А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить Бенду" (страница 25)

   Глава двенадцатая

   – Я не пойду, не пойду, не пойду с ним! – визжала Алиция.
   Ее колотила крупная дрожь, иногда по телу проходила судорога, и тогда девушка выгибалась, как мостовая арка. Она плакала, смеялась, икала и квакала, рыдала, а когда удавалось ее немного успокоить, похрюкивала – и кричала, кричала... Арчибальд держал девушку за руки, Канерва смачивал в струящейся из камня воде платок. Кривой сидел у пепелища и наблюдал за тем, как Бенда осторожно кладет мокрую ткань на лоб Алиции. Когда она снова начинала истерично восклицать, бандит кривил губы, отворачивался, смотрел на жмущегося к лошадям Юлия, опять поворачивался и вперивал водянистый взгляд в плачущую или хохочущую девушку. Истерика началась давно, и все устали, но успокоить Алицию было невозможно.
   Кривой грузно поднялся, провел ладонью по плеши, пригладил остатки волос вокруг, кашлянул и подошел к Алиции. Канерва с Бендой преградили ему дорогу.
   – Убивать дамочку не бу, господа. – Кривой растянул губы. Это была не улыбка, а простое движение, как поднятие руки или ноги, не выражавшее ровно никакого чувства. – Тока идти бы пора. Куда ни придем, а все лучше, чем тута торчать, без солнышка. И жрать ужо хочется. Так я успокою.
   Канерва оглянулся на державшего девушку рыцаря. Тот сдержанно кивнул.
   Бандит подошел к Алиции. Девушка его не заметила. Она смеялась, запрокидывая лицо, и тут же плакала, мотая головой из стороны в сторону. Волосы растрепались, висели неровными прядями, взгляд не задерживался ни на чем и ни на ком, а если и останавливался, то проходил насквозь.
   – Зеркало ей – мигом бы в себя пришла, – шепнул Канерва Бенде, больше было некому.
   Бенда с легким удивлением смотрит на лорда.
   – Так я могу достать, – тихо говорит. – Надо?
   Канерва безнадежно машет рукой. Бенда все же открывает мешок.
   Кривой придвинулся вплотную к Алиции, уставился ей в глаза. Она бессмысленно посмотрела на него, но тут же взгляд ее уехал в сторону, по щекам потекли слезы, рот раззявился...
   – ЗАТКНИСЬ!!!
   Кривой рявкнул так, что волосы вокруг грязных щек Алиции взметнулись, и сразу, без размаха, коротко ударил ее по лицу. Звук пощечины вызвал эхо. Фрейлина дернула головой и попыталась отпрянуть, но сзади ее держал рыцарь. Кривой выхватил из рук замершего от удивления Канервы мокрый платок и отжал Алиции на лицо. Девушка вскрикнула, плюясь, отфыркиваясь и пытаясь вырвать руку, чтобы стереть капли. Кривой с усилием потер ей щеки отжатым платком.
   – Ну, в себе, что ль? – грубо спросил он.
   – Не трогайте меня! – Алиция оттолкнула его плечом. И обернулась к рыцарю: – Пустите!
   – Голос сознательный, – заметил сбоку Канерва.
   – Вас не спросили, – отбрила Алиция. Освободившись из ослабевшей хватки Арчибальда, она отобрала у Кривого платок и аккуратно вытерла лицо. – Как я выгляжу? – обратилась она к Бенде.
   – Жить бу, – ухмыльнулся Кривой.
   – А вас я попросила бы помолчать! – Алиция жадно схватила протянутое Бендой зеркало, заглянула в него и застонала.
   – Шагать пора, дамочка, вы же ж два часа тута все слезьми поливали, – ядовито откликнулся бандит.
   – Я с вами не пойду, – отрезала Алиция. – Вы убийца!
   – А то ты раньше не зна? – ухмыльнулся Кривой, возвращаясь на место у костра. – Не боись, тя не трону, кому такая дура крикливая нужна?
   – Ах ты!.. – Девушка от возмущения чуть не выронила зеркало. – Да как вы смеете?!
   – А чего, хочется? – Кривой кончиком ботинка поворошил пепел, криво улыбаясь. – Так мне несложно, тока скажи.
   – Аластер, – негромко произнес рыцарь.
   Кривой отвернулся. Канерва присел рядом, обхватил голову руками, качаясь из стороны в сторону:
   – О-ох, я уж и забыл, зачем мы здесь. Можно уже оставаться в этих катакомбах и жить, как монахи. Тихо, просторно, над душой никто не стоит...
   – Не, я против, – заявил Кривой. – Я когда светло люблю. Солнышко штоб.
   – Зачем тебе солнце, если ты его перед виселицей только увидишь? – Канерва был серьезен. – Оставайся, Бенда тебе кушать станет носить. А потом я спущусь, и мы устроим на Бенду охоту. А потом и на тебя. Хорошая забава, право.
   Кривой покосился на лорда Мельсона. Тот не улыбаясь смотрел прямо перед собой.
   – Повесят тебя, – сказал он. – Я сам. Работа у меня такая.
   – Што, уже не хочется? – хмуро поинтересовался бандит. Круглое его лицо осунулось, вытянулось, щеки пообвисли. Он ковырял ногой костровище, поглядывая по сторонам. Алиция ушла за валун, где приводила себя в порядок с помощью любезно предложенных Бендой гребня, зеркала и мыла. – Жрать-то бум? – спросил Кривой у Бенды.
   Бенда присаживается напротив, на второе бревно, подложив под себя свернутое одеяло. Остальные одеяла раскиданы по проходу, кроме того, в которое завернут мертвый Сержик.
   – У меня немного еды осталось, – говорит Бенда. – На семерых... то есть уже на шестерых. Надолго не хватит. Сколько еще идти? – И поворачивается к Канерве.
   Тот опускает глаза:
   – Я не знаю дороги дальше. Король нарисовал не весь путь, только часть, чтобы я не мог дойти до сокровищницы. Так что все вопросы к нашей даме, когда она наконец решит, что выглядит достаточно похоже на женщину.
   Из-за камня вышла посвежевшая и похорошевшая Алиция. Теперь, когда она смыла краску с лица, когда спали краснота и опухлость после истерики, стало видно, что она совсем юна, почти девочка. Поэтому ее последующие слова и тон, которым они были произнесены, только насмешили Канерву
   – Ваше остроумие, лорд Мельсон, попрошу оставить для своих подчиненных. На меня не действует, а они, быть может, оценят, потому что мужланы и чернь суть. Я помню дорогу. Судя по тому, сколько мы прошли вчера, осталось от силы полдня. Думаю, можно обойтись без завтрака, чтобы сэкономить еду, а уже в сокровищнице пообедать.
   Арчибальд отнесся к словам девушки серьезнее. Повернувшись к Бенде, он спросил:
   – А сколько осталось пищи? Мадонна может не есть, ей нужно следить за фигурой, но я бы позавтракал. Думаю, мужчины со мной согласятся.
   Девушка уставилась на рыцаря, но он смотрел только на Бенду. Тогда Алиция с раздражением воскликнула:
   – Неужели вы сможете есть, когда рядом мертвое тело?!
   – Смогу, – спокойно ответил рыцарь, не оборачиваясь.
   – А что такого, дорогая? Подумаешь, труп, – отозвался Канерва. – Не пахнет, и ладно.
   – Варвары! – Алиция топнула ногой.
   С бревна тяжело поднялся Кривой.
   – А и верно, похоронить же ж надо голубу, – поддержал он девушку.
   – Где? И как? – Алиция отодвинулась к Арчибальду, который около стены поднимал и сворачивал одеяла, передавая их Бенде. Кипы шерсти исчезали одна за другой.
   Сначала мешок раздувается, пока Бенда засовывает одеяло внутрь, ткань обтягивает сверток, затем, когда снаружи еще торчат края одеяла, мешок худеет, будто сдувается, и остатки вещи словно проваливаются внутрь, как в яму.
   Канерва завороженно следил за этим процессом. Он вытащил из-под себя одеяло и протянул Арчибальду, затем, когда со своего места поднялся Кривой, Канерва и его одеяло стянул с бревна, похлопал ладонью по шерсти, отряхивая, и отдал Бенде.
   – Копать бум? – Кривой обвел лица вопросительным взглядом. Сквозь рассеянные по потолку дырочки падали ниточки-струйки утреннего солнца, оставляя на полу маленькие желтые пятна. На темном своде волновалась бледно-золотистая рябь: это тонкие лучики отражались от воды.
   Арчибальд неодобрительно покачал головой:
   – Некогда. Вы забыли, господа, что у нас мало еды? Кстати, может, водой запастись? Сможет ли уважаемая Бенда каждый раз проделывать подобный фокус со скалой?
   Бенда морщит нос, но молчит.
   Кривой, который до этого все стоял над трупом, опустив длинные руки, и, чуть пошевеливая пальцами, покачивался вперед-назад, вперив взгляд туда, где под одеялом скрывалось мертвое лицо, вдруг расхохотался. Все обернулись. У бандита от смеха тряслось пузо, лицо дребезжало от мелких морщинок.
   – Я не понимаю, что смешного вы нашли в моих словах. – Рыцарь нахмурился, потянувшись к рукояти меча.
   Бандит замахал рукой, выговорив с трудом:
   – Дак я... ох-ха-ха... не над тобой, дядя! Ха-ха-ха!
   Юлий, который на смех Кривого выглянул из-за камня, как сатир из кустов, побледнел.
   – Над кем же? – спросил Арчибальд, не убирая ладонь с эфеса.
   – Над одним юным идиотом. – Кривой, держась за грудь растопыренными толстыми пальцами, выдохнул ртом, высунув кончик языка.
   Арчибальд, сведя к переносице брови, медленно оглядел коридор и всех присутствующих, словно выбирая, к кому подходит определение «юный идиот». Задержался на Юлие, у которого на бледном лице горели покрасневшие глаза.
   На два долгих мгновения между стенами коридора, между потолком и полом замерло всякое движение, кроме бурливого течения воды из камня. Ссутулившийся Кривой наклонил лысеющую голову и смотрел в золу. Алиция, держа себя за плечи, съежившись, сидела, рядом стоял рыцарь, опустив обнаженный меч к ногам девушки. Канерва прислонился спиной к валуну и буравил злобным взглядом спину бандита. По ту сторону ручья Юлий притаился у стены, втянув голову в плечи и настороженно следя за бывшим главным егерем. Покойник у стены лежал, укрытый одеялом, – про него как будто забыли.
   – Но нельзя же его оставлять так! – Бенда, наклонившись, поднимает с пола мешок и трясет им перед носом рыцаря. – Не похоронить, так хоть отпеть.
   Кривой фыркнул. Загреб ладонью горсть золы, протянул Бенде:
   – Посыпь, голуба, ежли у тя горе от его смерти. Хе-хе...
   Арчибальд просунул лезвие меча между Бендой и рукой бандита.
   – Осторожней! – предупредил он.
   – Хе-хе. – Кривой разжал пальцы, и серый пепел ссыпался с его ладони, лег на пол, как столетний слой пыли.
   – И что, никто не знает слов заупокойной мессы?
   Алиция оглянулась на Бенду:
   – С чего это мы должны их знать? Кто у нас тут святой? Мы просто люди, нам молитвы ни к чему, кроме разве «Патер ностер» да «Аве Мария». – И добавила капризно-высокомерным тоном: – Энц рыцарь, не стойте столбом, даме холодно! Дайте плащ накинуть!
   Рыцарь нахмурился, тем не менее потянулся к завязкам плаща.
   – Хватит болтать! Я не святой, а обычный человек! – Бенда рвет шнурки на горловине мешка. – Обычный человек!
   – Хе-хе! – Кривой проследил за падающим мешком, с интересом заглянул в черную дыру, открывшуюся, когда ткань легла на пол. – Счас господин колдун покажет чудо. Достанет обитый красным бархатом гроб, хе-хе. С подушечкой...
   Канерва, отвалившись от камня, подошел, по-прежнему стараясь держаться подальше от мертвеца. Арчибальд положил руку Бенде на плечо:
   – Ради бога, успокойтесь. Сейчас что-нибудь придума...
   Бенда делает прыжок вперед, обеими ногами в черную дыру, – и исчезает, ухнув в раскрытый мешок, как в колодец.
   – Эй! – Рыцарь, упав на колени, заглянул в мешок. – Куда вы?!
   – Вопа! – Кривой перестал хихикать. – Исчез, што ль? Ваще, без остатка?
   Рыцарь уставился на бандита, поднимая меч:
   – Это вы ее довели!
   – Э! Э! Дядя, ты што? – Кривой отодвинулся от медленно приближающегося к его горлу острия рыцарского меча. – Я же ж шутя, ты што, дядя?
   – Нету! Пусто! – Алиция, шарившая в мешке, выпрямилась. – Нигде ничего!
   – Дайте мне! Женщина! – Канерва вырвал у нее мешок и сам сунул руку внутрь. Все посмотрели на лорда, который, одной рукой держа мешок за край, другой изнутри ощупывал каждую складку, как будто там мог притаиться целый человек. – Но это уже что-то... что-то... – Он опустил мешок, взглянул на растерянные лица рыцаря и девушки.
   Кривой с удовлетворением проследил за беспомощным жестом лорда Мельсона.
   – Я же ж грил, – заметил он. – Колдун.
   Алиция притопнула каблучком, обращая на себя внимание:
   – Хватит пялиться на эту грязную тряпку! Бенда бежала, все ясно! Так давайте забудем эту трусиху, и точка. Энц рыцарь, вы собирались дать мне плащ, не мешкайте же!
   – Почему вы говорите про него «бежала»? – Канерва бросил мешок и вытер руки о камзол.
   Но рыцарь не услышал этих слов.
   – Что вы делаете?! – Он бросился к Кривому, который как раз спутывал веревочку на мешке. – Немедленно развяжите!
   Между бандитом и рыцарем протиснулся Канерва, осторожно, боком, держась подальше от обнаженного клинка, придержал Арчибальда, как будто ненароком грудью зажав его правую руку.
   – Только не горячитесь, благородный энц, успокойтесь...
   Арчибальд рванулся плечом вперед, повернулся вполоборота, занося руку, – острие клинка вспороло воздух возле самого уха успевшего присесть Канервы.
   – Прочь!
   Еще взмах – и Канерва, упав ладонями на пол, задом вверх отполз дальше по проходу, быстро перебирая руками и ногами, похожий на гигантскую сороконожку, потерявшую большую часть членов. Там он выпрямился и отер пот со лба.
   – Сами говорите с этим психом! – выкрикнул он с безопасного расстояния.
   Арчибальд наступал на попятившегося Кривого.
   – Эк тя, дядя, разобра, – пробормотал бандит, заводя руку с мешком за спину.
   Рыцарь приставил меч к горлу Кривого. Бандит отклонился назад и дотронулся затылком до стены, почувствовав прохладу глины.
   – Отдайте! – потребовал Арчибальд.
   Кривой отрицательно покачал головой. Тогда рыцарь провел острием по его горлу, и под блестящим металлом показалась белая царапина, которая тут же стала розовой, набухла и расцвела капельками крови.
   – Потише, энц рыцарь! – Канерва подошел ближе. – Это государственный преступник, он должен закончить жизнь на виселице. Имейте же хоть какое-нибудь гражданское самосознание!
   Кривой спокойно смотрел в покрасневшие сузившиеся глаза рыцаря, не двигаясь.
   – Ну! – Арчибальд потянулся к зажатому за спиной бандита мешку, не отнимая меча от шеи Кривого.
   – Или хотя бы немного совести! – выкрикнул Канерва.
   – Совесть – излишняя роскошь для странствующего рыцаря! – Арчибальд, чуть отведя меч в сторону, схватил бандита за ворот, резко дернул на себя, отдирая от стены.
   Кривой не оправдал его ожидания – руками не замахал. Теряя равновесие, он навалился на рыцаря грузным телом, по-прежнему держа мешок за спиной. Арчибальду пришлось оттолкнуть бандита, прислонить обратно. Тот стукнулся о стену, и за шиворот ему посыпались крошки сухой глины, но он не пошевелился, чтобы отряхнуть пыль. Рыцарь отступил на полшага и занес меч:
   – Ну!
   Из прохода за столкновением жадно следил Юлий. Сначала он выглядывал из-за камня, боясь попасться на глаза Кривому, затем, осмелев, вышел на середину коридора, подпрыгивая от возбуждения; глаза его горели. Арчибальд поднял оружие, выражение его лица не оставляло сомнений в том, что рыцарь сейчас зарубит бандита. Юлий, не сдержавшись, радостно крикнул:
   – Да, убейте его! Давайте!
   Кривой, не дрогнувший под занесенным мечом, был похож на гранитную глыбу. Со стороны Канерва видел, что рыцарю все же придется его убить, чтобы получить мешок. Но при этих словах бывшего нищего лицо бандита сморщилось, пухлое тело обмякло – как будто по нему, от головы к ногам, прошла невидимая сила, поднимая волны складок.
   – И верно, чего же ж я?.. – Кривой, прикрыв глаза, быстро вынул из-за спины руку и ткнул мешком в рыцаря.
   – Убейте, убейте, не мучайте! – в тот же миг воскликнула Алиция.
   Арчибальд отреагировал на движение. Высоко поднятый меч качнулся назад (Канерва пригнул голову) – и упал на кисть Кривого. В воздухе мелькнула тусклая серебристая молния – и разорвалась шаром алых искр. Девушка завизжала. Пальцы бандита разжались, серая ткань легла на пол.
   Кривой опустил взгляд. Руку пересекала тонкая полоса лезвия, забрызганная красными каплями, кровь двумя полосками огибала металл, стекала по коже, пригибая завитки волосин, замирала, вытянувшись, как сопля, – и, оторвавшись, падала каплями на мешок.
   Арчибальд рывком выдернул меч.
   – До кости? – невольно поморщившись, спросил Канерва.
   – Не люблю крови, – пробормотал Кривой, продолжая держать руку на весу.
   – Ох, мне дурно! – Алиция, зажав рот обеими ладонями, упала на бревно.
   Рыцарь нагнулся и поднял мешок. Стал развязывать шнурки, но у него не получилось: то ли оттого, что торопился, то ли оттого, что пальцы дрожали. Тогда Арчибальд осторожно завел под завязки пятнистое острие клинка. Тонкие веревочки распались. Отойдя на несколько шагов, за камень, рыцарь положил мешок в середине коридора, раскрыл, прошел дальше, туда, где около текущего к боковому проходу ручья стоял с лошадьми Юлий. Отодвинув оруженосца, рыцарь залез в притороченную к седлу лошади суму, вытащил оттуда рулон бинтов – нарезанную полосами и скрученную чистую льняную ткань – и вернулся к Кривому, который, не шевельнувшись, все еще смотрел, как течет из раны.
   Арчибальд прижал кровоточащую руку бандита локтем к своему правому боку, аккуратно свел края раны и быстро и туго забинтовал поверх разрезанного рукава. Кривой перенес процедуру безразлично. Под нажимом рыцаря он опустился на бревно и остался недвижим, уставившись в золу.
   – Как вы, право слово, по-дурацки себя ведете, – брюзгливо заметил Канерва, отодвинувшийся, когда Арчибальд усаживал Кривого. – Только не говорите, что для меня старались.
   – Не скажу, – Арчибальд сел рядом с Кривым, достал меч из ножен и стал оттирать лезвие от крови. – Оруженосец, точило!
   Подбежал Юлий с точильным камнем, отдал его рыцарю – и отбежал, с опаской оглядываясь на Кривого. Бандит не поднимал головы.
   По коридору разнесся свиристящий металлический звук. Алиция поморщилась. О покойнике все опять забыли.
   – Не возвращается. – Канерва посмотрел в сторону разложенного на полу мешка. В полусумраке подземелья он казался лужей грязи. – Может, пойдем? Колдун наш, похоже, сгинул. Или сбежал. Золота ему, значит, не надо...
   – Вам надо? – неприязненно спросила Алиция.
   – И мне не надо. Но я должен доставить вас к королю.
   – Попробуйте. – Арчибальд отложил точило, поднял меч, рассматривая лезвие в свете ниточек-струек света.
   Канерва усмехнулся:
   – Да, пока что скорее вы нас ведете. Однако не забывайте, что из сокровищницы один выход – во дворец. А уж там вы от меня никуда не денетесь!
   Арчибальд опустил меч и ответил спокойно:
   – Из сокровищницы – может быть, но из подземелья – не один. Мы с оруженосцем выйдем своим путем.
   – И я с вами! – встрепенулась начавшая уже задремывать девушка. – Мне тоже во дворец нельзя!
   Рыцарь мрачно посмотрел на юную придворную даму:
   – Разве за отдельную плату...
   – Ах вы!.. – Алиция от возмущения не сразу нашла слова, чего с нею обычно не случалось, так что Арчибальд, пока девушка ловила воздух ртом, успел закончить:
   – ...и то вряд ли.
   Он поднялся, прошел за камень, по которому с журчанием сбегал ручей, – и замер.
   – Это что такое?! – Рыцарский рев разнесся по коридору.
   Канерва с Алицией подскочили и, толкаясь, пробрались между покойником и бревном, где, по-прежнему безучастный, сидел, не шевелясь, Кривой. Подбежав к Арчибальду, они увидели, что мешок завязан.
   – Кто это сделал? – Рыцарь поднял меч и угрожающе оглядел удивленные лица Канервы и Алиции.
   Юлий, пригнувшись, притаился у самой стены за лошадьми, которые при звуке голоса Арчибальда встрепенулись и стали нетерпеливо переступать с ноги на ногу.
   – Оруженосец! – От крика рыцаря с потолка посыпалась глина.
   Канерва с Алицией посмотрели туда, где прятался Юлий. Он не двигался. Затем, через несколько секунд, когда рыцарь уже набирал воздух для следующего зова, над седлом лошади появилась встрепанная голова и два больших глаза уставились на Арчибальда.
   – Чего?
   Рыцарь медленно поднял меч.
   – Я тут ни при чем! – пискнул Юлий и замер, испуганно следя за каждым движением господина.
   Арчибальд сделал шаг вперед... Алиция схватила Канерву за рукав. Сзади послышались негромкие голоса. Рыцарь занес оружие, длинный клинок тускло блеснул в тонком луче света. Канерва протестующе поднял руку собираясь схватить Арчибальда за плечо, но не успел. Рыцарь сделал выпад, припав на одно колено...
   – Это же Бенда! – спохватилась Алиция.
   Меч распорол шнурки на горловине. Все обернулись. Юлий вытянул шею, но валун мешал ему видеть, что происходит около костровища, откуда доносились голоса. Как только Канерва с Алицией бросились туда, за ними твердой походкой направился рыцарь. Юлий выбрался из-за лошадей и крадучись двинулся следом; у камня остановился, осторожно выглянул.
   Алиция обнимала Бенду. Рядом с Бендой находился высокий седой священник со связкой свечей в руках. Он стоял вполоборота, и Юлий при виде его насторожился: что-то знакомое в этом профиле...
   – Да пребудет с вами Господь, – произнес священник. Услышав его голос, Юлий невольно посмотрел на Арчибальда. Рыцарь стоял в стороне, низко опустив голову; подернутые сединой пряди скрывали его лицо.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация