А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка с задачником" (страница 2)

   Луизу Геранмае всегда привлекали люди неординарные, яркие, загадочные. Она ненавидела серость и посредственность, и одноклассников своих считала инфантильными, скучными сопляками.
   А Федор – он совсем из другой жизни! Из богемы, из высшего общества, и он такой взрослый! Интересно, сколько ему? Двадцать пять, тридцать? Да сколько бы ни было, ясно, что он не сопливый школьник, получающий от мамы полтинники на карманные расходы. Даже смешно сравнивать! Федор – гламурный художник, раскрученный на всю катушку, восходящая звезда! Лу с невольной гордостью подумала о том, что она сумела привлечь внимание такого тонкого ценителя красоты, как Двафе.
   А что, собственно, удивительного? Ведь она красавица, этого никто не станет отрицать. Да и со вкусом у нее все в порядке. И разговор у них получился милый и оживленный, Лу еще при первых словах Федора почувствовала, что этот парень внутренне очень близок ей, что им есть о чем поговорить.
   Федор был ее самой волнующей тайной, даже лучшая подруга Лу Черепашка была не в курсе. Пока. Лу отчего-то не хотелось посвящать никого в свои отношения с молодым человеком – ни маму, ни Люсю. Ведь как только они узнают о ее встречах с Федором, тайна перестанет быть тайной, и из жизни Лу исчезнет вся загадочность и романтичность. Они обе тут же захлопают крыльями, как две квочки возле цыпленка, замучают советами и наставлениями. Лу прекрасно представляла, что именно станет бурчать Черепашка, не говоря уже о маме: что взрослый богемный тип, пусть даже и талантливый живописец, совсем не пара для шестнадцатилетней школьницы, что через два месяца выпускные экзамены, а Лу даже не держала в руках программы по подготовке к ним, что ей совершенно нечего делать на светских тусовках, в ресторанах и прочих злачных местах. Ну, и все в таком же стиле.
   После знакомства с Федором Лу ждала его звонка затаив дыхание. Она перестала нормально есть, спать, с мобильником не расставалась даже в ванной, практически не выпускала его из рук.
   «А вдруг он никогда не позвонит? Что, если он забыл обо мне? – мучилась сомнениями Лу. – А может, он просто элементарно занят выше крыши? У него наверняка каждая минута расписана на месяц вперед. Ну еще бы! Столько поклонников, пресса, интервью небось каждый день…»
   Лу успокаивала себя, но от этого легче ей не становилось. А с другой стороны, ведь предложил же он показать ей свою мастерскую? Сам предложил, Лу его за язык не тянула. Может, самой набрать его номер? Ну уж нет, звонить ему она не будет. Навязываться не в ее правилах.
   Через неделю терзания Лу закончились неожиданно и радостно. Не успела она явиться домой после занятий, как мобильник внезапно разразился веселенькой мелодией и Лу услышала в трубке мужской голос. Она с первой же секунды узнала его. Это был он, тот единственный человек, звонка которого она ждала каждую минуту.
   – Ну, здравствуй, Луиза, – произнес Федор немного игривым тоном. – Надеюсь, ты еще помнишь скромного труженика мольберта, а?
   – Привет, – отозвалась Лу, придав голосу спокойную небрежность, хотя сердце просто выпрыгивало из груди от счастья. – Как дела?
   – Все о’кей. Ты знаешь, я подумал, что мы ведь ничего не знаем друг о друге. – Федор сделал многообещающую паузу. – А я хотел бы познакомиться с тобой поближе… Так вот, если есть желание, мы можем встретиться сегодня вечером. Ну, что скажешь?
   Лу секунду помолчала. Первым ее порывом было немного поломаться для приличия, сделать вид, что именно сегодня она может быть занята, но она тут же отказалась от своего намерения – Федор может ей поверить. А ведь ей безумно хочется пойти с Федором, неважно куда, и разве не этого предложения она ждала от него всю неделю?
   – Ну-у… скажу, что я не против. А какова культурная программа?
   – О-о, самая обычная. Я собираюсь пригласить тебя в небольшое, уютное кафе на проспекте Вернадского. Там обстановка спокойная, тихая и кухня превосходная. Ты любишь уютные кафе? Или предпочитаешь шумные тусовки, дискотеки и прочие громкие развлечения? Луиза… Ты меня слышишь? Ау! Ты чего там притихла? – повысил голос Федор, решив, что связь оборвалась и Лу его уже не слышит.
   Нет, со связью все было в порядке. Просто Лу молчала, слушала приятный, какой-то завораживающий голос собеседника и не верила в происходящее. Все это казалось ей совершенно нереальным – и этот голос, и предложение, и сам Федор.
   – Я здесь, – проворковала Лу, – просто думаю, как спланировать остаток дня, чтобы все успеть. А как кафе называется?
   – «Хамелеон». Это очень оригинальное заведение, уникальное, можно сказать, вот увидишь, – попытался заинтриговать Луизу художник. – Тогда я не прощаюсь, да? До семи часов.
   Лу посмотрела на часы. До назначенного времени оставалось четыре часа, но если учесть, что за это время надо сделать уроки, принять душ, высушить волосы, накраситься и подобрать наряд, то времени было в обрез. Лу быстро пролистала учебники.
   «Да ладно, сделаю только письменные, а на устные забью, все равно не успею вызубрить параграфы», – решила она.
   Наспех покончив с заданиями, Лу отключила мобильник, чтобы никто не мешал ей дурацкой болтовней, кинулась в ванную и открутила краны. Пока ванна наполнялась, можно было заняться гардеробом. Что надеть? Задача оказалась не из легких. Лу раздраженно стала вытаскивать вешалки с разнообразной одеждой и бросать их на диван. Надеть юбку или брюки? Если юбку, то какую – короткую или длинную? И что там за публика в этом «Хамелеоне»? В чем туда принято приходить? Лу никогда не слышала о подобном заведении. Федор сказал, что оно необычное. Интересно чем?
   Наконец после всех примерок Лу остановилась на белоснежных джинсовых бриджах, которые мама недавно привезла ей из Италии, и прикольной, обтягивающей фигуру водолазке. Водолазка была черного цвета, ткань вразброс украшали оранжевые отпечатки собачьих лап. Запихнув непригодившуюся одежду обратно в шкаф, Лу помчалась в ванную, откуда слышался шум льющейся воды.
   Через полтора часа Лу была при полном параде. Она в последний раз придирчиво осмотрела себя в большое зеркало, висевшее в прихожей, и осталась довольна. Да, слов нет, в этом наряде она выглядит просто сногсшибательно! Девушка накинула рыжую меховую курточку с капюшоном, надела высокие черные, отороченные мехом замшевые сапожки на шпильке и выскочила за дверь.
   Как и положено девушкам, Лу опоздала. Ненамного, всего на десять минут. Федор ждал ее у массивной двери кафе, над которой ярко светилась вывеска «Хамелеон».
   – Еще раз здравствуй, Луиза. А это тебе. – Молодой человек протянул ей изумительную белую розу на неправдоподобно длинном стебле.
   – Спасибо. Какая чудесная… – искренне восхитилась девушка.
   Федор галантно взял ее под руку, и они вошли внутрь. В небольшом, действительно уютном зальчике стоял приятный полумрак. Вернее, полумрак был только в центре зала, где сновали официанты и несколько пар танцевали под ненавязчивую мелодию. Вдоль стен были сделаны перегородки, отделявшие один столик от другого и образующие своеобразные отдельные кабинеты на две, четыре и шесть персон.
   – Ну и в чем фишка? – нетерпеливо поинтересовалась Лу.
   – Погоди, сейчас все сама поймешь, – охладил ее любопытство Двафэ.
   Он провел ее в один из кабинетов на двоих. Лу устроилась на мягком бархатном диванчике и осмотрелась. Стенки перегородок, казалось, были выкрашены в нежно-голубой цвет, во всяком случае девушка так подумала. Над головой у Лу располагался вмонтированный в перегородку круглый светильник из матового стекла, тоже голубого. Точно такой же находился и на противоположной стене. Поэтому все крошечное пространство кабинета было залито холодноватым бледно-голубым светом, делавшим лица какими-то нереальными, космическими, что ли. Этот свет отражался в приборах и тарелках, которые уже стояли на столе, и даже слегка подсинивал белую нарядную скатерть.
   – Нравится? – Федор блеснул своими азиатскими глазами.
   – Прикольно… Ну и при чем здесь хамелеон? – Лу прищурилась на светильник.
   – Какая ты нетерпеливая, – шутя, укорил ее Федор. – Уже совсем скоро ты все узнаешь.
   – Ты меня заинтриговал! Ух ты, смотри, и роза из белой превратилась в голубую. Правда красиво? – восхищенно воскликнула Лу. – Знаешь, мне здесь нравится. Я никогда не была тут. А ты, наверно, завсегдатай?
   – Милая, если бы я был завсегдатаем подобных заведений, то я не был бы тем, кто я есть. Понимаешь? На самом деле я крайне редко выбираюсь куда-нибудь расслабиться, я ведь много работаю, очень много. На носу еще одна выставка, да не где-нибудь, а в Париже, мне надо закончить начатые работы, и не только портреты. – Федор вальяжно откинулся на спинку бархатного, естественно, голубого диванчика и вытащил из кармана бежевого лайкового пиджака продолговатый кожаный мешочек.
   Лу с любопытством наблюдала за его плавными движениями. Он развязал шнурок и извлек на свет шикарную дорогую трубку.
   – Да, так вот, – продолжил Двафэ, обстоятельно набивая трубку потрясающе ароматным табаком. – Конечно, портреты обязательно, это без базара, но мне хочется представить еще несколько своих ранних пейзажей. Ведь почему-то считается, что первые работы мастеров слабы и несовершенны, а я с этим устоявшимся мнением не согласен. Я, например, вижу, что мой пейзаж «В ожидании зимы», написанный еще шесть лет назад, совсем неплох, и мне не стыдно выставить его в Париже.
   – А что там, на этой картине? Наверно, осень? – предположила Лу.
   – Умница, естественно осень. – Двафэ наклонился вперед и взял девушку за руку. – На ней почти голые, грустные деревья и последние листья, кружащиеся над землей. Да что я тебе рассказываю, – перебил он сам себя, – лучше ведь один раз увидеть, чем сто раз услышать. Не так ли? Ты должна все-все увидеть своими прекрасными глазами, мы же договорились. Помнишь?
   Еще бы Лу не помнила! Но зачем явно выказывать свой интерес?
   – Да, ты что-то говорил про мастерскую, – небрежно кивнула она.
   В проеме кабинета бесшумно возник вышколенный официант. Федор взял предложенное меню и стал внимательно изучать ассортимент блюд.
   – Если не возражаешь, Луиза, я сам сделаю для тебя заказ, хорошо? Вот, например, салат из осетрины, а на горячее фазан, жаренный с каштанами, о’кей? Не сомневайся, здесь его замечательно готовят. Так, а на десерт, пожалуйста, пару пирожных на ваш вкус, – посмотрел Федор на официанта, – кофе и мороженое с фруктами. Да, и бутылку легкого французского вина, белого полусладкого.
   Себе Двафэ взял закуску из морепродуктов и перепелов в корзиночках.
   Лу старалась вести себя непринужденно, будто все эти изыски ей абсолютно не в диковинку и она не раз пробовала и жареного фазана, и перепелов, и вообще… А то Федор решит, что она маменькина дочка, впервые в жизни попавшая в приличное заведение и не знающая, как себя держать в обществе.
   Отчасти так оно и было на самом деле, Лу еще никогда не доводилось вот с таким шиком проводить вечера. Обычно в это время она сидела дома с мамой, в домашней пижаме и тапках, и пялилась в телевизор, либо слушала музыку. Кстати, надо позвонить маме, она же не в курсе, куда на ночь глядя пропала ее единственная дочь!
   Она вытащила из маленькой меховой сумочки мобильник, включила его и уже собралась нажать клавишу вызова, как внезапно в кабинете произошло нечто удивительное. Лу замерла и уставилась на светильник над головой Федора. Голубоватый свет, заливавший их крохотное помещение, внезапно превратился в теплый, нежно-персиковый и окрасил в желтый пастельный тон и перегородки, и скатерть, и приборы, и бархатные диванчики, и их с Федором лица. Лу изумленно взглянула на своего визави.
   – Теперь ты поняла, почему хамелеон? – улыбнулся Федор, довольный произведенным эффектом. – Причем эти световые метаморфозы будут происходить еще не раз, а точнее, через каждые полчаса. Здорово придумано, правда? Холодные цвета чередуются с теплыми, вот следующий окрас будет зеленоватым, потом розовым и так далее. Кстати, в каждом кабинете своя последовательность, и если ты выйдешь на середину зала, то увидишь, что каждое отделение между перегородками имеет разную цветовую гамму. Исключительное зрелище! Между прочим, когда мы только вошли, ты могла бы заметить…
   – Ой, я даже не обратила внимания! – потрясенная Лу вскочила и хотела выйти из кабинета, но навстречу ей появился официант с подносом, уставленным такими аппетитными блюдами, что Лу немедленно ощутила волчий голод. Что называется, слюнки потекли. – Я потом посмотрю, – пробормотала она, усаживаясь на место.
   Федор не обманул. Еда на самом деле оказалась превосходной. За вкусным ужином и увлекательной беседой время летело незаметно, и освещение кабинета менялось еще пять раз.
   – Да что это я все о себе да о себе, – с напускной скромностью заметил Двафэ, переходя к десерту. – Давай о тебе поговорим. Ты где учишься?
   Лу открыла рот и собралась ляпнуть, что она заканчивает одиннадцатый класс, но тут же спохватилась. Сопливая школьница, фу, какое неприятное открытие ожидало этого умного, зрелого, талантливого художника! Нет, надо срочно что-то выдумать! Лу знала, что она выглядит совсем взрослой, никто не даст ей ее законные шестнадцать лет. И потом, через три месяца ей стукнет семнадцать!
   – Я в универе, на филологическом. На… втором курсе… вот заканчиваю. – Лу честно смотрела в глаза Федору. – Учиться интересно, даже очень, трудновато, правда, объем литературы просто огромный, и потом неизвестно, где работать, но я не парюсь на эту тему. Главное, получить диплом, а работать… можно где угодно, да хоть у мамы в салоне или в газете, если по специальности.
   – А что за салон у твоей мамы? – лениво поинтересовался Двафэ, как показалось Лу, просто из вежливости.
   – «Эвридика», салон красоты, между прочим, очень популярный, у нее многие известные тетки пасутся, все себе там что-то омолаживают, волосы укрепляют, маникюры-педикюры немыслимые делают, ногти наращивают… – небрежным светским тоном стала откровенничать Лу. – Да это тебе, наверно, по барабану?
   Выпитое французское вино дало о себе знать. Лу раскраснелась, черные арабские глаза ее заблестели, она стала более раскованной и словоохотливой. Федор слушал ее молча и откровенно любовался девушкой.
   Лу с досадой вспомнила, что так и не позвонила маме, а она небось уже Черепашкин телефон оборвала. Люся обычно всегда в курсе Луизиных передвижений. Но на этот раз даже она не сможет ответить, куда исчезла подруга.
   – Мам, это я. Ты уже дома? – пропела Лу в трубку, стараясь четко произносить слова. – Ты не волнуйся, я скоро буду. Где я? Ой, мам, долго объяснять, приеду и расскажу. Я тебя целую, пока.
   – Федор, мне очень жаль, но мне, наверно, действительно пора. – Лу безумно не хотелось расставаться с ним.
   – Ну, что ж, пора так пора. Но сначала давай договоримся, когда я тебя увижу в святая святых – у себя в мастерской?
   Лу чуть не воскликнула: «Да когда угодно! – но вовремя сдержалась. – Спокойно! – приказала она себе. – Нельзя падать к его ногам и вешаться на шею. Мужчины, особенно такие знаменитые, как он, этого не любят».
   – Не могу тебе сейчас ответить точно, я думаю, лучше созвониться на днях. Хочешь, я сама позвоню тебе… ммм… например, в пятницу? – Лу все-таки взяла инициативу в свои руки. – Кажется, в пятницу у меня мало ур… э-э… лекций.
   – Не вопрос, звони, когда сможешь, – усмехнулся Федор. – Поверь, я буду рад.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация