А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "За красивые глаза" (страница 9)

   15

   Всего за неделю Незнакомка так привыкла к Сергею, что стоило им расстаться на несколько часов, как она начинала по нему скучать. Сегодня она собиралась познакомить Сергея с папой. Как и договорились, он зашел за ней утром. Они сидели за маленьким кухонным столиком. Возле оранжевой в белый горошек сахарницы лежала повестка из милиции. Вчера вечером Ольга вынула ее из почтового ящика. И сейчас она рассказывала Сергею невеселую историю про дискотеку, Артема и ненормальную Ирину. Сергей слушал ее очень внимательно, заметно нервничал, а когда речь заходила об Артеме, даже кулаки сжимал:
   – Эх, встретить бы мне этого Артема на узкой тропинке!
   – Да перестань! – улыбнулась Незнакомка. – Он и так пострадал… Мне его даже жалко…
   – А мне ни капельки! – не стал кривить душой Сергей.
   – Кстати, этой Ирине ничего не будет. Выяснилось, что она несколько лет стояла на учете в психиатрическом диспансере. Мне Каркуша рассказала. Но в милицию все равно придется пойти…
   – А этот Артем опять к тебе клеится? – сверкнул глазами Сергей.
   – Звонил пару раз, – отмахнулась Незнакомка. – После того как из больницы вышел…
   – И что? – резко выпрямил спину Сергей.
   – Да ничего. Я сказала, что не хочу его видеть, объяснила, почему…
   – А он?
   И в этот момент в прихожей раздался звонок.
   – Катька, наверное, – предположила Ольга. – Больше некому.
   С Каркушей Сергей был уже знаком. Как-то поздно вечером Незнакомка вместе с ней зашла к нему в кафе. Потом он отвез их домой, а наутро позвонил Ольге и сказал, что у нее очень классная подруга. Но это оказалась не Катя.
   Не дожидаясь приглашения, Артем шагнул в прихожую.
   – Нам нужно поговорить, – сказал он.
   – Давай в другой раз… Я сейчас ухожу. – Ольга прекрасно понимала, что встреча Артема с Сергеем нежелательна, и старалась делать все, чтобы ее предотвратить. – Я сама позвоню тебе вечером, – пообещала она. – А сейчас уходи!
   Но тут в прихожей появился Сергей. С первой секунды он понял, что это и есть тот самый Артем.
   Тут бы Артему промолчать да убраться поскорее, но он, не сумев верно оценить обстановку, «полез в бутылку»:
   – А! Ну, понятно теперь, почему ты от меня бегаешь! Это ж кто такой? Что за новый персонаж?
   – Пойдем, я тебе сам о себе расскажу? – почти миролюбиво предложил Артем.
   – А не боишься, что я тебе рыло начищу по полной программе? – Артем решительно вынул из карманов сжатые в кулаки руки.
   – Жди меня внизу, – последовал лаконичный ответ.
   Сергей вернулся неожиданно быстро. И пяти минут не прошло.
   – Ты его не сильно?.. – заглянула ему в глаза Ольга.
   – Да я б и пальцем его не тронул, если бы он меня не толкнул, – оправдывался Сергей. – Просто объяснил бы на словах, что к чему… А так пришлось врезать пару раз. Да не переживай ты, – сказал он, встретив ее встревоженный взгляд. – Не сильно. А он, представляешь, поднимается, отряхивается и спрашивает меня: «За что?» Во артист!
   – И что ты ему ответил?
   – За красивые глаза, говорю… Теперь-то он точно от тебя отвяжется. Короче, мы идем или нет? – Сергей старался перевести разговор на другую тему.
   – Идем.
   – Тогда одевайся!
   В ответ Ольга кивнула и поспешила в свою комнату. Она вообще старалась во всем слушаться Сергея, и это нисколько ее не унижало, потому что все его рассуждения казались Ольге разумными и, в отличие от ее собственных, вполне взрослыми.

   Находясь под воздействием сильнодействующих уколов, большую часть суток Юрий Алексеевич проводил теперь во сне, и Незнакомке с Сергеем пришлось дожидаться, пока он проснется.
   – Привет! – улыбнулась Ольга, заметив, что папа открыл глаза.
   – Олька! – слабым голосом отозвался Юрий Алексеевич.
   – Сереж! – позвала Незнакомка, открывая дверь. – Папа проснулся.
   И когда Сергей вошел в палату, сказала, обращаясь к отцу:
   – Это Сергей, о котором я тебе рассказывала, а это – мой папа, Юрий Алексеевич.
   Они обменялись коротким рукопожатием.
   – А мы по вашему учебнику психиатрию изучаем, – усаживаясь на стул, сообщил Сергей.
   – Интересно. – Юрий Алексеевич пригладил рукой волосы. – Значит, вы, Сергей, будущий врач?
   – Психолог, – уточнил Сергей. – Но преподаватель нам сказал, что экзамен по психиатрии будет принимать только по учебнику профессора Ганичева.
   – А как фамилия преподавателя?
   – Мирошниченко.
   – А! – оживился Юрий Алексеевич. – Коля Мирошниченко… Как же, помню… Ученик мой.
   – Да, – подтвердил Сергей. – Он о вас много рассказывал. Про ваши лекции, концерты для больных… Кстати, Николай Дмитриевич недавно защитил кандидатскую диссертацию.
   – Молодец! Очень за него рад. Так и передай ему, – едва заметно улыбнулся Юрий Алексеевич и, посмотрев на дочь, попросил неожиданно: – Олька, будь другом, смотайся в магазин за соком.
   – Конечно, – живо откликнулась та. – А какой купить?
   – Томатный.
   – Ты же его терпеть не можешь! – Брови Незнакомки поползли вверх, а глаза удивленно округлились.
   – Ну, тогда апельсиновый… – стушевался папа.
   – Сказал бы прямо, что хочешь с Сергеем поговорить, – обиделась Незнакомка, закрывая белую с большим матовым стеклом дверь.
   – Пододвинь стул поближе, – попросил Юрий Алексеевич, как только они с Сергеем остались вдвоем, а когда тот исполнил его просьбу, тихо сказал: – Береги мою Ольку.
   – Обещаю, – немного помолчав, ответил Сергей и тут же повторил твердо: – Обещаю.
   Больше до самого возвращения Ольги они не сказали друг другу ни слова. Однако неловкости при этом ни тот, ни другой не ощущал совсем.

   16

   Они плыли по какому-то мерцающему розовым светом пространству. Именно плыли, а не летели. И снова ей приснился сон, лишенный не только сюжета, но даже и действия. Впрочем, действие все-таки было, ведь они плыли. Как и в тот раз, Незнакомке приснилось состояние, чувство. Будто бы она знала, что папы уже нет на свете и в тоже время он был. Так явственно, ощутимо, почти даже зримо чувствовала Ольга вокруг себя сверкающий, искрящийся кокон. И она была внутри этого кокона, и знала, что это и есть папа. А еще внутри, как бы со всех сторон сразу, раздавался тихий-тихий хрустальный звон. Будто бы сотни маленьких колокольчиков звонили одновременно и немного печально. И этим звоном тоже был ее папа… Еще она знала наверняка, что колокольчики слышны только ей, и даже тот, кто плывет рядом, держа ее за руку, их не слышит. А человека, который плыл рядом, звали Сергеем. И там, во сне, Ольга знала, что так будет теперь всегда. Всегда будет папа, Сергей и она. И ощущение папы сливалось с ощущением Сергея. И саму себя она чувствовала и папой и Сергеем одновременно. Все трое они будто бы были единым существом… Или просто состоянием… Или чувством… В эту ночь Ольге приснилось что-то противоположное тому, что уже снилось когда-то.

   Сергей зашел за ней ровно в три, как и договорились, а Каркуша явилась, как всегда, неожиданно. Мамы дома не было, и они сидели втроем в большой комнате. Кто-то, Незнакомка не знала, кто именно, – Каркуша или Сергей, – включил телевизор, и тот работал сам для себя, потому что никто даже не смотрел в его сторону.
   – Ну, ты даешь! – протянула Каркуша с непередаваемыми интонациями в голосе.
   Слова эти были адресованы Сергею.
   – Фингал у моего братца вот такущий! – Она очертила вокруг своего правого глаза внушительных размеров круг. – Ну и поделом, – заключила Каркуша примирительным голосом. – Не будет в следующий раз нарываться.
   – Вообще-то я не хотел… – принялся было оправдываться Сергей.
   Но Каркуша не дала ему договорить, резко поменяв тему разговора.
   – А эту Ирину из института все-таки выперли, прикинь! – взглянула она на Ольгу и, не получив никакого ответа, сказала, махнув рукой: – Тоже поделом, я считаю. А Артем, представляете, обои у себя в комнате поклеил! – снова перескочила с темы на тему Катя. Вообще-то это было ее обычной манерой, к которой даже Сергей успел уже привыкнуть, не говоря уже об Ольге.
   – Ну надо же! – удивилась Ольга. – Он так гордился прежними! И все послания, что ли, заклеил?
   – Начисто! – подтвердила Каркуша. – Решил, наверное, начать новую жизнь…
   Незнакомка посмотрела на Сергея и в двух словах рассказала ему, чем были знамениты прежние обои Артема. Тот слушал ее несколько рассеянно: казалось, этот человек и все, что с ним связано, не вызывало у Сергея ни малейшего интереса. Внезапно выражение его лица изменилось. В глазах появился живой интерес.
   – Слушайте, да вот же он! – выкрикнул Сергей, ткнув пальцем в телевизор.
   Подруги, как по команде, резко повернули головы к экрану.
   Там, весь облепленный радужными, переливающимися мыльными пузырями, шел Каркушин брат. В следующее мгновение, материализовавшись из пены, подобно Афродите, появилась… рыжеволосая Ирина. Молодые люди медленно и как-то даже сомнамбулически двигались навстречу друг другу. Звучала завораживающая лирическая мелодия. Лица обоих выражали неземное блаженство. Одеждой им служила густая, налипшая на их красивые тела пена. Все свободное пространство кадра занимали кружащиеся на фоне голубого неба мыльные пузыри. Затем камера медленно «наехала» на руки Артема. На каждой ладони у него оказалось по кусочку мыла «Цветы России». На этом кадре клип заканчивался.
   – Да уж! – тряхнув головой, оцепенело протянула Каркуша. – Сладкая парочка!
   Незнакомка только покачивала головой.
   – Тот самый клип, про который Павел рассказывал.
   – Я поняла, – сказала наконец Ольга.
   – Мне кажется, Артемка себя нашел. Самое то для него, – иронично заметила Каркуша, после чего вскинула вдруг голову на настенные часы. – Ой, ребятки, мне пора! – вскочила она с кресла. – Мама просила в химчистку зайти, а она в четыре уже закрывается! Все, чао-какао!
   – А он тебе правда ни капельки не нравится? – спросил Сергей, когда Незнакомка, проводив Катю, вернулась в комнату?
   – Кто? – Ее большие, широко посаженные друг от друга глаза стали еще больше.
   – Артем, – чуть помедлив, сказал Сергей. – Может, он телезвездой станет скоро…
   – Ну и на здоровье, – пожала плечами Ольга.
   Она подошла к Сергею и положила руки ему на плечи. Тот нежно и как-то осторожно, будто Ольга была чем-то очень хрупким, обнял ее.
   – Я тебя люблю, – сказал Сергей, проводя рукой по ее распущенным волосам.
   – И я тебя тоже… – Она прижалась к нему и сказала тихо, почти беззвучно: – Пойдем, а то папа будет волноваться. Я сказала, что сегодня мы приедем к четырем.
   Внезапно Незнакомка отскочила в сторону и, глядя на Сергея будто бы оценивающим взглядом, спросила:
   – А слабо2 тебе на велике прокатиться?
   – Но у меня его нет. – Сергей растерянно развел руками.
   Фраза эта прозвучала настолько наивно и даже жалобно, что Незнакомка не смогла сдержать улыбки.
   – Поедешь на папином! – решительно заявила она и шагнула к балконной двери.
   Там, покрытый приличным слоем пыли, стоял велосипед Юрия Алексеевича. А когда Сергей взялся за раму, чтобы втащить его в комнату, и, случайно задетый, звякнул звонок, Ольга подумала, что так папин велик благодарит их за то, что о нем наконец-то вспомнили…

   Голос на другом конце провода звучал тревожно и настойчиво:
   – Добрый день. Вас зовут Людмила Черепахина?
   – Да, – ответила она, слегка опешив.
   – Это «Служба спасения». Александр Торопцев, заведующий отделом самоубийств. Телефон нам дали в редакции телекомпании «Драйв».
   Люся знала, что телефоны сотрудников сообщают кому-то лишь в самых исключительных случаях. Сердце, сбившись с ритма, сделало несколько гулких ударов. Внезапно Люся почувствовала, что ей не хватает воздуха. Мысли вихрем проносились в ее голове. Первой была: «Что-то с мамой!» Но словосочетание «отдел самоубийств» никак не могло относиться к ее маме…
   – Что случилось? – отозвалась она вдруг охрипшим голосом.
   – Вы можете оставаться дома. Это ваше право, – объявил тот, кто представился Александром Торопцевым, и слегка замявшись, продолжил: – Тут на крыше шестнадцатиэтажного дома подросток… По всей видимости, один из ваших фанатов… Он грозится броситься вниз. Сейчас с ним работает наш психолог, – отрывисто, словно каждым словом вколачивая гвоздь, говорил спасатель. – Он сказал, что не сделает этого, только если вы приедете сюда… Но повторяю: вы вправе не предпринимать никаких шагов… Подросток находится в состоянии сильного аффекта и может в любую секунду привести свою угрозу в исполнение. Рядом со мной стоит его мать…
   – Я все поняла. – Люся умела моментально мобилизоваться. Этому она научилась, работая на телевидении. – Диктуйте адрес. Я пишу.
   – За вами приедут, – пообещал спасатель немного потеплевшим голосом. Чувствовалось, что он был рад ее согласию.
   Положив трубку, Черепашка метнулась в свою комнату. Ведь она никуда сегодня не собиралась и даже умыться еще не успела. Неожиданный звонок застал ее в пижаме и тапочках.
   «Господи! Что же я скажу этому парню? Смогу ли я предотвратить беду?» – Она не на шутку разволновалась. Натягивая джинсы, Черепашка с удивлением отметила про себя, что у нее даже руки дрожат.
   «Я должна немедленно успокоиться! Я ничем этому парню не смогу помочь, если сама буду дергаться! Хорошо, что там есть психолог. Он скажет мне, как себя вести!»

   Через пятнадцать минут в прихожей раздался требовательный звонок. Но это уже совсем другая история…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация