А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить Бенду" (страница 26)

   – Вот, собственно. – Бенда, как только Алиция отошла, показывает на покойника. Священник обегает взглядом окружающих, замечает Юлия, который не успел спрятаться, и манит его:
   – Будешь служкой, юноша. Сын мой, отдай дары.
   Юлий заметался. Кривой при появлении нового человека очнулся. Он с интересом оглядел священника, заметив:
   – Мало было одного святоши, так второго привели, хе-хе. Ништо, живем.
   – А ты, убивец, свечи подержишь. – Священник вставил бандиту в пухлые белые руки всю связку. – Раздай другим, заодно покайся: сколько б ты ни прожил, все одно: оставшееся время тебе грехи замаливать.
   – Слыша обо мне, што ль, падре? – Кривой с усмешкой принял свечи, начал вытаскивать по одной.
   Арчибальд повернулся к оруженосцу, который мялся за камнем:
   – Ну!
   Юлий, вздрогнув, бочком протиснулся между рыцарем и Алицией, принял у Бенды дары и встал рядом со священником. Тот кивнул ему:
   – Обряд помнишь? – И обратился к Арчибальду: – Даже если б ты вовсе отвернулся, энц рыцарь, я бы тебя узнал. Правильно совестишься, ибо обманывая церковь, обманываешь Бога, а это невозможно. Поистине лучше бы ты сдался властям, как обещал.
   – Ну уж нет. – Арчибальд поднял голову и твердо посмотрел священнику в глаза. – Чтобы меня без суда повесили за оскорбление властей? Недосуг мне было в тот момент, простите, святой отец.
   – Почему же без суда? – живо вставил Канерва. – Я вам обещаю: суд будет. Вызовем пострадавшего, назначим справедливого судью, все честь честью!
   Священник обернулся:
   – Господин начальник городской стражи лорд Мельсон?
   Канерва сделал жест, как будто снимает шляпу, и раскланялся:
   – К вашим услугам!
   – Не бросайтесь словами, – оборвал лорда священник. – Лучше следите за подчиненными. Ваш лейтенант насильно лишает чести девиц, а вы преследуете тех, кто дает отпор сволочи!
   – Падре! – Канерва обомлел. – О чем вы? Я знаю своих людей, это благородные...
   Священник широким жестом отмел возражения:
   – Совершившая смертный грех самоубийства девица, которую обманом заставил меня похоронить по христианскому обряду этот рыцарь, действительно была обесчещена насильно.
   – Вы всем отпеваемым под юбку заглядываете? – нахмурился лорд Мельсон.
   Арчибальд посмотрел на него с насмешкой:
   – Правильно, я бы на вашем месте тоже не стал просить прощения.
   – Ух ты же ж, какие страсти-мордасти! – Кривой, похихикивая, сунул рыцарю и лорду по свече. – Хе-хе, а счас по-людски похороним ублюдка.
   Священник взял Кривого за покатое плечо. Когда бандит оглянулся, священник указал на бревна:
   – Положите рядом. И ты, сын мой.
   Бенда без слов берется за один конец. Наклонившись, пятится, таща бревно за собой. Арчибальд бросается к Бенде, подхватывает бревно с другого конца, и скоро тяжелая колода лежит в центре коридора, параллельно стенам.
   Кривой убрал свечи в карман, крякнув, наклонился. Уперся животом в ноги и начал сдвигать второе бревно.
   – Кого хороним – кладите. – Священник отошел к Юлию, который с потерянным видом стоял в сторонке. Никто не двинулся с места.
   – Эй, вы чего? – Алиция толкнула в бок стоящего рядом Канерву. – Тащите покойника и покончим с этим!
   Канерва ударил девушку по руке:
   – Отстань! Я мертвых не трогаю! Дура.
   – Ах ты, знатная дрянь! – взвилась Алиция. – Трус! Хам! Подонок!
   – Я б тож эту падаль трогать не ста, – заметил Кривой. – Пусть вон колдун перенесет.
   Все, кроме Арчибальда, посмотрели на Бенду. Рыцарь молча подошел к завернутому в одеяло трупу.
   Бенда тоже не двигается. Арчибальд оглядывается, однако Бенда смотрит в пол, и по пальцам пробегают синие искорки. Алиция с Канервой отступают на пару шагов, как будто их отодвигает невидимая волна, словно воздух между ними и Бендой сгустился и находиться в нем больше не получается, как не выходит стоять в камне. Тогда рыцарь обхватывает застывшее тело поперек и несет к возвышению из бревен, около которого стоят в ожидании Кривой, священник и бледный Юлий. Кладет, и края одеяла скрывают толстую шершавую кору.
   Священник обходит вокруг, где-то отгибает шерстяную ткань, где-то, наоборот, прикрывает ею тело. С усилием складывает руки покойника на груди, берет у Кривого свечу, вставляет в скрюченные пальцы. Все встали в ногах мертвеца, на некотором отдалении. Кривой, подойдя ближе, с любопытством разглядел желтоватое лицо, твердые впалые щеки, близко посаженные глаза, веки которых были закрыты неплотно, стояли, как недоопущенная ставня, и под ними виднелась черная пустота: глазные яблоки словно исчезли из глазниц, как душа из тела.
   – Зажги свечи, сын мой, – обратился священник к Бенде.
   – У меня есть трут и кресало, – встрепенулся задумавшийся было рыцарь, но Бенда уже складывает пальцы – на свечах у всех появились маленькие желтые огонечки. Опадая и поднимаясь, они почти сразу выросли до обычного размера, полупрозрачные, бледно-рыжие, затрепетали на кончиках фитилей.
   – Все боишься мертвецов? Тако же и смерти? – Священник с укоризной покачал головой, обошел тело и от своей свечи затеплил огонь на свече, торчащей из пальцев покойника. Затем встал в изголовье наскоро собранного возвышения, поманил Юлия – и месса началась.
   Свечи горели, освещая собравшихся желтым живым мерцанием, на стенах качались серые тени, слова плыли под потолком, как дымок ладана. Нищий подпевал псалмы – у него оказался высокий чистый голос.
   – Чистый андель, – шепнул Кривой стоящему рядом Канерве. Лорд, который завороженно следил за службой, оглянулся, приподняв бровь. Бандит смотрел на Юлия – тот, запрокинув лицо, с прикрытыми глазами тянул «Марию».
   – Однако зря ты его так, – Канерва кивнул на покойника. – Отпевают дурака. В рай попадет. А тебя свалят в общую могилу с петлей на шее.
   Ниточки дня давно побледнели и исчезли. В подземелье, окружив несколько освещенных фигур, снова пришла тьма. Псалмы тянулись, строчки выливались и таяли, едва достигнув слушателей, негромкие, как просьба о ночлеге. Латынь смеялась над смертными, которые собрались, чтобы проводить того, чья душа уже стучалась в небеса. Священник чертил в воздухе знаки, и это были знаки тайны, знаки силы и смысла, которые отворяли ворота вечного покоя и света, и было ли возможно что-то более желанное во всем мире? Из всего круговорота изменчивого чего еще стоит желать? Кроме разве одного, доступного всем и в этой юдоли скорби...
   Последний возглас: «Amen!» – и Бенда, отойдя к стене, возвращается в круг света с парой лопат.
   – А может, вы его просто-напросто с собой унесете, на свое кладбище, и там закопаете? Не хуже бревна в мешок пролезет...
   Арчибальд, отодвинув Канерву который тут же оборвал фразу, взялся за тяжелый черенок.
   – Где копать?
   – Любит наш благородный рыцарь поработать! – Лорд Мельсон отвернулся, чтобы никто не видел, как он покраснел.
   Оттолкнув лорда, вперед выступил Кривой:
   – Дай мине, колдун. Я нача, я и закончу. Штоб ему икалось на том свете! А ты пока падра утащи обратно.
   Отдав лопату бандиту, который, поплевав на пухлые ладони, пристроился рядом с рыцарем, Бенда поворачивается к священнику, но тот остался стоять на месте, сложив руки на груди.
   – Пожалуй, прежде чем идти, я исполню свой долг до конца: выслушаю истомившиеся без покаяния души. Кто первый хочет исповедаться, облегчить сердце?
   – Ага, во-во, – вздохнул Кривой.
   Никто не спешил снять с души тяжесть накопившихся грехов. Священник обвел пытливым взглядом все лица... Юлий протянул святые дары и отступил за спины рыцаря и бандита, пятясь в сторону заветного камня.
   – Стой!
   Юноша вздрогнул и замер.
   – Откуда они вообще появились? – Алиция, схватив Юлия за рукав, теребила его. – Ты видел, как они пришли? Мешок-то был завязан. Да вообще с другой стороны! Ты, кстати, зачем завязал? Тоже Бенду не любишь? Ничего удивительного, ее, похоже, никто не любит. Молчит, и все – тьфу!
   – Кроме моего хозяина. – Юлий вырвался и отошел.
   Алиция не стала его задерживать. Арчибальд с Кривым копали яму у стены, там, где покойник пролежал почти весь день. Стук железа о сухую глину уносился в глубь коридора в обе стороны, иногда можно было расслышать далекое эхо. Скоро была готова неглубокая яма. Рыцарь с бандитом, взявшись за края одеяла, опустили тело в землю. Священник закрыл мертвецу лицо, и могилу быстро забросали, сверху положили бревна.
   – А теперь проводи меня, сын мой. – Священник взял Бенду под руку. – Я пока не сподобился совершать чудеса. Да пребудет с вами Господь. – Он осенил коридор широким крестом.
   Алиция вытянула шею. Бенда, поддерживая падре под локоть, пошел к стене. Девушка видела, как священник зажмурился и перекрестился. Оба шагнули вперед и скрылись в глине.
   – И еще говорит: «Не колдун»! – воскликнул Канерва желчно.
   – Хва, голуба, ядом плювать. – Кривой кинул лопату, подул на покрасневшие ладони. – Достал.
   – Да идите вы к черту!
   – Все там бум. – Бандит присел на могилу.
   Канерва постоял, глядя на него, двигая челюстями, но ничего не ответил, а подошел к Арчибальду, который у ручья мыл руки, и спросил негромко:
   – Раз ваша вина... то есть невиновность доказана... По крайней мере, почему бы так не считать? Кажется, у меня нет оснований не верить священнику, хотя его слова еще надо проверить, но сейчас это все равно сделать нельзя, так что будем думать...
   – Короче. – Рыцарь потряс пальцами, стряхивая воду. Свечи рядком стояли вдоль стены. Они догорали, скудно освещая низкое подземелье, и большие тени протягивались от людей по полу и потолку колебались или переползали туда-сюда, когда кто-то двигался.
   – Короче, отдайте мой меч. Сколько, в конце концов, можно?! Я не хочу, чтобы и меня задушили ночью.
   Арчибальд повернулся к оруженосцу:
   – Готовь лошадей. – И добавил, снова обращаясь к лорду: – Посмотрим.
   – Послушайте, это же смешно! Вы ведете себя как захватчик! В конце концов, мы благородные люди и должны верить друг другу! Вы не сможете защищать всех нас каждую ночь – уже не уберегли кое-кого. Так как мы можем надеяться на вас, когда...
   Арчибальд отвернулся.
   – Готовьтесь идти.
   За его спиной из сумрака неслышно появляется Бенда, берет мешок:
   – Идем, что ли?
   – А как же отдохнуть? – восклицает Алиция.
   Арчибальд проводит мимо нее коня, который вяло переступает копытами – застоялся. Канерва, сплюнув, пристраивается следом, бросив девушке:
   – Вечный отдых вас устроит, сударыня?
   Кривой прихватил два огарка и тронулся за Канервой.
   – Мужланы! Варвары! – Девушка топнула ногой, но когда мимо прошел Юлий с лошадью в поводу и около могилы, кроме нее, остались только шатающиеся тени, она бросилась вперед, крича: – Вы же не знаете дороги! Подождите, куда вы?! Cтойте, это мое золото!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация