А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лунные игры" (страница 2)

   Черт! А что с остальными? Что вообще с базой? Самгин почувствовал, как в глазах вдруг стало горячо. Он ощутил, что горло пересохло, и попытался сглотнуть, но во рту было сухо. И тут ему пришла в голову еще более страшная мысль. Ругая себя последними словами, он вызвал секретаря базы. Ответа не было. Никто не отвечал. Он лихорадочно перебирал номера, но все впустую. Связь работала, хоть и с помехами, но просто никто не отвечал. Ни их программисты, ни начальство, не секретариат, ни ремонтники.
   Самгин в отчаянье запустил тестирование систем базы, и левый видеоэкран принялся выплевывать информацию с бешеной скоростью. Он вывел на второй экран модель базы и вертел ее во все стороны, стараясь не пропускать красных огоньков. Изображение станции было наполовину залито тревожным красным цветом, но хуже было то, что некоторые отсеки не показывались вовсе, словно их и не было. Это означало, что они полностью потеряны. В них даже не сохранилось действующей электроники и датчиков. И этих пустых мест на модели базы, становилось все больше.
   Иван с ужасом видел, что разрушен основной вход на базу и находящиеся рядом отсеки ремонта. Грузовые отсеки тоже были почти полностью уничтожены. Жилые отсеки вроде бы уцелели, но склады, в которых находились кислород и вода пострадали больше всего.
   На левом экране мерцали ряды цифр, там шло тестирование, и машина выплевывала рапорты пулеметными очередями. Самгин глянул на них, и снова вернулся к модели базы. По всему выходило, что она была разрушена больше чем на половину. От ужаса все внутри программиста замирало, он чувствовал холод в груди. Он даже не решался себе представить, что сейчас творилось на базе. Там же люди, люди! Слава богу, та часть базы, где был резервный выход для шахтеров, уцелела. Оставалась надежда, что оставшиеся в живых находились там. Но почему они молчат?
   Самгин попытался отследить все сигналы идущие из той части базы и внезапно наткнулся на интересный сигнал. Он не сразу сообразил, что сигнал идет не с базы а, наоборот, из резервной рубки узла связи. Сергей. Жив зараза! И даже пришел в себя. Самгин почувствовал громадное облегчение. Он не один. Слава небесам, не один!
   Машина закончила тестирование, и видеоэкран мигнул. На нем стали появляться надписи и программист повернулся к нему.
   – Внимание. Разрушения основного модуля базы шестьдесят процентов. Внимание, аварийная ситуация. Эвакуация персонала по плану красный.
   Надпись стала пульсировать на экране, а за спиной Ивана раздался громкий щелчок. Самгин обернулся к небольшому шкафчику со стеклянной дверцей, который обычно был тих и смирен. Сейчас же внутри него расцвел букет разноцветных огоньков, система базы сама запустила резервное копирование информации. Иван сглотнул пересохшим горлом. Полное резервное копирование означало, что с базой покончено, такое копирование запускалось только в крайних случаях. На его памяти такого еще не было. Программист встал и медленно подошел к шкафчику, коснулся рукой его дверцы. Он отказывался верить в происходящее, ему казалось, что он видит дурной сон.
   За стеклом перемигивались огоньки. Внутри, в особых пазах располагались три накопителя, на которые сейчас главный компьютер базы сливал всю информацию. Накопители, каждый размером с небольшую книгу были выкрашены в яркий оранжевый цвет но, не смотря на это, во всем космофлоте их по-прежнему называли черными ящиками. Иван бросил взгляд на россыпь огоньков показывающих, что идет запись, и повернулся к пульту. Он сразу заметил, что на первом экране больше нет модели базы. Экран светился мягким светом, но показывал только переплетение серых линий. Самгин бросился к пульту. Вызов! Вызов с базы. Черт, но почему они молчат, почему ничего не видно?
   Иван выругался и бросился к пульту и ответил на вызов вручную, автоматика, почему-то не работала. Экран остался серым, картинка не шла, зато прорезался звук.
   – Узел связи! Вызывает база. Узел связи, откликнитесь.
   Голос было едва слышно, но Самгин сразу узнал его, это был Стас, начальник шахтеров. Программист ударил по кнопке ответа и закричал в пустой экран:
   – Стас! Это Иван, Стас, ты меня слышишь?
   – Иван! – В динамике захрипело. – Это Стас!
   В голосе слышалось явное облегчение. Похоже, шахтер уже не надеялся на ответ.
   – Что там у вас, – крикнул Иван, – что с базой?
   – База разрушена. Над нами сдвинулся пласт грунта, основной вход завалило, некоторые отсеки просто раздавлены. На складах был взрыв. Пожар, выгорает кислород, обшивка стен тлеет, ядовитый дым, все горит...
   – Где вы, что с людьми?
   Голос шахтера исчез. Вместо него из динамика плеснулся треск, такой громкий, что Ивану пришлось уменьшить звук.
   – Стас! – позвал он.
   – Тут, – прорезался сквозь помехи голос, – нас осталось двадцать семь. Я подключил переносной передатчик к проводам связи, говорю через него.
   Двадцать семь. Самгин почувствовал, как его сердце замерло в груди, застыв мертвым грузом. Двадцать семь. Меньше половины. Из шестидесяти человек персонала, осталось всего двадцать семь.
   – Мы у запасного выхода, – донеслось из динамика, – все в скафандрах. Мы хотели выйти, но не можем. Выход завален снаружи камнями, нам не разобрать их изнутри. Если бы нам это удалось, мы бы пошли к грузовику.
   Транспорт. Иван вздрогнул. Ну конечно, какой же он идиот! Он совсем забыл про то, что в паре километров от базы стоит транспортный корабль, ожидающий Марию с ребенком.
   – Подожди Стас, – крикнул он, – минуту!
   Самгин сбросил со второго экрана аварийное сообщение и вызвал корабль. На вызов ответили сразу, видимо ожидали сигнала. Весь экран заняло лицо пилота. Молодой паренек, еще совсем мальчишка! Веснушчатый, уши оттопырены, словно локаторы дальней связи, на подбородке редкий пушок. И глаза. Голубые глаза в пол экрана, в которых плещется ужас.
   – Пилот, – твердо сказал Иван, – доложите состояние корабля.
   Ресницы дрогнули, лицо подалось куда-то вниз. Видимо от неожиданности парень вздрогнул, но зато автоматом отчеканил:
   – Происшествий нет, все системы работают в штатном режиме.
   На последнем слове он споткнулся, и его глаза расширились.
   – Что случилось? – Жалобно спросил он. – Я вызывал базу, там никого нет. Что происходит?
   – Экстренная эвакуация, – быстро ответил Самгин. Он решил держаться жестко что бы не дать мальчишке расслабился и впасть в истерику.
   – Экстренная? – Поразился пилот – Что, что случилось?
   – Так. Все вопросы потом. Ты сможешь взять на борт персонал базы?
   – Всех? – Ужаснулся пилот. – Все не влезут, никак не...
   – Не всех, – тихо ответил Иван, – двадцать семь человек.
   – Двадцать семь? – удивленно прошептал пилот, и моргнул. Мертвенная бледность залила его щеки, губы задрожали. Программисту показалось, что мальчишка сейчас грохнется в обморок, и он закричал на него:
   – Возьмешь сука, ну? Возьмешь?
   Пилот дернулся, словно от пощечины, вытер рукой лоб и смущенно глянул на собеседника.
   – Возьму. – Хрипло сказал он. – Если в подсобку напустить резервного кислорода и если они будут в скафандрах, а то холодно... До орбиталки дотянем.
   – Займись этим, – резко сказал Иван, – они скоро придут.
   – Есть, – по военному ответил пилот. Его губы уже не дрожали, лишь в глазах застыл лед. – Через десять минут все будет готово.
   Самгин кивнул и выключил связь. Молодец парень. А на первый взгляд – размазня. Все-таки в космофлот берут крепких ребят. Он повернулся ко второму экрану.
   – Стас – позвал он – Стас!
   – Да! – откликнулся шахтер – Иван ты где?
   – Корабль готов – откликнулся программист, – помощь идет.
   – Иван, мне придется уйти, огонь уже близко. Выгорает обшивка и пластик. Я не смогу держать связь.
   – Идите к выходу, пусть все будут в скафандрах. Только держитесь подальше от камней, я буду расчищать завал, могу зацепить стену.
   – Расчистишь? Отлично. Мне надо идти. Удачи!
   – Удачи, – тихо сказал Самгин в экран. Ему никто не ответил. Стас уже ушел.
   Иван тронул пальцем пульт, и серый экран сменился изображением базы. План складывался прямо на ходу. Вряд ли можно в одиночку расчистить завал в простом скафандре. Значит, оставался один только выход. И следовало протопиться, иначе может быть слишком поздно. Легкие скафандры, в которых сейчас был персонал базы, годились только на то чтобы сохранять кислород и контролировать теплообмен. В них можно было пройтись по Луне, прейти из одного корабля в другой... Но вот взрывов и высокой температуры они не выдержат. Да и его скафандр из той же серии. Иван прикусил нижнюю губу. Оставался один выход.
   Он бросил взгляд на пульт, словно ожидая увидеть там подтверждения своей правоты, и в этот момент за его спиной зашипела дверь. Самгин резко повернулся, так что едва не упал. Сергей! Он же забыл про них, про Сергея Михаила.
   – Ваня, – крикнул прямо с порога Сергей, – пойдем!
   – Куда? – удивился Иван и только сейчас отметил, что связист был уже в скафандре. Шлем откинут за спину, перчатки пристегнуты к запястьям.
   – Иван, послушай, – сказал Сергей, подходя к программисту, – надо убираться отсюда.
   Его глаза горели странным огнем, щеки были красные, словно кровь бросилась ему в лицо. Из прокушенной губы стекала капелька крови. Самгин нахмурился.
   – Стой! – резко сказал он. – Куда это ты собрался? Где Михаил?
   Связист остановился и недоуменно моргнул. Его руки тряслись. Он нервно облизнул губы и поморщился от боли.
   – Иван, – умоляюще протянул он – Иван, там, в ангаре бот шефа, надо просто в него залезть, там поместятся двое, а потом хоп, и мы на орбите. А там до станции недалеко.
   – Что? Ты что Сережа, надо спасать людей! Там, на базе заперто двадцать семь человек. Надо разобрать заваленный вход, иначе они погибнут.
   – База? Базы, больше нет! Ванек, очнись! Их больше нет, там такой завал, что шахтерам за день не управиться. Они уже трупы понимаешь трупы! Кругом одни трупы, и мы тоже будем трупами!
   Связист вдруг закричал, громко и протяжно. Самгин вздрогнул, отступил на шаг, и у него по спине пробежал холодок.
   «Истерика, – подумал он, – он же сломался, сломался!»
   – Сергей, – закричал он, – где Михаил? Где он?
   Связист замолчал. Из его глаз текли крупные слезы и смешивались с кровью которая текла из прокушенной губы.
   – Он у шефа, – тихо ответил Сергей, – он ушел к нему, когда понял что случилось.
   – Он вытащил шефа? – вскинулся программист. – Он живой?
   – Да нет же, нет – Сергей истерично хихикнул, – Миха пошел без скафандра. Когда он увидел, что случилось он, сказал, что виноват. Тогда он пошел к шефу. Без скафандра понимаешь? Он просто пошел и умер там! Трупы, кругом одни трупы!
   У Самгина потемнело в глазах. Нет. О нет.
   – Я не мог его остановить, – продолжал Сергей. Он уже не плакал, взгляд его стал осмысленный. – Миха сошел с ума, понимаешь? Он ударил меня и ушел.
   – Михаил, – прошептал Иван, чувствуя, как к горлу подкатывается тугой комок.
   – Ну и хрен с ним, – закричал вдруг связист, – это все из-за него! Теперь он сам, как шеф! А нам надо убираться отсюда. Кислорода нет, в складском помещении пожар, энергетика работает на пределе по линиям идет перегрузка...
   – Иди – спокойно сказал программист. Он был спокоен, совершенно спокоен. Он знал, что нужно делать. – Иди Сережа, все будет хорошо.
   – Нет! Я не оставлю тебя! Вань, пошли со мной!
   – Иди Сергей, – спокойно повторил Иван, – я разгребу завал, и мы все улетим на грузовике.
   – Нет, это уже слишком. Прошу тебя, пойдем со мной!
   Самгин смотрел на Сергея. Волосы у связиста стояли дыбом, из глаз опять потекли слезы, лицо покрывала мертвенная бледность. Он был не в себе. Явно не в себе.
   «Нет, – с сожалением подумал программист, – сейчас от него будет больше вреда, чем пользы». Ему вдруг стало жалко своего друга. Он просто не выдержал. Хорошо если когда-нибудь оправиться.
   – Сергей – мягко сказал Иван, – послушай меня.
   Ему вдруг пришла в голову замечательная идея. Он подошел к резервной стойке, отключил питание одного из накопителей и вытащил его из креплений.
   – Возьми, – сказал он, оборачивая к другу, – вот.
   И Самгин буквально всунул накопитель в безвольные руки связиста.
   – Черный ящик! – удивился тот.
   – Да, в нем запись обо всем все, что случилось с базой. Сергей, это очень важно, понимаешь? Он обязательно должен попасть на станцию, к спецам. Тогда они узнают все, что случилось и больше таких ситуаций никогда не будет.
   – Я сейчас, – вдруг забормотал Сергей, – сейчас.
   Он провел ладонью по лицу, стирая слезы и кровь, тряхнул головой.
   – Вся надежда только на тебя. – Продолжал Самгин, – я могу погибнуть, но это надо обязательно доставить на станцию. Сделаешь?
   – Да – прошептал связист, похоже, немного пришедший в себя, – сделаю.
   – Иди! – сказал Иван, подталкивая его к двери – Иди! Надо торопиться.
   Сергей сделал несколько шагов, дверь автоматически открылась перед ним. Внезапно он обернулся.
   – А ты? – крикнул он – Как же ты?
   – Со мной будет все в порядке, – я влезу в дроида которого тестировал, разберу завал, и мы все улетим на грузовике.
   – Дроид? – удивился связист, – ты же не умеешь им управлять!
   – Я сотню раз гонял его системы на тесте. Я знаю его систему управления лучше, чем создатели этого чудища. Я знаю, как им управлять, это не сложнее любой игры симулятора.
   – Это не игра! – вскрикнул связист, – не игра, понимаешь? У тебя не будет возможности начать сначала!
   – Иди, иди Сергей, мы теряем время.
   – Ну и дурак!
   – Еще скажи лох, – тихо отозвался Иван.
   Связист вдруг взвыл и вцепился зубами себе в кисть.
   – Беги – заорал на него потерявший терпение Самгин, – беги!
   – Прости! – крикнул Сергей и выбежал из рубки.
   Дверь за ним захлопнулась. Программист скривился как от зубной боли. Потом он бросился к одному из герметичных шкафов, вытащил из него скафандр, и принялся втискиваться в него. Времени не было совсем. Хорошо еще, что система управления дроида подключалась стандартными выходами к любому скафандру.
   Захлопывая забрало шлема, Самгин неожиданно почувствовал влагу в глазах. Кажется, он заплакал и так и не заметил когда.
   «Это не игра» – подумал он и захлопнул шлем.
* * *
   2076 год
   Жилой комплекс
   Наро-Фоминск
   – Ванечка! Отвлекись, пожалуйста, от своего ящика!
   – Ба, подожди, мне пять минут осталось. А потом я уроки сяду делать честное слово!
   – Ваня, я хочу с тобой поговорить. Это недолго. Повернись ко мне, пожалуйста. Вот так. Только не горбись! Сядь прямо, а то у тебя будет кривая спина, а потом вырастет горб.
   – Ба, мне так удобно!
   – Сядь ровно! Вот так.
   – Да ладно тебе, ба.
   – Послушай, Ванечка, ты сейчас играешь в свою стрелялку?
   – Да.
   – И тебе нравиться?
   – Конечно!
   – А почему?
   – Ну, ба. Это интересно.
   – Интересно стрелять?
   – Ну, да, наверное. Интересно чувствовать себя таким крутым. Как будто я такой сильный, точный, стреляю лучше всех, и всех сильнее.
   – Ванечка, а что будет, если выстрелят в тебя?
   – Ну, могут убить.
   – Ладно, а если убьют, что ты будешь делать? И не «нукай», пожалуйста, это слово паразит.
   – Ну... ой. В общем, я нажму на кнопку, и все будет сначала. Как будто в меня и не попадали!
   – Ваня, а ты понимаешь, что в жизни так не бывает? Что нельзя нажать кнопочку, если в тебя попали? Ты себе отдаешь в этом отчет? Что все, что ты делаешь в школе, дома, это не игра? Что в жизни, потом, когда ты вырастешь, тебе придется что-то решать и второй попытки не будет?
   – Ну, да. Наверное. Ага.
   – Ванечка, не молчи. Что ты? Ой, Ванечка, не плачь, пожалуйста, ну не плачь. Прости меня старую, зря я так. Ну не плачь Ванечка...
   – Ба, а ведь по настоящему все не так! Не так, не так...
   – Ну не плачь, не плачь. Давай-ка, вытрем слезки, вот так. И пойдем на кухню, бабушка накормит тебя пирогом. Хочешь пирога с клубникой?
   – Хочу!
   – Пойдем. А маме не будем говорить про это разговор, пусть это будет наш секрет, хорошо?
   – Хорошо! Ба, а можно я потом ужинать не буду?
   – Посмотрим. А сейчас марш руки мыть.
* * *
   2088 год
   Станция Луна-Альфа
   Узел связи
   Снаружи было темно и тихо. Все кругом казалось мертвым. Темная сторона луны, ни черта не видно, лишь прожектор дроида светлым пятном выхватывал из темноты камни под ногами. Пыль от ударов метеоритов уже осела, на Луне ведь не было атмосферы, в которой пыль могла плавать облаком, как на земле. Мертвый молчаливый мир.
   Самгин поежился. Он вел дроида вниз по пологому склону кратера, к запасному выходу из базы. Здесь было недалеко. Прозрачное забрало его шлема теперь превратилось в экран, на нем сейчас отображался лунный пейзаж. Картинка шла с двух камер закрепленных на плечах дроида. ИВАН внимательно всматривался в поверхность Луны, стараясь не пропустить какую-нибудь большую трещину или крупный камень. Он первый раз сидел в подобной машине, и старался делать все аккуратно и точно. Управление действительно не слишком отличалось от компьютерного симулятора. К тому же двухметровый железный гигант напоминал жесткий скафандр высшей защиты, в котором Ивану доводилось работать. Дело шло на лад, и дроид спускался по склону к резервному входу на базу. Шагающий механизм был не очень устойчив, но зато мог пробраться там, где пасовал гусеничный транспорт.
   Вход базы медленно приближался. Дроид мог двигаться быстрее, но Иван не решался дать полный ход. Он боялся, что не справиться с управлением, и дроид упадет. Он знал в принципе, как его поднять, но с этой задачей мог справить только оператор с изрядным опытом. К тому же левая нога действительно чуть запаздывала с движением, и казалось, что дроид прихрамывает. Так что Самгин предпочитал не рисковать.
   Больше всего его нервировало то, что не было связи с базой. Воображение рисовало ему ужасные картины гибели людей, и он крепче сжимал зубы. Ужасно трудно было одновременно торопиться и не спешить. Хоть бы знать как у них там дела! Но база не отзывалась по стандартным каналам. Наверно Стас увел всех в шлюз, где не было коммуникаторов.
   За спиной расцвела яркая вспышка и тотчас угасла. Иван вздрогнул, но сообразил, что это стартовал бот. Сергей. Самгин мысленно пожелал ему удачи. Хороший парень, Сергей, жаль только, что он не выдержал. Как же он будет с этим жить дальше?
   До входа оставалось совсем немного. Дроид замелил ход и стал ощупывать пространство перед собой мощными прожекторами. Пока ничего кроме камней не было видно.
   Иван никогда не видел этот выход из базы «в живую» и не мог толком сориентироваться. Внезапно дроид остановился, сам по себе, и выдал на экран компьютерную модель местности, составленную на основе показаний датчиков. Самгин смог только тяжело сглотнуть, – резервного выхода не было. Он был полностью погребен под каменным оползнем.
   Иван вышел из режима движения, и дроид вздрогнув, замер на месте. Теперь на шлеме, который играл роль монитора, появилось виртуальное изображение его рук. Программист вызвал стандартный интерфейс и принялся копаться в программном обеспечении так, словно это был реальный пульт управления.
   Он искал модуль управления датчиками. Сейчас ему была нужна информация, – какова глубина завала, где точно находится вход на базу, и сколько времени может понадобиться на то чтобы пробиться сквозь завал. Уж это системы дроида умели делать. Именно для этого они и предназначались – прощупывать каменные массивы и делать расчет времени обработки грунта.
   Запустив программу оценки, Иван попытался еще раз связаться с базой. Впустую, никто не отвечал. Он закусил губу. Может, надо как-то по другому? Стас говорил что у него просто рация, которую он каким то образом приставил к линии связи... А как у остальных? Как они общаются между собой? Выругавшись, Самгин быстро настроился на общую аварийную волну скафандров. Конечно, как он сразу не сообразил! У них же тоже есть скафандры. "Вот идиот, – подумал он про себя – два, с минусом. Какой ты, к чертям, космонавт! "
   В уши плеснул дикий треск. В эфире что-то затрещало и заскрежетало, но сквозь помехи Самгин все-таки разобрал голос. Он дал приказ автоматике найти наилучшую волну приема, и мощные системы дроида принялись обшаривать эфир.
   Самгин вернулся к прогнозу, тот был уже готов, – информационное окно занимало половину «монитора». Пробежавшись взглядом по цифрам, Иван прикусил губу. По оценке систем дроида выходило, что пробиться сквозь завал силами одного дроида можно, но за три часа. Не что бы завал был таким большим, просто дроид не был приспособлен к рытью туннелей узких туннелей. Он должен был просто резать породу на куски, но ведь еще нужно было эти куски разгребать, очищать проход. Черт. «Ладно, пусть три часа,» – подумал программист. У него все равно нет столько кислорода. Придется возвращаться через часок на узел связи за пополнением. Но остались ли там запасы кислорода? Кажется, нет. Сергей говорил, что запасы погибли, да что там, узел связи на последнем дыхании! Иван глубоко вдохнул и стал медленно выпускать воздух, стараясь успокоиться. На мониторе мигнуло сообщение вызова и он, сразу забыв обо всем, переключился на линию связи.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация