А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дублон капитана Флинта" (страница 19)

   Голландец достал из шкафа свернутую в трубку карту и развернул ее на столе. Карта была старинная и очень красивая. В четырех ее углах были нарисованы четыре человеческих лица, которые надули щеки и сложили губы в трубочку, как будто дули на горячий чай.
   – Что это за смешные физиономии? – спросила Надя, склонившись над картой.
   – На старинных картах так изображали ветры, дующие с разных сторон света. Многие из этих ветров имеют собственные имена. Все знают такие имена, как мистраль, сирокко, но есть еще трамонтана, орсюр, памперо, монламбер… ну, не буду отвлекать вас!
   Мужчины снова склонились над картой, вооружились линейкой и транспортиром.
   – Видимо, все же определенные нами координаты не совсем точны, – проговорил Патрик через несколько минут. – Точка, которую мы нашли, находится в море. Рядом с ней несколько небольших островов, но который из них наш, трудно определить. А обследовать их все – слишком долго…
   Надя посмотрела на карту.
   В том месте, которое Патрик отметил острием циркуля, находилось три маленьких островка.
   – Исла Конча, – прочитала она. – Исла Пино… Исла Агила… что это значит?
   – По-испански – это остров Раковин, Сосновый остров, Орлиный остров…
   – Орлиный? – переспросила Надя, насторожившись. – Патрик, помните, птицу на монете? Вы еще ломали голову, почему капитан вместо дикого гуся выбил на монете орла! Вот вам и разгадка!
   – Правда! – Патрик засиял. – Орлиный остров! Надья, вы молодец! И вам, Хендрик, я очень благодарен!
   – И что вы теперь собираетесь делать? – спросила Надя, когда они покинули обсерваторию.
   – Ну, вообще-то я собирался прокатиться по морю. Когда стемнеет, чтобы не привлекать лишних взглядов. Завтра я вам расскажу, удалось ли что-то найти…
   – Что?! – Надя резко повернулась к своему спутнику, так что он едва не потерял равновесия. – Вы собираетесь туда… без меня? Знаете, что это такое? Это свинство! Я принесла этот дублон, я его расшифровала, и я имею полное право участвовать в этой экспедиции! В общем, если вы меня не возьмете – никакой экспедиции не получится, я сделаю все, чтобы ее сорвать!

   – Осторожно! – Патрик подал Наде руку, помог спуститься на пирс. Вверху над ними раскачивался тусклый фонарь, в круге света вокруг него толклись ошалевшие насекомые. Рядом, у самых ног, тихо и мощно дышало море, лунная дорожка убегала к горизонту, время от времени пробегающая волна дробила ее на сотни мерцающих осколков. Возле пирса покачивались рыбачьи лодки и катера. Здесь не было ни роскошных яхт, ни нарядных бело-голубых мощных катеров, только скромные суденышки местных рыбаков и ловцов жемчуга.
   В дальнем конце пирса несколько раз мигнул фонарик.
   – Вот он, Мэш! – проговорил Патрик и помигал в ответ своим фонарем.
   – Кто это – Мэш? – спросила Надя, шагая по пирсу вслед за Патриком.
   – Рыбак, – ответил тот уклончиво, но затем добавил: – Очень надежный человек. Полное его имя Макаби, он из прибрежного племени с северо-востока страны.
   Надя пожала плечами: ни имя рыбака, ни его национальная принадлежность ни о чем ей не говорили, но раз Патрик считает его надежным человеком – ему виднее. Впрочем, англичанин не переставал ее удивлять: он знает множество людей в этой стране, и его знают многие… кто же он такой?
   Они дошли до конца пирса и увидели небольшую лодку, давно нуждающуюся в ремонте и окраске. На ее носу стоял высокий худощавый негр в холщовых штанах и брезентовой безрукавке. Он вполголоса поздоровался, помог Наде перебраться в лодку. Лодка показалась девушке жалкой, хлипкой и неустойчивой скорлупкой.
   – Вы уверены, что она доплывет до острова? – тихо спросила Надя Патрика, когда они устроились на скамье.
   – Это очень хорошая лодка, – так же тихо ответил англичанин. – Она только с виду такая плохонькая, чтобы не привлекать к себе внимание. На самом деле у нее мощный мотор, и корпус надежный. А Мэш – отличный моряк. Мы с ним на этой лодке выходили в шестибалльный шторм и, как видите, остались живы. А сейчас море тихое, и идти нам совсем недалеко, так что можете не волноваться!
   Мэш оттолкнул лодку от пирса, запустил мотор, и лодка помчалась по тихой глади моря.
   Впереди была маслянистая, тускло мерцающая поверхность воды, позади смутно вырисовывались силуэты гор, внизу, возле моря, мерцали огни города. Постепенно эти огни удалялись, бледнели, и скоро их уже не было видно, вокруг расстилалось только бескрайнее море.
   Мэш сидел возле руля, запрокинув голову к звездному небу. Вдруг он запел какую-то монотонную песню, древнюю, как это море, как это звездное небо.
   – Какая ночь! – прошептала Надя и неожиданно для себя самой положила голову на плечо Патрика.
   Он повернул голову, совсем рядом она услышала его дыхание и закрыла глаза, ожидая поцелуя.
   И в это самое мгновение мотор кашлянул, захлебнулся и замолчал.
   Лодка еще какое-то время скользила по инерции, но скоро остановилась и закачалась на волнах.
   Патрик вскочил:
   – Что случилось, Мэш?
   Негр что-то выпалил на незнакомом языке, перебрался на корму и полез в мотор. Через несколько минут он выпрямился и произнес длинную, выразительную фразу на том же непонятном языке.
   – Что он сказал? – взволнованно проговорила Надя. – Что случилось?
   – То, что он сказал, трудно перевести на любой европейский язык. Честно говоря, таких цветистых ругательств, как на языке кикуйя, родном языке Мэша, больше нигде нет. Представьте только плод сексуальных отношений зебры и гиппопотама…
   – Меня не интересует зоофилия! – перебила его Надя. – Что случилось с мотором? Вы же сказали, что это отличная лодка, прекрасный мотор и Мэш – замечательный моряк…
   – Так оно и есть, – вздохнул Патрик, и обратился к моряку на его родном наречии.
   Тот схватился за голову, показал на мотор и снова разразился длинной, весьма эмоциональной тирадой.
   – Мэш говорит, что мотор кто-то специально испортил, – сообщил Патрик, когда моряк закончил свое выступление. – Он мог бы его починить, но у него нет нужного инструмента.
   – И что же мы теперь будем делать? – спросила Надя.
   – У нас есть весла, – проговорил Патрик уныло. – Но на веслах до острова придется плыть самое меньшее дня два, и даже обратно до берега мы дойдем только к утру…
   – Безрадостная перспектива! – вздохнула Надя.
   – Хуже, чем вы думаете! – Патрик послюнил палец, поднял его над головой и поморщился. Мэш снова что-то проговорил, махнул рукой и плюнул себе под ноги.
   – В чем дело? – забеспокоилась Надя.
   – Поднимается ветер. Это юго-восточный ветер, здесь его называют Абу-Кур, он приносит шторм.
   – Только этого нам не хватало!
   Ветер и правда усиливался, лодку качало все сильнее, на волнах появились пенные гребешки.
   Вдруг Мэш насторожился, к чему-то прислушиваясь, и затем проговорил что-то на своем языке, показывая рукой в темноту.
   – Что там? – спросила Надя.
   – Ага, я тоже слышу… – Патрик поднес палец к губам. – Слышите, работает мотор?
   Теперь и Надя услышала далекое тарахтение мотора, а чуть позже увидела впереди по курсу зеленый огонек.
   Мэш схватил свой фонарь и принялся размахивать им, подавая неизвестному судну сигналы.
   Шум мотора становился все громче, зеленый огонек приближался, и наконец из темноты выступил корпус небольшого суденышка.
   Мэш схватился за весла и подгреб к его борту. Над бортом перевесился человек, вгляделся в темноту и проговорил на ломаном английском:
   – Кто такие? Что случилось?
   – У нас сломался мотор! – ответил Патрик, запрокинув голову. – Возьмете нас на борт?
   – Нет проблем, сэр!
   Спустили трап. Патрик поднялся первым, переговорил с хозяевами суденышка, потом помог подняться Наде.
   Она огляделась. Это было маленькое грязноватое суденышко, на палубе стояли трое моряков, которые разглядывали ее с откровенным мужским любопытством.
   – Я договорился с хозяином, – вполголоса сказал Патрик, указав на коренастого бородача с густыми сросшимися бровями. – Они довезут нас до острова. За весьма умеренную плату. Так что мы можем довести начатое дело до конца. А Мэш по дороге починит мотор…
   – А что это за судно? – поинтересовалась Надя. – Кто эти люди?
   – Не рыбаки, – ответил англичанин, оглядев палубу. – Не торговый корабль. Кроме того, все белые. Корабль называется «Игрушка», но мне это ни о чем не говорит. Думаю, что это контрабандисты.
   – А это не опасно? – Надя покосилась на моряков, которые приступили к своим обычным обязанностям.
   – Я, разумеется, не сказал им о нашей цели, назвал только курс, которого нужно держаться. А когда будем ближе к острову, снова пересядем в лодку, Мэш к тому времени починит мотор. Так что, думаю, большой опасности нет.
   В это время к ним подошел хозяин корабля.
   – Я ложусь на тот курс, который вам нужен, – сообщил он. – Только доложу своему партнеру в городе, что мы задержимся на несколько часов. А вы можете пока отдохнуть в моей каюте, я все равно буду стоять на вахте, так что каюта свободна. У меня там есть две койки.
   Он развернулся и прошел в рубку.
   Надя закусила губу.
   Что-то в этом человеке ей не нравилось. Хотя, конечно, трудно ожидать, что белый контрабандист, промышляющий у берегов Африки, будет воплощением добродетели, однако ей показалось, что он ведет с ними какую-то свою игру…
   Едва шкипер вошел в рубку, она прошла следом по палубе и подобралась к рубке снаружи. Рубка представляла собой обычную застекленную будку в середине палубы, окна были приоткрыты, и Надя могла не только видеть, но и слышать шкипера, который вел переговоры по рации.
   Впрочем, он говорил громко, совершенно не опасаясь, что его подслушают.
   И Надя мгновенно поняла причину этой самоуверенности.
   Шкипер говорил по-албански. Он был уверен, что здесь, в тысячах миль от его маленькой горной родины, никто не понимает его языка. Но Надя-то в свое время по странной иронии судьбы окончила именно албанское отделение филологического факультета и пока что сносно понимала албанский.
   – Передай Снеговику, – говорил шкипер в микрофон, – все идет по плану. Мы их подобрали. Да, пока идем курсом зюйд-зюйд-ост, не раскрываемся.
   Он помолчал, выслушав ответ, и закончил:
   – Хорошо, как договорились. Встреча в условном месте в шесть сорок пять. Там и передадим их Снеговику…
   Шкипер выключил рацию. Надя крадучись вернулась на корму, спустилась в капитанскую каюту и вкратце передала Патрику содержание разговора.
   – Он что – разговаривал открытым текстом? – недоверчиво переспросил англичанин.
   – Открытым текстом, только по-албански. А я знаю этот язык, изучала его в университете.
   – В университете? – недоверчиво переспросил Патрик. – Надо же, какое совпадение! А ведь я слышал, что здесь появилась албанская мафия, люди из Косова. Они занимаются наркотиками. Значит, Снеговик с ними связан… И вы…
   – Что – я? – рассердилась Надя. – Вы думаете, что я вру? Я действительно учила этот язык. Еще думала, что зря трачу время! А вот и пригодился… А если вы мне не верите, то я ведь не спрашиваю вас, кто вы такой. Не потому что мне неинтересно, а потому что все времени подходящего нет…
   – Ладно, я вам верю… – нехотя ответил Патрик.
   – И что же мы теперь будем делать? – осведомилась Надя.
   – Отдыхать! – Патрик растянулся на койке.
   – Что?! – воскликнула Надя, подскочив к нему. – Вы намерены спокойно ждать, пока они скрутят нас и передадут Снеговику?
   – Кто вам это сказал? – Патрик взглянул на часы. – Кажется, вы сказали, что у них встреча со Снеговиком в шесть сорок пять. Сейчас половина второго. Раньше пяти они не станут ничего предпринимать, а мы начнем действовать раньше, в половине четвертого. Так что до трех спокойно отдыхаем…
   С этими словами Патрик закрыл глаза и отключился. Через минуту Надя услышала негромкий деликатный храп.
   – Надо же! – пробурчала Надя. – Он может спокойно отдыхать, зная, что находится во вражеском логове! Еще и храпит! Да кто же он такой, в конце концов?
   Она посмотрела на спящего Патрика. Во сне у него был удивительно беззащитный вид. Надя прикрыла его одеялом, улеглась на вторую койку, но заснуть, конечно, не могла. Она думала о том, как они выкрутятся из очередной ловушки и что найдут на Орлином острове, если доберутся до него, и сможет ли Патрик проснуться в три часа, ведь будильник он не поставил…
   На этой мысли Надя все же заснула.
   Проснулась она от легкого прикосновения и в первый момент не могла понять, где находится. Рядом с ее койкой стоял Патрик, он был бодр, полностью одет и прижимал палец к губам.
   – Сколько времени?.. – проворчала Надя сонным голосом. – Дайте поспать!
   – Три часа! – прошипел в ответ Патрик. – Вы не забыли, что нам нужно опередить наших албанских друзей?
   Тут Надя вспомнила все – ночное плаванье, аварию, встречу с судном контрабандистов, подслушанный разговор… Сон с нее как ветром сдуло. Она вскочила, затравленно огляделась и прошептала:
   – Что мы будем делать?
   – Для начала придайте себе более развязный вид! – И Патрик твердой рукой расстегнул несколько верхних пуговиц Надиной рубашки.
   – Что вы себе позволяете! – возмутилась она, суетливо запахиваясь. – Я думала, вы джентльмен! Хотя, конечно, вы очень симпатичный, но сейчас, по-моему…
   – Вы спросили, что мы будем делать, – сухо проговорил Патрик. – Я еще раз говорю: вы должны придать себе развязный вид, а потом сделать вот что…
   Он кратко проинструктировал девушку. Когда она все поняла, достал фляжку с бренди и плеснул немного на Надину одежду.
   – Ну вот, теперь начинаем!
   Албанский шкипер стоял у штурвала, вглядываясь в горизонт. Надя подошла к двери рубки и постучала костяшками пальцев.
   Шкипер повернулся.
   На пороге стояла девица, которую они подобрали вечером. Она была явно пьяна, волосы растрепаны, рубашка расстегнута чуть не до пупка. Шкипер отметил, что лифчика на ней не было.
   – Капитан! – протянула девица, пьяно улыбаясь. – Вы тут не скучаете?
   – Я на вахте, мисс! – ответил шкипер, нервно сглотнув. – Мне некогда скучать!
   – А я скучаю! – Девица капризно сложила губки. – Мой друг, представляете, заснул… он совершенно не умеет развлечь девушку! Совершенно не умеет! Вот вы, я вижу, настоящий мужчина! Вы понимаете женскую душу!
   – Еще как понимаю! – осклабился шкипер и открыл дверь рубки. – Заходите, мисс!
   – Сюда? – Девушка огляделась и капризно сморщила носик. – Но здесь так неудобно! Может быть, пройдем в вашу каюту?
   – Но там ваш друг!
   – А, ерунда! – Она махнула рукой. – Он пьян и так крепко спит, что его и из пушки не разбудишь!
   – Но корабль…
   Шкипер колебался ровно пять секунд. Он взял трубку переговорного устройства и хрипло приказал:
   – Мустафа, смени меня на штурвале! Мне нужно отлучиться!
   Девица повисла на плече шкипера, и они отправились в капитанскую каюту.
   Однако едва шкипер спустился по трапу и открыл дверь каюты, на его голову обрушился тяжелый удар, и бравый албанец отключился.
   Связав руки и ноги шкипера тонкой и прочной веревкой, Патрик взбежал по лестнице и подкрался к рубке. Перед ней как раз появился сонный, недовольный моряк, которого шкипер вызвал на смену.
   – Что ему вдруг взбрело в голову… – бормотал Мустафа, подходя к рубке. – Мне еще целый час можно было спать… приспичило ему куда-то свалить…
   – Вот и поспи! – проговорил Патрик, опустив на голову албанца рукоятку пистолета.
   Вдвоем с Надей они быстро связали Мустафу и спустились по трапу к кубрику.
   Здесь спали два оставшихся члена команды, сквозь хлипкую дверь кубрика доносились могучие переливы храпа. Патрик осторожно открыл дверь.
   Храп тотчас же прекратился, на ближней койке поднялся хмурый черноглазый моряк, уставился на дверь.
   – Это ты, Мустафа?
   – Это я, мальчики! – В дверях появилась Надя в полурасстегнутой рубашке, с бутылкой бренди в руке. – Шкипер вам кое-что прислал…
   – О, бренди! – подал голос молодой парень, спрыгивая с верхней койки. – О, девушка! Девушка, как вас зовут?
   – Берегись! – выкрикнул мрачный брюнет, но было уже поздно: Патрик проскользнул в кубрик и оглушил парня тем же способом, что и двух его предшественников.
   Но подозрительный брюнет успел вскочить с койки и вытащить из-под подушки пистолет. Он уже щелкнул предохранителем…
   Но Надя опередила его: она ударила албанца по затылку бутылкой бренди.
   Моряк глухо охнул и упал на пол кубрика.
   – Он плохо переносит спиртное! – сообщила девушка, помогая Патрику связать последнего контрабандиста. – Что будем теперь делать?
   – Сейчас мы проверим, как дела у Мэша!
   Патрик перегнулся через борт. Лодка плясала на волнах, в ней копошился чернокожий моряк.
   – Мэш, дружище, как у тебя дела? – окликнул его англичанин.
   – Еще час, и я смогу оживить этот мотор! – отозвался тот, вытирая тыльной стороной руки соленые брызги.
   – К сожалению, часа у нас нет! – проговорил Патрик. – Поднимайся на борт!
   Мэш вскарабкался по качающемуся трапу, перелез на палубу. Патрик обрисовал ему ситуацию и сказал:
   – Поступим, как поступали пираты: если их собственный корабль приходил в негодность, они переходили на захваченный. Так что мы поплывем дальше на судне албанцев.
   – А с ними самими что делать? – спросила Надя.
   – А их перенесем в нашу лодку. Они скоро очухаются и починят мотор. А не смогут – пускай плывут на веслах… волнение не такое уж сильное, доберутся до берега.
   Связанных контрабандистов одного за другим спустили в лодку. Когда перетащили последнего, бородатый капитан пошевелился и открыл глаза. Увидев Патрика, он прохрипел:
   – Какого дьявола? Вы что – захватили наше судно? Это пиратство!
   – Да что вы говорите? – насмешливо протянул Патрик. – Почему-то мне кажется, что вы не подадите на нас жалобу!
   – Вы не знаете, молокососы, с кем связались!
   – Наоборот, отлично знаем! – возразил англичанин. – Передайте привет Снеговику, когда увидите его. Если, конечно, доберетесь до берега.
   Албанец молчал, кося глазом на своих связанных и не подающих признаков жизни подчиненных.
   – Они скоро придут в себя, – успокоил его Патрик. – Попробуйте починить мотор, я оставляю вам инструменты.
   – Хотя бы развяжите меня!
   – Сами справитесь! – Патрик бросил на дно лодки рядом с албанцем широкий рыбацкий нож. – Огнестрельного оружия не оставляю, уж не обессудьте!
   С этими словами он вскарабкался по трапу на судно и отрезал трос, которым крепилась к нему лодка.
   Мэш встал к штурвалу, Патрик проложил для него новый курс, и корабль устремился вперед. Лодка с контрабандистами исчезла в предрассветной темноте.
   Скоро небо на востоке порозовело, и потом быстро, как всегда в тропиках, поднялось солнце. Прошел еще час, и впереди на горизонте показалась темная точка, которая вскоре превратилась в верхушку скалы. Патрик сверил координаты и торжественно объявил:
   – Исла Агила! Орлиный остров!
   Скала приближалась, поднимаясь из воды. Скоро судно отделяло от острова всего несколько кабельтовых, теперь была отчетливо видна не только возвышающаяся в центре скала с остроконечной верхушкой, но и каменистый берег, об который дробились волны прибоя.
   – А островок-то не такой уж маленький! – проговорила Надя, вглядываясь в клочок каменистой суши. – В окружности будет полкилометра! Как мы сможем его обыскать?
   – Да, остров довольно большой, – согласился Патрик, на глазах теряя энтузиазм. – Это не удивительно – ведь он обозначен на карте и даже имеет собственное имя… но, может, капитан Флинт оставил нам какую-нибудь подсказку? Обойдем остров вокруг, внимательно осмотрим прибрежные скалы – вдруг что-нибудь заметим?
   Судно сбросило ход и на самом малом пошло вокруг островка. Патрик и Надя, стоя на носу, внимательно вглядывались в прибрежные скалы.
   – Ничего не видно! – разочарованно протянул Патрик, когда они завершили круг. – Надо высаживаться, может быть, на берегу мы что-то заметим…
   – Давайте еще немножко проплывем, – предложила Надя, которой страшно было подумать о высадке на этот скалистый клочок суши.
   Судно прошло еще метров триста. Патрик, не отрываясь, разглядывал скалы, Надя же вертела головой, что-то припоминая. Вдруг она схватила своего спутника за плечо:
   – Посмотрите, Патрик! Посмотрите на вершину скалы!
   – Что такое? – Англичанин поднял голову, недоуменно уставился на каменное острие, потом оглянулся на Надю. – Что вы там увидели? Привидение?
   – Нет! Попросите Мэша немного вернуться…
   Патрик пожал плечами и крикнул рулевому:
   – Мэш, самый малый назад!
   Судно замедлило ход, затем попятилось.
   – Смотрите, смотрите! – Надя показала рукой на вершину скалы.
   На какой-то короткий момент вершина раздвоилась. На фоне неба стало видно не одно, а два острия.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация