А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Засада под облаками" (страница 10)

   Глава XVIII
   Три сюрприза в одном флаконе

   Когда я, совершенно обескураженный, вернулся к нашему любимому ржавому крану, меня ожидал еще один сюрприз: Лешка и Чучундра сидели рядышком на железном ящике и дружески болтали (языками и ногами). И грызли при этом орешки, которые Чучундра щедро вылавливала из своих карманов.
   – Нет ключей, – сказал я Алешке. И спросил Чучундру: – Может, деньгами выкуп возьмешь? Нет у нас больше машины.
   – И не надо! – выдал Алешка, соскакивая с ящика и доставая из кармана… кассету.
   Третий сюрприз! Не многовато ли за один день?
   Мое растерянное лицо ясно показало, что я жду объяснений. Алешка отвел меня в сторону и начал говорить – сбивчиво и горячо. С его слов получалось, что Чучундра – не такая уж плохая девочка…
   – Ну да, орешками угощает, – скептически прокомментировал я. Но Алешка не обратил на это внимания:
   – Она, знаешь, из-за чего вредничает? Потому что никто не хочет с ней дружить.
   – Ну да, – опять перебил я. – А не дружат с ней, потому что она вредничает.
   Замкнутый круг получается. Но Алешка и этот довод обошел стороной и продолжил свою защитительную речь, из которой явствовало, что Чучундра, случайно увидев кадры, где она выписывает маркером на стене «Алешка – казёл», очень испугалась.
   – Чего же это она испугалась? – недоверчиво уточнил я. – Двойки по русскому?
   – Чего-чего, – проворчала подошедшая Чучундра. Она любила подслушивать. – В школе все время стены расписывают и разрисовывают. И еще покруче, чем я. А теперь будут думать на меня.
   – Вот! – решительно сказал Алешка. – Это несправедливо!
   Ну да, он же у нас сейчас рыцарь по жизни. Защитник слабых и обиженных. Того и гляди, что из-за сочувствия Чучундре откажется доводить до конца дело ее папы-жулика.
   Но Алешка, похоже, свои рыцарские принципы так далеко не распространял. Он привстал на цыпочки и шепнул мне в ухо:
   – Зинка не знает, что у нас на кассете. Она ее дальше «казла» не успела посмотреть.
   Так, соберемся с мыслями. Значит, кассету Чучундра сперла не из-за папаши. Не за него она испугалась, а за себя. А чего ей особенно бояться? Ну вызовут Вадика в школу. Ну купит он на свои бандитские бабки цистерну какого-нибудь моющего средства. Ну устроим мы в школе субботник – как тупые жители Виллабаджи. Подумаешь, трагедия…
   Эти слова я машинально произнес вслух.
   – Вот именно что трагедия! – поспешила уточнить Чучундра. – Бонифаций сразу моему отцу доложит. А он у меня, знаешь, какой крутой?
   – Выпорет? – догадливо ахнул Алешка.
   Она грустно кивнула:
   – В ближайшую субботу.
   – А почему в субботу? – удивился я. – Какой смысл откладывать?
   – У нас такая семейная традиция. В память о папином суровом детстве. Мой папа был в юности хулиганом, – это она сказала с печальной гордостью. – А папин отец, мой дедушка, порол его за это раз в неделю, по субботам…
   Надо было бы почаще!
   Да, не сладко ей живется. С такими семейными традициями.
   У одних людей традиция по субботам в баню ходить, а у других – детей пороть. И от ребят ей порядком достается.
   – Это еще не все! – обрадованная вниманием, выкладывала Чучундра семейные тайны. – Отец выпорет, а мама на месяц или два отберет у меня все игры, телевизор, плейер… – и она начала перечислять все, что у нее есть и чего она может лишиться.
   Да, кажется, я начинаю понимать Алешкины чувства. И мне уже не хотелось называть вредную Зинку Чучундрой. Но разоблачить Вадькины махинации все равно надо. Это ведь совсем разные вещи.
   Тем временем заморосил дождик. Чу… то есть Зинка натянула на голову капюшон куртки и стала похожа на съежившегося мокрого воробья.
   – Иди домой, Зинк, – сказал я. – А то промокнешь, еще и за это тебе достанется.
   Она послушно, нахохлившись, пошла к дому, а навстречу ей и мимо нас, скользя по грязной дороге, проехала шикарная машина неизвестной нам марки, в которой сидели известные нам личности – сыщик-угонщик и пятнистый охранник.
   Через минуту машина исчезла в гараже, сторож заступил на свой пост, а угонщик торопливо прошагал мимо, не обратив на нас никакого внимания. А вот и зря! Знал бы он, что лежит у меня в кармане!
   Мы с Алешкой проводили его насмешливыми взглядами и тут же насторожились, готовые на всякий случай дать откровенного деру. Навстречу угонщику кто-то суматошно бежал, размахивая руками. Наверное, еще один сообщник. Ничего, на кран они за нами не полезут, испугаются…
   Но мы ошиблись. Бежал, правда, сообщник, но наш – дядя Федор. Нас искал.
   Добежав, он долго не мог отдышаться, крутил головой в своей собачьей шапке, гулко стучал себя в грудь кулаком, кашлял и все пытался что-то сказать. Наконец голос у него прорезался:
   – Ну, соседи, говорите сразу – деньги еще не потратили?
   – Нет, – сказал я. – Не успели, – и в шутку добавил: – Но другую машину уже присмотрели. Вон в том гараже.
   – А… – отмахнулся дядя Федор. – В том гараже угнатые тачки прячут. Нам ни к чему…
   Я чуть не сел прямо в лужу. И Лешка – тоже. Ни фига себе – тайны Мадридского двора. Которые известны даже далеким чукчам.
   – Ты чегой-то? – удивился дядя Федор. – Вроде как с лица спал?
   – Откуда вы знаете? – спросил я, когда ко мне вернулся дар речи и перестали дрожать колени.
   – А догадался, – беспечно признался дядя Федор. – Еще до того раза, как с вами на съемки ездил. Чего тут не понять? Тачку сами угнали – тачку сами спрятали – тачку сами нашли. И денежки – в карман. Такой вот механизм.
   Вот это дядя Федор! У него, значит, не только уши собачьи, но и нюх.
   – Да это ладно, не мой интерес. Ты деньги мне возверни. Покупатель-то от машины отказался.
   – Чего это он? – ревниво возмутился Алешка. – Машина хорошая. Даже прыгает на ходу.
   – Капризный оказался. Ему, вишь, крыса ваша не понравилась. Она в аккурат в ящичке на панели обосновалась. Он туда глянул – объедки, говорит, какие-то, стал их выгребать, ну она его и напугала…
   – Залаяла? – спросил с интересом Алешка. Он не представлял, что крыса может напугать одним только своим видом.
   – Не, не лаяла. А укусить хотела. Оно и правильно – свое ведь защищала. А потом, кто знает, может, у ней там детки? Может, она для них запас делала… На всю зиму. В общем и целом, давайте деньги и забирайте машину. Все путем сложилось.
   Да уж… сложилось. «Сами продали – сами обратно забрали».
   Я отдал дяде Федору деньги, и мы пошли к дому.
   Дождик разошелся. Он был мелкий, как пыль, и холодный, как снег. Осенний, словом, дождик.

   Во дворе была такая картина. В одном его углу опять стояла наша машина, а в другом, как можно дальше от нее, топтался под зонтиком испуганный мужчина.
   Дядя Федор подошел к нему, передал ему деньги, забрал у него ключи, ободряюще похлопал по плечу и направился к нам.
   – Тоже мне – покупатель, – хмыкнул он. – От такой ладной тачки из-за малой мышки отказался. Пошли, соседи, погреемся.
   Мы забрались в машину, дядя Федор завел двигатель. Стало уютно; по крыше и капоту стучали капли дождя и сбегали по стеклам, светилась зелеными огоньками приборная доска, потеплело.
   Алешка открыл перчаточный ящик с объедками и, подбросив туда орешков, снова его захлопнул. Тут же за дверцей послышалось азартное, ритмичное хрумканье.
   – Ишь, чавкает, – дядя Федор щелкнул пальцем по крышке ящичка. – И невдомек ей, что такую выгодную сделку сорвала. А и ладно, пусть жрет. Еще чего-нибудь продадим, другим разом. Уже без крысы.
   Тут я вспомнил об одном важном деле.
   – Дядь Федь, – попросил я, – покатаемся?
   – Не, – неожиданно отказался он. – Ресурс надо беречь, – он похлопал ладонью по баранке: – Ей бегать всего с полкилометра осталось. Я по звуку слышу.
   – А что же вы ее, такую, продать хотели? – наивно удивился Алешка.
   – Потому и хотел, – туманно пояснил хитрый дядя Федор.
   – А до школы она доедет? – спросил я.
   – Еще как! И на обратно у ей сил хватит. Поехали? Ну-к, Лех, садись за руль. А я тебе диктовать буду.
   Алешка нахально уселся за руль и включил дворники.
   – Давай! – скомандовал дядя Федор. – Сцепление! Газку поболе! Пошел! Молодец! Ты куда? На газон-то зачем? Во, порядок!
   Мы относительно благополучно выбрались со двора, зацепили всего только скамейку и мусорный бачок. Зато ни одной иномарки не тронули и благополучно (опять же относительно) добрались до школы.
   – Причаливай, – сказал дядя Федор. – Аккуратненько. Молодец! Куда? Стой!
   Мне показалось, что увлеченный ездой Алешка собрался въехать прямо в школьный вестибюль. Машина уже преодолела было первую ступеньку крыльца, но устало откатилась назад.
   – Хорош, – сказал дядя Федор. – Глуши движок, ресурс экономь.
   Мы вышли из машины (Алешка неохотно, я с радостью). На втором этаже приветливо светились два окна учительской, где дожидался нас неутомимый Бонифаций.

   Глава XIX
   Ловушка с приманкой

   Компания Бабая, «разыскивая» угнанные машины усилиями своих «сыщиков», никогда не задерживала угонщиков. Это понятно, не задерживать же самих себя. Такое действие, а точнее – такое бездействие в конце концов привело бы к обоснованному недоверию со стороны милиции. Из разговоров папы с нашим участковым мы поняли, что их тоже интересует этот вопрос. Вот тут-то мы и поставим ловушку преступникам. Подкинем им хорошую приманку, да так, чтобы в ловушку собралась сразу вся их компания. Ну, а захлопнуть ловушку – так уж и быть – предоставим папе и его сотрудникам. Нам лишней славы не надо. Той, что уже есть, вполне хватает. Тем более что впереди – обещанное Бонифацием триумфальное шествие со спектаклем «Дурацкое счастье» по всем столицам Европы.
   Такой приманкой и был задуман наш сценарий, озвучить который должны были учителя нашей школы. А сам по себе он как бы представлял собой запись (без начала и без конца) оперативного совещания в милиции. Поэтому все теперь зависело от того, насколько успешно «срежиссировал» эту инсценировку великий Бонифаций…
   Он встретил нас словами:
   – Не спрашивайте – как, но мне это удалось. Я заморочил голову своим коллегам и сумел убедить их в том, что вот это, – он поднял над лохматой головой аудиокассету, – вот это – маленький сюрприз, юмористическое дополнение к нашему спектаклю. Более того, я получил и от Саши, и от Володи честное слово, что они сохранят в тайне нами содеянное.
   Красиво сказал. Как великий артист. Но все это – пролог. А вот как удалась сама пьеса?
   – Минуточку внимания, – Бонифаций загнал кассету в магнитофон. – Необходимые пояснения: роль начальника озвучил ваш покорный слуга, – он красиво склонил голову, – роль его заместителя – Саша, роль подчиненного – Володя. Не судите строго, – и Бонифаций щелкнул клавишей. И мы будто каким-то волшебством перенеслись в кабинет начальника милиции.
   «Физик: …Таким образом, товарищ подполковник, усилиями частного детективного агентства «Сыщик» только за последние две недели разыскано и возвращено владельцам свыше двадцати автомашин различных марок, преимущественно западного производства. Необходимо отметить, что своей деятельностью агентство оказывает правоохранительным органам нашего района весьма значительную помощь.
   Географ: Разрешите, товарищ подполковник?
   Бонифаций: Прошу, капитан.
   Географ: Судя по отработанному способу угона, в районе действует устойчивая преступная группа. Вполне понятно, что произвести задержание своими силами «Сыщику» сложно. Я бы предложил в связи с этим составить план совместных мероприятий и задержать угонщиков.
   Бонифаций: Предложение заслуживает внимания. Через два дня мы проводим оперативку по хищениям автотранспорта. Пригласите на нее сотрудников «Сыщика», и мы вместе обсудим эту проблему.
   Физик: Считал бы целесообразным, товарищ подполковник, пригласить и представителей фирмы «Черный рыцарь». Они могут подсказать нам что-нибудь полезное в связи с самим процессом угона машин. Как, например, угонщики отключают сигнализацию, блокировки и так далее.
   Бонифаций: Согласен с вами. Составьте список участников совещания и сообщите им… Так, переходим к вопросу о…»
   Тут запись естественным образом обрывалась. Как и было задумано. Вообще, Бонифаций со своими коллегами Сашей и Володей оправдали наши надежды. Запись не вызывала никаких сомнений в своей подлинности. Игорь Зиновьевич даже создал необходимый естественный фон: слышались прерываемые телефонные звонки, шелест бумаги, покашливание других «сотрудников милиции».
   – Ну как, друзья мои? – самодовольно спросил Бонифаций, вынимая из магнитофона кассету и отдавая ее мне.
   – Игорь Зиновьевич, – с искренним восхищением сказал я. – Вам нужно не литературу преподавать, а возглавить театр.
   – Комплимент, Дима, сомнительный, но я его принимаю. И надеюсь, что больше вы не станете меня втягивать в ваши авантюры.
   – Надейтесь, – сказал Алешка. И это прозвучало как-то двусмысленно.

   Когда мы вышли из школы, уже почти совсем стемнело. И даже показалось, что все вокруг уже спало. Березы замерли, птицы замолкли, даже наша машина дремала у подъезда. И дядя Федор – тоже.
   – Мы вас подвезем, Игорь Зиновьевич, – предложил я. Меня так и подмывало сделать ему что-нибудь приятное.
   – О! У вас машина? С удовольствием, – он уселся на заднее сиденье и вежливо поздоровался с дядей Федором.
   – А это наш водитель, – небрежно сказал Алешка. – Между прочим, мастер спорта международного класса по всяким гонкам. Вокруг света.
   Правда, у этого мастера даже прав нет.
   – О! – опять сказал Бонифаций. И еще раз ойкнул, когда Алешка сел за руль. И больше до самого дома не произнес ни слова. Только однажды робко заметил: – Я и не знал, что у нас такие колдобины на дорогах.
   – Это не колдобины, – пояснил дядя Федор. – Это у нас такие колеса кривые. Квадратные местами.
   – О! – было ответом.
   – Вы, извиняюсь, – дядя Федор повернулся к Бонифацию, когда мы подъехали к его дому, – вы, извиняюсь, на каком этаже проживаете? На седьмом?
   – Ну как, друзья мои? – самодовольно спросил Бонифаций, вынимая из магнитофона кассету и отдавая ее мне.
   – Спасибо, не надо, – Бонифаций торопливо выскочил из машины. – Я уж на лифте. Спокойной ночи! – и он скрылся в подъезде.
   – Вежливый, – сказал ему вслед дядя Федор. – Но пугливый.

   Ужинали мы все вместе, в кругу семьи. В очень теплой обстановке. Наверное, потому, что наши родители уже соскучились и рады были нас видеть.
   – Вы вроде подросли, – сказал папа, намекая на наше долгое отсутствие.
   – Нет, – не согласилась мама, подкладывая нам на тарелки добавки, – нет, это так кажется. Потому что они похудели.
   – Забегались, – сочувственно поддержал ее папа. – Спектакли ставят, кино снимают…
   Я поперхнулся, а Лешка спросил:
   – Какое кино?
   – Не знаю. Наверное, про шпионов.
   Мама переводила взгляд с папы на нас и обратно, пытаясь ухватить нить нашего разговора.
   – Деньги у них, похоже, завелись, – продолжал ябедничать папа.
   – Я сама им давала, – заступилась мама.
   – Где же ты столько взяла? – удивился папа. – Они ведь на них машину купили.
   – Какую машину? – мама едва не выронила сковородку.
   – Иномарку. Представляешь?
   – Ну! – обрадовалась и размечталась мама так, что папа растерялся. – Завтра кататься поедем. За город. Колышков мне ребята в лесу хороших срежут. Подышим воздухом. Шашлык сделаем. Цветов наберем…
   – Какие сейчас цветы? – только и смог сказать папа. – Вот-вот снег пойдет.
   Но мама не дала ему разрушить свои мечты.
   – Еще лучше! На лыжах походим.
   Теперь уже мы с Алешкой переводили глаза с папы на маму и обратно. За цветами, в лес, на лыжах…
   Пора сматываться. И мы стали незаметно перемещаться из кухни в свою комнату.
   – Э нет! – сказал папа. – Так просто не уйдете. Прошу ко мне. На расправу. – И он пошел в кабинет, а мама стала готовиться к завтрашней поездке за город.
   Папа уселся в кресло и нахмурил брови. Но мы тут же перехватили инициативу.
   – Леха, – попросил я, – принеси магнитофон.
   – Это еще зачем? – удивился папа. – Я не собираюсь вас допрашивать.
   – Сейчас узнаешь, – и я вставил кассету. – Слушай.
   Папа молча выслушал «совещание», ничего у нас не спросил, только серьезно сказал:
   – Спасибо за подсказку. Может, и я вам что-нибудь подскажу. В свое время. Кассета у вас останется?
   – Эта – да, – сказал я. – А вот эту, – и я протянул ему видеокассету с подробной записью угона красавца джипа, – ты перепиши у себя на работе на большую, посмотри сам и покажи генералу.
   – Я уже показывал, – вздохнул папа. – Ему понравилось.
   – Ошибки у всех бывают, – сказал Алешка. – Даже у полковников.
   – Самая большая ошибка полковника, – проговорил папа, – это то, что он плохо воспитывает своих детей.
   – Я бы не сказал, – возразил Алешка. – Я бы сказал…
   Но тут зазвонил телефон, и папа взял трубку. Послушал, что-то ответил – коротко, – поблагодарил и попрощался.
   – Еще одну машину угнали, – поделился он с нами. – Шикарную. Да к тому же у депутата Государственной думы.
   – А нечего им на таких машинах разъезжать, – свредничал Алешка. – Ездили бы на обычных, и никто бы их не угонял.
   – Ну, – пожал плечами папа. – Они все-таки слуги народа.
   – Вот именно, – сказала мама, появляясь в дверях. – Слуги-то как раз всегда попроще жили. А у нас все наоборот, – и строго добавила без всякой связи со сказанным: – А ну спать. Мне еще шашлыки замариновать надо.
   Мы пошли к себе в комнату, а на пороге Алешка обернулся и сказал папе:
   – Ты не расстраивайся. Скоро эту шикарную депутатскую тачку найдут.
   – Я знаю, – спокойно согласился папа.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация