А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить Бенду" (страница 2)

   Лерш потыкал рыжую пятками в бока, потянул повод. Лошадь неохотно сдвинулась задом на несколько шажков. Здесь не было густой тени от тюрьмы, палило солнце. Оруженосец тут же взмок. Не успевал он вытереть пот с лица, как по носу снова катились капельки соленой влаги.
   Там, где остановился Лерш, к площади подходили две улицы. Одна, широкая, залитая солнцем, полнилась людьми; нескончаемый поток тек на рынок и с рынка; вдоль домов расположились мелкие торговцы с корзинами; продавали здесь и зелень, и овощи, и пирожки. Продавцы кричали, предлагая свой товар, покупатели кричали, выторговывая грош-другой, прохожие кричали, проталкиваясь среди покупателей и зевак. Тут пахло рыбой и горелым салом. Другая была маленькая, не улица вовсе, а проулок, даже скорее проход между домами и тюрьмой. Он начинался как раз напротив погибающего от жары оруженосца, который про себя проклинал глупость господина. Далось ему копье именно сейчас! Лучше б поехали они в этот «Зеленый локоть», где наверняка прохладно, не толкаются простолюдины, и превосходно пахнет жаренным на вертеле бараном, и в кружке оседает пена холодного светлого, только что из погреба. А оружие можно было бы купить ближе к вечеру, когда спадет этот треклятый зной. Дышать нечем! И мерзкая пыль забивается в нос и скрипит на зубах, тьфу. Не господин, а сплошное беспокойство! Зачем только Лерш согласился ехать за этим безродным рыцарем? Тот победил на турнире? Подумаешь, и другие побеждали, а ведь ни к кому из местных рыцарей он, Лерш, не просился в оруженосцы.
   Правда, его бы никто не взял.
   То есть потому что они все идиоты и не понимают своего счастья, уточнил Лерш. Непроходимые глупцы, трусы и никчемные рыцари. Как красиво Арчибальд свалил того тупого и высокомерного барона! Ну как не поздравить победителя после этого? Тем более что в городе тоже говорили о прошлых его, Арчибальда, выигрышах. И как раз это несчастье с его бывшим оруженосцем... Не вовремя у бедняги живот прихватило! А Лерш, конечно, момента не упустил. Он своего вообще не упустит, это каждый знает! То есть знал в их паршивом городишке, где Лерш пять лет томился помощником переписчика в захудалой лавчонке.
   А теперь он оруженосец великого рыцаря.
   Правда, пока что ни славы, ни пиров, ни прекрасных дам, в темном коридоре королевского замка целующих... До сих пор юноша видел только дороги, бедные таверны, клопов и бобовую похлебку. Арчибальд даже не купил ему нового костюма, такого, который бы позволил без слов дать понять окружающим, что перед ними не кто-нибудь, а оруженосец великого рыцаря. Несчастную бархатную шапчонку купил! Даже без пера! Куда, позвольте спросить, дел Арчибальд золотого Амура, последний приз? Господин принял статуэтку на глазах обрадованного оруженосца, но в кошельке у него по-прежнему медяки да немного серебра. Рыцарь не отпраздновал победы роскошным обедом, не завалился на всю ночь к прекрасной даме, что прислала к нему служанку с приглашением, да еще какую аппетитную служанку! Перевязав рану, наутро же велел седлать лошадей. А? Что вы на это скажете?
   Расстроенный Лерш сплюнул. Не сбежать ли, пока они недалеко уехали? Два дня – и он дома. Дядя, конечно, отругает и оставит без обеда, но тетя принесет кусочек ароматного окорока с хлебом и приласкает на ночь. А? Нет, если серьезно?
   Или хотя бы поехать самому на постоялый двор, пока господин рыщет по рынку. Взять кувшин доброго эля, жаркого заказать... А ведь и верно! Если сам рыцарь займется обедом, у них опять будет овощная похлебка. Но если он, Лерш, возьмет мяса с подливой, то рыцарю не останется ничего другого, кроме как заплатить. Ведь не выкинул Арчибальд статуэтку? В ней не меньше фунта чистого золота!
   Лерш заерзал в седле. Перед внутренним взором его возникло блюдо со свиной ногой, обильно политой соусом, в листьях салата и кружочках лука. Оруженосец сглотнул слюну и завертел головой в поисках того, у кого можно было бы спросить дорогу. Неподалеку, у крайнего прилавка оружейного ряда, стоял Арчибальд, рассматривая поблескивавший на солнце клинок, но обеспокоенный видением мяса и урчанием в брюхе Лерш не замечал господина. Он наклонился с лошади и толкнул в плечо стоявшего рядом нищего:
   – Эй, приятель!
   Вглядывавшийся в толчею у фонтана нищий вздрогнул и быстро обернулся, втянув голову в плечи.
   – Не бойся, не обижу! – Лерш хотел хлопнуть нищего по спине, но передумал, увидев злое молодое лицо. – Слушай, «Зеленый локоть», двор постоялый, – знаешь такой? Как бы мне быстрее добраться до него? Мой господин благородный рыцарь велел обед ему заказать, так надо поторопиться.
   Парень в лохмотьях неприятно усмехнулся.
   – Побыстрее – это вряд ли, сударь, – произнес он, растягивая слова. – Далеко обходить придется.
   – Ну как, как? Не томи, бродяга! – Видение мучило Лерша и дразнило голодный желудок.
   – Это я-то бродяга? – сощурился наглый нищий. – Вы себя-то оглядите, сударь. Пыль с обуви не счистили, а уж глумиться изволите над первым встречным.
   – Поговори у меня! – Оруженосец замахнулся ножнами. – Быстро научу с благородными господами разговаривать!
   Парень отскочил, растянутые в улыбке губы сошлись в тонкую линию. С безопасного места нищий прищурился, разглядывая, как разозленный оруженосец подпрыгивает в седле, не решаясь спуститься.
   – Не бейте меня, господин! – проныл нищий, кланяясь, но продолжая злым взглядом смотреть прямо в лицо оруженосцу. – Я все скажу! Только не бейте меня!
   Лерш вернул пустые ножны за пояс, рукавом отер пот.
   – Ну, говори. Нищий подошел ближе.
   – Запоминайте, господин, дорога трудная, – сказал он с усмешкой. – Вот эту большую улицу видите? По ней до первого поворота. Сворачиваете на другую и идете до конца, пока она не упрется в еще одну. Вторая немного кривая, но вы не бойтесь, идите себе. Вот, а затем, как упретесь, поворачиваете направо и шагаете до третьего поворота. Заходите туда – и окажетесь прямехонько у тюрьмы, только с обратной стороны. Ровно напротив ворот, которые заперты, будет улочка небольшая, туда въезжаете – и сразу по правую руку увидите вывеску. Это он и есть, «Зеленый локоть». Поняли, благородный господин?
   – Так далеко? Мне сказали, это рядом, – не поверил Лерш. – А нет ли пути покороче? Через эту дырку можно в трактир попасть? – Он ткнул пальцем в темную улочку уводившую за замок.
   – О! Не ходите тем путем, благородный господин! Там грязно, темно и крысы! Огромные жирные крысы, они съедят вас, благородный господин, не оставив на память о вас и кусочка кожи с ваших башмаков! Пожалейте себя и своего сеньора, который без вас беспомощен, как ребенок!
   – Мой сеньор – победитель всех турниров! – рявкнул
   Лерш, не выдержав насмешливого тона нищего. По его
   покрасневшемуся круглому лицу стекали капельки пота.
   – Что, сам Синий рыцарь? – Нищий изобразил удивление и испуг. – Вправду похож: безродный и бедный! – И он расхохотался.
   Лерш сполз в седле набок, исхитрившись пнуть парня. Тот развернулся, схватил ногу оруженосца и дернул. С криком оруженосец поехал с лошади, но в последний момент уцепился за луку седла. Люди кругом засмеялись.
   – Ах ты падаль! – Лерш вытащил ножны, полный решимости пустить их в ход, но нищий, сделав неприличный жест, сбежал за угол.
   – Вот ублюдок! – Оруженосец развернул лошадь. – Я тебя еще поймаю и покажу, какой я трус! Я тебе прочищу мозги!
   Ведя в поводу невозмутимого вороного, он подъехал к темному проулку. Оттуда несло холодом: до дна этой щели между домами и стеной замка никогда не доставало солнце. Оруженосец остановился. А стоит ли? Мало ли какая дрянь тут водится? Не крысы, но... Да хоть бы и крысы. Лерш оглянулся, ища, на что бы опереться в решении, ехать здесь или кружным путем, и заметил краем глаза, что Арчибальд поворачивается в его сторону. «Вот черт!» – пробормотал Лерш, понимая, что рыцарь сейчас заметит его, позовет и придется возвращаться к хозяину и овощной похлебке.
   Из черной дыры проулка вывалился отряд стражи. Впереди выступал ухоженный молодой лейтенант в щегольском голубом камзоле и черненой кирасе на широкой груди. Отвороты камзола были покрыты вычурной серебряной вышивкой. За чернявым лейтенантом, переговариваясь, топали стражники в кольчугах, с протазанами на плечах.
   «Крысы, ха!» – возликовал Лерш, ныряя в проход, как только отряд прошел мимо. Лошади ступали в темноту и вонь неохотно, но Лерш от души погонял их, зажимая нос. За юношей внимательно следил тот самый нищий, который вернулся к своему посту на углу. Когда исчез в темноте второй лошадиный хвост, нищий, сунув два пальца в рот, пронзительно свистнул. Из кабака неподалеку вышли трое громил. Нищий кивнул в сторону проулка, и громилы, двигаясь неторопливо, вразвалку, направились туда.
   Только они скрылись в проходе – Арчибальд вернулся на то место, где оставил коня и оруженосца. Там топтался молодой нищий, он рассматривал рыцаря, почти не скрываясь. Не ускользнули от внимательного взора ни порванный и кое-как, на живую нитку, чиненный на боку дублет из коричневого домотканого полотна, ни прохудившиеся на коленях и подшитые кожаными заплатами синие брэ, ни длинный прямой меч у бедра в потертых ножнах на простой перевязи. Левая бровь у рыцаря была скошена, через нее проходил белый рубец – пологой дугой от середины лба к виску.
   – Ушел-таки, щенок, – проговорил Арчибальд, оглядевшись и почесывая шрам над бровью. – Ну я тебе всыплю, дай только добраться до тебя! – И спросил нищего: – Не видел, уважаемый, здесь парень с двумя лошадьми стоял, куда он двинулся?
   Нищий вздрогнул, услышав обращение.
   – Я тебя спрашиваю, – сказал рыцарь.
   – Видел, чего не видеть, – отозвался парень с легким смущением. – Туда двинулся.
   Рыцарь, нахмурившись, кивком поблагодарил нищего и направился к фонтану. Осторожно раздвинув людей, подошел к сестрам, которые еще болтали с женщинами.
   – А монетки не дал, – пробормотал нищий, глядя рыцарю в спину. – Зато сразу видно: благородный сеньор.
   Отряд стражи вступил на площадь, но нищий не стал убегать, как многие вокруг. Он ждал, немного сутулясь, даже не поворачиваясь к приближающемуся франту лейтенанту. Тот, подойдя к нищему, спросил:
   – Чего, нашел?
   Солдаты остановились немного в стороне. Нищий ответил, продолжая следить за рыцарем, который разговорился с девушками:
   – Я свое дело знаю. Денег принесли?
   – Если это будет достойная добыча, – хихикнул лейтенант. – Ну давай, Юлий, показывай. Сирота, надеюсь?
   Парень повернулся и посмотрел на лейтенанта с нескрываемой неприязнью. На топорщившиеся мелкие усики, мокрые от пота, на пухлые синеватые щеки и подбородок с ямочкой.
   – Даже две, – отозвался он наконец. – Вон у фонтана стоят, в синих косынках.
   – Не местные? – Лейтенант спросил как облизнулся.
   – Местные, – усмехнулся нищий. И добавил, предупреждая гневный возглас покрасневшего начальника стражи: – Вы же найдете, к чему придраться. Они красивые.
   Лейтенант хмуро посмотрел в толпу.
   – Худенькие какие-то, – буркнул он.
   Юлий хмыкнул:
   – Толстых без отцов и братьев на улицу не выпускают более. Вас уже знают.
   – Поговори мне! – Франт замахнулся на нищего, но тот не двинулся с места.
   – Обождите, когда тот рыцарь отойдет, – сказал он.
   Лейтенант повертел головой, оттянув кружева воротника, чтобы не терли шею. Пот катился по его вискам, щекам и длинному носу.
   – Который?
   За его спиной солдаты переминались с ноги на ногу чувствуя себя неуютно на самом солнцепеке.
   Нищий хихикнул:
   – Издали и не заметишь сразу. Но вблизи обязательно узнаете. Берегитесь его.
   Лейтенант еще раз изучил простолюдинов.
   – Разберемся, – пробормотал он, остановив взгляд на Жанне и Анастасии. Кивнул подчиненным и неторопливо двинулся к фонтану.
   – А денег?! – воскликнул с беспокойством Юлий.
   – После, – отмахнулся лейтенант. – Если понравятся! – Он хохотнул, и солдаты поддержали его смех.
   – Это вы зря, господин, – пробормотал нищий. Он прислонился к стене, укрывшись от солнца в тени осыпающейся колонны, и стал наблюдать.
   При приближении отряда толпа у фонтана стала редеть. Торговки, подобрав юбки, похватав мешки и корзины, разбегались кто куда; молодые женщины, девушки, прикрывая лица, спешили прочь. Анастасия, говорившая с рыцарем, заметила общую панику. Оглянулась – и дернула сестру за рукав. Жанна тоже посмотрела назад и ойкнула. Схватив кувшин за ручку, она с помощью Анастасии поставила его на плечо, но мокрый кувшин выскользнул у девушек из рук и упал в каменную чашу. Жанна погрузила руки в воду по локоть, стараясь выловить посудину. Анастасия тянула сестру:
   – Бежим, потом вернемся! Жанночка, умоляю, бежим!
   Но Жанна, плача, тянула тяжелый кувшин:
   – Прибьет тетка, прибьет же!
   – Бежим! – крикнула Анастасия в отчаянии.
   Рыцарь с недоумением наблюдал замешательство сестер.
   Прокладывая дорогу, стражники щедро раздавали направо и налево тумаки с пинками.
   – Что происходит? Кто нарушает порядок? – Громко выкрикивая слова, красавец-лейтенант приблизился, и девушки, побледнев, отступили к Арчибальду. – Засоряем, значит, общественный водоем? А ну-ка пройдемте, гражданки!
   Лейтенант подхватил девушек под руки. Они старались освободиться, но робко, приговаривая со слезами:
   – Пожалуйста, отпустите, господин, ради бога, отпустите!
   – Кувшин возьмите, – бросил лейтенант через плечо, разворачивая сестер.
   Стражники двинулись следом. Анастасия забилась в руках главы отряда, пытаясь вырваться.
   – Тихо! – воскликнул тот, закатив девушке звонкую пощечину.
   На мокрой щеке остался красный след. На площади стало тихо. Девушка схватилась за щеку и позволила увлечь себя вперед.
   – Чего столпились, разойдись! – рявкнул лейтенант собравшимся, которые мрачно наблюдали за происходящим. Народ расступился, пропуская его.
   С удивлением следивший за развитием событий рыцарь встал на пути отряда.
   – Что еще такое?! – крикнул лейтенант. – Прочь!
   – Простите, – спокойно произнес Арчибальд, – я приезжий и не понял, какое преступление совершили эти дамы. За что вы их схватили?
   – Не твое дело, болван! С дороги!
   – Вы ведь блюститель закона. – Рыцарь не шевельнулся. – Насколько я знаю уложение вашей страны, общественным водоемом пользуются все на равных правах. В чем же вина этих дам?
   Лейтенант внимательно присмотрелся к тому, кто загораживал ему дорогу. Одним взглядом окинул рослую крепкую фигуру, отметил простоту одеяния, благородство лица и осанки, вспомнил слова нищего осведомителя – и сдержал гнев.
   Толпа, поредевшая поначалу, после вмешательства рыцаря плотнела с каждым мигом.
   – Согласно последнему постановлению городского сове та, запрещается кидать разные вещи на дно фонтана, чтобы не засорять его, благородный рыцарь, – пояснил пухлый франт, делая шаг вперед. – А они бросили туда кувшин.
   – Они всего лишь набирали воду, – не сдвинулся с места защитник.
   – Но кувшин-то остался там, если вы изволили заметить, – ядовито заметил лейтенант. – Отойдите с дороги, сударь.
   Рыцарь возразил спокойно:
   – Если б не вы, дамы забрали бы свой сосуд и ушли.
   – Мне плевать, что было бы, – с трудом сдерживая злость, бросил лейтенант, делая еще одну попытку обойти рыцаря. – Кувшин на дне – и точка.
   Люди кругом заволновались, из дальних рядов послышались невнятные выкрики.
   – Не нарушайте порядок, а то и вас арестую! – пригрозил лейтенант, делая знак одному из стражников.
   Солдат взял алебарду наперевес, чтобы оттеснить рыцаря с дороги. Тот стоял неподвижно.
   – Что ждет дам?
   – О, ничего страшного, всего лишь небольшой штраф, – пообещал лейтенант, дергая девушек. Те умоляюще смотрели на единственную свою надежду. Страх в их глазах говорил, что ждет их не только – или не столько – штраф.
   Рыцарь колебался.
   – Но им не причинят вреда? – уточнил он.
   – Никакого, им даже понравится, – заверил начальник стражи, а подчиненные его захохотали, перемигиваясь.
   Возмущение толпы нарастало, выкрики становились отчетливее.
   – Не было такого указа!
   – Врет он!
   – Сначала бы очистили фонтан, а потом пеклись о чистоте!
   – Да в этом фонтане свиньи спят!
   – Отпустите девиц!
   – Все врет, не было указа!
   – Затащит и обесчестит, ирод!
   – Знамо дело, обесчестит! Вон слюна капает!
   – Какое постановление? Какое постановление?!
   – Почему же вы не возьмете штраф на месте? – спросил рыцарь, готовясь отступить. Слова лейтенанта его почти убедили.
   – У них все равно с собой денег нет, – улыбнулся победно тот и шагнул вперед.
   – Я могу заплатить. – Рыцарь пока не отходил, с состраданием всматриваясь в поникших девушек.
   Стражники за спиной начальника заржали, покрасневший лейтенант взорвался:
   – Валите прочь! – Но не успел сделать и шагу, как острие рыцарского меча уперлось ему в горло.
   – Я попросил бы...
   Солдаты замерли, глядя на рыцаря. Их начальник с трудом оторвал взгляд от сверкающего на солнце клинка. В узкой полосе стали отразились перевернутая площадь и частица неба.
   – Что вы хотите? – кое-как выговорил лейтенант, едва шевеля губами и стараясь не сглотнуть.
   Арчибальд с сомнением посмотрел на девушек, которых испуганный хам выпустил и которые, крепко прижавшись друг к другу, отодвинулись в сторону насколько позволяли стоящие рядом стражники.
   – Просите прощения. Для начала.
   Лейтенант моргнул, уронив с ресниц капельку пота.
   – Простите, благородный рыцарь, – шепнул он. Из уголка толстых губ вытекла слюна.
   – У дам!
   Лейтенант с усилием обратил взгляд к девушкам, и сестры вздрогнули.
   – Простите, – выдавил он с трудом сиплым упавшим голосом.
   – Поклянитесь, что не причините им вреда, – продолжал рыцарь.
   Притихшая было толпа заволновалась, снова раздались выкрики наперебой:
   – Да его клятве грош цена!
   – Этот соврет – недорого возьмет!
   – Убейте гниду, господин рыцарь, освободите землю от вони!
   – Чего тянуть, кончай гада!
   Арчибальд смотрел на лейтенанта, и тот трясущимися губами произнес клятву. Иссиня-черные мелкие кудри его прилипли ко лбу, блестели от пота. Рыцарь опустил меч. Толпа издала единый стон разочарования.
   – Щас он на него стражу спустит – и конец благородному рыцарю! – произнес кто-то совсем рядом.
   Лейтенант сглотнул и улыбнулся криво, поерзав подбородком по кружеву воротника.
   – Если я узнаю, что вы не сдержали клятвы... – начал Арчибальд.
   – Конечно-конечно, – немедленно отозвался молодец, дрожащей рукой вцепившись в рукоять сабли. – Все исполню, благородный рыцарь, как обещал.
   – Не переживайте, уважаемые, с вами будут обращаться как подобает, – обратился рыцарь к сестрам.
   – Но, энц рыцарь! – со слезами крикнула Жанна. – Неужели вы...
   – Ну, чего встали, уроды? Ведите их! – заглушая слова девушки, рявкнул лейтенант, и стражники послушно окружили сестер, подталкивая вперед. Лейтенант раскланялся рыцарю. Отряд двинулся с площади.
   – Чего ж вы, господин хороший? – Стоящий рядом пожилой горожанин покачал головой.
   Тетка в грязной юбке, пахнущей рыбой, сплюнула рыцарю под ноги и пошла прочь.
   – Это же был Сластолюбчик Жан, – заметил молодой ремесленник, зачерпывая воды из фонтана, чтобы вытереть вспотевшее лицо. – Растлитель сирот.
   – Он ведь на службе, – задумчиво отозвался рыцарь. – Не мог же я просто убить его.
   – А хоть бы и так! – Ремесленник сердито взмахнул рукой. – Давно пора прикончить сволочь такую!
   – И никто б не заплакал, – добавил пожилой, поправляя шляпу. – Я свою дочь да племянницу одних не выпускаю на улицу, а уж на площадь тем более.
   – Увы, закон не позволяет. – Рыцарь вложил меч в потертые ножны.
   – Закон, да? – саркастически засмеялся ремесленник, но замолчал и огляделся по сторонам.
   – Возвращаются! – указал пожилой вперед, перекрестился и отступил.
   – Хана рыцарю! – сказал ремесленник и тоже пошел прочь от фонтана, ссутулившись.
   Арчибальд двинулся навстречу трем стражникам, которые шли к нему. Солдаты при виде решительно направляющегося к ним рыцаря замедлили шаг. Когда Арчибальд приблизился, они выставили перед собой оружие.
   – Сеньор, нас прислал господин лейтенант, дежурный начальник городской стражи, – начал один стражник.
   – Я вас внимательно слушаю, уважаемые. – Рыцарь слегка наклонил голову.
   – Господин лейтенант просил напомнить вам, сеньор, что всем рыцарям, участвующим в турнире, необходимо сегодня до заката зарегистрироваться у господина лейтенанта. Вот, – неловко закончил стражник.
   Арчибальд просветлел лицом:
   – Обязательно, уважаемые! Не премину воспользоваться напоминанием господина лейтенанта. Проводите меня, господа, туда, где необходимо сегодня до заката поговорить с господином дежурным начальником городской стражи.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация