А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Британия" (страница 1)

   Грант Макмастер
   Метро 2033: Британия

   Марш «Вселенной»
   Объяснительная записка Дмитрия Глуховского

   Из всех книг, которые вышли до сих пор в серии «Вселенная Метро 2033», «Британия» – самая нестандартная, самая необычная.
   Во-первых, сюжет разворачивается не в России и даже не в одной из республик бывшего СССР; место действия – осколки старой Великобритании: Шотландия и Англия. Во-вторых, сам автор – не из наших. Грант Джозеф Макмастер – британец. Ну и, наконец, в-третьих: книга изначально написана не на русском, а на английском языке.
   В мире до сих пор еще никогда не было примеров того, чтобы авторы из разных стран на разных языках писали об одном и том же придуманном мире, тем самым вместе создавая его. Мы – первые.
   И «Вселенная Метро 2033», задуманная не просто как книжная серия, а как масштабный творческий проект, превращается теперь в проект уникальный, международный и межкультурный. В его рамках авторы из разных стран, каждый на своем языке, будут писать о своем видении будущего в постъядерном мире.
   Следующий на очереди – роман «Корни неба» известного итальянского писателя Туллио Аволедо, книга о постъядерном Риме и о заброшенной страшной Венеции, которую мы собираемся перевести на русский и выпустить к Новому, 2012 году. За ней последует роман о постапокалиптической Кубе от кубинского фантаста и многие другие.
   И конечно, все романы рассказывают о 2033 годе, все они согласованы между собой, и все помещены в рамки «Вселенной Метро».
   Тем временем в Германии, Польше и Италии уже выходят книги «Вселенной», написанные российскими авторами, на очереди Швеция, Болгария, Испания. «К свету», «Мраморный рай», «Питер»… «Метро 2033» постепенно захватывает мир, и мы не планируем останавливаться на достигнутом.
   «Вселенная» на марше. Вливайтесь в наши ряды!
...
Дмитрий Глуховский
Посвящение:
   Моей семье и друзьям: с вами жизнь имеет смысл
Особая благодарность:
   Бенедикту Холлису за внимание к деталям, самоотверженность и потраченное время; Фэй Хэнкок, Бобу Клейтону и Керри Стюарт за ценные идеи. Отдельная благодарность Деанне Хоук и Дмитрию Глуховскому за терпение и профессионализм.

   Пролог
   Сон

   Этот кошмар Юэн видит снова и снова.
   Почти каждую ночь он должен терпеть эту пытку, прежде чем ему будет дозволено проснуться в холодном поту. Не в силах что-либо изменить, не в силах даже просто пошевелиться, он просто смотрит…

   …Он, маленький мальчик, играет со сломанной машинкой у самых дверей туннеля… Раздается взрыв! Глухой звук доносится до его ушей одновременно со взрывной волной… Невидимая могучая рука отшвыривает его в сторону.
   Прижавшись к растрескавшейся, закопченной плитке, которой выложены стены, Юэн ошарашенно оглядывается вокруг. И тут в туннель врываются чужие люди. Они одеты в грязно-желтое и коричневое. Впереди них, словно предвестник страшной беды, несется волна холодного ветра. Она сталкивается с теплым застоявшимся подземным воздухом, и в туннеле повисает легкий туман, в котором одетые в противогазы налетчики кажутся огромными злобными насекомыми.
   Дергаются автоматы в руках человеконасекомых. Слышны приглушенные выстрелы, и оглушенные взрывом часовые пляшут как тряпичные куклы на ниточках, когда их тела нашпиговывает пулями. Наконец раздаются крики – целую вечность спустя после того, как грянул взрыв.
   Чужаки несутся по туннелям как желто-коричневый вихрь, удары прикладов сыплются на головы стариков, женщин. Визжат от страха дети, пытаясь спрятаться. Безуспешно: никто не спасется.
   Пленников сковывают наручниками и выводят из туннеля наверх, на свет угасающего дня. Стонут женщины. Дети рыдают.
   Из недр Метро слышатся крики поднятого по тревоге гарнизона, но человеконасекомые уже отступают, утаскивая за собой свою добычу. Один из них вдруг останавливается, смотрит вниз и понимает, что мальчишка, сидящий на полу среди каменного крошева и сломанных машинок, еще жив. Сильные руки тянутся к малышу и поднимают его. Жутковатая, издевательская пародия отцовского объятия…

   Выстрелы за спиной звучат все ближе и ближе. Человек в противогазе бежит по засыпанной обломками лестнице, и отраженный свет блестит в стеклах окуляров. Кажется, что у него нет глаз.

   Раньше мальчик никогда не бывал на поверхности. Морозный воздух острыми лезвиями пронзает легкие, вытягивает тепло из одежды. Ребенка бьет дрожь. Серое небо над головой уходит сводом в бесконечность, и мальчик вцепляется в своего похитителя от бессознательного страха упасть вверх, в небеса.
   Впереди человеконасекомые запихивают пленников в грузовик. Вокруг них по периметру стоят другие, ощерившись стволами в сторону грязных развалин.
   Из жерла туннеля доносится еще один взрыв, на этот раз короче и резче, обрывая крики людей под землей. Воцаряется странная тишина, которую нарушают только хриплое дыхание похитителей да стенания пленников.
   Человек-насекомое поднимает мальчика и ставит в кузов. Увидев там свою сестру, мальчик отчаянно вцепляется в нее. Их мама тоже здесь, она лежит ничком на ржавом полу кузова. Ее волосы слиплись от запекшейся крови. Сестра бережно обнимает ее и пытается вытереть кровь, моргая от нахлынувших слез.
   Возмущенно скрежещут петли – и двери захлопываются.
   Теснота и темнота дарят странное, неожиданное ощущение безопасности, а от прижатых друг к другу тел идет тепло, и раздиравшие легкие лезвия притупляются.
   Грузовик начинает дрожать, словно охваченный судорогами. Двигатель заводится и работает неровно, покашливая, как будто ему тоже трудно дышится на морозе. Машина трогается с места, раскачиваясь на ухабах, раскачиваясь снова и снова…

   Глава 1
   Метро

   Их забрали.
   Осознание этого сбило его с ног, словно взрыв, вместе с которым в их уютный подземный мир явились чужаки.
   Юэн стоял рядом с остальными людьми, и так же потерянно и беспомощно глядел на бетонное крошево и перекрученные металлические балки у развороченных гермозатворов. Снег снаружи был истоптан и перепахан следами шин: кажется, чужаки приехали на двух грузовиках. Рядом на снегу багровело пятно: видно, какой-то несчастный пытался сопротивляться. Не его ли жена?..
   На душе было пусто и мертво. Из нее словно вырвали кусок: всю его семью. Но у Юэна не получалось даже понять это – а тем более почувствовать. Потом, позже, его накроет ощущение непоправимости, ужас обрушившейся беды… Но пока все вокруг просто плыло. Пока Юэн будто все еще был в тумане.
   Так же стояли и остальные мужчины – раздавленные, растерянные, – медленно приходя в себя. И только старик Джонатан, главный на станции, суетился и тормошил остолбеневших людей. Джонатану легко: он-то не потерял никого из близких в этом кошмарном налете. Его сейчас больше всего заботило, как залатать пробоину в воротах, пока в Метро не заползла какая-нибудь дрянь.
   – Мужики, давайте-ка приберемся. Надо запечатать дыру до бурана, – сказал старик. – Юэн, возьми Бена и Иэна и прошвырнитесь до стройки, на которой в прошлом месяце шарил Люк. Притащите оттуда все, что нужно. Да, и возьмите оружие. Вдруг эти мрази где-то рядом…
* * *
   Поиск подходящих листов железа и стройматериалов занял целый день. На диком морозе думать ни о чем другом не получалось: лишь бы выжить, лишь бы найти материалы, чтобы заделать брешь. Потом еще день ушел на то, чтобы худо-бедно залатать эту чертову пробоину.
   За последние несколько лет город был основательно вычищен: старатели, добывавшие полезные товары для жителей подземелья, забирались все дальше.
   Пока шла работа, тепло вытекало из Метро, как кровь из открытой раны. Пройдет не один месяц, прежде чем температура в туннелях снова поднимется до привычного уровня: чуть выше нуля.
   Закончив, их отряд вернулся под землю, в родной безопасный полумрак платформ и туннелей метро города Глазго.

   Этим вечером Юэн ужинал у соседей.
   Дэйв и Мэри были друзьями Джулии, а Юэн никогда толком с ними не общался. И вот теперь они вдруг оказались для него самыми близкими людьми.
   Они были, в общем, симпатичными людьми. И они сочувствовали Юэну. Он почти физически ощущал это их сочувствие. Двигались медленно, говорили приглушенно… Юэн молчал. И не мог оторвать взгляда от своей палатки… От палатки, которая еще вчера была их – его, Джулии и ребятишек, Гвен и Майкла.
   Закрой глаза – и они снова появятся рядом. Вот Джулия готовит ужин на углях из большого станционного костра, которому тут никогда не дают потухнуть.
   «Юэн, будь другом, убери ноги со стола. Я умаялась его чистить», – возмущается она.
   Он убирает ноги со стола, и в тот же миг его сынишка кладет свои ноги на то же самое место.
   «Ах ты!.. – кричит Джулия. – Вот нахал!»
   Она хватает деревянную ложку и, грозно хмурясь, шагает к нему – но Майкл, задорно смеясь, уже улепетывает от стола.
   Дочь Юэна – вырастет красавица! – цокает языком, вытирая грязь с низкого складного стола, и аккуратно раскладывает вилки и ложки по бокам пластиковых мисок…

   – Ты же знаешь, старина, выследить кого-то за пределами нашего городишки невозможно… Иначе мы бы обязательно… Все-таки Джулия… – опять забубнил Дэйв.
   Откуда-то изнутри прорвалось рыдание, но Юэн успел подавить его, и сидящие за столом услышали лишь короткий стон.
   Детишки Мэри и Дэйва разглядывали его с любопытством. Хозяйка подошла и по-матерински нежно обняла гостя за плечо. Ее муж дружески ткнул его кулаком в другое.
   Все вокруг ждали, что Юэн смирится с потерей и заживет, как ни в чем не бывало.
   Вылезать из Метро, чтобы пробираться куда-то по поверхности вслед за сбежавшими похитителями, было делом бессмысленным и обреченным. Об этом Юэну твердили все, кому не лень. Вот и Дэйв повторял это в который раз. Юэн знал, что почти все остальные уже потеряли надежду снова увидеть своих родных и близких и оплакивали их, как мертвецов.
   Мэри снова принялась за готовку, а Юэн смотрел на нее невидящим взглядом, погруженный в свои мысли. Ему не было дела до того, что там думали остальные; если смерть тянет свою костлявую клешню к нему или его близким, он не станет ждать ее с покорностью домашнего скота.

   Как можно позволить себе просто поплакать, да и забыть людей, ближе которых у тебя никогда не будет? Как можно записать их в покойники, если есть хоть малейшая надежда на то, что они еще живы, что их можно выручить и вернуть домой?
   Юэн перебрал в уме все доводы, призывавшие его сдаться и погрузиться в то же скорбное болото, где уже бултыхались другие отчаявшиеся, – и послал их к чертям.
   Его жена и дети не умерли! Их просто забрали, и будь он проклят, если бросит их на произвол судьбы!

   Когда мир настигла Божья кара и человечество укрылось под землей от безумия, творящегося на поверхности, Юэн был мальчишкой. Те, кто выжил в те суровые времена, многому научились. Например, прятать свою боль так глубоко, что на время и сами забывали о ней. Юэн решил: не время горевать. Он отыщет свою семью; кто бы их ни похитил. Он спасет их и вернет домой. Если это еще возможно…

   На станции решили, что он тронулся головой.
   – Юэн, ты их никогда не найдешь, – убеждал Джонатан, зайдя к Мэри и Дэйву после ужина. – На земле все так изменилось… И мы понятия не имеем, кто и куда их забрал.
   – Мы и тебя можем потерять, Юэн, а ты нам нужен, – добавила Мэри.
   Юэн кивнул, улыбнулся и тихо ответил:
   – Мне кажется, своим я нужен сейчас немножечко больше.
   Сочувствие на лице Мэри сменилось недоверием.
   – Ты что, серьезно? И как ты собираешься их искать? – грустно спросила она.
   – Пойду по следам шин на снегу. Что-то мне подсказывает, что они двинут туда, откуда пришли. Добыча сцапана, можно возвращаться…
   – А как же твари, которые идут с юга? – спросил Дэйв.
   За годы, прошедшие после войны, Земля сильно переменилась. Привычные человеку животные почти все вывелись, а на смену им пришли создания странные и жуткие. Черт знает, то ли это мутировали звери, известные человеку и до Катастрофы, то ли биологическое оружие и радиация создали какие-то совсем уж неслыханные, новые разновидности тварей, будто выдернув их на поверхность из самой Преисподней. Да и какая разница, как именно все эти создания появились на свет? Все в Глазго знали наверняка: откуда бы они ни взялись, добра от них не жди.
   – Я прихвачу автомат, – пожал плечами Юэн, – и все, что выклянчу у соседей.
   Трое людей напротив недоуменно уставились на него.
   – Ты что, правда не шутишь? – спросил Джонатан.
   По его голосу было заметно, что для старика Юэн только что перешел из разряда чудаковатых, но в целом нормальных людей в городские сумасшедшие.
   – Я все для себя решил, – сказал Юэн.
   – Послушай, парень… – нахмурился Джонатан. – Ты же себя приговариваешь… Ну да, Джулия, детишки… Но ты-то сам мог бы еще пожить, а?
   Юэн упрямо молчал.
   – Ну и черт с тобой! – вздохнул Джонатан. – Вечно ты, как Дон Кихот, бьешься с ветряными мельницами! Ладно… Пойдем, помогу тебе собраться, – проворчал он.
   Все остальные уставились на него пустыми глазами. Похоже, никто, кроме старика, вообще не был в состоянии понять, за каким бесом Юэну рисковать своей жизнью и как всерьез можно рассуждать о том, чтобы покинуть безопасное и обжитое Метро Глазго – хоть бы и ради того, чтобы спасать свою семью. Да, война людей здорово изменила, покачал головой старик.
   Он встал из-за стола и пошел собирать для Юэна все, что могло пригодиться в путешествии. Пусть остальные ворчат и крутят пальцами у виска – для старика слово «свобода» было не пустым звуком. Нельзя навязывать другим свою волю. Должны же какие-то идеалы старого мира быть сохранены для нового… А то так и оскотиниться не долго.
   Джонатан был уверен, что видит Юэна в последний раз, и жалел об этом: несмотря на свое упрямство и прочие бзики, Юэн был надежным человеком, да и руки у него росли из нужного места.
   Юэн молча двинулся за стариком, слушая, как тот что-то тихонько насвистывает. Кажется, «Невозможную мечту»[1]. Остановившись, он пропел несколько строчек вслух, прежде чем пойти дальше:

Идти за добро
Без сомнения в бой,
Не бояться ступить даже в ад
Ради целой благой…

   Юэн узнал песню, но так и не вспомнил, что же там поется дальше.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация