А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "«Фабрика слёз»" (страница 2)

   3

   С Ромой они познакомились примерно месяц назад в одном из дорогих ночных клубов, куда Каркуша попала, в общем-то, по чистому недоразумению. Ее друг Паша был приглашен на день рождения к своему однокурснику. По счастливому (для Каркуши, конечно) стечению обстоятельств Паша накануне поссорился со своей девушкой, и, чтобы не отправляться на тусовку в одиночестве, а возможно желая тем самым отомстить своей девушке, он позвонил Каркуше и предложил ей составить ему компанию. Недолго думая Каркуша согласилась. Во-первых, она считала Пашу своим настоящим другом и не могла отказать ему в такой невинной просьбе. А во-вторых, когда еще представится возможность побывать в таком шикарном, как она думала, заведении?
   Вечер, в общем-то, оказался довольно скучным, если не считать, разумеется, ее знакомства с Ромой. Впрочем, он пришел гораздо позже, когда изрядная половина гостей (которые все, за исключением Паши, показались Каркуше излишне пафосными и напыщенными) успела как следует выпить, что позволило Роме выгодно выделиться на общем фоне. И потом, появление нового человека в компании, где все друг другу уже порядком поднадоели, всегда вызывает живой интерес. У Каркуши же этот интерес был не только живым, но еще и пристальным. Потому что с первого взгляда она вдруг с обжигающей ясностью поняла, что это ее человек. Еще ни разу в жизни с ней такого не случалось, чтобы, вот так вот взглянув на парня, сразу ощутить радостное смятение, почти восторг, горячую волну, поднимавшуюся откуда-то из самой-самой глубины ее существа.
   Красавцем в общепринятом понимании этого слова Рома не был. Для того чтобы назвать это лицо красивым, ему не хватало какой-то четкости. Черты его казались несколько размытыми, что ли… Вроде бы все в порядке: карие, правда, не слишком большие глаза, ровный узкий нос, красиво очерченные губы, волосы, хоть и не очень густые, но зато волнистые, светло-русые, собранные сзади в тоненькую косичку. Все, как говорится, на месте… И все равно оставалось ощущение некоторой неопределенности. То есть пока ты смотришь на это лицо, оно тебе нравится, во всяком случае, никаких негативных чувств явно не вызывает, а стоит только отвернуться или закрыть на секунду глаза, как ты уже, как ни стараешься, не можешь воспроизвести его в памяти. Словом, Ромино лицо было незапоминающимся. Впрочем, Каркуша очень удивилась бы, узнав, что кто-то считает лицо ее возлюбленного заурядным. А еще больше удивился бы сам Рома, осмелься бы кто-нибудь ему такое сказать, потому что сам Рома считал себя неотразимым красавцем. И не только считал, то есть думал так, но даже не стеснялся высказываться на этот счет вслух. Всегда, правда, в форме шутки, но, как известно, в каждой шутке есть доля настоящих чувств. И зачастую себялюбивые люди лишь прикрываются шуткой, когда хотят заявить о своих достоинствах в полный голос: я, мол, сказал, а уж вы сами решайте, всерьез я так думаю или просто прикалываюсь. В любом случае внимание окружающих обеспечено!
   – А почему ты так уверен, что попадешь на этот проект? – спросила Каркуша, когда они с Ромой усаживались за столик одного из летних кафешек.
   – Потому что я: а) талантливый, б) красивый, в) прикольный и яркий… Дальше продолжать? – Он вопросительно вскинул брови и, улыбнувшись, тихо, но с подлинным чувством добавил: – Но самое главное, я должен пробиться, просто не имею права упустить этот шанс и не упущу его.
   – Но ведь упускал уже? – робко напомнила Каркуша. – И не раз…
   Рома рассказывал ей, что принимал участие уже не в одном кастинге – и на «Фабрику звезд» пытался попасть все пять раз, и на «Народного артиста», и на «Семеро под солнцем», и еще куда-то. Каркуша не помнила названий всех этих реалити-шоу, которых на нашем телевидении развелось бесконечное множество.
   – Я в курсе, – нервно дернул головой Рома. – Потому и не могу упустить этот.
   Катя уже пожалела о сказанном – такой злобой горели сейчас его глаза. Ей хотелось как-нибудь перевести разговор на другую тему, но девушка понимала, что это будет выглядеть нарочито, совсем неестественно, а потому и сидела молча, вглядываясь в дно опустевшей чашки. Себе Рома купил сок, а Каркуше – кофе. Оба давно выпили свои напитки, но покидать кафе не торопились.
   – Ты пойми, что я иду на этот проект не за славой, а за выигрышем. Славу, при наличии денег, я сам себе обеспечу, причем легко. Конечно, и засветиться с экрана телика не лишнее… Но это не тот проект, где тебя могут раскрутить, потому я и нацелен исключительно на выигрыш. Главное, пробиться, а остальное – уже дело техники.
   – Вот ты все время говоришь «пробиться». – Каркуша осеклась вначале, но деваться было некуда: начала – значит, надо продолжать. – А мне так и хочется все время спросить тебя: куда? Куда ты все время стремишься пробиться? О какой раскрутке говоришь? Ты хочешь стать поп-звездой?
   – Необязательно, – передернул плечами Роман. – Вообще-то я неплохо пою… Я же тебе говорил…
   Рома действительно рассказывал Кате о том, что обладает прекрасными вокальными данными, правда, ей не довелось еще услышать, как он поет.
   – И потом, – с убежденностью человека, хорошо понимающего, о чем идет речь, продолжал Рома, – для меня не важно, чем конкретно заниматься, вернее, это не главное. Главное – попасть в эту касту! Я имею в виду шоу-бизнес. Возможно, я не стану вокалистом, или, как ты выражаешься, поп-звездой, но у меня уже будет выбор. Если захочу, смогу стать продюсером, виджеем… Да мало ли кем? Создам собственную звукозаписывающую студию… Главное в наше время – это раскрутка. Если никто мне ее не сделает, я займусь этим сам. Но для раскрутки нужны деньги. И у меня они будут.
   – А почему ты так хочешь попасть туда? – Каркушу давно волновал этот вопрос, но все никак не выпадало удобного случая его задать. И вообще поговорить на эту тему. – Я имею в виду шоу-бизнес.
   – Потому что там – мое место, – отрезал Рома так, словно иного ответа на этот вопрос не существовало.
   – Ясно, – несколько разочарованно протянула Каркуша, хотя многое ей по-прежнему оставалось неясным.
   Впрочем, чего это она привязалась к нему? Если человек точно знает, что ему нужно, четко определил свои цели в жизни, ясно видит пути их достижения, что же в этом плохого? Наоборот, это очень даже здорово! Она вот, например, до сих пор не знает, чего хочет от жизни, или, как говорили в детстве, не знает, кем хочет стать, когда вырастет. Смешно звучит: «когда вырастет»! Уже выросла, а так и не поняла, к чему имеет склонность. А вот Рома определился. И она сделает все, что от нее зависит, чтобы ему помочь. На этот счет у Каркуши имелись некоторые соображения, а если говорить совсем уж прямо, то у Каркуши был вполне определенный план действий, к реализации которого она, кстати сказать, уже приступила. Только вот Роме об этом пока знать не полагалось. А вдруг ничего не получится, кем она тогда будет выглядеть в его глазах?
   – А если все получится, как ты задумал… – осторожно, исподволь заговорила на волнующую тему Катя. – Ну, если ты пройдешь этот кастинг, окажешься на проекте, выиграешь главный приз… – Она старалась не смотреть на него, боялась, что он что-то почувствует, поймет, что она интересуется не из простого любопытства.
   – И что же? – похоже, Рома уже начинал злиться. – Не пойму, чего ты от меня хочешь?
   – Сейчас объясню. – Катя тщетно пыталась скрыть волнение. – Если ты добьешься цели, ты будешь счастлив?
   – Глупый вопрос. – Рома так скривил физиономию, как будто съел что-то ужасно кислое. – Разумеется, я буду счастлив. Как может не быть счастлив человек, достигшей своей цели? Только я не люблю выражения типа «будешь счастлив», «безумно рад» и прочие фигуры речи, – снова скривился он и, то ли от досады, то ли просто так, по привычке, сплюнул через плотно стиснутые зубы.
   Каркуша и сама почувствовала, как неестественно прозвучал ее последний вопрос, потому что тоже старалась избегать таких напыщенных фраз, но должна же она выяснить, насколько для Ромы важно то, о чем они говорили.
   – А с кем ты пойдешь на кастинг? – почему-то Каркуша никак не могла остановиться, хотя и видела, что Рома был бы рад поговорить на любую другую тему. – Там ведь обязательно нужно идти с другом…
   – Ну есть у меня один друг, Варлам. Прикольный чувак и пианист неплохой, но ты его не знаешь. – Теперь Рома говорил как бы нехотя, устало. – А почему тебя это так интересует, котенок?
   – Просто… – Каркуша накручивала на палец резиновое кольцо, которое несколько минут назад нащупала в кармане джинсовой куртки. – Просто мне интересно все, что тебя касается, – неожиданно нашлась она, ни капли при этом не покривив душой.
   – Спасибо, котенок, – улыбнулся Рома, хотя взгляд его и продолжал оставаться напряженным. Резким движением он отодвинул от себя пустой бокал, вытащил из кармана мобильник, взглянул на дисплей и сказал, нахмурившись: – Опочки! Мне уже нужно бежать. Извини, что не смогу проводить. Тебе еще чего-нибудь взять? – Этот вопрос был задан просто так, чтобы соблюсти приличия, и Катя, мельком отметив это про себя, встала:
   – Нет, спасибо. Ты на метро поедешь?
   – Куда там! – воскликнул Рома. – Тачилу придется брать!
   – Что? – не поняла Каркуша.
   – Ну, в смысле, тачку. На такси поеду, не успею иначе…
   «Нет, все-таки я очень счастливый человек, – думала Катя, шагая к метро. – Ведь некоторые люди живут и даже не подозревают, что можно так любить! Сколько угодно на свете таких людей, которые о любви только из книжек знают и фильмов, а сами не способны испытывать это чувство… А бывают, что способны, но не знают об этом, потому что за всю жизнь не встретили своего единственного, предназначенного судьбой человека. Просто их дороги по жизни не пересеклись, вот и все! А моя дорога с дорогой Ромы пересеклась! А что было бы, если б Паша не поссорился со своей девушкой, не позвал меня в клуб? Как все-таки многое в нашей жизни зависит от каких-то случайностей! А может быть, это никакая не случайность? Может, кому-то могущественному там, на небесах, было угодно, чтобы мы с Ромой встретились?»

   4

   «Ну, привет! Ты это серьезно про какое-то там шоу? Или это прикол такой? Так вроде бы не первое апреля. – Каркуша с волнением прочитала первую строчку письма. Клава не стала задерживаться с ответом. Быстро пробегая глазами по строчкам, Каркуша пыталась понять главное: поддержала ли подруга ее безумную идею? Не содержится ли в письме категорического отказа? – Я, конечно, удивилась, чего уж тут говорить, – продолжала писать Клава. – И потом, ты ведь знаешь, что я вообще телевизор практически не смотрю, потому что не люблю. И о всяких там реалити и прочих шоу имею весьма приблизительное представление. Чего уж тут говорить! Своей просьбой ты поставила меня в очень трудную ситуацию: с одной стороны, не могу отказать подруге, тем более той, что однажды поддержала меня и помогла выйти из наикрутейшего штопора. Я это пишу, потому что по прошествии времени по-другому смотрю уже на те события. Понимаешь? Не знаю, что со мной было, если бы мы с тобой тогда не встретились и ты не побоялась бы привести меня к себе домой.
   А с другой стороны… Напрягаю все свое воображение и не могу представить себя в роли участницы телевизионного шоу! Более неподходящей для такой роли кандидатуры, чем я, по-моему, отыскать трудно. Может, все-таки найдешь кого-нибудь другого, а? – В этом месте Каркушино сердце тревожно замерло. Между тем подруга ее продолжала: – Ладно, давай поступим вот как: я сейчас свободна – Федор (это мой педагог по живописи, о котором я тебе уже писала) уезжает в Париж, где будет проходить его персональная выставка. В общем, я могу нагрянуть к тебе в гости. Если честно, то и без всякого шоу собиралась это сделать. Давай обсудим все при встрече? Тем более что ты намекаешь на какие-то таинственные причины, которые побудили тебя принять участие в этой телефигне. А меня любопытство разбирает: что за причины такие? Заинтриговала, короче. В общем, пока что я тебе ничего обещать не стану. Уж больно неожиданное предложение ты мне сделала. Сердце подсказывает мне, что все дело именно в этих причинах, о которых ты почему-то не захотела писать. Может, при встрече расколешься?
   Ладно. Завтра с утра рвану за билетом, а потом позвоню тебе.
   Все. Целую тебя, подруга. Надеюсь, до скорого!
   Твоя орущая Лавка».

   Это была шутка, намекающая не необычное имя Каркушиной подруги – Клава Крик. Близкие называли Клаву Лавочкой. Вот и получилась «орущая Лавка».
   Еще раз перечитав письмо, Каркуша решила, что все складывается даже лучше, чем она могла бы ожидать. Почему-то Катя ни секунды не сомневалась, что личная встреча с подругой значительно облегчит ее задачу и уж она пустит в ход все свое красноречие, чтобы убедить Клаву пойти вместе с ней на этот кастинг.
   Все утро Каркуша металась по квартире как загнанный зверь. Можно было бы, конечно, набрать номер Клавы и спросить, купила ли она билет и не передумала ли вообще приезжать, но денег на ее телефоне осталось так мало, что едва хватило бы на звонок, а звонить с городского ей не хотелось.
   «Все, сейчас сварю себе кофе и пойду куплю карточку», – твердо решила Каркуша, и в эту самую минуту ее мобильный телефон издал протяжный, нарастающий сигнал, который означал, что кто-то прислал Кате эсэмэс-сообщение.
   – Приезжает! – От избытка чувств Катя даже поцеловала дисплей. – Завтра! В семь тридцать утра! – на всю квартиру орала она, позабыв от радости, что находится дома не одна.
   – Ну ты чего? Совсем, что ли, крышу снесло?! – В комнату заглянул недовольный и заспанный Артем.
   – Клава завтра приезжает! – Каркуша подбежала к старшему брату, за руку втащила его в комнату и принялась хлопать в ладоши, скакать вокруг него, радостно выкрикивая: – Приезжает! Ура! Приезжает!
   – Вот ненормальная, – сквозь зубы процедил Артем и, взъерошив волосы, медленно поплелся в ванную. – Ну что за фигня вечно? – недовольно бурчал он. – Даже в каникулы отоспаться не дадут!
   Городской телефон зазвонил в тот самый миг, когда кофе, образуя густую пенистую шапку, пополз вверх, к горлышку медной, с деревянной ручкой турки. Порывисто выключив газ, Катя кинулась в прихожую.
   – Алло! – радостно выкрикнула она в трубку.
   – Привет. – Голос Ромы звучал как-то непривычно: то ли помехи на линии были тому виной, то ли парень находился не в самом лучшем расположении духа. – Тут такое дело, котенок… Я тебе чего, собственно говоря, звоню…
   Повисла пауза. Каркуша, решив, что связь оборвалась, закричала в трубку:
   – Алло! Алло, Ром! Перезвони, пожалуйста! Я тебя не слышу!
   – Зато я тебя отлично слышу, – недовольно, как показалось Кате, заметил Рома, после чего заговорил вдруг четко и достаточно громко: – Я сегодня не смогу с тобой встретиться и завтра тоже.
   – Почему? – не смогла скрыть разочарования Катя.
   – Кастинг сдвинули на неделю. Я случайно об этом узнал. А в интернете ни слова не написали. Я думаю, они нарочно это сделали, чтобы толпу не собирать. Ну понимаешь?
   – Нет, – честно призналась Каркуша, лихорадочно соображая, успеет ли Клава приехать к назначенному сроку.
   – Лишний народ отсеять хотят. А так придут только те, кто узнает. В смысле, такие, как я.
   – А кто тебе сказал? Вдруг это неправда? – спросила Каркуша, стараясь не выдать своего волнения.
   – Источники более чем достоверные, – уверенно возразил Рома. – У меня приятель в этих кругах вертится, если он сказал, значит, так и есть.
   – А когда первый тур? – Катя нервно теребила провод телефона.
   – Я же сказал, завтра. В десять утра. Правда, время еще уточнить надо.
   – А где? По тому адресу, который на сайте указан? – продолжала проявлять интерес Катя.
   – Ну да… – Теперь в голосе Романа слышалось напряжение. – А почему ты спрашиваешь, котенок? Тоже, что ли, хочешь пойти? – предположил он и неожиданно громко рассмеялся. – А что, клево было бы! – сквозь смех проговорил он.
   Катя жутко смутилась. Только теперь ей пришла в голову, казалось бы, очевидная мысль: а что, если они с Ромой встретятся на кастинге? Да, пожалуй, даже наверняка встретятся! Особенно когда выяснилось, что народу там будет не так уж и много. Не то чтобы Каркуша раньше совсем не задумывалась на эту тему, просто она, по своему обыкновению, оттягивала решение проблемы до последнего момента. «Будем решать проблемы по мере их поступления!» – гласила любимая Каркушина поговорка.
   Пауза слишком затянулась. Рома все еще продолжал хихикать. Надо было срочно что-то говорить.
   – Глупости! Мне просто любопытно, – затараторила Катя, решив, что для пользы дела до самого последнего момента не станет открывать Роме своих планов. А уж когда эта встреча произойдет, обсуждать что-либо будет уже поздно. – А почему же мы сегодня не сможем встретиться? – резко сменила она тему. – Ты же говоришь, что кастинг завтра.
   – В смысле? – опешил Рома. – Ну а подготовиться мне надо или нет, как ты себе это представляешь? Я-то думал, времени еще вагон, а тут такая измена…
   Катя явственно ощутила, как ее лоб и кончики волос сделались влажными от пота. Ведь она и не подумала даже о том, что к кастингу надо было как-то подготовиться.
   – Это ты у нас ветеран кастингов, – торопливо принялась оправдываться она. – Мне-то откуда знать! Ты что, программу какую-то специальную подготовил?
   – Не то чтобы программу… – протянул Рома. – Так, номерок один с другом замутили. Он будет на клавишах играть, а я на гитаре и петь. Надо же показать, что мы собой представляем.
   – На клавишах? – изумилась Катя. – Вы что, пианино туда потащите?
   – Ну ты даешь! – снова рассмеялся Рома. – Ты когда-нибудь слышала такое слово «син-те-за-тор»? – с непередаваемой иронией в голосе поинтересовался он.
   – Слышала, – буркнула Каркуша и решила больше не задавать Роме никаких вопросов.
   – Ладно тебе, котенок, не обижайся. Смешно, в самом деле… Я просто представил, как мы с Варламом на горбу пианино прем… – И он опять заливисто и громко расхохотался.
   Так громко, что Катя даже чуть отстранила руку, в которой держала трубку. Сейчас ее не волновал его смех и тот снисходительный тон, к которому Рома все чаще прибегал в общении с ней. Каркуша лихорадочно пыталась сообразить, что они с Клавой станут делать на кастинге? Чем смогут заинтересовать комиссию, если, конечно, Клава вообще согласится? Надежда была исключительно на Клаву. Может, она сможет придумать что-нибудь необычное?
   – Ну пока, котенок, – Рома наконец перестал смеяться. – Я тебе позвоню.
   «Когда?» – хотела спросить Каркуша, но, поборов себя, сдержанно попрощалась с Ромой, пожелав ему и его другу удачи на кастинге.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация