А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Засада под облаками" (страница 7)

   Глава XII
   Шантаж Бонифация

   Наш план состоял в том, чтобы незаметно зафиксировать на видеопленку весь процесс преступной деятельности группы Бабая и представить эти неопровержимые доказательства нашим правоохранительным органам в лице их славного представителя – нашего папочки.
   Нам, конечно, за это дело влетит. Но мы успокаивали себя тем, что Вадику и его команде влетит еще больше…

   На следующий день состоялась генеральная репетиция спектакля под руководством великого Бонифация. На ней присутствовал весь педагогический коллектив нашей школы и даже родительский комитет в полном составе.
   Успех был оглушителен! Мне даже вручили букет цветов. От девочек нашего класса. Цветы были экзотические. Они набрали их на подоконниках в учительской.
   – Да, – растроганно сказал директор школы, – это глубоко символично, что вторая четверть нынешнего учебного года откроется таким знаменательным событием. Всем спасибо. Все свободны.
   Вскоре родная школа опустела. Все разошлись. Только шныряла где-то по темным углам Чучундра.
   Мы еще немного подождали, а когда в школе остался лишь утомленный славой и предстоящими гастролями по столицам Европы режиссер Бонифаций, я тихо приоткрыл дверь учительской и застыл на ее пороге, как неумолимый призрак.
   В учительской было сумрачно, за окнами синел осенний вечер. Тихо мерцал экран телевизора, на котором Бонифаций просматривал запись генеральной репетиции. На подоконниках щетинились в горшках обрезки цветочных стеблей.
   Бонифаций застыл в кресле напротив экрана и тихо вздыхал, полный затаенного восторга.
   Я тоже вздохнул. Он обернулся.
   – Это ты, Дима? – голос его был полон нежности. И благодарности. – Вот видишь, Дима, как я был прав. У тебя определенно актерское призвание.
   Как и у Бонифация – режиссерское. Во всяком случае, постановки ему удавались гораздо лучше, чем преподавание. И теперь настал его звездный час!..
   Я кашлянул.
   – Что такое? – встревожился Бонифаций.
   Я не ответил ни слова. Только изобразил на лице старательное желание понять его вопрос. Будто я стоял у доски с невыученным уроком.
   – Что случилось, Дима? – Бонифаций вскочил так, что кресло отъехало в угол комнаты и ударилось о столик, на котором стоял заросший водорослями аквариум, – рыбки брызнули по сторонам и затаились.
   – Говорите погромче, Игорь Зиновьевич, – грустно попросил я. – Я, кажется, начинаю глохнуть. Уши болят.
   – За три дня до премьеры? – руки Бонифация взлетели вверх и бессильно упали вдоль тела.
   Тут вошел Алешка, в зимней шапке с опущенными ушами. Он ничего не сказал. Только развел руки и приложил их к ушам. Не к своим, естественно, а к шапкиным.
   Ноги Бонифация подкосились, и он рухнул бы в кресло, но оно оказалось в дальнем углу. Поэтому Бонифаций рухнул на пол и схватился за голову.
   – Это катастрофа! – прошептал он.
   – Не очень большая, – мы стали его утешать. – В нашем доме хороший ушной врач…
   – Оториноларинголог, – с надеждой выговорил режиссер трудное слово.
   – Да… Он очень, очень хороший врач. Он вылечит нас за один сеанс. Но… Это частный врач.
   – Понимаю! – радостно вскочил на ноги Бонифаций и зашарил в карманах. – Вам нужны деньги! Я пойду на эту жертву ради искусства.
   – Он не деньгами берет.
   – А чем? – насторожился Бонифаций. – Надеюсь, не отличными оценками для своего ребенка?
   – Ему нужна на время ваша видеокамера с чистой кассетой, – твердо сказал я, поставив первое условие.
   Глаза Бонифация стали совершенно круглыми, буйные кудряшки встали дыбом. Он был грозен!
   – Это шантаж! – зловеще прошипел он. – Вымогательство. Гнусное притом! Вы спекулируете на моих лучших чувствах!..
   – Говорите погромче, Игорь Зиновьевич, – вежливо попросил я. – Мы очень плохо слышим.
   – Особенно когда нас обзывают, – добавил Алешка, схватившись за шапкины уши.
   – Не ожидал! – Бонифаций зашагал по комнате, то воздымая руки к потолку, то хватаясь за голову. – От вас никак не ожидал. Папа у вас – полковник. С преступностью борется…
   – Он мышей боится, – сказал Алешка.
   Бонифаций остановился, будто споткнулся.
   – А при чем здесь мыши? – подозрительно спросил он.
   – А при чем здесь полковник? – спросил я. – Ближе к делу, Игорь Зиновьевич.
   – Но вы же могли просто попросить у меня камеру, на время. Без всяких угроз…
   – И вы бы дали, да?
   Бонифаций немного подумал и все-таки признал правоту наших сомнений.
   – К тому же, – приступил я ко второй цели, – это еще не все.
   – Ага, – Бонифаций заметно успокоился, понял, что попал в жесткие руки и придется уступить. – Сейчас вы еще объявите, что заложили в раздевалке или в буфете взрывное устройство, не так ли?
   – Не так. Не так все просто. Мы дадим вам небольшой сценарий, и вы запишете на магнитофон его исполнение. Силами вашей актерской труппы.
   – Ничего не понимаю, – признался загнанный в угол бедняга Бонифаций. – Но, надеюсь, это никак не связано с какими-то противоправными действиями?
   – Скорее наоборот, – успокоил его я.
   – Ах вот как? – кажется, он начал о чем-то немного догадываться, но предпочел не разбираться в этих догадках до конца. Чтобы не стать соучастником. – Что ж, я к вашим услугам.
   Он объяснил нам, как пользоваться камерой, дал чистую кассету и с облегчением выпроводил из учительской. Даже забыв вытащить из камеры кассету со спектаклем «Дурацкое счастье».
   За дверью мы перевели дыхание, ухмыльнулись друг другу, но тут опять возник неутомимый Бонифаций и сказал Алешке словами известных героев:
   – А вас, Алексей, я попрошу остаться. У меня есть для вас маленькое, но ответственное поручение.
   Я не стал дожидаться, когда и для меня найдется поручение, и побыстрее спустился вниз. Когда пришел Алешка и отдал мне камеру, я спросил:
   – Что за поручение?
   – Так… Ерунда… – и подозрительно быстро перешел на другую тему: – Чучундру сейчас застал. На стене выписывала: «Алешка – казёл».
   Ну, это мы еще посмотрим, кто «казёл». Не ее ли папенька?

   Дома мы надежно спрятали камеру и кассету и пошли на кухню хвалиться своими успехами в драматическом искусстве.
   – Придем, посмотрим, – пообещал папа, не отрываясь от тарелки и газеты.
   – А как твои угонщики? – поинтересовался Алешка.
   – Как головная боль, – ответил папа, поморщившись.
   – Никак не проходит? – посочувствовал Алешка. И покачал головой: – И ничего не помогает, да?
   А мама вдруг сказала:
   – Если мне не помогает одно лекарство, то я пробую другое.
   – О! – вдруг оторвался папа от газеты. – Это мысль! Это хороший совет.
   Зря мы тогда не обратили внимания на эти слова. И не задумались над ними.
   Но нам было некогда. Не успела мама сказать свои любимые слова: «Ну вот, я вас накормила, а посуда…» – как мы уже были за дверью и звонили в квартиру дяди Федора.
   – Здрасьте, дядь Федь. Не хотите завтра покататься на нашей машине?
   – Завтра? – задумался он так, будто у него заседание в Госдуме. – Завтра, пожалуй, с удовольствием. А сколько с меня возьмете?
   Такого вопроса мы не ожидали, не совсем еще вписались в рыночные отношения. Но Лешка не растерялся:
   – Нисколько! Но зато нас тоже покатаете, весь день.
   – Заметано, – согласился дядя Федор. – Когда машину подавать?
   – В десять ноль-ноль. Ко второму подъезду. Без шума и пыли.

   Когда мы вернулись домой, мама спросила меня:
   – У тебя уши не болят?
   – Нет, – удивился я, не почувствовав вовремя подвоха.
   Тогда мама нежно взяла меня за ухо и отвела к мойке, где была аккуратно сложена грязная посуда. За весь длинный день.
   Алешка сочувственно повертелся рядом, а потом напихал в ранец баночки с гуашью и кисти и сказал:
   – Я – к Ленке! На полчасика.
   Это уж слишком.
   – Зачем? – спросил я, намыливая тарелки.
   Алешка почему-то очень внимательно, будто изучая, посмотрел на меня, помолчал с какой-то глубокой задумчивостью и ответил тоже вопросом:
   – У меня могут быть личные дела?
   А мои личные дела, значит, гора посуды?

   Глава XIII
   Тайна следствия

   Мама, очень кстати, напекла утром оладьев. И те, что остались от завтрака, мы покидали в пакет и наполнили горячим чаем термос. День предстоял длинный и хлопотный. Я бы сказал – и опасный, но думать об этом не хотелось.
   Мы сложили в сумку камеру и дорожные припасы и пошли во двор.
   Дядя Федор не подвел: у второго подъезда стояла наша машина, чисто вымытая, и урчала двигателем.
   – Прошу, – дядя Федор распахнул дверцу. – Куда поедем?
   – Осенняя, двенадцать, – солидно сказал Лешка, забираясь в машину.
   Дядя Федор был хороший водитель. Он ухитрился проехать через весь город на незарегистрированной машине с фальшивыми номерами, и ее ни разу не остановили инспектора ГИБДД. Как выяснилось, у него, оказывается, и права были старые, уже недействительные.
   Тем не менее мы благополучно, подпрыгивая, как на шпалах, прибыли на место и заняли очередь на установку противоугонного устройства «Черный рыцарь». Все владельцы машин с нескрываемым удивлением поглядывали на нас. Действительно, зачем ставить на эту развалину сигнализацию, она ведь вообще не ездит. Чтобы угнать ее, нужен трейлер. И подъемный кран. Так мы читали в их презрительных взглядах. А сами тайком жалели их. Они ведь не знали, какая участь ждет их навороченные тачки после установки «рыцаря». Мало того, что они за него заплатят, так еще и понервничают да кругленькие денежки выложат «Сыщику» за мнимый розыск.
   Ну ничего, скоро мы этот бизнес прикроем в самом его разгаре. Обидно только, что никто из них не догадывается, что на нас надо смотреть не с презрением, а с уважением и благодарностью.
   Очередь мы, конечно, заняли для виду. Чтобы спокойно выбрать самую подходящую жертву. Не нашу, конечно, а Вадькиной банды.
   Дядя Федор потихоньку дремал за рулем, время от времени подгоняя машину поближе к воротам по мере того, как продвигалась очередь. Один раз он только спросил:
   – А деньги-то у вас есть, соседи?
   – Навалом, – сказал Алешка. – Мы в «Поле чудес» приз деньгами взяли.
   – А что за приз-то был?
   – «Нива».
   Дядя Федор покосился на него, усмехнулся, но ничего не сказал и снова опустил голову на сложенные руки, лежащие на баранке.
   А мы все приглядывались к очереди. И наконец выбрали за две машины впереди нас самого типичного бизнесмена. Он был в черном длинном пальто и в белом длинном шарфе и блестящих ботинках. Наверное, его ботинки блестели так ярко потому, что концы белого шарфа их все время полировали.
   Бизнесмен то и дело выходил из машины – черного джипа, заговаривал с другими водителями, путаясь в своем белом шарфе. На вид он был такой суматошный и простоватый, что так и хотелось его обмануть.
   Мы с Алешкой переглянулись и покивали друг другу, поняв без слов: это он. Потенциальная жертва «Черного рыцаря».
   Как бы узнать, куда он поедет? Алешка, видимо, тоже подумал об этом. Но что нужно делать, сообразил раньше меня.
   Он выскользнул из машины и пошел к джипу, напустив на себя грустный-прегрустный вид. У такого мальчика так и хочется спросить: «Что за беда у тебя, малыш? Не могу ли я тебе чем-нибудь помочь?» Правда, так чаще всего бывает только в лирических фильмах. А в жизни таких мальчиков обычно обходят стороной: вдруг в самом деле что-нибудь попросит.
   Но тут был другой случай. И другой мальчик.
   Алешка подошел к бизнесмену и робко спросил, подергав его за белый шарф:
   – Дядь, а вы не в центр поедете?
   – На Тверскую, – важно ответил тот, забрасывая конец шарфа за плечо. – В свой офис. А что ты хотел?
   – Да я сильно опаздываю. Так опаздываю, что даже денег нет на метро.
   – А куда тебе надо?
   – В Малаховку, – брякнул Алешка.
   – Не по пути. Я к Юре еду.
   – А… К Долгорукому, – догадался Алешка.
   – Точно. Иди, еще кого-нибудь поспрашивай, – он уселся в джип и погнал его в ворота бывшего пожарного депо.
   А я всю эту сцену заснял на пленку.
   Дядя Федор продвинул нашу машину еще немного, покосился на камеру, но ничего не сказал.
   В это самое время подъехал Вадик. Поставил машину в сторонке и тоже стал ждать. Мы с Алешкой засняли и его, а сами пригнулись на заднем сиденье.
   Вскоре наш бизнесмен выехал из ворот и, довольный, покатил на Тверскую, к Юре.
   – Дядь Федь, слабо догнать? – спросил я.
   – Раз плюнуть, – улыбнулся наш водитель.
   Мы рванули, но успели заметить, как Бабай передал брелок и записку Вадику. Тот что-то ему шепнул, сел в машину и тоже уехал.

   Мы проехали, погромыхивая и попрыгивая, по Тверской и завернули в глухой двор за «нашим» джипом. Автомобиль был уже пуст. Бизнесмен наверняка отправился в свой офис.
   Мы устроились с удобствами: достали оладьи и термос. Дяде Федору оладьи понравились.
   – Подогреть бы их, – сказал он. – Но и так хороши. Мамаша пекла?
   Мы не успели ответить – из подъезда вышел наш бизнесмен в черном пальто с белым шарфом и сел в машину.
   – Опять за ним, что ли? – догадался дядя Федор, торопливо дожевывая. – Не уйдет!
   Бизнесмен, судя по всему, отправился домой, обедать. Мы – за ним. Дядя Федор ехал классно. Он прятался на всякий случай за другими машинами и в то же время от джипа не отставал. И глаза ему не мозолил. А мы все это фиксировали на пленку.
   Вскоре джип въехал во двор высотного здания на берегу реки и остановился у подъезда. Бизнесмен вышел из машины, «пикнул» брелочком – джип мигнул в ответ фарами – и скрылся в подъезде.
   Мы долго скучали в машине…
   Но вот случилось то, чего мы ждали.
   Во двор въехал наш знакомый «Мерседес», за рулем которого сидел Вадик. А рядом с ним – сыщик в куртке. Спортивного телосложения и средних лет.
   Вадик остановил машину сразу же за аркой. Сыщик вышел и не спеша пошел вдоль ряда стоящих машин.
   Прошел совсем близко от нас – мне даже удалось крупно заснять его лицо со шрамом на подбородке. И дальше я все время сопровождал все его действия съемкой.
   Он шел так лениво, спокойно, что не привлекал ничьего внимания. Человек как человек. Зашел на секунду в тот подъезд, где скрылся наш несчастный бизнесмен (видимо, проверил – не задержался ли тот у лифта или у почтовых ящиков), и вышел из него совсем с другим видом. Он стал такой озабоченный, задумчивый – сразу видно, человек спешит по делу. Уверенно подошел к машине, «пикнул» брелочком. И машина приветливо мигнула ему фарами и отперла дверцу.
   Он сел в нее и неторопливо уехал. Сыщик превратился в угонщика.
   – Класс! – сказал дядя Федор. – Во жулье! За ним?
   – За ним.
   Мужик ехал не очень быстро. И очень тщательно соблюдал все правила. Это понятно – внимание милиции ему сейчас совсем ни к чему. Вадик его проводил немного, убедился, что все в порядке, и куда-то свернул.
   А мы, тоже потихоньку и тоже не привлекая внимания инспекторов ГИБДД, ехали и ехали себе за угнанным джипом, постукивая хромыми колесами, как поезд на стыках.
   – Э! – сказал вдруг дядя Федор. – А я понял, куда он едет. В наш район правит, не иначе.
   А мы и не сомневались.
   – Я бы этих угонщиков, – продолжил дядя Федор, – из пушек бы расстреливал. Вот как в Древней Руси было. Не знаете?
   – Не, – сказал Алешка. – Нас тогда еще не было.
   – А вот я скажу. В те времена, если сел на чужого коня без спросу, все – плати полную его стоимость. Угнал не угнал, покататься взял – плати без разговору. И нам так надо. Вы бы бате своему подсказали… О, глядите-ка, к нам сворачивает.
   Джип уверенно обогнул наш дом, притормозил на углу. Откуда-то появился пятнистый таракан-охранник и сел в машину. Хватило бы кассеты!
   – Дале ехать негоже, – сказал дядя Федор. – Приметно, – и он, прижав машину к кустам, остановил ее. – Отсюда и так видать.
   Джип пробирался к старому гаражу, мелькая широким задом среди бетонных плит и строительного мусора. Не спуская с него «глазка» видеокамеры, я вышел из машины и короткими перебежками, спотыкаясь, добрался до своего любимого подъемного крана и скорчился за ним.
   В объектив камеры мне хорошо было видно, как джип остановился у гаража, как охранник отпер ворота и откинул одеяло, как машина скрылась внутри, как снова закрылись на запор ворота. А сыщик-угонщик зашагал по наезженной колее к своей конторе – наверное, доложить об успешно проведенном угоне.
   – Все на сегодня, – устало сказал я, укладывая камеру в сумку. – Спасибо за помощь, дядя Федор.
   – А я что? – удивился дядя Федор. – Я знать ничего не знаю. Тайна следствия. Катался по городу, как «Дорожный патруль». Завтра-то поедем? – спросил с надеждой.
   – Обязательно, – сказал Алешка. – Только мы сами еще не знаем – куда…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация