А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить Бенду" (страница 10)

   Кривой дернул Сержика за руку Стражник, пригнувшись, заорал:
   – Давай, Нерчек!
   Прозвенела спущенная тетива. Длинная стрела на миг перечеркнула пробивающиеся сквозь щели между ставнями солнечные лучи – и с глухим стуком вонзилась в украшающий стену над стойкой деревянный щит. Там была выжжена свиная голова в окружении порезанных кружочками овощей и с веточкой зелени в зубах – эмблема трактира. Такая же голова красовалась на вывеске, прибитой над дверями снаружи. Кривой упал за стойкой, а Сержик, подвывая и прикрывая обеими руками затылок, свалился на него. Темнота рядом с ними ожила и произнесла низким грудным голосом:
   – Ты, Аласт?
   Стрела вонзилась свинье в глаз и торчала теперь из щита, чуть дрожа.
   – Гады, гады, прическу испортили! – заныл Сержик, потирая затылок. Стрела чиркнула по нему, сбрив несколько волосков.
   – Слазь с мине, – велел Кривой, спихивая подручного. Быстро приподнявшись, он выглянул из-за стойки, окинул цепким взглядом помещение и присел на корточки. В том месте, где только что была его лысоватая голова, свистнула стрела. Сержик, перекатившийся на спину, с ужасом посмотрел, как зло она впилась в пятачок свиньи, расщепив мягкое дерево.
   Кривой хорошо видел в темноте, поэтому он отлично разглядел, что происходило в темном зале, в то время как стражники заметили только, как мелькнула тень за стойкой. Лучник выстрелил наугад.
   В зале караулили десять стражников, они сидели за дальним столом под галереей, которая тянулась вдоль всей стены, той, что напротив входа. Лестница начиналась у стойки, а под лестницей находилась дверь в кухню, откуда можно было попасть во двор.
   – Што, обложили, Ло? – Кривой прислушался. – Стрелят, гниды. Живой, голуба? Эй! – Он толкнул Сержика, который замычал в ответ.
   Невысокий коренастый мужичок с круглой лысой головой и пышными усами, торчащими, как пики, – десятник, чьи нашивки Кривой разглядел, когда высовывался, – крикнул хриплым тенорком:
   – Выходь, бандюги! Сдавайся!
   – Ага, щас, – пробормотал Кривой, вынимая из-за пояса два метательных ножа. И ответил громко, чуть привстав: – Кукиш те, дядя! Выкуси!
   – Ах ты!.. Да я тя счас по стенке размажу! – захлебнулся гневом десятник. Перехватив удобнее топор, он раскатисто приказал: – Окр-р-ружай! Нерчек, держи их под прицелом, как кто высунется – делай из его ежика. Малой, бегом до сержанта, скажи: птичка в клетке. Шустр-ро!
   Крупная женщина сидела за стойкой на коленях, прижимая к своей обширной груди и толстому животу Сержика, закрывая ему рот пухлой большой ладонью. Она торопливо зашептала, дрожа всем огромным телом:
   – Слышь, Аласт, ты б, мож, сдавался? Точно говорю, они все обложили. Я столько стражи и на рождении короля в прошлом годе не видала. Не веришь? Точно, хоть режь.
   – Молчи, дура. – Кривой, наклонив большую плешивую голову, прислушивался. – Мои ребятки болтатся на площади, кормють воронов. Да и ваще, рано мине на покой.
   Он замолчал. В наступившей тишине отчетливо скрипнула половица. Кривой лег на живот, выглянул сбоку из-за стойки. Молодой стражник без шлема, в кольчуге, короткими перебежками пересекал зал в тени галереи, останавливаясь и вытягиваясь за каждым столбом. Бандит хмыкнул:
   – Отвык я штой-то от трактирных драчков.
   Он прокрутился на заду, перекидывая ноги в сторону лестницы. Юный страж как раз добрался под прикрытие лестницы и осторожно выглядывал из-за деревянного пролета, сквозь ступени была видна его спина, на кольцах кольчуги взблескивали лучи солнца. Кривой почти лег, схоронившись в густой тени стойки.
   – Мож, пора все ж кончать? – зашептала тревожно Мама Ло. – От смерти не убегешь. А они мне все пиво попортили, запасы все. Разорюсь ведь! Пожалел бы вдову!
   – Когда я кого жале? – Кривой осторожно, по стенке, приподнимался, сжимая в обеих руках по ножу.
   Малой протянул руку и схватился за ручку двери. Бандит поддел носком ботинка пустую бутылку, одну из тех, что выстроились шеренгой под стойкой. Пузатый сосуд толстого стекла отлетел на полшага и со звоном покатился по полу. Вздрогнув, юноша в кольчуге быстро повернул голову в сторону звука. Кривой резко и точно послал нож. Стражник дернулся: короткое лезвие вошло ему в незащищенное горло, прорезав воротник. Хрипя и одной рукой шаря по двери в поисках ручки, юноша схватился другой за торчащую из горла рукоять. Пальцы скользили по забрызганной кровью коже оплетки.
   – Малой, ты че? – донесся из глубины зала встревоженный голос десятника.
   Стражник зашатался, привалился к двери, осел... Тело грузно съехало на пол, оставляя за собой на дереве темную широкую полосу.
   – Взять сволочь! – рявкнул десятник.
   Кривой высунул голову и тут же спрятал. Стражники обнажили короткие мечи, клинки которых немного расширялись к острию и затем резко сужались, напоминая жало ос-ревунов. Эти гигантские пчелы жили в горных долинах, и стая их издавала гудение, похожее на рев рассерженного медведя. Стражники были уже близко. В стену за спиной одна за другой впились несколько стрел, не давая выглянуть. Мама Ло начала мелко креститься, бормоча:
   – Помилуй мя и мой трактир, Дева Мария, помилуй мя и мой... А-а!
   Кривой лягнул толстуху обеими ногами. Оттолкнувшись от хозяйки, он выехал по полу из-за стойки и, сильно взмахнув руками, метнул оба ножа – второй выхватил из-под полы. Стрелок, забравшийся на стол, вскрикнул, выпустив лук. Колени его подогнулись, он рухнул со стола на скамью и оттуда с грохотом на пол, ломая стрелы в колчане за спиной. Второй нож попал одному из окружавших стойку стражников в глаз – он беззвучно свалился.
   – Хоронись! – заорал десятник, первый приседая за стол.
   Стражники упали в укрытия. Один, высокий, тощий, с сильно торчащим кадыком, остался в проходе. До ближайших столов было два-три шага. Застыв на миг между рядами мебели, тощий покрутил головой. Затем, подняв меч и издав боевой клич, он кинулся вперед:
   – Стр-р-ража на страже! А-а-а!!!
   – Стой, болван! – завопил вслед десятник, но стражник не услышал его. Подбежав к стойке, он оперся на нее одной рукой и перекинул тело через деревянный барьер. – Ха! – воскликнул, приземляясь на обе ноги и быстро порачиваясь спиной к стене, лицом к бандитам, выставив меч. – Сдаешься?
   Кривой пихнул подручного, и побледневший от ужаса Сержик упал головой в живот одетого в кирасу стражника. Тощий отступил назад, занося клинок, споткнулся о бутылку, взмахнул руками и свалился. Мама Ло накинула ему на лицо передник, а Сержик, привстав, наступил на сжимающую меч руку и начал душить стражника. Кривой поднялся за стойкой во весь рост.
   – Вперед, трусы! – орал десятник, перепрыгивая через столы и скамьи, попадающиеся ему на пути.
   Стражники поднялись и тяжело побежали за ним. Бандит вытащил из-за пояса и метнул подряд три ножа. Трое упали, в том числе неугомонный десятник: клинок попал ему в бедро.
   – Пропал нож, – с неодобрением самому себе пробормотал Кривой.
   Оставшиеся залегли, спрятались.
   – Сейчас ведь прибежут из двора, как шум услышат, – причитала глухим шепотом Мама Ло. – Разорил, разорил, разбойник!
   – Вот дура, – пробормотал Кривой, вынимая последний нож. – Я ж сам те все пиво вылью, как выберусь. Тока погодь чуток...
   В зале трактира установилась тишина; казалось, слышно было, как поскрипывает пыль, что пляшет в щелках света, проникающего сквозь неплотно прилегающие ставни.
   – Бежи к дверям! – шепнул Кривой и пихнул Сержика.
   Тот покрутил головой, однако вскочил и с воплем ломанулся в сторону выхода. Вслед ему понеслась отборная ругань стражника, поднявшегося было навстречу – Сержик сбил его с ног. Из глубины комнаты наперерез бросился еще один стражник, Кривой видел, как тускло блеснуло острие меча. Он бесшумно упал на колени рядом с тем, кого сбил Сержик, нашарил на лежащем рядом трупе свой нож. Наклонился, чтобы стол закрывал его от взглядов второго стражника, навалился на поднимающегося, одной рукой толкнул его в закрытый шлемом лоб, так что затылок со звоном ударился о пол, другой сильным движением перерезал незащищенное горло. Вскочил и побежал к дверям. Его схватили за полу кафтана.
   Кривой рванулся. Ткань затрещала.
   – Стой, подлюка! – взревел вцепившийся в него стражник.
   – Не пущай убивца! – заорал очнувшийся десятник. – Ох... держи его, ветеран!
   Кривой посмотрел на седеющего крепкого мужика. Тот показал бандиту меч и улыбнулся щербато – у него не хватало трех передних зубов. Кривой поднял одну руку, второй шаря по поясу... Еще двое стражников, звеня доспехами, приближались, прыгая через скамьи, огибая столы и держа оружие наготове.
   – Другу тож, – ласковым баском велел ветеран, острием меча ткнув главаря в локоть. Кривой медленно повел руку вперед...
   Дверь в глубине зала затряслась под сильными ударами.
   – Че закрылись, отворяй! – доносились из кухни грубые голоса. На дверь навалились сразу несколько человек, и она поддалась. Тело отъехало, освобождая дорогу. Перепрыгивая через мертвого, в зал врывалось подкрепление.
   – Их-хо! – Из глубины трактира прилетела пузатая бутылка толстого стекла и ударила ветерана в затылок. Тот выпучил глаза, вывалил язык. Посинев, выронил меч. Кривой отскочил.
   – Стоять! Хватай его! – завопил десятник, прыгая на одной ноге. Стражники кинулись к бандиту. Мама Ло, подобрав юбки, шмыгнула в кухню и скрылась.
   – Ну, старуха! – Кривой налетел на Сержика, обхватил парня, швырнул в дверь – и оба вывалились на улицу врезавшись в проходившую мимо тетку с двумя корзинами. Тетка взмахнула руками, тяжелые корзины качнулись – по мостовой расплескалась мокрая, скользкая, живая еще рыба. Торговка завопила. Кривой, таща Сержика за рукав, побежал.
   На улицу выскочили стражники. Первые поскользнулись на рыбе, вторые столкнулись с теткой, которая, ругаясь в голос, собирала товар. Пока вставали, перекрикивая торговку, – бандиты скрылись за поворотом, где давеча исчез взлохмаченный паж. Стражники, бренча оружием, рысцой устремились туда же.
* * *
   Юлий вытянул шею, стараясь увидеть, что заставило лошадей остановиться. Пока что они шагали себе с самого утра, ни разу не остановившись, размеренно и неторопливо.
   Коридор резко расширялся, превращаясь в пещеру, потолок которой терялся где-то высоко, и свет, если и были в том потолке отверстия, не доходил до низу, теряясь в толще сильно посвежевшего воздуха. Впереди поджидала сплошная темнота, только снизу она чуть рассеивалась, давая не чернильную черноту, а ночную мглу комнаты, где на запертые ставни искоса светит половинная луна.
   – Кладбище, что ли? – холодея, шепотом спросил Юлий.
   Арчибальд спешился, юноша услышал скрежет кожи седла и двойной стук каблуков. Шорох... Юлий смутно разглядел, как что-то мелькнуло над спиной коня, пригнулся на всякий случай, прикрыв голову...
   – Там вода, – сказал рыцарь.
   – А... – Юлий убрал руки. – Как вы узнали?
   – Кинул кое-что. – Арчибальд не спешил садиться в седло.
   – Чего? – Юлий мысленно обшарил окружающее пространство и сделал вывод, так что два голоса произнесли это слово одновременно.
   – Монету.
   – Монету?!
   Арчибальд пошел в направлении, откуда донесся плеск.
   – Вы кинули монету, только чтобы проверить? Выкинули деньги в воду?!
   – Здесь же нет камней! – с раздражением отозвался рыцарь из темноты. – Зажги факел и иди сюда.
   – Как же я его в этой темени найду? – Юлий сполз с лошади и зашарил по сумкам. После коротких суматошных поисков он вспомнил, куда сунул факел и кремень с кресалом и трутом. Разложив все на полу, прямо под копытами лошади, начал щелкать кресалом по кремню, попадая по пальцам и ругаясь. Искры обжигали руки, но не поджигали трут. – Отсырел, что ли? А, получилось!
   Юлий схватил разгорающийся факел и двинулся на голос господина, поднимая огонь повыше, чтобы разглядеть, что делается впереди.
   Арчибальд стоял на берегу подземного озера. Приняв из рук оруженосца огонь, рыцарь зашагал вдоль кромки ленивых волн. Юлий смотрел, как в воде отражается желтое пламя, то кривым пятном, то разбиваясь на мелкие пятна-блики, которые шатались на поверхности черной воды, как пляшущие в воздухе болотные огни. Факел потрескивал и немного дымил. Юноша присел на глинистый берег, полого уходящий под спокойную воду. Он следил за Арчибальдом, который прошел к одной стене пещеры, вернулся, направился к другой стене, опять вернулся...
   – Прохода нет.
   – А? – Юлий непонимающе уставился на рыцаря. – Но почему... – И тут его осенило. Он рассмеялся сухо и нервно. – Так вот куда торопились ваши лошади! Вот что они чуяли! Выход, ага, как же! А королевского сокровища не хотите? Ха-ха-ха! Ай!
   Арчибальд отвесил юноше звонкую затрещину.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация