и она медленно, очень медленно и без малейшего звука отворилась. В темный коридор, освещенный только Бендой, проник желтый свет факелов. Канерва первый шагнул в открывшийся проход. Рыцарь по очереди провел лошадей, они протиснулись, опустив головы и шурша боками. Следом вошли Алиция и Бенда. Девушка, вытягивая шею, осмотрелась.
   Они стояли в коридоре с низким сводом, на стенах горели редкие факелы, из-за поворота слева тянуло запахами кухни, оттуда доносились голоса, звон посуды.
   – Есть-то как хочется! – невольно воскликнула девушка.
   Из-за колонны справа высунулась рыжая голова.
   – Алиция?
   – Лисс! – Девушка бросилась к брату и заключила его в объятия. Паж захрипел, выпучив глаза.
   – Где алмаз? – требовательно спросила Алиция, отпустив его.
   – Как где? Я на него дом купил, как ты велела. А сокровища где?
   – Дом?! Дурак, не мог подождать?! За этот камень можно было два замка купить!!! Боже, почему мне так не везет?! Ты все испортил, все испортил! – Она схватила мальчишку за вихры. – Дурак, боже, какой ты дурак, так продешевил!
   – Так его, так! – захлопал в ладоши Канерва. – Вы великолепны, моя дорогая!
   – А вы помолчите! – Когда Алиция выпустила, наконец, волосы брата, тот, хныкая, отбежал. Девушка подула на пальцы, к которым прилипли волоски, помахала рукой в воздухе. – Это все из-за вас. Если б не вы, ничего бы не произошло. Ладно, нам пора. Давайте попрощаемся, больше мы, надеюсь, никогда не увидимся. В вашем случае, энц рыцарь, мне даже жаль. Хотя ваше воспитание оставляет желать лучшего. Я рада, что мы познакомились. Порой от вашего благородства хочется плакать, просто плакать.
   – Когда оно вам на пользу, да? – хмыкнул лорд Мельсон. – Однако не торопитесь, дорогая. – И он заорал громко, как только мог – у окружающих зазвенело в ушах от его вопля: – Стража! Стра-а-ажа-а-а! Ко мне!
   – Предатель! – завизжала Алиция. Она сделала движение вправо, но Канерва преградил ей дорогу; бросилась налево, в сторону кухни, но оттуда послышался шум, топот множества ног – и девушка остановилась, заламывая руки и рыдая. – Я ни в чем не виновата, не виновата! – крикнула она, топнув ногой. – Так нечестно!
   Арчибальд с лошадьми уже отошел, когда Канерва принялся звать стражу. Рыцарь оглянулся, положив руку на рукоять меча, и двинулся обратно, бросив поводья. Он не торопился.
   Из-за поворота выскочила толпа поваров, поварят, слуг и служанок. Все были вооружены кто чем: повара – вертелами и ножами для разделки мяса, поварята и служанки – вилками и палками. Один из слуг держал зажаренную свиную ногу с которой на пол капал жирный соус. Высыпав в коридор, челядь остановилась.
   – Че случилось-то? – спросил одетый в бесформенный серый балахон, весь заляпанный жиром, дородный повар, сжимая тесак, который размерами почти не уступал рыцарскому мечу. – Хто орал, хто звал?
   Канерва схватил плачущую девушку за руку и потащил из ниши между колоннами, куда она забилась, как только раздался топот. Услышав вопросы, он обернулся и обомлел при виде слуг:
   – Что вы тут... – Но тут же опомнился: – Держите эту девицу я схожу за стражей. – И толкнул Алицию к поварам.
   Подходит Арчибальд. Бенда останавливает его, придержав за плечо.
   Канерва, который как раз направляется в их сторону и идет прямо на рыцаря, вдруг замирает, как будто споткнулся на ровном месте. Выпучив глаза, он смотрит на Бенду. Арчибальд, видя испуг лорда Мельсона, тоже смотрит на Бенду. Следит за рукой Бенды – и хватается за вторые ножны. Они пусты. На несколько долгих мгновений переставший дышать Канерва судорожно втягивает воздух. Погрузив кисть в камень стены, Бенда тянет руку обратно – в пальцах зажата рукоять меча. Вот из стены выходит гарда, затем основание клинка, тускло блеснувшая середина, острие...
   Бенда протягивает меч Канерве:
   – Вам сейчас пригодится.
   – Ты спятил? – ахнула Алиция, которая в этот момент оглянулась.
   Из-за колонны выскочил всклокоченный Лисс. Он не видел, как вынимали меч из камня, и пронзительно завопил, обращаясь к застывшей в недоумении челяди:
   – Спасите мою сестру! Спасите мою сестру! Этот хлыщ пытается взять ее силой, спасите мою сестру!
   – Лисс, ты? – воскликнула одна из служанок. Из-за ее спины высокая стряпуха в накрученном на голову цветастом тюрбане махнула медным тазом для варенья на длинной ручке:
   – Это же Лисс! Помогите мальчонке!
   Алиция вжалась в стену. Лисс притянул ее к столбу они оба отступили с дороги разгневанной толпы. Рыжего пажа, который проводил в кухне чуть ли не большую часть дня, знали и любили. Кто такой Канерва, не ведал никто. Поварята в одних засаленных рубашонках засвистели, служанки закричали, подгоняя мужчин, и повара со слугами обрушились на лорда Мельсона. Он еле успел обернуться, чтобы отразить мощный удар тесака. Сталь меча зазвенела, дрожа.
   Возможно, Канерва и разогнал бы челядь. Но в самый разгар битвы усердный слуга метнул свиную ногу. Забрызгав соусом всех, она шмякнулась Канерве на лицо, сбив лорда с ног. Взревевшая от радости толпа бросилась добивать потерявшего сознание начальника городской стражи.
   – Пошли прочь, чернь! – Над поверженным встал разгневанный рыцарь. – Хватит с вас!
   – Ты хто такой? – закричал дородный повар, пытаясь тесаком сдвинуть выставленный перед ним клинок рыцаря. – Пустить!
   – Не убивайте, не убивайте его! – Между рыцарем и поваром юлой ввинтился Лисс. – Мы с Алицией успеем слинять, а Канерву все равно завтра повесят! Ха-ха! Айда! Спасибо! Я еще вечером приду! Как вы его, ногой-то, а?
   И Лисс, помахав на прощанье, убежал, таща за собой сестру.
   – Приходи, приходи! – закричали служанки и, подобрав окорок, ушли на кухню. Следом потянулись повара. Дородный с тесаком, напоследок окинув рыцаря презрительным взглядом, развернулся и тоже скрылся за поворотом. На полу около головы Канервы осталось жирное пятно.
   – О-о... – Лорд Мельсон со стоном пришел в себя. – Позорище... Свиной ногой повергли на пол...
   – Поднимайтесь. – Арчибальд подал ему руку – Идемте же.
   Шатаясь, Канерва побрел за рыцарем, который вернулся к лошадям. Следом – Бенда.
   По коридору они вышли к воротам. Створки были раскрыты, на пол падали лучи невысокого еще солнца.
   – Утро! А у меня такое чувство, будто уже сто раз вечер, – пробормотал Канерва, поглядывая на крыльцо, где сменялся караул. Слова команды отчетливо разносились в прозрачном утреннем воздухе.
   – Как мне выйти? – спрашивает Бенда.
   – Я провожу. – Канерва рукавом стер с лица соус. – Подумать только, приложили окороком! За одно это меня стоит повесить.
   Он повел Бенду к выходу, Арчибальд пошел за ними.
   Стражники, заступившие на пост, скосили глаза на выходящих из ворот, но не шевельнулись. Лейтенант, который привел смену, отсалютовал Канерве.
   – Да, да, и я приветствую тебя, – отозвался лорд Мельсон. – Отведи-ка, дружок, вот этого человека за ворота да выпусти.
   – И позови конюха, чтобы приняли моих лошадей, напоили, накормили и вычистили как следует, – добавил Арчибальд.
   Лейтенант, вытянувшись, вопросительно взглянул на Канерву. Тот кивнул. Тогда молодой человек велел одному стражнику бежать за конюхом, другому приказал принять поводья, а сам зашагал к воротам, пригласив Бенду следовать за ним.
   Бенда кивает всем – и идет к выходу.
   – Стойте! Подождите! – Арчибальд быстрыми шагами догоняет Бенду. – Вы же собирались купить дом, я помню. – Рыцарь снимает с пояса разрезанный окровавленный мешок. – Это же ваше. Я положил туда немного золота, возьмите.
   – Это подарок, энц рыцарь. К тому же мне он без надобности.
   – Но послушайте, вы же...
   Бенда улыбается, сует руку за пояс и вытаскивает оттуда горсть золотых монет.
   – Я могу и так. Мешок всего лишь помогает на первых порах. Попробуйте как-нибудь. – И, отдав деньги изумленному лейтенанту, идет к воротам.
   Молодой человек, покачав золото на ладони, бежит за Бендой, одной рукой придерживая меч, другой крепко сжимая монеты. Бенду окутывает слабое сияние.
   – Так идем, энц рыцарь? – нетерпеливо позвал Канерва.
   Арчибальд смотрел вслед Бенде, пока не закрылись ворота.
   – Не понимаю я вас, лорд Мельсон, – обернулся он. – Вот же ворота, свобода, жизнь. Вы так боитесь виселицы – бегите же.
   – Но... я обещал проводить вас к королю.
   – Бросьте, это не то обещание, ради которого стоит умереть. Бегите. Дорогу я знаю.
   Канерва несколько мгновений в растерянности переводил взгляд то на рыцаря, то на ворота, то на лейтенанта, который уже вернулся и стоял рядом, вытянувшись в ожидании приказа, пожирая начальника преданными глазами.
   – Пожалуй, я... – Лорд Мельсон сделал движение к выходу, но остановился. – Пойдемте, – бросил он. – Не виселицы я боюсь, дьявол с ней! – И решительно широко зашагал обратно во дворец. – Жизнь надоела, а покончить с собой – рука не поднимается. Смерти боюсь, вот чего.
   – Ах вон оно что... – Рыцарь нагнал его. – Тогда понятно.
   – Это не то, о чем вы подумали! Если бы я просто боялся, как трусливый мальчишка! Да я на медведя с голыми руками ходил, а шкура его у меня и сейчас на кровати лежит. Но я однажды... Я уже умер, все, с концами, почти до неба дошел! А треклятый Бенда оживил меня. Я стал почти как Христос – воскрес, понимаете? Но он-то, он-то, Христос, через сорок дней живым на небо взошел, а я уже сколько маюсь? Опостылело все. А второй раз пройти через это... это... Чего говорить, придет ваша пора – узнаете. Не поднимается рука, сколько пробовал. А тут уж не выкрутиться, придется.
   – Так вы подготовились?
   – К такому разве подготовишься? – хмуро буркнул Канерва. Он привычным жестом сжал и разжал пальцы, громко хрустнув суставами; толкнул тяжелую дубовую дверь, покрытую резьбой, и остановился. – Вот и пришли. Помолитесь за меня.
   – Посмотрим. – Рыцарь медленно переступил порог и пошел вперед между придворными.
   В большом зале было светло: лучи солнца в изобилии проникали сквозь узкие частые окна вверху, освещая разодетых вельмож и дам, которые заполняли помещение. В конце зала на крытом коврами возвышении сидел король. Старик прятал скрюченные пальцы в рукава мантии, ежился. На ручках фигурного кресла лежали две мягкие подушки, еще одна была за спиной короля. Рядом стоял, почтительно склонившись, паж, он держал чернильницу с пером. За столом пристроился писец, записывавший за королем.
   Рыцарь раздвинул стоявших перед самым троном молодых людей. Они расступились с недовольными возгласами.
   – Что там? – Король прищурился. – Кто такой? – спросил он, разглядывая подошедшего к самому его креслу Арчибальда. Простой наряд, пара ножен, одни из которых пустые. Спутанные, кое-где подернутые сединой волосы, свисают на лицо – голова склонилась в приветствии.
   Недовольные молодые люди поспешили вперед с намерением схватить наглеца и выставить вон.
   Рыцарь поднял голову.
   – Мальчик мой! Арчибальд! – Король с трудом поднялся, вытянув руки. – Ты пришел! Наконец-то! Я так ждал тебя! – И его величество упал Арчибальду на грудь. – А королева-то все глаза выплакала! Как ты мог так поступить? За двадцать лет ни разу не приехал, весточки не подал!
   Рыцарь осторожно отодвинул прослезившегося старика.
   – Я пришел выкупить свое королевство, – произнес он.
   – А бери, бери! – Король дрожащей рукой поманил пажа. – Забирай! Какая радость, боже, сколько лет! Эй, там, пригласите скорей ее величество!
   – Не надо, – остановил его рыцарь. – Давайте поговорим о королевстве. Сколько?
   – Забирай, забирай его! – Старик повернулся, согнувшись, рукой взялся за подлокотник, оперся на него, осторожно сел в кресло. – Сколько? А сколько у тебя есть? Ну давай хоть сто марок. Ты весь в пыли... Много? Да хоть пятьдесят. Лицо какое недовольное... Ну двадцать, хорошо, двадцать марок, просто чтобы для договора, я быстро составлю, да зачем, на старом запишем... – Он обернулся к писцу: – Эй, там, принесите розовый ларец! В кабинете в сундуке со старыми бумагами лежит. Пошлите кого-нибудь, да побыстрее! Арчибальд, дорогой племянник, да расскажи же, где ты был все это время, что делал, чем жил? Мы с ее величеством везде тебя искали, но ты как в воду канул! Почивший-то братец Полия, он ведь, хитрая бестия, знал, да молчал! Ведь знал же, верно? А? Ты что-то сказал?
   Арчибальд с каменным лицом сунул руку за пояс и достал горсть золотых; не считая, кинул на стол. Это были деньги, которые он взял, когда пересыпал монеты, сидя под каменным идолом. В волшебном мешке лежало три миллиона.
   Золотые упали со звоном. Паж подхватил покатившуюся к краю стола монету, пристроил в общую кучу.
   – Тридцать пять марок! – звонко крикнул он на весь зал.
   По толпе придворных прошелестел вздох. Королевство за тридцать пять марок!
   Лу, качая головой, бормотал:
   – Двадцать лет правил – все нормально было. А как твоим добром завладел, так все пошло не слава богу. А все ты, дорогой племянничек, все ты... Как был наглым, так и остался. Но ничего, ничего, вижу, благородный рыцарь, как же. А твои крестьяне все бунтовали, знаешь? То неурожай, то голод – сплошные неприятности с твоей страной, я скажу, дорогой мой. Не захотел стать моим наследником, а я вот твоим – не справился. Такие все упрямые! Как ты с ними богатеть-то стал? А какое вино у тебя в подвалах было, а?.. Что, уже?
   Прибежал паж, за ним быстро шел писец, неся на вытянутых руках розовый ларец, инкрустированный перламутром. Приблизившись к королю, писец поднял крышку, и его величество стал иссохшими кривыми пальцами перебирать бумаги.
   – Купчая... эх, племянничек, не уважаешь старших... сейчас, да... матушку обидел... хоть поздоровайся сходи! Вот, вот, это она. – Старик вытащил желтоватый лист, поднес к глазам. – «С правом выкупа...» Да, она, она, держи, только дай перо.
   Паж с чернильницей обмакнул перо и с поклоном подал королю. Тот медленно начертал два слова, помахал листом в воздухе, протянул Арчибальду:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация