А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Считалочка для бомбы" (страница 12)

   – Что вы хотите этим сказать? – глухо спросила Марина.
   На нее вдруг свалилось ощущение тоски и полной безысходности. Она не могла предположить, что может предпринять это чудовище, но теперь знала наверняка: сыну грозит опасность. И на этот раз не предполагаемая, а вполне реальная, облеченная в черные одежды…
   – Я хочу сказать, что вы свободны, – насмешливо сказал Доминатор. – Идите своей дорогой. Я даже распоряжусь, чтобы вам вернули мотоцикл. Меня больше не интересуют замшелые воспоминания…
   И в лицо пленнице полетел сгусток холодного обжигающего пламени…

   Марина в оцепенении сидела в седле мотоцикла. У нее было сил, чтобы, как прежде, сорваться с места. Она вслушивалась в собственные ощущения и не могла понять, что же с ней происходит? Почему этот монстр так легко отпустил ее? Просто поту, что больше не считает ее реальной угрозой? Странно, странно и непонятно…
   И тут ее взгляд упал на сверкающую поверхность одного из двух зеркал заднего вида. Она некоторое время недоуменно смотрела, а потом, ахнув, схватилась за лицо.
   С маленького зеркала на нее в ужасе смотрела незнакомая женщина. Старая, совершенно седая, в сетке морщин, уродующих лицо.
   – А-а… – простонала Марина чужим голосом. – Что же это? Как?…
   Она сползла на землю, с трудом удерживая равновесие в этом чужом, отвратительном теле. И пошла прочь пешком, нетвердой походкой старухи, сраженная наповал неведомой силой…
   – Все равно… – бормотала она. – Я найду тебя, мой родной… Найду и спасу тебя, мой маленький Магистр…

   –5-

   Штаб Войска располагался посреди огромного военного лагеря, что раскинулся по территории всего бывшего ВВЦ. Павильоны, затянутые маскировочными сетками, напоминали самолетные ангары. Ровные, как стол, площадки были расчерчены былыми линиями. Теперь это был идеальный плац, где круглосуточно маршировали жуткие крылатые солдаты. Из многочисленных репродукторов гремели бодрые марши, лязгая гусеницами, проползали колонны фантастических в своем облике танков, бронемашин, тягачей с ракетами и артиллерией. Здесь шел нескончаемый военный парад, и принимал его Генерал, который, ссутулившись, неподвижно сидел в готическом кресле на деревянном помосте, в обрамлении своих гигантских чуть вздрагивающих крыльев. По обе стороны, отдавая честь, стояли вполне зловещие полковники и слушали, как проползающая армада разражается рокочущим замогильным «ура!».
   Все это Костя наблюдал через решетку из павильона напротив, что помимо штаба содержал в себе комендатуру и гауптвахту. Величественное поначалу зрелище стало теперь казаться нелепым, каким-то болезненным и жалким. Костя уже знал, что свирепое и кровожадное Войско никак не может найти покоя в тесных пределах Волшебной Москвы. Оно постоянно жаждало войны и готовилось к ней каждую минуту. Ведь в этих солдатах не осталось ничего человеческого, кроме желания форсировать вражеские укрепрайоны, идти в атаку и убивать…
   О чем сейчас думал Генерал, глядя на свои верные полки? Где найти достойного противника? Как захватить власть над Волшебной Москвой? Как истребить своих врагов? Или как снова обрести человеческий облик, вернуть все в забытые уже рамки нормальной человеческой жизни?
   А может, он размышлял над судьбой своих пленников – нелепого двухголового Игрока и несмышленого Магистра Правил? Что готовит этот матерый вояка презренным штатским?
   …Они сидели в темной павильонной прохладе уже три дня. С ними обращались довольно корректно, сносно кормили, выводили на короткие прогулки позади штаба. Но на все вопросы солдаты отвечали молчанием. Оставалось лишь слушать непрерывный мерный грохот тысяч сапог, да наблюдать за маневрами танков и рокочущим хищным кружением над головой боевых вертолетов.
   Костяк беспрерывно ныл, сетуя на судьбу, и предлагал совершенно дурацки планы побега. Костя и сам подумывал о том, как можно вырваться из цепких лап военных, но не находил решения.
   И только Тема был совершенно спокоен, будто то, что происходило вокруг, не касалось его собственного маленького мира. Он сидел, поджав ноги, на гранитном полу и играл со своими камешками. Время от времени с его стороны доносились тихие слова:

Взял я камень-самоцвет,
И сказал ему: «Привет!»…
Если камень кто возьмет —
Сразу камень оживет…


Если камешек толкнуть,
Соберется камень в путь.
Если камнем постучать,
Камень может закричать…

   Камни светились и, казалось, о чем-то разговаривали с Магистром. Костя посматривал на это с некоторым страхом. Ему не очень нравилось, как маленький ребенок – пусть даже в этом городе его считают важной шишкой – замыкается на каких-то странных абстрактных символах. Было в этом что-то неправильное. Ребенок должен общаться с матерью, играть с друзьями в простые и понятные игры… Только где здесь ему взять друзей и родителей?
   Костя вздохнул и сел на прохладный мрамор рядом с Темой.
   – Во что играешь? – спросил он.
   Правая голова немедленно отвесила какую-то колкость.
   Тема недоверчиво посмотрел на Костю. И вернулся взглядом к своим камням.
   – В игру, – неохотно сказал Тема. – В считалочки…
   – Интересно, – осторожно сказал Тема. – А вот когда я был маленький – в считалочки просто так не играли. Они были нужны для того, чтобы узнать, кто в игре будет водить.
   – Правильно, – сказал Тема, рассматривая синий камешек. – Надо считалочкой выбрать камень и смотреть, как он будет водить. Если он будет плохо водить и совсем проиграет – я его отложу, и он больше не будет считаться. А потом считалочка выберет другой камень…
   – Но как ты узнаешь, что камень проиграл? – улыбнулся Костя.
   – Он перестанет светиться, – пожав плечами, ответил Тема. – Потеряет свой цвет, наверное. Но пока никто не проигрывал. Сейчас водит синий. Смотри…
   Костя взял в руки камешек и вгляделся в его наполненные таинственным светом грани.
   Его бросило в жар. Камень мелко мерцал и, казалось, кричал ему что-то и не мог докричаться. Казалось еще пара секунд – и Костя поймет все, все до конца. Такое ощущение бывает во сне – но наутро оставляет лишь след тайны и недоумение…
   – Вот-вот проиграет, – сказал Тема. – Видишь, начинает мигать? Ну, ладно, а пока выберем, кто будет водить на этот раз…
   Костя с усилием оторвал взгляд от камня и вернул его Теме. В голове шумело, неодолимо тянуло снова вглядеться в эту синюю глубину… Правильно сказал Бригадир – не для взрослых это развлечение.
   Тема медленно, с короткими остановками завел незнакомую считалочку, переводя указывающий палец с камня на камень. Костя вдруг с изумлением понял, что маленький Магистр сочиняет ее прямо на ходу:

Камень-камень, ты иди,
Злых и хитрых победи.
Если станешь всех хитрей,
Будешь главным у камней…

   Считалочка остановилась на зеленом камне. Магистр взял его в руку, и кусочек волшебной породы ответил теплым искрящимся светом.
   – И кто придумал эту игру? – спросил Костя, заворожено глядя на камешек.
   – Никто, – пожал плечами Тема, – она сама по себе появилась…
   – И что будет с камнем, который выиграет? – поинтересовался Костя.
   Тема задумался, перекатывая в руке зеленый камешек. Видимо он еще не решил для себя этого вопроса. И вдруг неожиданно сказал:
   – Он станет бомбой…
   Казалось, Тема сам удивился тому, что сказал.
   – Как это – бомбой? – спросил Костя.
   Тема помолчал, насуплено двигая по полу зеленый камень.
   – Не знаю, – сказал он. – Просто бомба. Бабах – и все!

   …Костя всю ночь не мог заснуть, ворочаясь на скрипучей сборной армейской кровати. Странно, но правая голова преспокойно дрыхла, посапывая в ухо, временами причмокивая и всхрапывая.
   Наконец, он отбросил грубое, пахнущее прелым и пылью, одеяло и тихонько встал. Правая голова забормотала во сне что-то невнятное. Не обращая на это внимания, Костя подошел к кровати, на которой, свернувшись калачиком, опасно повиснув на самом краю, спал Тема. Одна его рука свешивалась к полу. Несмотря на сон, она крепко сжимала белый камешек.
   Остальные четыре камня лежали тут же, на полу. Костя встал на одно колено. Его взгляд притягивал лишь один камень – синий. Он поднял его и вгляделся в мерцающую синюю глубину…
   И вдруг что-то произошло. Будто бы синяя поверхность внезапно разрослась и окутала его, окатив волной мокрых синих брызг. Дыхание у Кости перехватило, словно они окунулся в холодные морские воды. Это было неожиданно, приятно и как-то тревожно. Волны удивительной свежести принялись бродить в его душе поднимая на поверхность мутную пену каких-то обрывочных воспоминаний…

   – Как жизнь? Не жмет еще это тело?
   – А?! Что? Кто это?
   Костяк хлопал спросонья глазами, пытаясь понять, откуда доносится голос. Голос показался знакомым. Неприятно знакомым.
   Наконец он увидел стоящего в глубине павильона человека в черном мешковатом балахоне.
   – Э… Д-доминатор? – заикаясь, спросил Костяк.
   Он испуганно покосился на левую голову. И испугался еще больше: Костя с отрешенным выражением лица смотрел на маленький синий камешек, который держал на уровне глаз.
   – Он нас не слышит, – сказал Доминатор, сделав пару неспешных шагов в сторону двухголового Игрока.
   – А… А что с ним? – спросил Костяк.
   – Не все ли тебе равно? – усмехнулся Доминатор. – Какое тебе дело до этого человека, с которым тебя лишь временно объединяет бренное тело? Впрочем, если тебе это действительно интересно, скажу: он любуется своим отражением.
   – Как это?
   – Обыкновенно. Для человека нет в мире интереснее объекта, чем его собственное отражение. Даже самая красивая в мире девушка не привлекает самого мужественного мужчину сильнее, чем его собственное, самое главное в мире «Я». И это замечательно! Потому что позволяет кому-то с легкостью манипулировать этой беззаветной любовью к самому себе. Ведь себе так не хочется в чем-то отказывать, верно?
   – Э-э… Кажется, – пробормотал Костяк.
   – Хочешь сигару? Коньяка?
   Костяк сглотнул.
   – Вижу, что хочется…
   Костяк с удивлением увидел, как перед его лицом появилась рука с наполненной до краев рюмкой. Он не сразу сообразил, что это – рука его собственного тела, та, что была свободна от камня. Жадно припав к рюмке, он мигом проглотил ее содержимое, после чего ощутил во рту сладкий сигарный дым.
   – Ух… – сказал Костяк удовлетворенно. – Так жить можно…
   – Да? – удивленно произнес Доминатор. – Я как раз хотел сказать, что так жить нельзя. Уж не думаешь ли ты, что я буду то и дело наведываться к тебе по ночам, чтобы налить рюмку-другую? Да ты наглец, в таком случае. Хотя, чего от тебя еще ждать? Впрочем, я жду от тебя вполне определенного и как раз по этому поводу зашел в твой безмятежный сон…
   – Так это всего лишь сон? – разочарованно косясь на тлеющий огонек сигары, спросил Костяк.
   – В Игре все относительно, – туманно сказал Доминатор. – Я просто хочу напомнить тебе о нашей договоренности. Мне нужно, чтобы ты вместе с Магистром попал на Черные Земли…
   – Мы разве о таком договаривались? – удивился Костяк.
   – Забыл добавить, – продолжил Доминатор, не обращая внимания на вопрос. – Это нужно прежде всего тебе. Я освобожу тебя от всего чужеродного в этом теле, как и обещал…
   – Это я помню, – оскалился Костяк. – Это было бы здорово…
   – Что ж, – произнес Доминатор. – С тебя Магистр, с меня тело.
   – Но… Но как мы туда попадем, на эти Черные Земли? – недоуменно спросил Костяк, окутываясь дымом. С кончика сигары обрушилась на пол длинная «колбаска» пепла.
   – Вот именно поэтому я здесь, – кивнул Доминатор. – Слушай меня внимательно…

   Костя проснулся и понял, что лежит на полу. Он сел и недоуменно огляделся.
   Странно. Он чувствовал себя слегка пьяным, и на языке вроде бы был коньячный привкус, и неприятные утренние ощущения курильщика… Что за чертовщина?
   Он покосился на правую голову. Та мирно посапывала там, где была уже несколько последних, удивительных дней. Надо же – а ведь он, вроде, привык уже к своему новому естеству! И «паразитарная» голова его совсем уже не раздражает. Видимо, это было странное анестезирующее свойство Игры – нормально относиться ко всему сверхъестественному. Там, в обычном мире, он давно сошел бы с ума…
   В своей руке Костя обнаружил синий камешек Азарта – из странного Теминого игрального набора. С этим камешком были связаны какие-то волнующие сновидения. Но, как это и бывает со сновидениями, они успели позабыться робко проникающим в решетчатое окно утренним светом. Да, света в этом мире явно не хватает. Но Костя уже успел привыкнуть и к вечному полумраку: конечно, затмение вызывает некоторый дискомфорт, но вкупе со второй, довольно хамовитой, головой кажется совсем уж пустячным делом.
   За окном пискнули репродукторы, разнесся неизменный утренний марш. Под басовитое трубное гудение подняли странный флаг, сшитый из кожаных лоскутьев. Через некоторое время сотни глоток пророкотали «ура!», раздался грохот сапог. Безумный парад продолжался.
   – Когда же это закончится? – пробормотал Костя.
   – Никогда, – сказали ему прямо в ухо спокойным ровным голосом.
   Костя чуть не вскрикнул от неожиданности: на него, прямо в глаза, обдавая тяжелым дыханием, немигающим взглядом глядела вторая голова. Черт, она ж только что спала! Неужто притворялась?!
   – Фу-х, – дрогнувшим голосом произнес Костя. – Напугал…
   – Ну, прости, брат! – кривляясь, сказал Костяк, и Костя облегченно вздохнул: все вроде, вернулось на подобающие места. – Просто думал всю ночь, прикинь! Думал и думал – как нам отсюда сбежать? И придумал, кажется…
   – Да, ну, – с сомнением произнес Костя. – Ты? Придумал?
   – Да, – Костяк хитро подмигнул. – Это очень хитрый план, братан!
   – Ну и в чем же он заключается, если не секрет?
   – Погоди, не гони лошадей, скоро все узнаешь.
   – Ну-ну…
   Костя не очень-то доверял своей правой голове. Однако решил, что все дело в слегка нетрезвом состоянии, которое посетило его утром. Мало ли что может нести пьяная паразитарная голова с устойчивыми уголовными наклонностями?
   Костя потянулся и, подойдя к железной кровати Темы, принялся тормошить того за худое плечо, приговаривая:
   – Вставайте, граф, вас ждет симпатичная графиня… Подъем, говорю, завтрак проспишь…
   Кормили пленников однообразно, но регулярно. И минут через десять знакомо щелкнула щеколда и открылась массивная дверь. В помещение вошел солдат, который обычно приносил пищу и выводил арестантов на прогулки. Видимо, эту должность он занимал вследствие непригодности к строевой службе: у него было напрочь оторвано правое крыло, а лицо и руки покрывали жуткие следы ожогов. В других обстоятельствах это зрелище, наверное, отбило бы всякий аппетит. Но в здоровом состоянии солдат, наверное, выглядел бы еще ужаснее.
   Прихрамывая и звеня связкой ключей, тюремщик подошел к имевшему здесь место столу и с грохотом поставил на него зеленый блок из двух бачков – с кашей и чаем. Рядом, оказали сложенные вместе жестяные миски, кружки и алюминиевые ложки.
   Костя хотел было, как обычно, сдержанно-вежливо поблагодарить солдата, хоть и враждебной группировки, но вполне лояльного к пленникам, но неожиданно заголосил Костяк. Он заорал громко, истерично, вызвав у Кости некоторую оторопь, из-за которой не удалось пресечь этот предательский акт в зародыше.
   А кричала правая голова следующее:
   – Гражданин военный! Прошу передать Генералу: я хочу сделать важное признание! Срочно! Если вы не поторопитесь – может быть поздно! Умоляю – пусть Генерал выслушает меня! Вам, всему вашему Войску грозит опасность!
   – Что ты несешь? – упавшим голосом спросил Костя. – Что это за бред? Ты понимаешь, что за эти слова придется отвечать?
   – Я за все отвечу! – не унимался Костяк. – И ты ответишь! Ты и Магистр – я вас обоих выведу на чистую воду!
   – Заткнись дурак!
   – Сам заткнись!
   Солдат довольно равнодушно выслушал эту перепалку и вышел.
   От крика маленький Тема проснулся окончательно и теперь сонно одевался. Вертясь на месте, он тщетно пытался попасть рукой в непослушный рукав полосатого джемпера с какими-то мультяшными персонажами на спине.
   Костя некоторое время пытался понять, что задумала его вторая голова. На его вопросы Костяк лишь хитро улыбался, приговаривая: «сейчас, сейчас…». Что значило «сейчас», Костя не понимал, и это непонимание его бесило. Его вторая голова определенно была пустой – какие же мысли могли в ней родиться? Нет, эта утренняя истерика не доведет их до добра…
   Последствий утреннего скандала долго ждать не пришлось. Снова распахнулась дверь, и в помещение вошел конвой из четырех крепких крылатых солдат. Им не пришлось даже ничего говорить: Костя молча кивнул, взял за руку Тему и встал между солдатами. Тема все еще боролся с рукавом, и Костя машинально помог ему, всунув мальчишку в джемпер надлежащим образом. Двинулись налегке: рюкзак с его вещами и небольшой толикой вещей Магистра у него отобрали еще при пленении. Что ж, идти от этого, действительно, стало только легче…

   Генерал хмуро смотрел на Костю. Точнее – на его правую голову, которая имела неприятное свойство нести неподконтрольную Косте чушь. Помимо генерала здесь, в штабе, было несколько вполне демонических старших офицеров. Крылатая фраза про «черных полковников» была бы здесь как нельзя более уместна: многие действительно были полковниками, и все – совершенно черными, будто их хорошенько прокоптили в преисподней, что, в свою очередь, добавляло к слову «черный» еще немного мистики. И все эти злые и подозрительные монстры выслушивали сейчас провокационные речи взбесившейся головы с уголовными наклонностями.
   – Я должен сделать заявление! – с волнением в голосе торопливо говорил Костяк. – Я не мог сказать этого раньше, так как боялся мести левой моей головы. Она могла задушить меня во сне – я ведь не могу сопротивляться…
   – Да что ты городишь, осел? – вступал в этот бредовый монолог Костя. – Ты вообще, в своем уме?!
   – Пусть говорит! – свирепо отрезал Генерал, и Костя прикусил язык. Генерал по-прежнему вызывал в нем совершенно непреодолимый страх.
   – Я хочу признаться в том, какова была истинная цель нашего задания! – таинственным голосом сказал Костяк.
   – Какого такого задания? – еще больше насупился Генерал. Глаза его, засветились ярче, зрачки сузились еще сильнее, превратившись в узкие черные полоски.
   Офицеры напряженно переглядывались, некоторые подались вперед, словно собирались внезапно броситься на пленников и разорвать их своими когтями.
   – Нас подослали, чтобы вы сами привели нас в свой лагерь, – сказал Костяк и сделал многозначительную паузу.
   – Ну?! – прорычал Генерал. – Дальше!
   – Вот мы и здесь, – усмехнулся Костяк. – Половина задания выполнена. Осталось только взорвать бомбу…
   – Что?!
   – Взорвать. Бомбу, в смысле…
   – Какую бомбу? Где она?
   – Вот! – сказал Костяк и ткнул пальцем в сторону испуганного Темы.
   – Не понял… – протянул Генерал, и его крылья нервно хлопнули за спиной – тот сидел на табурете, без спинки.
   – Ведь вы прослушиваете разговоры в нашей камере?.. Э-э… комнате?
   Генерал недоуменно посмотрел на своих подчиненных. Костя в в свою очередь недоуменно посмотрел на голову, которая все более явственно становилась лишней. Тема соответственно недоуменно смотрел на все вокруг. Ему просто хотелось спать.
   – Принесите записи этой ночи, – предложил Костяк.
   Генерал наградил Костяка недобрым взглядом и кивнул одному из офицеров.
   «…Не знаю. Просто бомба. Бабах – и все!»
   Эта фраза, произнесенная маленьким Магистром, была одной из немногих хорошо различимых на скрипящей шумами записи.
   – Магистр – и есть бомба, – торжественно заключил Костя». – Не знаю, как она действует, даже не спрашивайте. Но часики тикают, и, как сказал этот мальчишка, скоро будет «бабах – и все!..»
   – Кто прислал вас? – резко спросил Генерал – Гномы?
   – Не-ет… – презрительно поморщился Костяк. – Зачем это им? Гномы – всего лишь часть плана.
   – Так кто?
   – Черный Риэлтер.
   Наступила тишина. Мрачная и долгая. Костя все еще не понимал странного замысла своей второй головы. А то, что это был именно замысел, а не спонтанный всплеск эмоций – становилось очевидно. Эта голова на поверку оказалась не такой простой, как казалось. И как этого хотелось бы.
   – Так… – бесцветно произнес Генерал. – Тогда все сходится…
   Многие из офицеров понимающе закивали. Видимо Костяк попал в точку, задев какие-то незримые нити, управляющие поведением военных. Косте даже подумалось: Генерал остался удовлетворен услышанным, будто специально ждал таких слов.
   – Как активируется бомба? – спросил Генерал, с новым интересом глядя на Магистра.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация