А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Считалочка для бомбы" (страница 23)

   – Да вы что же вы, с ума здесь посходили?! Как вы можете принять Правила, когда Игрой это предназначено сделать Магистру, и только ему! Какое же право имеете на это вы?!
   – Право депутатских Голосов и обладателей Печати Власти, – успокоившись, мягко сказал Спикер. – А вот никакого Магистра в нашей Конституции не прописано. Так-то! Освободите трибуну, пожалуйста…
   – И не подумаю! – заявила Криста. – У меня тоже есть Голос. И это – Голос избирателя!
   – Что ж, говорите, – согласился Спикер. – Только не долго. Скоро перерыв на файф-о-клок. Голоса очень пунктуальны в этом вопросе…
   – Никуда не денется ваш чай с грильяжем! – возмущенно воскликнула Криста. – Магистр есть, он в городе, и вы не можете принять Правила без него! Это может закончиться катастрофой! Арбитр уж точно не простит вам этого самоуправства!
   – У обладателей Печати Власти перед Арбитром иммунитет, – довольным голосом сказал Спикер. – Мы консультировались.
   – Уж не с Доминатором ли?!
   – Так, ваше время истекло!
   – Стойте! – крикнул Богдан. – У нас здесь Игрок. Вы не можете отказать Игроку в праве высказаться!
   Голоса зашумели. Спикер удивленно кашлянул и неуверенно произнес:
   – Игрок? Ну, да, конечно. Игрок имеет полное право… Пусть скажет, что хочет…
   Богдан что-то быстро объяснял маленькой Свете, неся ее на руках к трибуне. Света не слушала. Она лишь хлопала ресницами и с интересом оглядывалась вокруг. В руке она сжимала куклу с торчащей в сторону единственной оставшейся конечностью.
   Наконец, Богдан взобрался на трибуну, встав рядом с Кристой. Та непонимающе смотрела то на Богдана, то на девочку. Голоса, помолчав некоторое время, захохотали, отпуская язвительные замечания в адрес малолетнего Игрока.
   – Так что же нам хочет сказать Игрок? – повеселевшим тоном поинтересовался Спикер.
   Света обвела пустые кресла ясным взглядом больших глаз и сказала спокойным голоском:
   – Вы дураки. Злые жадные дураки…
   Голоса заржали. Богдан с позором покинул трибуну, прижимая к себе маленького красноречивого Игрока.
   – Повеселились, и хватит, – сказал Спикер. – Скоро чай подадут. Итак, кто за то, чтобы принять Правила Игры в окончательном чтении? Прошу голосовать.
   Над трибуной на конусе голубого света взвилась в воздух массивная печать с толстой ухватистой ручкой.
   На большой электронной панели сбоку замелькали цифры.
   – Приняты единогласно! – торжественно провозгласил Спикер, и Печать Власти грохнулась на трибуну, распространяя рокочущее раскатистое эхо… – Окончательный текст Правил будет передан Самому на подпись. Есть добровольцы идти в Кремль?
   Голоса зароптали.
   – Понятно, – сказал Спикер, – Что ж, будем, как обычно, тянуть жребий…

   Любители в подавленном настроении покидали Большой зал. Говорить ни о чем не хотелось. Но Эрик, все же спросил Богдана:
   – Скажи, неужели ты просил девочку сказать с трибуны именно это?
   – Что, ты! – фыркнул Богдан. – Я просил сказать, что эти их Правила обернутся против них же самих, что Магистр все равно стряхнет их, как пыль – но до этого может случиться много-много бед… Но ты знаешь…
   – Что? – спросил Эрик.
   – Все, о чем я просил сказать – это еще вилами по воде писано, – пожал плечами Богдан. – А вот Светка сказала как самый настоящий Игрок: коротко и так как оно и есть на самом деле.
   Святую и неоспоримую правду.

   Часть четвертая
   ОБРАТНЫЙ ОТСЧЕТ

   –1-

   Разбойники длинной вереницей мрачно брели по лесу. Их не радовала зелень, пение птиц и шелест травы под ногами. Их даже не удивляло, как дружелюбно встречала незваных гостей непредсказуемая и свирепая Коломенская Чаща. Видимо, лес воспринимал разбойников как вполне достойных обитателей собственных зарослей.
   Но разбойникам было все равно. Они были изгнанниками, беглецами, уходящими от неспешного, но неотвратимого преследования могучей и непреклонной силы. Они тащили на себе немногий спасенный скарб и самодельное оружие – главное богатство разбойника.
   …Университет держался до последнего. Горы уничтоженных манекенов вздымались над заваленным входом, чадила горящая пластмасса. Но Большая Хозяйская Печать медленно плавила камень, разъедая зловещей светящейся краской некогда непреступную стену. И вот огромный круглый кусок стены ввалился вовнутрь. И следом ринулись волны сгорающих от жадности рейдеров.
   Уходили в спешке. Рейдеры не стремились преследовать отступающих. Они были слишком заняты описанием захваченного имущества, снуя по этажам с толстыми бухгалтерскими книгами, ставя повсюду магические инвентарные номерки, которые наделяли имущество свойством неподъеномности и нерасхищаемости.
   Уставшие от бессмысленной битвы разбойники выходили через тлеющий пролом в боковой стене. Вслед за разбойниками, кряхтя и скрипя, выходили неуклюжие пни и коряги, личины которых скрывали некогда грозных, известных на всю страну доцентов, профессоров и академиков. Они ворчали нескончаемые нравоучения, которые давным-давно перестали на кого-либо производить впечатление.
   Последним вышел Крюгер. Голова его была перевязана закопченным бинтом, через который просачивалась кровь. Крюгер с болью в глазах поднял голову, глядя на гордо сверкающий шпиль, и сказал:
   – Мы вернемся. Мы все равно вернемся…
   В словах его не было убежденности.
   Они проиграли.
   Разбойники впервые почувствовали себя столь беззащитными и уязвимыми. С момента Старта Игры, когда из легкомысленных и бесшабашных школяров они превратились в еще более легкомысленных и бесшабашных нарушителей городского спокойствия, они всегда чувствовали за спиной эти крепкие университетские стены. Там всегда можно было найти кров и пропитание, там можно было отсидеться в трудные времена, да и повеселиться от души – тоже.
   Разбойнику всегда нужно то место, где он может затаиться, попировать с братьями по противозаконным убеждениям и схоронить награбленное. Если у тебя нет своей тайной пещеры с сокровищами или затерянного в океане острова с тихой бухтой – то ты никакой ты не разбойник. Ты просто бродяга и вор.
   Им не нравилось чувствовать себя бродягами и ворами. А потому, стиснув зубу, Крюгер сразу же после позорного отступления принялся думать – куда ему вести осиротевшую без крыши над головой толпу головорезов. Обосноваться следовало в таком месте, куда не придет в голову лезть любопытным обывателям, назойливым стражам порядка, и где можно хорошо и надежно спрятаться. А в случае чего – дать отпор любому противнику.
   Первым вариантом были подземелья метро. Но там хозяйничали гномы. А гномы, хоть и союзники, но уж очень ревниво относятся к собственным владениям. Да и разбойникам вряд ли захочется принимать благотворительность и жить на птичьих правах квартирантов.
   Были полупустынные земли за Кремлевской стеной. Но жить над перевернутым макушками вниз Кремлем, обителью жуткой нечисти, в сырой могильной атмосфере страха… Нет уж, спасибо.
   И тут всезнающий Веник вспомнил про заброшенные и почти забытые всеми леса на месте прежнего Коломенского парка. Недобрая репутация этих мест ничуть не пугала Крюгера. Он сразу решил: нет места лучше для настоящего мастера ножа и кистеня, чем приличные лесные заросли.
   И вот они здесь.
   Пням и корягам, что грустно плелись за разбойниками, места пришлись по вкусу: они грузно осели по краям тропинки и, судя по всему, норовили пустить здесь свои профессорские корни.
   – А что, здесь вполне ничего себе, – с одышкой произнес толстый разбойник с обидным прозвищем Большая Мама. – Я смотрю, тут и грибов полно, и ягод. С голоду, наверное, не помрем…
   – Тебе бы только о жратве думать, равнодушно отозвался Крюгер. Давай-ка лучше подумаем, где жить будем. Не землянки же рыть, в самом деле…
   Только он это сказал, как деревья расступились, и разбойники высыпали на поляну, по другую сторону которой высилась… сплошь заросшая ступенчатая пирамида! Была она величественной и жуткой одновременно – совсем, как с кадров фильма про погибшие индейские цивилизации.
   – Или я что-то путаю, или здесь, все-таки, должны были быть царские палаты, – удивленно произнес Веник. – Часовни тут быть должны, деревянные срубы…
   – По мне – так хорошее каменное укрепление – в самый раз! – возразил Крюгер. – Это просто везение! Надо осмотреться – по-моему, здесь получится неплохой лагерь…
   Осмотрелись – и вскоре обнаружили, что из травы здесь повсюду торчат массивные каменные идолы. Некоторые были в венках из лесных цветов. Свежих.
   – Живет здесь кто-то, – констатировал Веник.
   – Да уж, – не очень довольно произнес Крюгер, озираясь по сторонам.
   Разбойники, между тем, уже разбивали лагерь. Они рубили тонкие стволы и ветки, складывая все это в некое подобие шалашей. Удивительно, но лес не сопротивлялся.
   Крюгер подошел к подножию пирамиды. Та выглядела необычайно древней. Ее массивные каменные блоки были увиты старым плющом, лианами, покрыты лишайником.
   Веник отчаянно тряхнул дрэдами: в них жужжало какое-то крупное насекомое, никак не желая выбираться из волосяных джунглей.
   – Смотри, – сказал Веник, отмахиваясь от крылатой твари с палец толщиной. – У пирамиды лес отличается. Это джунгли! Надо думать – Центральноамериканские…
   – Вполне может быть, – без особого энтузиазма сказал Крюгер. – Я думал, мы будем Робин Гудами. Но, видать, станем Чингачгуками…
   Из черной, как смоль, тени пирамиды к разбойникам беззвучно вышла тонкая женская фигура.
   Разбойники напряженно переглянулись.
   Это была Карина. Была она в длинном и темном холщевом платье, в венке из кувшинок. Сквозь боковой разрез виднелась ослепительная кожа длинной босой ноги. На разбойников Карина смотрела надменно и несколько иронично.
   – Вы чего это мой лес ломаете? – поинтересовалась она. – Да и вообще, – никто вас, вроде, сюда не приглашал…
   Крюгер неосторожно поймал взгляд девушки. И тут же почувствовал неладное: сердце его забилось чаще, горло пересохло, в животе появилось какое-то безнадежно-сладкое чувство…
   «Стоп! – сказал себе Крюгер, усилием воли сбрасывая с себя наваждение. – Знаем мы эти бабские штучки. Нас так просто, голыми ногами не возьмешь!»
   Веник же оказался более впечатлительным: он тихо и крайне тоскливо заскулил, глядя на девушку преданным взором. Из уголка рта его потекла тонкая струйка слюны.
   «И вправду – слюнтяй…» – подумал Крюгер, стараясь не смотреть в глаза таинственной особы.
   – Милая девушка, поймите нас правильно: мы здесь просто в силу неблагоприятных обстоятельств, – предельно вежливо сказал Крюгер.
   Он давно уже усвоил: в Волшебной Москве любая простушка с имиджем городской сумасшедшей вполне могла оказаться какой-нибудь Царицей Медной Горы или замаскировавшемся монстром. Эта же барышня со своим сверкающим желтым взором выглядела вполне демонически, и требовать доказательств права собственности на этот лес не приходилось. К тому же Крюгеру вовсе не хотелось, чтобы из-за неправильно построенной фразы его превратили в одного из вот этих каменных истуканов. Или какого-нибудь мерзкого слизня. Главное поладить с местными – а время покажет.
   – Кто же вы такие – жертвы обстоятельств? – усмехнулась Карина.
   Крюгер обстоятельно и подробно объяснил, время от времени поправляемый Веником.
   Во взгляде Карины появилась заинтересованность. Взгляд ее изменился, и томное наваждение, наконец, покинуло Крюгера. Она сложила на груди руки и внимательно осмотрела быстро растущий разбойничий лагерь.
   – Интересно, – сказала она. – Так, значит, вы тоже не поладили с этими рейдерами?
   – Это как бы не то слово – «не поладили», – осторожно сказал Веник. – У нас с ними война. И, скорее всего – на уничтожение…
   – Это хорошо! – довольным голосом произнесла Карина.
   – Что ж хорошего?! – возмутился Крюгер. – Мы остались без своего дома, замка и крепости, мы потеряли в бою товарищей, а скоро за нами и вообще начнется охота!
   – Значит, вам нечего терять? – прищурилась Карина.
   – Ну, это сильно сказано… – возразил Веник.
   Но Крюгер только мрачно кивнул:
   – Можно и так сказать. Иначе мы не приперлись бы сюда, словно какие-нибудь дикие. Лесной разбой – это не наш профиль.
   – Мы типичные урбанистические хулиганы, – вставил Веник.
   – Это не важно, – покачала головой Карина. – Главное, вы – сила. И если ее правильно применить – то сила значительная. Я правильно поняла: пока на стены вашей крепости рейдеры не поставили Хозяйскую Печать, победить вас не удавалось никому?
   – Точно, – тоскливо сказал Крюгер, глядя на черное солнце, пробивающееся через ветви деревьев. На это солнце можно было смотреть не мигая, с широко раскрытыми глазами. Это было чужое солнце – холодное, недоброе, как вечный вестник беды…
   – Ну, тогда я помогу вам освоиться в моем лесу, – сказала Карина. – Только в ответ вы должны будете помочь и мне…
   – Ну, а как же иначе? – развел руками Крюгер.
   – У меня тот же враг, – прищурилась Карина. – Рейдеры. И они собираются захватить мою землю и извести лес. Так что вы здесь отнюдь не в безопасности. Вы встанете на защиту леса. С моей помощью, конечно…
   – А кто вы, если не секрет? – поинтересовался Веник.
   – Ведьма, – бросила Карина и растворилась в тени пирамиды.

   Карина медленно кружила вокруг каменных истуканов. Только непосвященные могли бы подумать, что это – простые грубо отесанные булыжники. Давным-давно на этом самом месте стояли другие идолы – деревянные. Идолы не выдержали идеологической борьбы с христианской церковью. А духи, которых они символизировали, остались.
   И затаили злобу.
   Ведьмы знают, как общаться с духами. Впрочем, как и хорошие шаманы или индейские колдуны. Ведьму не интересует природа злых духов. Ее интересует взаимовыгодное сотрудничество.
   Карина возложила венок на угловатую голову ближайшего истукана.
   – Приди, дух земли! Приди! – шептала она вперемешку с невнятными заклинаниями.
   Никто из смертных не мог видеть, как пространство вокруг женщины потемнело и заполнилось смутными тенями. Самая большая из них колебалась теперь перед самым лицом Карины.
   – Я здесь, избранная для Игры! – прошептала тень. – Зачем ты беспокоишь меня?
   – Злые силы хотят уничтожить твой лес, – сказала Карина. – Я хочу защитить его. И прошу твоего совета…
   – Как можно защитить зло от зла? – прошептала тень.
   – Я – меньшее зло. Я хочу спасти лес! – сказала Карина.
   – Ты – не меньшее зло, – сказала тень. – Лес… Да, лес надо спасти…
   – Ты поможешь мне?
   – Я подумаю… А как же твой договор с тем самым злом, против которого ты собралась бороться?
   – Каким еще другим злом? – нахмурилась Карина.
   – С демоном в черных одеяниях.
   – А, с Доминатором, – догадалась Карина.
   – Зло не имеет имени, – сказала тень. – Ты обещала ему помочь охмурить ребенка…
   – Что это значит – охмурить?
   – Обмануть, заставить его творить зло в интересах черного демона…
   – Теперь в вспомнила, – сказала Карина. – Маленький Магистр Правил… И что же?
   – Пришло время исполнять обещанное. И вскоре тебе об этом напомнят. Если хочешь победить злого демона – действуй его же оружием. Обмани его…
   – Как же его обмануть?
   – Заставь ребенка выдумывать Правила в твоих интересах…
   – Как же это сделать?
   – Ты слишком много хочешь от меня. Духи не учат обману – это искусство людей, да демонов…

   – Здравствуйте, Карина! – сказал какой-то чрезмерно приветливый и при этом неприятный голос.
   Женщина вышла из оцепенения. Она по-прежнему стояла перед идолом, увенчанном цветами. Туман вокруг исчез, а боковое зрение отметило чужое присутствие.
   Рядом стоял невысокий человек в черном балахоне. Скрытая капюшоном голова была скромно потуплена, но подрагивающие пальцы в черных перчатках выдавали внутреннее напряжение незваного гостя. Карина немедленно ощутила враждебную ауру, окружавшую пришельца, в котором Карина узнала одного из Агентов Княжества.
   – Чего надо? – неприветливо спросила Карина.
   – Собственно, ничего особенного, – отозвался человек противно-слащавым голосом. – Просто мне поручили напомнить вам о кое-каких обязательствах перед одной известной вам особой. Вас просят появиться в ее резиденции в самое ближайшее время…
   – А, вот ты о чем, – усмехнулась Карина. – Ну, так передай этой особе, что я скоро буду. Только вот позабочусь, чтобы она не воспользовалась моим отсутствием, чтобы тайком залезть ко мне домой…
   – Как вы могли подумать! – всплеснул руками человек в балахоне. – Мой повелитель ничего подобного и помыслить не мог!
   – Ну, конечно, предполагается, что об этом должны мыслить его прихвостни, – язвительно сказала Карина, сминая в руке нежный голубой цветок, выдернутый ею из венка с головы идола. – А сама эта известная мне особа будет сидеть в сторонке и тихо потирать руки…
   – Мы ждем вас! – сухо произнес человек и с глухим хлопком растворился в воздухе.

   Маленький островок в центре лесного озера был для Карины самой надежной крепостью. Ведь охраняли его не высокие каменные стены, не рвы с кипящей смолой, не мощные катапульты и свирепые солдаты.
   Охраняли его чары семи юных ведьм, что жили здесь, вдали от шума городских улиц, увлеченные совершенствованием своих колдовских умений и проведением таинственных темных обрядов.
   Найти это озеро в недружелюбной лесной чаще смог бы только очень опытный колдун-самоучка либо настоящий маг. Но мифических Магов, запустивших Игру, никто так до сих пор и не видел. Зато некоторым доводилось встречать одну из красавиц-ведьм, ненадолго покинувших свой уютный лес. И этим немногим вряд ли можно было бы позавидовать – ведьмы имели свойство мгновенно и навсегда влюблять в себя этих неудачников годами питали свою красоту и колдовскую силу муками несчастных влюбленных. Собственно, охота на таких «доноров» и была основной причиной для выхода «в свет».
   Потому что все, что нужно было ведьме для полноценной насыщенной жизни, имелось здесь, в мрачном густом лесу. В том числе – регулярно заблуждающиеся путники, на свою беду забредшие в Коломенскую Чащу. Молодым мускулистым красавцам не везло особенно: охочие до плотских удовольствий ведьмы заманивали таких на свой остров и после вытягивали из них все жизненные силы, оставляя в итоге лишь высохшие мумии, которые быстро осыпались в прах, удобряя цветущие лесные полянки.
   Ведьмы поселились здесь вскоре после Старта Игры и успели уже сложить собственные обычаи, завести привычки. Однако едва в лесу появилась Карина, авторитет ее был признан сразу и бесповоротно.
   Карина была природной ведьмой. Той, которой и в «нормальной» жизни ничуть не мешала скучная материалистическая атмосфера. Это было дано – от матери, бабки и так далее, вглубь поколений. И хотя таинственные великие Маги лишили людей колдовских способностей, ремесло ведьм осталось исключением. И потому в волшебный мир Игры Карина вошла, как к себе домой. Ее потенциал был усилен магической атмосферой Волшебной Москвы, а статус Игрока добавил еще больше мощи. И ведьмы признали ее своей королевой.
   Это было чертовски приятно – властвовать в лесу над растениями и животными, на равных общаться с болотными, земными и воздушными духами, развивать свои колдовские таланты. А главное – питать свою вечную молодость жизненной энергией других людей. Это было приобщение к злу – но к самой приятной его стороне…
   …Сейчас на острове Карина собрала своих ведьм на девичник – так прозвали королевский совет сами ведьмы.
   Они сидели на мягкой траве маленькой лужайки у самой кромки воды. Крона плакучей ивы создавала над ними высокий шатер, огромные цветки водяной лилии у самого берега придавали собранию красоты и торжественности. Ведьмы любили такую темную густую красоту.
   – Сестры, вот и пришли тяжелые времена, – сказала Карина, обводя взглядом внимательно смотрящих на нее ведьм.
   Она сидела поджав под себя ноги, укутанные в толстую ткань, и ее напряженно вытянувшаяся фигура возвышалась над остальными ведьмами. Нельзя прекращать напоминать ведьмам, кто здесь королева. Иначе они легко могут забыть об этом в своей лесной свободе…
   – Кое-кому наш лес стал надоедливой соринкой в глазах, – продолжала Карина. – Кто-то считает, что ни к чему быть посреди города нашему прекрасному зеленому островку. Лучше закатать все в бетон, воду из озера разлить в бутылки, а деревья перевести на бумагу. Чтобы печатать на ней деньги и чеки…
   Ведьмы заволновались: они слишком привыкли к своему нынешнему укладу. Им нравилось чувствовать себя хозяйками Чащи и ее обитателей. И совсем не радовала перспектива вновь ютиться по квартирам, да перебиваться скудными заработками, давая в газетах объявления, вроде «Приворот, снятие порчи, наведение проклятья, гадание по ладони и избавление от алкоголизма».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация