А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Созвездие жадных псов" (страница 11)

   Глава 11

   Первое, что я увидела, войдя в ворота нашей дачи, был огромный, сверкающий, серебристый «Мерседес» и двух парней в черном, сидящих на скамеечке. Сердце нехорошо сжалось. Похоже, Игорь Серафимович откуда-то узнал мой адрес и явился получить должок. Сейчас эти громилы схватят меня и начнут ставить на живот раскаленный утюг.
   Но бандиты встали и хором сказали:
   – Здрасьте, Евлампия Андреевна.
   – Добрый день, мальчики, – осторожно ответила я и вошла на террасу.
   Перед глазами предстала чудная картина. Огромный круглый стол, который я перед уходом застелила белой, шуршащей от крахмала скатертью, был завален деликатесами. Чего там только не было: банки с икрой, форель, осетрина, ананасы, киви, целый таз клубники, два арбуза, персики, нектарины и гора колбасных изделий. Поодаль стояли три коробки с тортами…
   На деревянном стуле сидел Игорь Серафимович. На правом его колене довольно улыбалась Муля, на левом щурилась от наслаждения Ада. Морды мопсих, впрочем, их жирные грудки тоже, были перемазаны белым. Внизу с остервенением что-то жевали Рамик и Рейчел. Клаус, Семирамида и Пингва, урча так, что казалось, на террасе заведен мотоцикл, быстро-быстро глотали какие-то розовые куски. При ближайшем рассмотрении это оказалась свежая семга.
   – Лампа! – Заорал Кирюшка, размахивая куском хлеба, на котором высился пятисантиметровый слой икры. – Гляди, чего дядя Игорь привез! Мы уже объелись, сил нет!
   – Да, – подтвердила Лиза, – прямо тошнит.
   – А мне хорошо, – пискнул Костя.
   Муля гавкнула. Игорь Серафимович моментально схватил пирожное и сунул в ее выжидательно раскрытую пасть. Я поняла, что мопсихи перемазаны кремом, и обозлилась до крайности:
   – Собакам нельзя столько сладкого.
   – Прости, не знал.
   – Зачем приехал? Сколько с меня еще за фару осталось? Давай счет из автосервиса и уматывай!
   Лиза, Кирюшка и Костя замерли с набитыми ртами.
   – А вы, – продолжала я злиться, – быстро съешьте по таблетке фестала и исчезните, обжоры!
   – Мы не… – запищал Кирюшка.
   Но Лиза дернула его за руку. Дети встали и выскочили во двор.
   – Дядя Игорь, можно я в «мерсе» посижу? – донесся снаружи голос Кирюшки.
   – Конечно, – ответил мужик и повернулся ко мне: – Такая маленькая, а такая революционная. Ну чего хорохоришься? Фруктов твоим детям привез, а тебе детективов, там в гостиной лежат.
   Я распахнула дверь в комнату и увидела, что весь диван завален томами, причем не дешевыми, карманными изданиями, а дорогими книгами в твердых, глянцевых переплетах. Похоже, Игорь Серафимович купил целый магазин, сгреб с прилавков все не глядя.
   – Ну и зачем это?
   Мужик рассмеялся:
   – Триста рублей-то вчера у тебя пропали, нехорошо вышло! А про мать мою ты точно угадала. Подъезды она мыла и в поликлинике убиралась в стоматологической. Отца у меня не было, как и у твоих детей. Вот мать и кувыркалась. Жаль, до моего богатства не дожила.
   – Меня очень тронул твой рассказ о несчастном, голодном детстве, – огрызнулась я, – только, прости, я занята очень, а подарки мне не нужны. Зарабатываю я нормально, нам хватает, дача есть!
   – С дыркой в потолке, – хихикнул гость.
   – Ну и что? Кирюшка вчера с чердака упал!
   – Дети у тебя смешные, морды протокольные, хитрющие, мальчишка вообще класс! Девица его все к порядку призывает. А другой, Костя, ну от него скончаться можно!
   – Дядя Игорь, можно мы «мерс» помоем, запылился, – донеслось со двора.
   – Мойте, – благосклонно разрешил хозяин.
   Дети влетели на террасу.
   – Лампа, – завопил Кирюшка, – сейчас возьмем «Ферри» и новые губки, идет? Те, что для нас купили…
   – Зачем?
   – Чтобы красоту не поцарапать, – выдохнул Костя.
   Ребята засновали туда-сюда.
   – Дай ключ от гаража, – велела Лиза, – там стоит полироль.
   – Старательные, – хмыкнул Игорь Серафимович, – ты бы злобиться перестала и кофейку налила.
   Я машинально включила чайник.
   – И собачки классные, – как ни в чем не бывало улыбался гость, – вот эта, жирненькая, блеск.
   Он почесал Мулю за ухом. Мопсиха засопела и неожиданно начала икать.
   – Мульяна, – резко сказала я, – немедленно иди на пол.
   – Ну что ты всех воспитываешь, – хмыкнул Игорь Серафимович, – давай спокойно кофейку попьем, поболтаем.
   Не успел он замолчать, как Муля, особенно громко икнув, выплюнула на шикарные брюки гостя полупереваренный эклер.
   – Это что? – уставился на неаппетитную кучку Игорь Серафимович.
   – То, что и должно произойти с собачкой, которую обкормили сладким, – припечатала я.
   Ну, сейчас он наконец-то обозлится и уйдет. Но гость поступил неожиданно.
   – Ах ты, маленькая пройда, – засмеялся он, счищая салфеткой руины пирожного, – значит, теперь твой бездонный желудок пуст, и ты можешь начинать ужинать снова!
   Я невольно засмеялась, а не такой уж он и противный!
   Светлые брюки Игоря Серафимовича выглядели отвратительно. Жирный крем размазался по колену, а другую брючину изгваздала в шоколаде Ада.
   – Слышь, Ева, – сказал Игорь Серафимович.
   Я вздрогнула. Нет, только не это имя. Давным-давно был в моей жизни мужчина… Я его почти полюбила. И он звал меня Ева. Единственный, кому пришло в голову подобным образом сократить Евлампию, писатель, талантливый, богатый литератор, убийца и негодяй.
   – Не смей звать меня так!
   – Ладно, – удивился Игорь Серафимович, – а как величать-то? Евлампия тяжеловато…
   – Лампа.
   – Если тебе так больше по душе, хотя Ева…
   – Этот вопрос не обсуждается!
   Игорь Серафимович ухмыльнулся:
   – Теперь понял, почему ты одна с детьми осталась. Скажи, ты веришь в переселение душ?
   – Ну, не слишком.
   – Кажется, я знаю, кем ты была в прошлой жизни. Предводителем татарского войска. Лучше дай какие-нибудь штаны, а то эти липкие и мокрые.
   – Ну откуда у меня мужские брюки? Хочешь мои джинсы?
   Игорь захохотал, высунулся в окно и крикнул:
   – Рома, там где-то в багажнике штаны валяются, тренировочные!
   – Эти? – закричал один из парней, тряся голубыми спортивными брюками с белыми полосками.
   – Тащи сюда!
   Через десять минут Игорь Серафимович влез в «Адидас» и велел Роме:
   – Это состирни.
   Парень послушно пошел в ванную.
   Тут ворвались дети.
   – Ой, какой автомобиль! – кричал Кирюшка.
   – Любишь машины?
   – Ага.
   – У вас какая?
   – Две, – гордо заявил Кирка, – «Жигули»-»копейка» и «Форд», белый, 1968 года выпуска.
   – Хорошие механизмы, – вежливо ответил мужчина, – а Лампа на какой ездит?
   – Ни на какой, она только права получила.
   – Слушай, – оживился Игорь Серафимович, – давай выкатывай тачку, и поедем, заправим твою «копейку» бензином. Лучше на «Жигулях» начинать, и тебе не так страшно будет со страховкой. Эй, ребята, хотите в «Мерседесе» покататься?
   Я попробовала сопротивляться, но ситуация вырвалась из-под моего контроля. Услыхав про поездку в «шестисотом», Кирка схватил меня за кофту и жарко зашептал:
   – Лампуша, умоляю, соглашайся!
   Глядя на его лицо, я невольно кивнула.
   – Класс! – завопил Кирюшка. – Лизавета, открывай гараж!
   – Но Катюшины «Жигули» полгода стоят без движения, – промямлила я.
   – Сейчас Роман посмотрит, – моментально отозвался Игорь Серафимович.
   Через полчаса «жигуленок» тарахтел на дорожке возле сверкающего «мерса». Выглядели машины невероятно: великолепная, навороченная тачка, старательно натертая детскими руками до зеркального блеска, и ржавая «копейка» с облупившейся краской.
   – Прямо так ехать? – с ужасом спросила я.
   – Криво не надо, – хихикнул Игорь Серафимович и полез за баранку.
   – Игорь Серафимович! – крикнула я.
   Мужик высунулся в окно и сказал:
   – Сделай милость, называй меня Гарик.
   – Гарик, у вас брюки тренировочные на ногах…
   – А где они должны быть, на руках? И потом штаны от костюма мокрые. Тебе стыдно, что я так одет? Ладно, не буду выходить, а сверху все в порядке, гляди – пиджачок, рубашечка…
   – Ничего мне не стыдно, – возмутилась я, – я думала, вы забыли!
   – Я никогда ничего не забываю, – серьезно ответил Гарик и скомандовал: – Давай вперед!
   – Может, Роман машину за ворота выведет?
   – Нет!
   – Он водить не умеет?
   Шкафоподобный Рома хмыкнул.
   – Умеет, – спокойно пояснил Гарик, – и Леня тоже, только поедешь сама, одна, остальные со мной, начинай!
   Я была единственным ребенком в семье, и мама опекала дочурку всегда. Поэтому, если собеседник переходит на командный тон, я повинуюсь мгновенно. Старательно соблюдая последовательность действий, я завела мотор и, замирая от ужаса, выползла на дорогу.
   Добравшись до шоссе, я затормозила. «Мерседес» мигнул фарами. Гарик высунулся в окно:
   – Давай, давай, вперед!
   – Там полно машин.
   – Ничего, мы с тобой, прикроем.
   Кое-как повернув направо, я со скоростью 40 километров в час поползла по шоссе. «Жигуленок», словно застоявшийся конь, рвался вперед. На дороге замаячил пост ГИБДД. Я поравнялась со стеклянной будкой, и вдруг постовой, неожиданно свистнув, указал жезлом в бок. Пришлось припарковаться к обочине. Довольно пожилой милиционер вразвалочку подошел к машине и сказал:
   – Документы попрошу.
   Я протянула права, техпаспорт и доверенность.
   – Что-нибудь нарушила?
   – Так-так, – пробормотал мент, оглядывая «Жигули».
   Потом его взор упал на «Мерседес».
   – А вы чего встали? – недовольно крикнул постовой. – Ехайте себе дальше.
   Гарик открыл дверцу:
   – Жену жду.
   – Кого? – удивился мент.
   – Там в «Жигулях» баба моя катит.
   – Ваша супруга? – недоверчиво произнес постовой, оглядывая роскошный «шестисотый» и сидящего за рулем Гарика в льняном пиджаке от Кардена.
   – Ясное дело, моя, – хмыкнул Игорь Серафимович, – только вчера права получила, вот и едет на раздолбайке, тренируется, а мы сзади с ребятами подстраховываем.
   – Ага, понятно, – кивнул страж дорог, – ну ехайте тогда!
   – Слышь, командир, – засмеялся Гарик, – вы же тут на посту всегда?
   – Ну?
   – Запиши ее номерок, она теперь ездить станет, туда-сюда, и по смене передай, мало ли чего, начинающая… Рома, расплатись.
   Роман протянул постовому пару зеленых бумажек.
   – Конечно, – обрадовался тот, – все тип-топ будет.
   – Где здесь заправка? – робко спросила я.
   – Ехай все время вперед, – заулыбался мент, – никуда не сворачивай, до кладбища.
   – Зачем? – испугалась я. – Мне не надо к могилам.
   – А там заправочка стоит.
   – На погосте?
   – Ага.
   Я завела мотор, и «колонна» двинулась. Примерно через полчаса впереди показались железные ворота, домишко из красного кирпича и вывеска «АЗС. Кафе и магазин».
   Дорога закончилась. В синем-пресинем небе носились птички, тишина стояла замечательная, как на кладбище. Правда, мы и находились на нем. Прямо у заправочных колонок начинались надгробья.
   Сидевший на раскладном стульчике парень в зеленом комбинезоне встал и взял «пистолет».
   – Заезжайте сюда, – велел он, – вам 92-й?
   Я посмотрела на узкое пространство между колонной и кирпичным домиком:
   – Въехать в эту щель?
   – Тут полно места!
   – Ну, я не сумею, – промямлила я, – может, поможете?
   – Мое дело бензин заливать, – не пошел на контакт парень.
   – Но я не могу, плохо вожу.
   – Значит, не заправишься, – заявил служащий и, выжидательно поглядев на сверкающий «Мерседес», добавил: – Тогда отваливай, вишь сзади какой клиент!
   – Гарик, – заорала я, – помоги!
   «Мерс» распахнулся, из него горохом посыпались Кирюшка, Лиза, Костя, Муля, Ада, Рамик и Рейчел. Следом, сохраняя полное достоинство, вылезли Роман и Леня. Надо сказать, что юноши, одетые во все черное, выглядели в этой ситуации наиболее адекватно. Потом раскрылась дверь шофера, и, небрежно размахивая сотовым телефоном, показался Игорь Серафимович.
   Заправщик разинул рот. Группа клиентов действительно выглядела живописно: куча детей и животных, потная тетка, всклокоченная, как банный веник, два парня, явно криминального типа… Завершал картину Игорь Серафимович, верхняя часть которого, одетая в дорогой летний пиджак и безукоризненную сорочку, сильно отличалась от нижней, облаченной в мятые тренировочные штаны. Правда, на ногах у него красовались изумительные ботинки из кожи антилопы.
   – Ну, – завел Гарик, и тут зазвонил телефон.
   – Да, – рявкнул он, – ты меня достал! Покупай, подумаешь, деньги, сто тысяч зеленых! Только больше не звони, отдыхаю я!
   – Дайте ключики, – тихо пробормотал заправщик, – подгоню машину к колонке.
   Увидев, что он открыл бензобак, я налетела на Кирюшку:
   – Жабу Гертруду не взяли?
   – А надо было? – удивился мальчишка.
   – Естественно, нет, впрочем, собак тоже.
   – Ну когда бы они еще на «Мерседесе» прокатились? – вступилась за друга Лиза.
   Действительно, когда? Я отвернулась от детей, села на большой камень у обочины и расслабилась. Несмотря на вечер, стояла тяжелая, удушающая жара. Роман и Леонид, словно тени, маячили у «мерса». Лиза, Кирюшка и Костя накинулись на ларек со жвачками, стоявший у входа на кладбище. Одуревшие от жары и долгой поездки в автомобиле собаки с оглушительным лаем бегали по пустырю. Я облокотилась на колени и заметила, что тапки, тряпочные, синие, купленные мною у метро за двадцать пять рублей, окончательно порвались, и наружу торчат большие пальцы ног. Игорь Серафимович продолжал орать в трубку. В воздухе клубились слова: «миллион», «сальдо»… Заправщик старательно закрыл бак. Тяжелый вздох вырвался из моей груди – ну почему у меня всегда так: если заправка, то обязательно на кладбище?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация