А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Засада под облаками" (страница 11)

   Глава XХ
   Загородная прогулка

   Самое удивительное, что мы и вправду поехали за город.
   Мама подняла нас еще затемно, заставила потеплее одеться и нагрузила сумками с припасами, а папе доверила кастрюлю с шашлыками. Лыжи, правда, мы не взяли.
   Но еще удивительнее было то, что у подъезда пофыркивала наша машина, за рулем подремывал наш дядя Федор, а на капоте умывалась наша крыса.
   Алешка, молодец, сразу же, чтобы папа не выронил драгоценную кастрюлю и не удрал обратно в подъезд, незаметно шуганул крысу, и она послушно скрылась где-то под машиной.
   Мы разбудили дядю Федора, сложили вещи в багажник и забрались в машину.
   – Куда поедем, Саныч? – спросил папу дядя Федор.
   – Давай, Федя, на Боровское шоссе. Примерно сороковой километр.

   Поездка удалась. Только немного странно вела себя машина. Непривычно как-то, не прыгала и не скакала, а ровно бежала и бежала себе по утреннему шоссе. Выяснилось, что дядя Федор успел побывать на стоянке и подобрать одинаковые колеса.
   Мама была в восторге. Она все время щебетала счастливым голосом:
   – Наконец-то едем на пикник как люди…
   Но тут машина вильнула к обочине и остановилась.
   – Что случилось? – спросил папа.
   – А ничего, – отмахнулся дядя Федор. – Устала маленько.
   В общем, пока мы добрались до места, машина три раза останавливалась отдыхать. Но мама все равно была в восторге. Как же! Едем на пикник как люди!
   Потом мы свернули на проселочную дорогу и выехали на лесистый берег симпатичной речки.
   Папа тут же раскомандовался. И под его команду мы натаскали с берега камней, сложили из них мангал, набрали березовых дров, разожгли костер. Мама расстелила возле него пленку, а на нее два старых пледа. А папа нарезал рябиновых веточек для шампуров и соскоблил с них кору.
   Стало вообще весело. Лес был осенний, пустой такой, без листьев, прозрачный. Река выглядела очень чистой и холодной, и по ней, как маленькие кораблики, плыли желтые листья.
   – Лепота, – вздохнул дядя Федор.
   У костра было тепло, уютно. А когда папа нанизал шашлыки и уложил шампуры над углями, то над лесом поплыл такой вкусный запах, что, наверное, на него сбежались бы все голодные волки. Если бы они тут, конечно, водились.
   Но мы были сами как голодные волки. Алешка даже рычал, когда стаскивал зубами мясо с прутика.
   – Лепота, – опять вздохнул дядя Федор, поправил шапку и похлопал себя по животу.
   Потом мы долго сидели у костра, подкладывая в него дрова, смотрели на реку и бродили по лесу. Мама была счастлива и все время спрашивала нас: не замерзли ли мы? Наверное, боялась, что мы скоро запросимся домой.
   Но мы не просились. Нам было здесь очень хорошо. Отдалилась неизбежная школа и вся наша детективная деятельность; все проблемы уменьшились до пустяков, о которых и думать-то не стоило.
   Но уезжать все равно пришлось. Мы загасили костер, а мама забрала шампуры – на колышки.
   В общем, все были довольны.
   – Теперь, Саныч, куда? – спросил дядя Федор, когда мы снова забрались в машину.
   – Давай на шоссе, я потом подскажу.
   Папа почему-то в этот раз сел впереди. И вообще, они с дядей Федором разговаривали не просто как соседи, а как старые знакомые. Это показалось мне подозрительным. Но скоро все разъяснилось и стало еще подозрительней.
   Мы медленно ехали по шоссе, а папа внимательно смотрел вперед и вдруг сказал:
   – Вон указатель, там направо сворачивай.
   Под указателем «Колхоз «Красный пахарь» мы свернули на неровную бетонку. И мне показалось, что у нашей машины снова разные колеса.
   Хорошо еще, не долго тряслись.
   – Вот здесь останови, – сказал папа и вышел из машины. И мы за ним.
   Сбоку от дороги мы увидели какие-то странные, длинные и глубокие ямы, похожие на забетонированные траншеи. Они были залиты водой и завалены всяким мусором. И от них тянулся какой-то кисловатый запах.
   – Это силосные ямы, – объяснил папа. – Здесь, когда был колхоз, заготавливали на зиму корм для скота.
   Ну и что? Нам-то это зачем? Особенно после шашлыков.
   – Подождите меня у машины, – сказал папа и пошел вперед, вдоль этих траншей.
   Ну, теперь понятно. Не мог в лесу, что ли?
   Но я ошибся. У одной траншеи, накрытой сверху бетонными плитами и закрытой спереди железными, запертыми на замок воротами, за которыми вполне мог спрятаться средний танк, папа остановился и почему-то огляделся по сторонам.
   Дорога была пустынна. Только на покосившихся столбах сидели и каркали вороны.
   Папа зачем-то потрогал замок, достал из кармана какую-то длинную блестящую штучку, всунул ее в скважину – и замок услужливо отперся.
   Папа опять огляделся, будто собирался сделать что-то плохое, и, приоткрыв створку ворот, заглянул внутрь. И тут же снова закрыл и запер ворота. И вернулся в машину.
   – Точно? – загадочно спросил его дядя Федор.
   – Она, – загадочно ответил папа.
   Мы, конечно, ни о чем его не спросили, потому что хорошо знали: если у него такое деловое лицо, спрашивать бесполезно.
   – До дому? – уточнил дядя Федор. И мы вернулись на шоссе и поехали домой. А мама уже давно дремала на заднем сиденье, утомленная счастьем…
   И мы уже ехали по городу, когда папа, все время к чему-то прислушиваясь, вдруг спросил:
   – Что-то у тебя, Федя, в движке постукивает?
   – Это не постукивает, – спокойно объяснил дядя Федор. – Это крыса у них похрумкивает. Орешки догрызает. Она в «бардачке» прижилась. Маленькая такая, чуть поболе таксы. Леха ей харчи таскает.
   – Останови-ка, – попросил папа. – Я все-таки сзади сяду, здесь дует здорово.
   Я поменялся с папой местами.
   – Что, уже приехали? – проснулась мама. – Как жалко. Я так люблю подремать в машине.
   – Да нет, – успокоил ее дядя Федор. – Мы тут рокировками занимаемся. Саныч решил в тыл перебраться.
   И мы поехали дальше. Но крыса не унималась. Она стала хрумкать еще энергичнее, наверное, до этого папу стеснялась.
   И он не выдержал.
   – Нет уж, – решительно сказал он. – Я на такси поеду, – и почему-то посмотрел на часы.
   – Чего это он? – снова проснулась мама.
   – Крысы испугался, – объяснил Алешка.
   – Подумаешь – крыса, – зевнула мама и снова свернулась клубочком. – Это же не таракан.
   А я подумал, что дело вовсе не в крысе. Это папа довод такой придумал, чтобы на работу оторваться и ничего нам не объяснять…
   Так и получилось. Он приехал чем-то очень довольный и позже нас часа на два, хотя мы еще раза три останавливались, чтобы отдохнула наша машина.
   И мы с Алешкой решили, что и всю поездку он специально затеял, чтобы сделать какие-то свои служебные дела.
   Обидно немножко, но что поделаешь – такая у него работа. Мы ведь тоже все каникулы за жуликами пробегали.
   А мама понатыкала новые колышки в цветочные горшки, навязала на них цветные бантики, полюбовалась и сказала:
   – В следующий выходной опять за город поедем.
   – Колышков нарежем, – подхватил с хитринкой в глазах Алешка. – Цветочков наберем. На лыжах походим.

   Глава XXI
   Как его зовут?

   Для завершения операции «Берегись автомобиля!» оставалось сделать всего один шаг. Передать кассету с записью «совещания в милиции» по назначению – в агентство «Сыщик». Но вот как это сделать? Чтобы не вызвать подозрений. Чтобы выглядела эта передача очень естественной и не насторожила преступников.
   Вначале я подумал, что можно задействовать Зинку-Чучундру. Она вполне могла бы вручить кассету папаше. Но наш рыцарь неожиданно бурно запротестовал:
   – Ты что, Дим! – заорал он, вытаращив от негодования глаза. – Получится, что она собственного батю в милицию за ручку поведет, да? Так нельзя!
   У меня было что ему возразить, но я не стал этого делать. Потому что и сам чувствовал, что это не очень здорово. Не знаю, как объяснить толком, но мне кажется, не стоит детей впутывать в дела родителей.
   Но Алешка, отвергнув мое предложение, с ходу внес свое. Как сказал бы папа – конструктивное.
   – Дим, знаешь, кому они поверят?
   – Кому?
   – Своему человеку.
   «И этот человек есть!» – как ни странно, довольно быстро догадался я. Да еще он из милиции. И вполне мог присутствовать на этом «совещании» и кое-что записать.
   Этот человек – сотрудник ГИБДД, похожий на собаку-боксера, который изо всех сил, подмигивая на экране, принимал участие в рекламе детективного агентства «Сыщик». Наивный инспектор! Он и не догадывался, что его милицейский мундир жулики Бабая использовали как приманку для доверчивых, пострадавших от угона граждан.
   Вот такой человек нам и нужен! Как же мы сразу не догадались, что он может нам помочь! Мы ему все расскажем, и он передаст «Сыщику» наше «приглашение» в милицию для всей воровской компании Бабая. Для «сотрудничества в целях задержания злостных угонщиков». И ни у кого из них не возникнет никакого подозрения. Как миленькие соберутся в милиции, да там и останутся.
   Красивую операцию мы задумали!
   Надо срочно бежать в ГИБДД, знакомиться с этим инспектором.
   Лешка идти со мной отказался. Он вообще эту идею с инспектором как-то не очень принял. И сказал мне с крайней озабоченностью:
   – Дим, иди один. Каникулы кончаются, скоро в школу. А я еще свою программу по рыцарям не выполнил, мне надо «Дон Кихота» дочитать. Там еще пятьсот сорок страниц осталось…
   И начал вовсю врать, что он так засядет за учебу во второй четверти, что ему даже читать будет некогда. И посуду мыть – тоже.
   Так я ему и поверил, я уже сколько лет этого хитреца знаю! Просто ему очень не хотелось выходить на улицу, под противный осенний дождик. Но я его пожалел на правах старшего брата и настаивать не стал.
   Я быстренько оделся, сунул кассету в карман. Алешка, не отрываясь от чтения (уже пятьсот тридцать девять осталось), вышел проводить меня в прихожую.
   – Не будь так доверчив, Санчо, – буркнул он, глядя в книгу. – Особенно – по первому впечатлению.
   «Зачитался пацан», – с тревогой подумал я, выходя из квартиры.

   В отделении ГИБДД было полно народу. И у всех неотложные и важные дела: кто права получает, кто машину регистрирует, кто квитанцию о штрафе принес… И все такие озабоченные и нервные, что толку от них никакого. Поэтому я не стал никого расспрашивать, а пошел по коридорам и этажам, заглядывая по пути во все двери.
   Автолюбителям-водителям это не нравилось; они все подозревали, что я нахально пытаюсь пройти без очереди. Но я у каждой двери коротко объяснял:
   – Отца ищу, он где-то здесь… – закрывал дверь и вздыхал: – И здесь нету, – и шел дальше.
   Наконец в самом конце одного коридора деловито вышел из кабинета искомый инспектор, очень похожий на собаку-боксера, с какими-то бумагами в руках.
   Я уже было шагнул к нему, но тут дверь его кабинета закрылась, и я увидел на ней табличку: «Отдел регистрации. Вход воспрещен».
   Что-то вдруг остановило меня. Какой-то внутренний голос. Который с ехидной Алешкиной интонацией проворчал: «Не доверяй первому впечатлению, Димчо»…
   Я посмотрел инспектору вслед и задумался. А потом спросил у какого-то смурного дядьки, который томился у этой двери:
   – А что это за отдел? Не знаете?
   – Здесь угоны регистрируют, – мрачно ответил дядька. – Они только и делают, что регистрируют. И ни фига не ищут…
   – А этот инспектор, он из этого отдела, да?
   – Ну! Главный регистратор, – сердито проворчал он. – Капитан Жиганов.
   Я отошел к окну и еще глубже задумался… Капитан регистрирует угоны по нашему району… И агитирует потерпевших обращаться в агентство «Сыщик»… Ну и что?
   Мама права: я соображаю хорошо, но медленно.
   И Алешка прав: когда я соображаю быстро, то плохо.
   В это время вернулся капитан Жиганов, уже без бумаг, и смурной дядька бросился к нему. С вопросом и надеждой во взоре:
   – Никаких новостей?
   – Так… – капитан деловито нахмурился, припоминая. – Зеленый «Опель», госномер сто сорок три?
   – Так точно, товарищ капитан, – с готовностью «отрубил», как солдат, дядька.
   – Вот что я вам посоветую, – капитан доверительно взял его под руку и отвел немного в сторону: – Настоятельно советую…
   Тут мне стало плохо слышно, но я изо всех сил старался, сохраняя безразличное лицо, уловить его советы.
   – …Самое лучшее для вас… – доносились обрывки фраз. – Обратиться… Тут рядом, в соседнем квартале… Агентство «Сыщик»… Профессионалы… Работают с гарантией… Не очень дорого… Забирайте свое заявление и…
   Так и получилось. Обнадеженный «настоятельными советами» дядька, уже не смурной, а веселый, чуть ли не вприпрыжку помчался к выходу.
   И тут до меня дошло, что я не просто медленно соображаю – я просто идиот!
   Этот капитан – их сообщник! Он регистрирует угоны, и когда приходит потерпевший, он направляет его в агентство. А какого именно потерпевшего направить – ему заранее сообщает угонщик, передавая листочек из блокнота с номером машины и адресом ее владельца. Бедняга платит денежки, не зная, что отдает их тем, кто угнал и спрятал его машину и кто спокойненько ждет, когда владелец выложит ему несколько штук баксов!
   Ну и артисты! Особенно этот бульдожий капитан. Использует свое служебное положение для преступной деятельности. Настоящий негодяй!
   Но тут я еще больше остолбенел, когда до меня дошло: хорош бы я был, если бы вручил ему кассету! Вся операция лопнула бы и разлетелась вдребезги. И еще не известно, что бы они с нами сделали, чтобы скрыть свои преступные следы.
   Как же прав папа, когда говорит, что такими делами должны заниматься профессионалы. Но эта здравая мысль как мелькнула, так и исчезла. Я так разозлился на этого предателя Жиганова, что теперь только из принципа, назло, именно его заставлю притащить всю банду в милицию!
   И я знаю, как это сделать…

   Когда я вернулся домой, все еще пыхтя от негодования, Алешка трепался с Ленкой. Обсуждали всякие рыцарские проблемы. Алешка умел не только сам увлекаться, но и других увлекать.
   Но я тут же прервал их романтическую беседу и сообщил свою потрясающую новость. Алешка не удивился:
   – А что я тебе говорил? Тут любой дурак сразу бы догадался.
   Ну, значит, не любой… Я не стал спорить, а сказал, что нужно срочно запускать кассету. И сказал – как.
   – А кому? – спросил Алешка.
   – Как кому? «Сыщику».
   – Что, так придем и скажем: дяди, вот вам подарочек?
   И Ленка тоже засомневалась:
   – Если, Дим, по твоей задумке, этот Жиганов посылает кассету, то он нам должен прямо сказать: передайте Ивану Ивановичу. Так?
   С этим нельзя не согласиться.
   – А как мы узнаем имя этого угонщика?
   Ленка пожала плечами:
   – Очень просто. Спросим – и все.
   – У кого?
   – У него.
   Эти романтики меня достали. Я даже разозлился:
   – Значит, я подхожу к угонщику и спрашиваю: дядя, как вас зовут? Он скажет…
   – Иди на фиг! – вставил Алешка.
   И, в общем-то, он прав. Но Ленка оказалась еще «правее».
   – Дим, если кто-то на улице обратится к тебе: «Здорово, Леха!», – ты что ответишь?
   – «Я не Леха, я – Дима».
   – Теперь понял?
   Теперь понял…

   Мы полдня крутились возле подъезда, в котором обитал «Сыщик», все выбирали подходящий момент.
   Наконец он настал, в обеденный перерыв: из подъезда вышел хорошо знакомый нам дядька со шрамом на подбородке, спортивного телосложения. И тут же ему в спортивный живот чуть не врезался мелкий пацан:
   – Ой, извините, Николай Петрович!
   – Игорь Степаныч, – машинально поправил угонщик, отстранил Алешку и зашагал дальше – использовать обеденный перерыв по назначению.

   А после обеда в агентство «Сыщик» вошла девочка, примерная ученица начальных классов, и вежливо сказала:
   – Здравствуйте. Могу я видеть Игоря Степаныча?
   – Это я, – сказал наш угонщик. – В чем дело?
   – Покажите, пожалуйста, паспорт, – так же вежливо, но настойчиво попросила девочка.
   Игорь Степаныч усмехнулся, показал ей паспорт и спросил:
   – Ты из милиции?
   Девочка молча кивнула. А Игорь Степаныч сначала немного растерялся, а потом, похоже, начал врубаться.
   – Меня попросил зайти к вам капитан Жиганов, – сказала девочка. – Он не смог это сделать сам. Он срочно выехал в командировку. И просил передать вам это, – и она протянула ему запечатанный конверт.
   – Что это? – удивился угонщик.
   – Я не знаю. Он сказал, что вы все поймете. И еще он сказал, что это надо обязательно сделать. И добавил: в интересах фирмы.
   Игорь Степаныч с опаской взял у нее конверт, осторожно вскрыл его. Повертел кассету. Достал из стола диктофон… При первых же словах записи он резко его выключил и сказал:
   – Спасибо, девочка. Иди домой.
   – До свидания, – вежливо попрощалась Лена.

   Мы с волнением ждали ее за углом дома. И когда она вышла из подъезда, набросились на нее. Но Лена спокойно сказала:
   – Все в порядке. Можно начинать операцию.
   Мы пошли к нам, и я позвонил папе на работу. И сказал ему:
   – Срочно отправь в командировку капитана Жиганова из нашей ГИБДД.
   Папа почему-то ни капли не удивился и ответил:
   – Я его в такую командировку отправлю!.. На несколько лет, в северные районы. Что еще?
   – Мы советуем тебе провести в нашем отделении милиции оперативное совещание.
   – По какому вопросу? – мне показалось, что папа усмехнулся.
   – Совместная операция по задержанию угонщиков автомобилей. Пригласи на него агентство «Сыщик» в полном составе. Вадика нашего позови, ему очень хочется. И Бабая с его «рыцарями».
   – Никого не забыл? – он даже не спросил, кто такой Бабай.
   – Вроде нет.
   – Хорошо, спасибо. Я записал. А вот вас на это совещание я не приглашу.
   А мы и не сомневались. Но я все равно заныл:
   – Ну, п-а-а-п! – уж так хотелось посмотреть, чем это совещание закончится.
   – Я вас приглашу на другое совещание, – угрожающе пообещал папа. – Сегодня вечером. На кухне. Под председательством мамы. По вопросу о вашем поведении. Советую: заготовьте побольше прутьев в овраге.
   – Для колышков? – наивно уточнил я.
   – Для порки, – обрадовал папа. – Все, свободны до двадцати ноль-ноль, – и он положил трубку.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация