А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить Бенду" (страница 11)

   Глава пятая

   От Южных ворот к Северным, огибая город, через поля, мчался во весь опор лучший скакун из королевских конюшен, на нем подпрыгивала маленькая фигурка в красно-черном платье, подол которого развевался, как знамя...
   В бочке было темно. Душно. Пряный винный запах кружил голову.
   – Проехали! Проехали! Проехали! – восклицал Сержик, подскакивая на ухабах. – Выбрались! Пронесло!
   – Заткнись! – прошипел Кривой, стукнув громилу по макушке так, что тот влип подбородком в свои колени и лязгнул зубами.
   – Че такое, я не понял? – пробубнил Сержик, адресуя возмущение пространству между ног. – Давай вылезать!
   – Откель ты такой тупой? – На этот раз Кривой ударил Сержика по шее. – До леса доедем, там вылезем. А щас этот мужик могет крикнуть, и стража прибегнет. Поэл, голуба?
   В чем Сержика нельзя было обвинить, так это в понятливости, но все-таки он заткнулся. Какое-то время сидели тихо. Кривой смотрел в щелку на лес, который тянулся вдоль дороги в отдалении и все никак не подходил к самой обочине. Сидеть в бочке было уже невмоготу: спину ломило, нога ныла, от густого винного духа тошнило.
   Но вот деревья, потоптавшись где-то там, сделали первый робкий шаг в сторону дороги – и уже было не удержать их. Неровным строем, как солдаты в бой, они побежали к телеге. Кривой отпрянул от щели. Лес подступил вплотную, и вокруг телеги как будто сгустились сумерки. Сержик тихонько взвыл, когда Кривой дернулся.
   – Што, голуба, выбиваем крышку или шуметь бум?
   – Зачем?
   – Штоб мужик нас вытащи, болван. И што, я тя спрашиваю? Берегись!
   Кривой, уперевшись в Сержика, стал подниматься, держа наготове ножи. По ногам тут же от ступни в бедро как молния ударила – онемевшие мышцы отозвались болью, плохо слушались. По ступне забегали и стали подниматься крапинки-мурашки, щекоча кожу изнутри.
   – Ох-ох, – застонал Сержик.
   Крышка выскочила с тихим чпоканьем. Возница оглянулся. Кривой успел увидеть его широкую спину, развернутые мощные плечи – и сразу же светлую бородку, крупный нос, низкие брови, высокий лоб, широко распахнутый ворот льняной беленой рубахи. Краем глаза уловил, что на обочине кто-то есть, но телега уже проехала мимо. Мужик захрипел, вскидывая руки, вожжи упали ему на колени, съехали на передок и уползли за край телеги. В шею возницы до половины вошел один из ножей Кривого. Вращая глазами, мужик завалился на бочки, ощупывая торчащую из шеи рукоять, из-под которой хлестала кровь. Пальцы раненого скользили по ножу.
   Кривой вылез, ругаясь длинным ртом, скрюченный, как штопор, на крышку одной из стоящих вплотную друг к другу бочек, встал на карачки. Телега покачивалась, влекомая бодрой конягой. Бандит выпрямился, шагнул вперед. Возница лежал, упираясь щекой в бочку, голова его ездила по шершавым доскам, качаясь в такт движению. Кривой кончиком ботинка толкнул безвольное тело, оно перегнулось через край, зависло на миг. Спрыгнув на место возницы, бандит пнул его – тело обрушилось на дорогу и осталось лежать в пыли. Кривой вытер пот, повернулся к оставшемуся в бочке Сержику:
   – Вылазь, голуба. – Он поднял глаза и увидел, как позади с обочины встает кто-то и направляется к упавшему вознице. Бандит покачал нож, примериваясь к горлу свидетеля, – и опустил руку. Тот, на дороге, все равно не замечал удалявшуюся телегу – склонился над окровавленным трупом.
   Из бочки встал, загородив обзор, Сержик:
   – Че такое, я не понял?
   – Управлять скотиной умешь? – Кривой кивнул на лошадь.
   – Не-е, че ты! – Охая и ухая, Сержик полез из ухоронки. – А че такое?
   – Мож, и зря я тя взя, – пробормотал Кривой, садясь на передок и протягивая руку к вожжам. Последняя петля соскользнула на дорогу у него под пальцами. – Дьявол!
   Сержик подполз к нему по бочкам.
   – Че такое, Аласт?
   Лошадь тем временем перешла на шаг, затем, чувствуя, что никто ее не понукает, и вовсе остановилась, помахивая хвостом.
   – Умная скотина, а, голуба? – Довольный Кривой ткнул Сержика, который как раз слезал. Одной ногой он уже стоял рядом с главарем – в луже крови, другая коленом лежала на крышке бочки. От толчка дрожавшая еще нога, не отошедшая от онемения, проехалась по скользкому дереву, и Сержик с воем сверзился на землю.
   – Вожжи достань, голуба! – крикнул сверху Кривой.
   Бандит пополз на четырех костях между телегой и лошадью. Та, постояв, лениво сдвинулась вперед. Телега – за ней, въехав в крепкий бандитский лоб.
   Над дорогой далеко разнесся гневно-возмущенный вопль. Окрестности огласились отборной руганью. Кривой смеялся – наверное, впервые за последние двадцать лет.
   На лбу у Сержика вздулась огромная шишка. Бандит, схватившись за больное место, с воем полез наружу.
   – Че такое, я не понял!!! Че ты ржешь? Мне же больно!
   – Ох-ох, голуба, о-ох!..
   Сержик кое-как поднялся, держась за лоб, с проклятием швырнул вожжи помирающему со смеха главарю на колени. Кривой вдруг прислушался, схватил Сержика за плечо:
   – Цыц!
   – Че такое? – Сержик втянул голову в плечи и, полуприсев, осторожно обернулся. – Че случилось?
   Слева от телеги расстилался луг, он тянулся до самой городской стены. С той стороны лес медленно приближался к путникам, но подходил вплотную дальше по дороге, там, где она начинала огибать густо покрытый разросшимся можжевельником холм. По этому лугу неслась сейчас всадница в красно-черном платье, подол которого развевался по ветру. Неслась прямо на остановившуюся посреди дороги телегу. Всадница понукала коня, и звонкий ее голос разносился над покрытыми росой травами.
   – Че? – Сержик повернулся к Кривому, в недоумении уставившись на его настороженное бледное круглое лицо.
   Кривой и сам не мог сказать, что углядел в мчащейся на них девице. Он уже мог рассмотреть ее юное злое личико и раскрасневшиеся щечки. Казалось – бери вожжи и езжай скоренько на этот холм, где скрыт вход в катакомбы, по которым можно пробраться обратно в город, схорониться – у Кривого было много запасных нор – и затем, выждав, разобраться со всеми обидчиками, а потом уж продолжить заниматься прежним делом. Но Кривой не отрывал взгляда от стелящейся над травой фигурки всадницы.
   Вот она уже совсем близко, видны оторочки на рукавах и подоле.
   Она поворачивает лошадь к дороге.
   Гнедой скакун выгибает шею, меняет направление, не сбиваясь с шага. Он легко перебирает тонкими ногами, поднимаясь в воздух, как огромная птица.
   Девица приникла к лошади, привстав на стременах, сильно наклонилась вперед, почти легла на шею скакуна.
   Кривой видит белое пятно на морде гнедого, который уже совсем близко. Вот конь делает очередной прыжок, и Кривой видит его темный живот.
   И не видит ничего. Конь неожиданно исчезает из поля зрения.
   Кривой моргнул.
   У обочины упавший на бок скакун дергает ногами в воздухе, девушка откатилась и лежит рядом. Ругаясь так, что слышно отсюда, она приподнимается, встает, хромая, идет к упавшему коню.
   – Че такое? – тупо повторяет Сержик, Кривой продолжает смотреть. – Че случилось-то?
   – Лошадь брякнулась, голуба, поэл?
   Кривой оживился. Девица, потянув несчастного скакуна за повод, поняла, что дальше ей идти пешком: лошадь с трудом, пару раз завалившись на бок, встала.
   – Ах ты, мерзкая скотина! Корова! Урод! Какой идиот назвал тебя лучшим скакуном?! Не мог объехать дурацкую кроличью нору! Куда твои глаза смотрели, глупая лошадь?!
   Конь поднял морду и тихонько, с укоризной, заржал.
   – А ну тебя! – Девица бросила повод и, подобрав юбки, выбралась на дорогу. Не глядя на бандитов, она зашагала вперед. Лошадь, хромая, потянулась за ней, сделала несколько шагов, сильно припадая на переднюю правую ногу, и, остановившись, снова заржала хозяйке вслед. Та даже не оглянулась.
   – Стоять! – Кривой спрыгнул с телеги, перегородив дорогу.
   Девушка, бросив на него недобрый взгляд, попробовала обойти пестро разодетого грязного человека, но он сделал шаг в сторону и снова перекрыл ей путь.
   – Ну, что еще? – рявкнула Алиция, не в силах больше сдерживаться. Ей хотелось кого-нибудь убить.
   Кривой достал из-за пояса нож – он не любил лишних разговоров. В глазах девушки промелькнуло понимание.
   – У меня для вас ничего нет, – сердито сказала она. – Откуда вы только беретесь прямо у города? Дороги уже не кормят?
   Сержик уловил знакомую ситуацию. Он сразу же выпрямился. Расправил плечи и шагнул вперед:
   – Мадам, да разве такое может быть, чтобы вы ехали без всего? Снимите хотя бы сережки и обручальное колечко!
   – У меня нет обручального кольца и сережек, болван! – крикнула Алиция, сунув Сержику под нос кулак. – Глаза разуй!
   Сержик отступил на полшага, но не смутился:
   – Че вякаешь, дура, не во дворце! Сейчас мигом тебя порешим, чтоб знала свое место!
   – Мое место? На себя посмотри! – взбеленилась Алиция. – Бандит, урод, грабитель, я придворная дама! Ай!
   Кривой, который устал и хотел только поспать, несильно ударил девушку по губам. Ее голова мотнулась. Широко распахнув глаза, Алиция отступила. Сержик радостно загоготал.
   – Деньги, золото, камушки. – Кривой показал нож.
   Девушка уперлась спиной в телегу. На нее наступал Сержик, подходя медленно, набычившись, погано улыбаясь. Алиция оглянулась, попятилась вдоль деревянного борта, прижимаясь к нему. Кривой не двигался, но следил за девушкой неотрывным, словно приклеенным взглядом. Сержик разминал руки, готовясь схватить фрейлину. Он был без оружия, но выглядел более устрашающе, чем главарь. Рубашка обтянула широкие мускулистые плечи. Взгляд у него был пустой, как высохший колодец.
   – У меня ничего нет! – выкрикнула Алиция и сдвинулась еще на полшага. – Посмотрите сами! – Она подняла руки, покрутила кистями. Сержик остановился, разглядывая голые запястья и пальцы без колец. – Вам нет никакой выгоды убивать меня!
   Кривой поднял руку с ножом. Девушка замерла, следя за тем, как он подкидывает нож за рукоять и ловит за кончик лезвия. Как покачивает нож, проверяя баланс, как примеривается к расстоянию между собой и жертвой. Как заносит руку не отводя водянистых глаз.
   Кривой потом вспомнит – когда вся жизнь будет проноситься у него перед внутренним взором, – что не собирался убивать девицу не было ему от того никакой пользы, он хотел только добраться до катакомб, где имелась ухоронка с едой и постелью. Кривой не думал поднимать на нее нож, он не помнил, почему вообще достал его, ведь на девице не было никаких украшений. И что она ничего не прятала – тоже сразу было видно. Но Кривому нестерпимо, до чесотки в пальцах, захотелось избавиться от этой шумной пигалицы, как будто она отравила ему полжизни. Хотя Кривой впервые ее видел и знал, что никогда бы не встретил, пощадив.
   Он спустил клинок с зудящих пальцев, как лучник отпускает стрелу со звенящей от напряжения тетивы. Нож, перевернувшись, впился в горячий воздух. Два огромных глаза уставились на летящее оружие. Взгляд замер на острие лезвия, словно надеясь остановить неотвратимое...
   Воздух между ножом и девицей потемнел, потяжелел, уплотнился, приобретая очертания человеческой фигуры. Контуры слегка размывались, дрожали. Лезвие воткнулось в это размытое дрожание вокруг фигуры и осталось торчать в нем, чуть покачиваясь, будто Кривой метнул нож в дерево. Качнулось раз, другой... и упало в пыль под ногами. Девица, издав пронзительный вопль, бросилась бежать. Обогнула телегу, проскользнула меж Сержиковых рук и скрылась в лесу.
   – Че такое, я не понял, – пробормотал Сержик, надеясь, что от звука его голоса видение рассеется. Однако перед ним по-прежнему стояла человеческая фигура. Роста среднего, по лицу и не разберешь, парень или девка, и словно бы светится...
   Кривой дернулся, со стоном втянул воздух носом: все это время он простоял, застыв, не двинув ни единым мускулом, даже не моргнул, в упор разглядывая то, что появилось перед ним.
   – Бенда!
   Сержик, очнувшись от ступора, пошевелился, выпрямился, почесал плечо, с интересом разглядывая «чудо». Одну из самых распространенных фраз Кривого – «Ненавижу Бенду!» – знали все бандиты, но о том, что Бенда – реальный человек, знал только сбежавший Юлий. Поэтому Сержик осмотрел явление со всех сторон... Ничего примечательного в чуде не было. Кость тонкая, мышц нет. Или все же девица? Пожалуй, вон волосы какие пушистые. Но все равно, что за баба: грудей нет, задницы нет... Чего там ненавидеть? Толкни – и дух вылетит. Ерунда, короче. Небось назвала Кривого Кривым или подлянку какую сделала, иначе с чего ненавидеть такое?
   Рука Кривого шарила по поясу, но последний нож лежал на земле между ним и Бендой.
   – Чтоб я сдох, – пробормотал Кривой, ощущая валяющийся в пыли нож как отрубленную руку которой только что владел, а теперь она отделена от хозяина, но он по-прежнему чувствует, как она болит или чешется. Еще один клинок лежит в бочке, но до него не добраться.
   – Обязательно, но в другой раз. – Бенда упирается в борт телеги, прыгает на бочки, перебирается по ним, Кривой с Сержиком слышат, как Бенда соскакивает с другой стороны...
   – Задержи же ж его! – заорал, очнувшись от оцепенения, Кривой. – Три кинжала те в задницу!
   Поздно: они видят, как Бенда скрывается в лесу.
   Кривой ухватил Сержика за грудки и затряс:
   – Я тя убью! Убью, гнида! Ты упусти его!
   – Кого его? – Сержик цеплялся за руки Кривого, пытаясь оттолкнуть его от себя. – Я думал, это она...
   – Дума он! Болван! Надоть было хватать и держать! Он же ж колдун! По горлу, по горлу!
   Оттолкнув товарища, Кривой поднял нож и повернулся, чтобы бежать за Бендой, но застыл, глядя на дорогу.
   – Какой колдун, я не понял, че такое? – прохныкал Сержик, поднимаясь.
   – Какой колдун, гришь? – Кривой поднял руку. – Туды глянь.
   Сержик посмотрел в указанном направлении. И увидел еще одно чудо. Зарезанный Кривым хозяин телеги шагал, поднимая пыль, к городу.
   – Привидение... – прошептал Сержик. Он поводил рукой перед грудью, пытаясь вспомнить, как креститься. – Привидение, че ль, я не понял...
   – Я ж говорю, он колдун! – крикнул Кривой.
   Сержик очнулся, потряс головой:
   – Да? Он оживил трупака?
   – Болван ты, голуба! Бенда его вы-ле-чи. А меня отказался! За ним!
   Сержик полез в бочку, где у него была спрятана дубинка и валялся второй нож главаря. Кривой примерился ножом к шее уходящего... и с сожалением опустил руку.
   Из-за деревьев донесся стук копыт.
   – Идем отсель.
   Сержик направился к главарю, взвешивая в руке палку и протягивая Кривому оружие.
   – Смотри-ка, опять скачут, – указал он за спину Кривого. Тот обернулся...
   – Бежи! – крикнул он, срываясь с места и толкая плечом подошедшего Сержика. – Бежи!
   – Че такое, я не понял? – Бандит вгляделся в четверых всадников, вылетевших из-за поворота и во весь опор несущихся прямо на них. Можно было разглядеть дорогую лошадиную сбрую... лица...
   – Че-то этот парень мне знаком... – пробормотал Сержик, отступая к обочине. – Че-то очень знаком...
   Солнце просвечивало лес насквозь; казалось, что помимо обычных деревьев, стройных сосен и можжевельников, кругом растут другие, призрачные, сотканные из солнечного света. Пролетела стремительно над самой головой мелкая птаха, порхнула возле опущенной на землю ладони желто-фиолетовая бабочка.
   С дороги донеслись крики. Алиция высунулась из укрытия и схватила проходящего мимо нее спасителя за штанину.
   – Эй! – шепнула она. – Идите сюда!
   Ничуть не удивившись, спаситель присел на корточки рядом с девушкой. Алиция присмотрелась искоса. Конечно, не Канерва с его гордым римским профилем, но куда там бывшему главному егерю до этой красоты!
   Незнакомец прислушался к тому, что творилось на дороге.
   – Сейчас погонятся за мной.
   – Так бежим! – Алиция вскочила.
   Спаситель покачал головой, поднял руку, то ли призывая к молчанию, то ли прося подождать. Алиция застыла, тоже прислушалась. Ей показалось, что к невнятным голосам бандитов прибавился другой звук, очень знакомый... Стук копыт. Кто-то скачет по дороге. Галопом. Трое. Нет, четверо. Вдруг погоня за ней? Девушка, трепеща, попятилась.
   Четверка всадников вынеслась из-за поворота и проскакала мимо. Сквозь листву мелькнули знакомые цвета... Алиция отодвинулась в глубь леса еще на два шага.
   С дороги донесся крик одного из бандитов. Неподалеку затрещали, ломаясь, ветви. Ругань, громкое дыхание – и голос Канервы, дающего команды. Тут же, совсем рядом!
   Через кусты ломятся бандиты, за ними гонится лорд Мельсон с солдатами. Фрейлина видит это сверху, с дерева. Как она тут оказалась?.. Спаситель прижимает ее к шершавой поверхности, обхватив ствол одной рукой...
   Одного разбойника, молодого, поймали быстро.
   Другой, тот, что метил в нее ножом, помчался к холму, за ним поскакал Канерва.
   Кривой бежал недолго: быстро выдохся. Он остановился и повернулся к преследователям, сжимая в каждой руке по ножу. Канерва и второй верховой придержали лошадей.
   Раздался гневный вопль: стражники вязали первого бандита.
   – Я не понял, че вы меня хватаете, уроды! Я нормальный гражданин и имею право ходить где хочу, хоть по улицам, хоть по лесу! Пустите, суки! Я просто гулял, уроды! Че такое, че вы меня хватаете?! Уберите свои поганые веревки, мне же больно! Че такое?!.. Хамы, быдло!
   Солдаты впихнули громиле кляп, и стало тихо. Девушка во все глаза следила за вторым бандитом. Он стоял перед всадниками, поигрывая ножами. И Канерва не спешил подъезжать, – он знал, как Кривой обращается со своим оружием.
   Все случилось так быстро, что Алиция не разглядела подробностей.
   Солдат кинул Канерве веревку и направил коня на бандита, Канерва на скаку поймал конец веревки. Оба пригнулись к самым шеям лошадей, укрывшись за ними, и неслись на разбойника.
   Кривой ждал чего-то подобного, потому что вдруг обе лошади повалились на всем скаку, всадники полетели на землю, не доехав до него каких-то двух шагов. Лошади остались лежать, Канерва и солдат покатились под ноги бандиту, который повернулся и бросился прочь.
   – Ушел! – Алиция ударила кулаком по ладони, совсем забыв, где находится. От резкого движения ветка качнулась. – Ай!
   Крепкая рука обхватила ее за талию и удержала на месте. Часто дыша, девушка прижалась к незнакомцу.
   Начальник стражи вскочил, рывком выдернул у солдата веревку и помчался за разбойником. Алиция видела, как Канерва на бегу сматывал веревку...
   Оба пропали из поля зрения. Девушка вытянула шею, пытаясь разглядеть, что творится там, за деревьями. Стражник поспешил за начальником.
   Скоро Канерва с солдатом вернулись, таща упирающегося плешивого бандита в пестрых одежках. Когда они приблизились к тем двум стражникам, что держали первого пленника, Алиция поняла, что пестрый не упирается, а пинает со злостью листья и траву. Девушка прислушалась: Канерва разговаривал с ним. Вот они подошли, и придворная дама смогла разобрать слова. Какое счастье, ни слова о ней! Кажется, впервые в жизни она была рада, что о ней забыли.
   – Что ты там бормочешь? – спросил Канерва.
   – Он был почти у меня в руках! – буркнул пестрый. – Я мог порвать его! Ненавижу, ненавижу Бенду! Будь он проклят! Чтоб он сдох, как я!
   Канерва, собравшийся заткнуть разбойнику рот, замер.
   – Что ты сказал? Бенду?
   – Да, его! Грязного колдуна!
   Алиция сверху видела, как страшно побледнел бывший главный егерь, с какой силой затряс он бандита:
   – Где, где ты его видел?! Быстро отвечай!
   Но разбойник, только что плевавшийся от бессильной ярости, вдруг успокоился.
   – Хошь знать, голуба, куда побег Бенда? Чего вдруг?
   – Задушу собственными руками! – прошипел Канерва ему в лицо. – Ну!
   – Цыц, голуба. – Бандит отодвинулся, насколько позволяли веревки и пика стражника, колющая под лопатку. – Ты ж сказа: потащишь мине в город на виселку. А Бенда побег уже. Не догонишь. Чего ж я те грить бу? Не, голуба, я его сам хочу пришить, поэл?
   – Я сейчас тебя сам повешу! – взбеленился Канерва. – Немедленно, на этом самом дереве!
   Молодой бандит взвыл сквозь кляп, замотал головой, но на него никто не обратил внимания. Кроме держащего его стражника, который деловито стукнул пленника по затылку древком копья.
   – А чего, и повесь, – согласился вдруг пестрый. – А Бенда пока – тю-тю!
   – Ах ты!..
   – Зна, зна, ты ж грил: бандит, разбойник. А чего? Такой и есть, голуба, поэл?
   – Куда пошел Бенда? – Канерва, приблизив лицо почти вплотную к круглому лицу разбойника, буравил его ненавидящим взглядом. – Ну?
   – А чего ж пошел – побег, голуба, побег ровно за той дамой, оба в лес и в кусты. Три кинжала те в задницу.
   Алиция вздрогнула.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация