А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Суккубус" (страница 1)

   Виталий Вавикин
   Суккубус

   Страсть – это весьма приятная тема для разговора, детка. Но если она действительно приходит – я говорю о настоящей страсти, а не о той, что в мыльных операх, – она меняет в твоей жизни все. Понимаешь, все. Это не так просто.
К. Баркер «Галили»

   От автора

   Две семьи, четыре поколения, немного мистики, немного любви и страсти и много-много безумных образов и фантазий, которые наполняют мою голову – вот о чем эта книга. Так что читайте на свой страх и риск. И помните: ваш здравый рассудок в ваших руках, не растрачивайте его понапрасну.

   Часть первая

   Глава первая

   Стоя возле окна, Бредли видел, как засыпает город. Здесь, в загородном доме Маккейнов, он, как нигде в другом месте, ощущал себя оторванным от жизни тех далеких огней. Суккубус – город-мечта, город-праздник. Город, где игровые автоматы звенят монетой, а витрины дорогих магазинов заливают улицы неоновым светом. Город, где сотни талантливых ног топчут подмостки прославленных сцен, а зрительные залы никогда не пустуют. Современные кинотеатры сотрясают свои стены звуковыми эффектами новейших кинофильмов, а ночью, в заведениях иного плана, любители порнографии могут удовлетворить свои самые извращенные вкусы в этом жанре. Игорные заведения, бары, рестораны и дискотеки. Сотни газет и журналов, смакующих по утрам ночные сплетни. Рабочие, служащие и домохозяйки, которые катят по утрам коляски с детьми. Школы, детские площадки и парки. Все вычурно. Все безупречно. Тысячи рабочих стригут газоны, убирают улицы, белят стены домов и подкрашивают мусорные баки.
   «Суккубус – город, который живет для нас!» Этот лозунг, выбитый в камне, украшал каждую дорогу, ведущую в этот земной рай. Да, Маккейны всегда знали, как привлечь во время выборов нужные голоса. Хотя, по сути, это и был их город. Часть их капитала, которая за последний век превратилась из небольшого придорожного городка в элитный мегаполис. И право Маккейнов на него было так же неоспоримо, как все те истории их семьи, о которых втайне перешептывались многие, но никто никогда не пытался вынести на свет. Хотя нет. Был один. Фотограф. Ллойд, кажется.

   Взгляд Бредли подернула пелена меланхолии. Накинув на плечи куртку, он вышел в заброшенный сад. С затянутого тучами неба срывались редкие капли предстоящего дождя. Скотч обжигал рот. Бредли закурил. Далекая молния прорезала небо. Слишком далекая, чтобы услышать сопутствующий ей раскат грома. В доме Маккейнов зажегся свет. «Неужели все закончилось?» – подумал Бредли. Еще одна вспышка молнии, на этот раз с раскатом грома. «Уже ближе». Свет в доме снова погас. Бредли затянулся сигаретой. Наверное, он никогда не сможет привыкнуть к этому. Его брат… Бредли поднял голову. Две девушки улыбались ему. Прыщавые лица, неровные зубы, кривые ноги. «Всего лишь люди», – Бредли криво улыбнулся. Капли дождя застучали по желтым листьям.

   – Фэй сказала, что мы можем прийти. – Одна из девушек сделала шаг вперед.
   – Фэй? – Запрокинув голову, Бредли посмотрел на окна, в которых недавно загорался свет.
   – Это ведь дом Маккейнов? – спросила девушка.
   – Один из домов, – поправила ее подруга.

   Еще глоток скотча. Еще одна затяжка. «Всего лишь люди, – думал Бредли, разглядывая девушек. – Еще одни люди…».
   – Может быть, теперь ты пригласишь нас войти? – спросила одна из них. Бредли пожал плечами. Истлевшая сигарета обожгла пальцы. Боль. Подняв руку, Бредли смотрел, как раскаленный уголь подбирается к коже. Джесс поморщилась и ударила его по руке.
   – Ты что, ненормальный? – скривилась она.
   Бредли улыбнулся. Его руки дрожали, но он знал, что хочет сделать это.
   – А ты? – спросил он девушку.
   – Что я? – Она шагнула к нему.
   – Ничего, – мотнул головой Бредли. Да. Он определенно хочет сделать это.
   – Правда? – Джесс провела языком по своим неровным зубам.
   – Правда.
   Они поднялись по каменным ступеням и вошли в дом. Свет не горел. Мягкий ковер сжирал звуки шагов.
   – Почему так темно? – спросила Тэмми.
   – Тени не любят свет. – Бредли закурил.
   – Что за тени?
   – Это шутка, дура! – Джесс ткнула подругу локтем в бок и заискивающе улыбнулась Бредли. Он затянулся сигаретой, пытаясь разглядеть ее лицо. Возможно, при других обстоятельствах он счел бы его не лишенным красоты.
   – Нам наверх, – сказал Бредли и снова жадно затянулся сигаретой. Выпитый скотч начинал действовать, придавая решимости. За его спиной Джесс споткнулась о ступеньку и выругалась.
   Дверь. Из-под нее лился яркий свет. Бредли повернул ручку. Губы Джесс округлились. Щеки Тэмми залил румянец. Сын мэра стоял посреди комнаты и улыбался своим гостям. Его худые руки были сложены на плоской груди. Ноги расставлены на ширину плеч. Под гладко выбритым лобком блестел женскими выделениями эрегированный член. В комнате пахло потом и марихуаной. Фэй. Лежа на кровати, она устало махала рукой своим подругам. Ее нагота добавила лицу Тэмми краски.
   – Да-да! – засмеялся Маккейн. – Именно для этого мы все и рождаемся – плодиться и размножаться! – Запрокинув голову, он зашелся истеричным смехом.
   – Он что, под кайфом? – Джесс обернулась к Бредли. Сигарета в его руке снова лизала раскаленным углем кожу на пальцах. Фэй поднялась с кровати. «Всего лишь люди», – подумал Бредли, закрывая дверь. Он спустился вниз и налил себе еще выпить. Большие старые часы громко тикали. Дождь стучался в окна. Женские стоны чередовались с раскатами грома. Что-то темное, еще более густое, чем тьма в углах, прикоснулось к его руке.
   – Уйди от меня! – прошептал Бредли, борясь то ли со сном, то ли с бодрствованием.
   – Почему нет? – спросила его тьма. – Почему ты отвергаешь меня?
   Еще один удар грома. Еще один женский стон.
   – Отправляйся наверх, – прошептал Бредли. – Там тебе будут рады.
   Сверкнула молния, освещая идеальной красоты женское лицо. Теперь у тьмы было тело. Теперь у тьмы было имя. Ламия.
   – У меня много имен, – прошептала тьма, прижимаясь к Бредли. – Ардат, Ламашту, Эрубин, Нидда, Лилиту… Какое из них тебе нравится больше? – Суккуб впился губами в шею Бредли. Осыпал поцелуями его лицо. Женские руки расстегнули ремень. Зажужжала молния.
   – Ниже, – выдавил Бредли. Горячее дыхание обожгло его щеку, скользнуло по шее. Тонкие пальцы разорвали рубашку на его груди. Губы Бредли изогнулись в улыбке. Железный крест раскалился докрасна. Зашипела плоть – горела кожа на груди Бредли, горели страстные губы суккуба.
   Еще один удар грома. Еще один женский стон.
   Тьма снова стала тьмой. Бредли заснул, выронив недопитый стакан, но даже во сне улыбка не покинула его осунувшегося лица.
* * *
   Фэй закричала и упала на грудь своего любовника. Лицо инкуба было смуглым, тело волосатым. Его сильные руки сжали ее бедра, заставляя вернуться на раздвоенный фаллос.
   – Нет! – застонала Фэй, пытаясь освободиться. Ледяное семя обожгло холодом живот и ягодицы. Ее любовник снова стал бесформенной массой. Он растворялся, оставляя после себя лишь мокрые простыни. Фэй застонала и повалилась на спину. Молодой хозяин дома лежал рядом с ней. Его худое тело лоснилось от пота. Рука Джесс сжимала его член, выдавливая остатки спермы. Ногти у нее были длинные. Кожа черная… Нет. Фэй присмотрелась. Джесс лежала у нее в ногах, сжимая в объятьях Тэмми. Фэй чувствовала, как дрожит тело ее подруги, а рядом с ней растворяются во мраке темные, лишенные лиц силуэты. Фэй различала в них женские черты. Полные груди, гладкие промежности. Но все они исчезали. Таяли. Распадались на безупречные клочки мрака, которые медленно возвращались в надлежащие им темные углы комнаты. «Все это безумие», – подумала Фэй. Она, должно быть, сходит с ума. Теряет рассудок, и с каждым разом, когда она предается этому желанному сумасшествию, ей становится все сложнее вернуться к реальности.
   – Ты классно трахаешься, – прошептала Фэй, прижимаясь к Маккейну. Его губы дрогнули, изогнулись в пренебрежении. – Ты сводишь меня с ума. Ты знаешь это? – Фэй посмотрела на Джесс и Тэмми. – Ты сводишь с ума нас всех.
   – Заткнись. – Маккейн слез с кровати. Кожа на его груди была расцарапана. Нет. Она была разорвана ногтями, и капельки крови скатывались по его плоскому животу вниз, туда, где все еще вздрагивал опадающий член. Он подошел к окну и, открыв его, подставил лицо под капли дождя. Фэй закурила. Спина Маккейна, на которую она смотрела, была настолько худа, что бледная кожа казалась натянутой на голый скелет. Без мышц, без мяса, без жира. «Откуда в нем столько страсти? Столько мужской силы?» – подумала Фэй.
   – Может быть, еще разок? – спросила она. Он обернулся. Наградил ее вопросительным взглядом. – Я говорю, ты готов повторить все это прямо сейчас? – улыбнулась Фэй.
   – Я всегда готов.
   Она посмотрела на его член. Почему она верит ему? Нет. Не она. Ее тело.
   – Как-нибудь в другой раз, – сказала Фэй. Ей почему-то захотелось прикрыться. Простыни были мокрыми, и она стала искать свою одежду.
   Прячась в темноте, суккуб пытался сделать свой выбор. Три души. Три тела. Но одна жизнь. Жизнь Бредли.
   – Мерзкий дом, – сказала Тэмми, по дороге домой. – У меня до сих пор в носу запах плесени!
   – Плесенью пахнет только в гараже, – сказала Фэй. Тэмми подумала, что никогда не позволит себе пасть так низко, чтобы трахаться в гараже, будь то хоть сам сын президента.
   – Мы катались на его машине, – сказала Фэй, заливаясь краской.
   – Прямо так и катались?! – Джесс ущипнула подругу за плечо.
   – Он трахал тебя еще в школе, маленькая потаскушка, – огрызнулась Фэй и, злорадно улыбнувшись, добавила. – И не только он. – Джесс глуповато хихикнула.
   – Скажи, – не унималась Фэй. – А его братец так же хорош в постели или же всего лишь пустышка?
   – Я не трахалась с Бредли, – Джесс стала вдруг серьезной.
   – Нет? – Бровь Фэй удивленно поползла вверх. – Чем же вы тогда занимались?
   – Говорили.
   – Говорили?! О чем можно говорить с таким молчуном, как Бредли?!
   – О любви, – Джесс смутилась, опустила глаза и неожиданно громко рассмеялась.
   – Вот потаскушка! – весело подхватила Фэй ее смех.

   Суккуб был рядом. Слушал. Слушал внимательно, жадно обсасывая каждое слово. Бредли. Джесс. Любовь. Снова Бредли…
   Тэмми остановила машину. Джесс чмокнула Фэй в щеку и наклонилась к Тэмми. Желание было слишком сильным, и Джесс поцеловала подругу в губы. Тэмми покраснела.
   – Извини, – буркнула Джесс и побежала к своему дому.
   Она закрыла за собой дверь, покормила кошку и приняла душ.
   Суккуб ждал.
   Джесс высушила волосы, нанесла на лицо ночной крем, легла в кровать.
   Суккуб ждал.
   Джесс подбила подушку, завела будильник и закрыла глаза. Сон спутал ее мысли. Разбил их на тысячи кусочков, бросил в котел и развел огонь. Скоро. Очень скоро они превратятся в однородную массу. В этот самый момент суккуб склонился над девушкой. Сначала она почувствовала его дыхание. Теплое. Не совсем свежее, но пахнущее молоком и чем-то сладким. Это дыхание напомнило ей о Тэмми. Там, в доме Маккейнов, страсть захватила их. Но то была другая страсть. Нечто липкое и остывающее до неприятно-холодного. Нечто грубое и бесчувственное. Но тот поцелуй… в машине Тэмми… Джесс открыла рот, ища несуществующие женские губы. Суккуб придал ее желанию формы. Вдохнул в мечты жизнь. Джесс вздрогнула. Чьи-то теплые губы ответили на ее поцелуй. Что это? Сон? Джесс открыла глаза. Девушка в ее постели не была красива. Нет. Она была чувственна. Закрыв глаза, она целовала Джесс, едва касаясь ее губ. Обжигала полость рта своим дыханием. Ну, конечно же, это сон, решила Джесс. Сон, который не имеет ничего общего с остатками прожитого дня. С этими грязными, громоздкими ошметками жизни. Поцелуй стал более страстным. Влажный язык скользнул в рот Джесс. Она смежила веки. По телу пробежала приятная истома. Джесс не хотела смотреть. Она хотела вдыхать, чувствовать. Женщина угадала ее желание. Суккуб угадал ее желание. Демон. Женские бедра укрыли голову Джесс. Воздуха стало меньше, но это удушье было слишком сладостным. Джесс застонала. Впилась губами в нежную плоть. Руки ее вцепились в белые простыни. Пот заблестел на груди. В голове загудела кровь. Лицо Джесс покрылось бурыми пятнами. Вены на висках вздулись. Из носа пошла кровь. Джесс выгнула спину, жадно ловя ртом воздух, но воздуха не было. Она задыхалась. Ее глаза налились кровью. Сухой язык прилип к небу…

   Рыжая кошка прыгнула на кровать и начала, мурлыча, тереться о ноги хозяйки… Но хозяйка была уже мертва.
* * *
   Суккуб не покинул дом Джесс. Он остался, чтобы посмотреть. Дождь за окном то затихал, то снова начинал падать с неба. Пара мух ползала по бездыханному телу, раскинувшемуся на кровати. Рыжая кошка, отчаявшаяся, что хозяйка выпустит ее на улицу, нагадила на ковер. Назойливые мухи тут же переключили свое внимание на свежие экскременты.
   Первой что-то неладное заподозрила подруга Джесс. Она безропотно подменяла свою коллегу по работе до обеда, а дети бегали возле нее и спрашивали, где их воспитательница. Когда время перевалило за полдень, Моника отложила все дела и позвонила Джесс. Суккуб слышал, как звенит телефон. Рыжая кошка жалобно мяукала. В половине восьмого в дверь Джесс постучали. Суккуб открыл замок, но предпочел остаться незамеченным. Кевин заглянул в квартиру и сказал, что просит прощения за свою грубость недельной давности и умоляет дать ему шанс загладить вину. Естественно, Джесс не ответила ему. Вместо хозяйки встречать гостя выбежала рыжая кошка. Кевин взял ее на руки и, теребя ей загривок, прошел на кухню.
   – Джесс! – для верности позвал он, решив, что она в ванной. Открыв по-хозяйски холодильник, он достал бутылку пива. – Джесс, милая, твой медвежонок хочет поговорить с тобой!
   И снова тишина. Кевин открыл пиво и заглянул в гостиную. Дверь в смежную спальню была открыта. Кевин видел кровать. Видел загорелые ноги Джесс.
   – Хочешь поиграть, да? – сказал он, ставя бутылку на стол. – Знаю, что хочешь. – Он расстегнул ремень и спустил брюки. – Сучка, – шепнули его губы, так чтобы никто не мог этого услышать. – Я уже иду, любовь моя, – громко объявил Кевин, избавляясь от остатков одежды. Плюнув на ладонь, он начал ласкать свой член, чтобы тот обрел приличествующий данной ситуации вид. – Уже скоро, – говорил он то ли Джесс, то ли своему члену, который послушно начинал обретать твердость. Рыжая кошка подбежала к его ногам и начала мурлыкать. – Пошла прочь! – цыкнул на нее Кевин, а когда кошка не поняла, пнул ее ногой. – Ну, вот и я! – крикнул он, распахивая дверь в спальню.

   Суккуб видел, как меняется его лицо. Как тухнет озорной блеск в темных глазах. Вожделение. Замешательство. Ужас. На нетвердых ногах Кевин подошел к кровати, наступив в кошачье дерьмо, но даже не заметив этого. Вытаращенные глаза Джесс смотрели прямо на него. Вытянув руку, Кевин дотронулся до ее щеки. Рыжая кошка запрыгнула на кровать и принялась драть когтями розовое одеяло.
   – Кыш! – сказал ей Кевин. – Пошла прочь!
   Кошка посмотрела на него, мяукнула и, запрыгнув на грудь Джесс, начала мурлыкать.
* * *
   Кофе в бумажном стакане уже давно остыл. Дежурный выбросил его в урну и подошел к автомату купить новый. «Дерьмовый день», – думал он, слушая, как автомат смешивает ему капучино. Город словно обезумел в эту ночь. Двенадцать изнасилований. Более двадцати краж. Три убийства. Авария, которая заставила перекрыть на несколько часов центральную улицу, пока не уберут искореженное железо и не соскребут с асфальта человеческий жир, сгоревших людей.
   Автомат выплюнул бумажный стаканчик. Капучино был чуть теплым. Дежурный выругался, вернулся за стол и закурил. Ему было обидно за кофе, ему было обидно за Джесс. Он не трахал ее уже больше года, но воспоминания все равно были теплыми и трепетными. Она всегда говорила, что ей нравятся мужчины в форме.
   Дежурный посмотрел на телефон, подмываемый желанием позвонить детективам и спросить, действительно ли Джесс, действительно ли эта сексапильная шлюшка рассталась с жизнью. Его остановил лишь страх расспросов. Если смерть пришла за этим аппетитным телом, то он уже ничем не сможет помочь, а если нет… Он улыбнулся, решив, что если Джесс окажется жива, то непременно встретится с ней. Хотя бы еще раз, чтобы запечатлеть все до мельчайших подробностей. Он не станет снимать с себя форму. Наденет на эту потаскушку наручники и заставит встать на колени.
   Дежурный как раз думал о том, что скажет в предстоящей игре с Джесс, когда патрульные привели Кевина. Его втолкнули в комнату для допросов и закрыли за ним дверь.
   – Следи за ним, – сказали они дежурному.
   – А что он натворил?
   – Убил Джесс Паленберг, – сказал патрульный и почесал свою промежность.
   Дежурный остался один. «Зачем парень сделал это?» – думал он, нервно закуривая очередную сигарету. Приехал патологоанатом и спросил, не привезли ли еще тело девушки. Дежурный покачал головой. Патологоанатом зевнул и закурил сигарету. Дежурный не отрываясь смотрел на его пухлые руки и думал о том, что скоро эти похожие на сосиски пальцы будут проникать в тело Джесс Паленберг. В ее остывающее нутро. Ладони дежурного вспотели. Он все еще помнил, насколько горячей была Джесс. Там, между ног. Но теперь… Теперь больше не будет любовных игр. Эти толстые пальцы-сосиски разрежут ее брюхо, выпотрошат все внутренности. Дежурный вскочил из-за стола и побежал в уборную. Желудок сжался. Дождь колотил в закрашенное зеленой краской окно. «Лишь бы никто не увидел», – думал дежурный, умывая лицо. За дверью послышались голоса. Дежурный поспешил покинуть уборную. Вернулись Вест и его напарник.

   – Привет, Джек! – махнул рукой дежурный старому детективу. Вест кивнул и подошел к автомату купить кофе. – Та еще ночка, – сказал ему дежурный и сообщил, что автомат совершенно не греет кофе. Вест отмахнулся. Его молодой напарник наградил задумчивый автомат внушительной оплеухой. Внутри что-то протяжно загудело. Вест выругался, забирая расплескавшийся бумажный стакан. Кофе был горячим и от него шел пар. Дежурный с обидой посмотрел на автомат, дождался, когда снова останется один и, оплатив еще один капучино, пнул автомат ногой.
   Патологоанатом заснул и начал храпеть. Тело Джесс привезли в начале второго. Патологоанатом тут же проснулся, словно почувствовав знакомый запах мертвечины, купил кофе и ушел в подвал делать вскрытие. Прервав допрос, Вест вышел и купил три кофе. Дверь за ним осталась открытой, и дежурный видел заплаканное лицо Кевина Смита.
   – Он признался? – спросил дежурный старого детектива.
   – Нет, – буркнул Вест. Его напарник ударил кулаком по столу и начал орать на задержанного. Вест чертыхнулся и поспешил вернуться в комнату для допросов и закрыть за собой дверь.
   Патологоанатом закончил вскрытие около четырех. Довольный собой, он махнул дежурному рукой и отправился домой. Кевина Смита отвели в камеру. Сперму, извлеченную из тела Джесс, отправили на анализ. «Зачем насиловать и убивать девушку, которая и так бы дала, если хорошо попросить?» – думал дежурный, провожая зевающих детективов. Он снова вспомнил руки патологоанатома. Смерть Джесс никак не выходила у него из головы. Желая убедиться, что эта девушка именно та, которую он знал, дежурный спустился в подвал. Открыв холодильник, он выкатил синее тело Джесс Паленберг. Желудок снова предательски сжался, но на этот раз блевать уже было нечем. Желчь поднялась по пищеводу и наполнила рот. Кто-то закричал, и дежурный не сразу понял, что этот истошный, леденящий душу вопль принадлежит Кевину Смиту.
   Приняв образ обнаженной Джесс Паленберг, суккуб приближался к заключенному, обещая неземные наслаждения.
   – Нет! – верещал Кевин. – Не смей подходить ко мне!
   – Разве ты не хотел трахнуть меня? – говорила Джесс, выкручивая свои соски.
   – Нет!
   – Не ври. Я видела твое желание.
   – Я не знал!
   – Что не знал? Не знал, как люди занимаются этим?
   – Нет!
   – Я покажу. – Джесс облизала свои пальцы и запустила их себе между ног.
   – Нет! – Кевин вжался в стену. Больше отступать было некуда. – Я не знал, что ты мертва! – захныкал он, а Джесс уже снимала с него штаны.
   Тяжело дыша, дежурный остановился возле решетки. «Что за дурацкие игры?» – думал он, оглядываясь по сторонам. Ночь, насильник, голая женщина, сосущая его член. Если это чья-то шутка, то кто-то явно перегнул палку. А если нет? Если это не шутка? По щекам Кевина катились слезы. Но как же тогда эта женщина попала за решетку? Ключи в руках дежурного звякнули, и Кевин, повернув голову, заметил его.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация